святитель Филарет Черниговский (Гумилевский)

§ 143. Он – епископ.

Если не легко было для Григория принять сан пресвитера, то каково было для него, когда друг его Василий (в 372 г.) посвятил его в епископа Сасима – бедного и нездорового городка – предмета споров между двумя архиепископами! В сем случае для одного все казалось возможным, чего бы ни требовали нужды Церкви; другой, которого душа стремилась всего более к беседе с одним Господом, находил для себя слишком тяжким терпеть пытку людских страстей и скорбей, с телом притом больным563. Григорий отказался от Сасимы564 и по просьбе отца согласился помогать ему565; а в помощь другу, с опасностью для себя, рукоположил епископа для города Доары566. Для паствы назианской нужен был Григорий и он был отцом для нее, – то утешал жителей Назианза в их тяжких бедствиях567, то мирил градоначальника с ними568. По смерти отца, почтив память его (в 374г.) надгробным словом569, он по слову, данному отцом, недолго управлял паствою назианскою; испросив облегчение от податей для назианзян570 (в 375 г.) удалился в Селевкийский монастырь571.

По смерти Валента (378 г.) Собор Антиохийский пригласил Григория устроить Церковь Константинопольскую более, чем какая-либо другая, опустошенную тогда насилиями еретиков. В одном только храме мог проповедовать Григорий, когда (в 379 г.) явился в столицу империи, да и тот храм посещаем был сперва самым малым числом православных. Все прочее было у ариан, евномиан, аполлинаристов, а всего более у суетного мира572. Но когда стал проповедовать Григорий, бедный храм мало-по-малу становился храмом многочисленного собрания; слушать Григория спешили и суетный мир, и еретики, и иудеи и язычники573. Сильные еретики, против которых гремело слово Григория574, не могли быть покойны; сперва осыпали Григория насмешками и клеветами, потом бросали в него и каменьями575. Злоба их раздражалась успехом проповеди его; – она решилась наконец на неистовства. В ночь на Пасху (21 апр. 379 г.) Григорий совершал в своем храме Крещение новообращенных. Вдруг при свете факелов врывается в храм толпа вооруженных; входят в алтарь и там ругаются над самою страшною святынею, пьют и пляшут, бросают град камней в православных; один епископ извлечен на площадь замертво; Григорий ранен: но он представлял себе образ первомученика и оставался покойным. На утро представили его в суд как разбойника, откуда однако возвратился он без новых оскорблений576. Его решимость жертвовать всем для веры и ничем для себя, его терпение и кротость поражали сердца сильнее оружий; слово его было резко; но сему слову открывала в сердца жизнь его: в столице полвселенной пища его – была пища пустыни; одежда – одежда нужды; обхождение – простое, близ двора – ничего не искал он у двора577. И слава Григория распространялась по Востоку и Западу. Врагам своим он платил двумя Словами о мире и потом знаменитыми словами о Богословии578. Между тем готовился самый тяжкий удар сердцу его. Во время болезни его, тот, которого он считал своим другом, философ Максим, тайно и вместе нагло посвящен был в самом Константинополе на место Григория: но народ с бесчестием выгнал Максима579; глубоко пораженный коварством и неблагодарностью людскою, Григорий решился оставить беспокойную столицу; но верная паства его, узнав о намерении его, удержала его на кафедре580. Благочестивый Феодосий прибыл (24 нояб. 380 г.) в Константинополь и подтвердил (28 фев. 380 г.) указ свой против еретиков, возвратил православным главный храм столицы, куда торжественно сам ввел Григория. Для Григория не могло быть радости более радости о Торжестве Православия581. На жизнь Григория сделано новое покушение, но убийца явился к Григорию в слезах раскаяния; нива Божия становилась чище и чище, – Григорий ревностно удобрял ее наставлениями своими582. В 382 г. на Соборе Вселенском Григорий утвержден в сане епископа царственного града, и по смерти Мелетия оставался председателем Собора583. Во время заседаний Собора, он всего более заботился о мире Христовом, но мира не было; он предлагал признать Павлина епископом Антиохийским, – согласно договору Павлина с Мелетием584. Но молодость не хотела ни в чем слушать старца. Когда же прибыли на Собор те, которые и прежде действовали в пользу Максима против Григория: неудовольствия на Григория обратились в явное восстание против Григория; его не хотели считать епископом Константинополя. В сонме пастырей много было мужей, не разделявших желания страстей. Но Григорий решился пожертвовать собою для покоя Церкви. «Пусть буду я пророком Ионою! не виновен я в буре, но жертвую собою для спасения корабля. Возьмите и бросьте меня... Я не радовался, когда восходил на престол, и теперь охотно схожу с него». Так сказал он Собору; и в том же духе объявил желание оставить столицу Императору. Чтобы отклонить всякий повод к смятениям и раздорам, он еще раз явился на Собор, и в прощальном Слове изобразив труды свои для св. веры в столице, просил себе в награду одного – отпустить его с миром. Менее трех лет сиял Великий Светильник на кафедре Константинопольской: но как много разогнал он мрака! Другие не разогнали бы столько в продолжение нескольких десятков лет!585.

От паствы всемирного города Григорий обратился к бедной назианской пастве, все еще остававшейся без пастыря, – и плененной аполлинаристами; он озаботился об устроении ее, назначил для нее в епископа благочестивого Евлалия586; а до поставления его поручил надзор пресвитеру Кледонию587, и удалился в Арианз. Дух его не преставал жить и действовать во Вселенской Церкви; он не хотел являться на Соборы, куда приглашали его, но из любезного ему уединения, с прежнею ревностью к истине Христовой, продолжал действовать советами для первопрестольной Церкви588, письмами и песнями священными для всей вообще Церкви. Чувствуя приближение к кончине, он вел в уединении жизнь, самую строгую589. Наконец в 389 г.590 почил тот, коего «и жизнь была, по словам Руфина, как нельзя быть неукоризненнее и святее; и красноречие, – как нельзя быть блистательнее и славнее; и вера, – как нельзя быть чище и правильнее, и ведение самое полное й совершенное»591.

* * *

563

В Слове на посвящение: «Опять помазание на мне и опять сетующий хожу». И укоряет друга в пренебрежении дружества. Orat. 9, ар. Billi. 7. Вскоре за тем говорено Слово «в присутствии Григория Нисского». Ort. II, ар. Bill. 6. А пред тем в Слове «на поставление в епископа» – так отзывался о Василии: «ты не позволил себе предпочесть дружество Духу: но как меня, может быть, предпочитаешь другим, так Духа много предпочитаешь мне». Orat. 10. Сл. Carmen, de vita sua p. 7, 9. Orat. 20, p. 356. Orat. 7, p. 142.

564

К тому расположили и самые обстоятельства: от Анфима получено письмо, где не только осыпали Григория бранью, но грозили ему многим. Epist. S. Gregorii 33, стих. о своей жизни 6, 17, 22.

565

Когда отец престарелый поручил Григорию управлять церковью, говорено Слово 8, ар. Billi. 42 ар. Clemen.

566

Слово 13. Clemen. В помощь Василию, осыпаемому клеветали (см. о Василии прим. 43) говорено Слово «в Василиде» – о нищелюбии – Слово 14.

567

Слово 15 по случаю града и предшествовавшего тому мора.

568

Слово 17 «к назианзянам трепещущим от страсти и к разгневанному префекту».

569

Слово 18.

570

Писаны о том письма Ер. 166–168 и говорено Слово 19. Clemen.

571

Отсюда писал он письма к Григорию Нисскому 68–70, изливая в одном из них скорбь свою о смерти Великого Василия († 379) сл. ст. о своей жизни 6, 22.

572

Слово 36, § 2. Сл. 26, § 17, стих, о своей жизни 6, 23–26.

573

Orat. 42, § 2. Сон о храме Анастасии 4–329.

574

В это время говорены Слова: а) в похвалу священномуч. Киприана, оно говорено пастве, известной для пастыря только с недавнего времени. Слово 24 б) в похвалу Герону (Максиму), страдавшему от ариан. Сл. 25, сл. Иеронима de vir illustr. 118.

575

Orat. 23 (25) § 5. Orat. 20, § 5 о своей жизни 6, 26. Ер. 18, р. 689.

576

Epist. 81, р. 839–841. Стихи о своей жизни 6, 26.

577

Orat. 42 (32) § 24. Orat. 26 (28) § 6.

578

О мире Слово 23–22. Первое по надписи говорено в Константинополе, а по содержанию – тогда, как Феодосий вел еще войну с готфами, что было в 379 г. Во втором упоминает об искушениях и поражениях камнями; о состоянии Церкви: «часть ее не подвергалась болезни, часть теперь выздоровела, часть начинает выздоравливать». В заключении говорит, что приготовляется к обширному изложению учения о Св. Троице. Последние слова показывают, что за тем следовали слова о богословии.

579

О своей жизни 6, 27, 36. Пред тем говорено: «Слово на прибытие Египетских епископов» – тех самых, которые прибыли с тайными намерениями посвятить Максима и о прибытии которых св. Григорий, мудрый для единого Господа, радовался, как о прибытии людей благонамеренных. Слово 34. В след за тем говорено Слово «о догмате и о постановлении епископов» (Слово 20): это показывает и надпись древней рукописи: προς το καταπλοῦν – на приплытие (опис. греч. рук. Норова в Ж. М. Нар. Прос. 1836 г.) и самое содержание, где предлагается учение о Св. Троице (как свидетельство о Григории для епископов).

580

О своей жизни 6, 37–45. Он удалился только за город и по возвращении говорил Слово 26, а прежде удаления Слово в похвалу М. Мамонта: Слово 44, § 10.

581

О своей жизни 6, 45–50. Сократ. ист. 5, 6, Созомена 1–4. В новом храме говорено слово в праздник мучеников, где говорил о Торжестве Православия.

582

О своей жизни 6, 50. В это время говорены: а) «Слово к тем, которые говорили, что домогался он кафедры»., 36 б) Слово на Слова 19, 1–12, где в заключении сказано о присутствующем императоре. (Слово 37); в) Слово на Рождество Христово (38 Сл.), где Григорий называет себя учредителем пиршества, но пришельцем посреди живущих в том месте, – обличает такие ереси, которые господствовали в Константинополе до Григория; г) два Слова «на Крещение» (39–40): в первом упоминает о Слове на Рождество Христово, говоренном пред теми же слушателями; второе, по словам Григория, служит дополнением первому, д) Слово «на Пятидесятницу» (41), направленное против македониан.

583

Во время Собора говорено похвальное Слово Афанасию Алекс., где говорит о «Соборе в сем великом граде», а в заключении обращается с молитвою к св. Афанасию, – «Если дела идти будут мирно, пасти вместе с ним народ Божий; если же предстанут брани, то шло возвратить (в уединение), или взять к себе». Orat. 21.

584

Тем он надеялся примирить Запад с Востоком и успокоить волнения в Антиохии. См. о Мелетии.

585

О своей жизни 6, 51–65. Стих. 10–12. Слово 42. Из Константинополя отправился он сперва в Кесарию, где говорил похвальное слово Василию. Orat. 43.

586

Стих, к самому себе: Εις εαβτον, где аполлинаристы названы σαρκολατραι 6, 88–91. Письмо 146–142, к Григорию Нисск.

587

В 1-м письме к Клеодонию говорит о себе, что он проповедовал здесь и вдали, письменно и изустно, с опасностями для себя. В Назианзе говорено 2-е Слово на Пасху (45). В письмах к Кледонию против аполлинаристов он упрекает Кледония за то, что тот не доносил ему о беспорядках в Церкви, вверенной ему – Кледонию.

588

К преемнику своему Нектарию писал он письмо, где убеждал действовать для утверждения мира в Церкви и против аполлинаристов 4, 191. В 383 г. убеждал он в письмах консулов Постумиана и Сатурнина употребить все старание на новом Соборе об окончательном низложении еретиков 6, 250–253.

589

5, 196–199.

590

Иероним De vir. illustr. § 117.

591

Prolegom. ad. Orat. Gregorii. Память св. Григория янв. 25 и 30.


Источник: Историческое учение об отцах церкви : [В 3-х т.] / [Соч.] Филарета, архиеп. Черниговского и Нежинского. - Санкт-Петербург : тип. Академии Императорских наук. 1859. - 2 т. - 384 с.

Комментарии для сайта Cackle