святитель Филарет Московский (Дроздов)

Нечто о ращении волос

Некоторые спрашивают: «Священнослужители и монашествующие в православной Церкви имеют правилом растить волосы не в противность ли наставлению Апостола Павла?»

Чтобы на этот вопрос дать основательный ответ, надо вникнуть в слова Апостола.

Он пишет: «Или и не самое естество учить вы, яко муж убо аще власы растить, безчестие ему есть; жена же аще власы растить, слава ей есть? Зане растение власов вместо одеяния дано бысть ей» (1Кор. 11, 14, 15).

Это изречение Апостола не есть заповедь, а только указание на природу и последующий природе обычай. Выше (ст. 4. 5.) написал он заповедь: «Во время молитвы, муж не должен иметь покрытую, а жена открытую голову». Для убеждения ко исполнению этой заповеди он указывает на природу и последующий природе обычай. Следственно, если муж растит волосы: то он не заповедь нарушает, а только от обычая отступает.

Обычай не то, что закон или правило. Закон или правило есть, в целом обществе или особенном роде людей, образ действования, предписанный всем. Обычай есть образ действования, по преданию, не строго обязательному, и по подражанию, принятый большинством. Нарушающий закон становится виновным. Отступающий от обычая может оставаться невинным, а при особенных обстоятельствах может даже заслуживать одобрение.

Что бы ни говорила та своевольная образованность, которая хочет уравнять права мужского и женского пола: показание природы не благоприятствует этому.

Мужу дано больше силы, жене меньше: признак, что тот может защищать ее, и начальствовать над ней (ибо своевольного нельзя защищать), а эта может нуждаться в его защите, и для того повиноваться ему.

Мужу дано больше смелости, жене больше стыдливости: признак, что муж назначен к деятельности, более открытой, а жена более к деятельности сокровенной домашней.

Подобно этому в том, что жене даны длинные волосы, Апостол находит признак, или намек природы на то, что она должна быть покрыта. Длинные волосы могут покрыть часть наготы её: – «растение власов вместо одеяния дано бысть ей».

Но как во время труда длинные распущенные волосы становятся препятствием: то нужда приводит к тому, что их заплетают, обвивают около головы или кладут на голову; а для удержания их здесь становится нужна повязка или полотно на голове. Так основывается обычай; и когда жена исполняет скромный обычай, она заслуживает одобрение, – «слава ей есть».

Волосы мужа обыкновенно не так длинны и не представляют мысли об одеянии. Но и они препятствуют во время труда, падая на лицо и на глаза; и муж, более нежели жена, сильный рассудком и смелый, решительнее и короче освобождает себя от препятствия, отсекая лишнюю часть волос. Как это нужно для всех трудящихся: то естественно делается общим обычаем. И если бы кто, в противность общему обычаю, отрастил длинные волосы, и пришел в общество, по общему обычаю остриженному: то конечно подвергся бы порицанию и осмеянию; – «безчестие ему есть».

В славе и одобрении жены, растящей волосы и покрывающей главу, есть нечто существенное и основательное: именно, нравственная мысль о скромности. Напротив того, в стрижении мужем волос по общему обычаю, нет никакой нравственной мысли: и потому бесчестие или осуждение мужа, не стригущего волосы, есть только обычное людское мнение без существенной истины и без глубокого основания.

Таким образом есть более обязательности в обычае, чтобы жена растила волосы, и покрывала голову, нежели в обычае, чтобы муж обрезал волосы. И потому этот последний обычай удобнее допускает исключения.

Есть исключительные обстоятельства, в которых ращение волос мужем имеет более достоинства, нежели стрижение. Последнее обычно; а первое иногда священно. По Божественному установлению назорей растил волосы в продолжении обетного времени; и о нем сказано: «Свят будет растяй власы главы своея» (Числ. 6, 5). И сам Апостол, писавший против власоращения мужа, по снисхождению к христианам из Иудеев, еще неотрешившихся от Моисеева закона обрядов, подчинился закону назорейства, когда остриг главу в Кенхреях (Деян. 18, 18), что было началом назорейского власоращения, или возобновлением, по случайном нарушении обета (Числ. 6, 9).

Еврейский назорей был прообразом Христа (Матф. 2, 23). И Христос Спаситель, соответствуя прообразу , и объясняя оное самим видом своего лица , по типу назорейскому, не стриг волос. Это показывают издревле иконы Его, начиная от нерукотворного Образа.

Очень естественно, что последователям Христа Спасителя, и тем более служителям веры по особенному призванию, вожделенно было подражать Ему не только в духовном, но и во внешнем. Отсюда власоращение принадлежащих к клиру, подвижников, монахов, конечно менее свободное в века гонений на христианство, нежели в последующие века безопасности. Оно видно в древних изображениях святых, написанных по очевидной известности, или по верному преданию. Ульпий римлянин ( в греческой рукописи, хранящейся в Синодальной библиотеке) в описании телесного образа некоторых святых пишет, что святой Дионисий Ареопагит и святой Кирилл иерусалимский имели длинные волосы, а св. Василий Великий имел волосы несколько подстриженные, вероятно, в отвращении затруднения от длины их.

Приемлемых в монашество и в клир, подстрижение на высоте головы не противоречит власоращению. Это совсем не то, что простой, часто природой, часто нуждой указанный, домашний и гражданский обычай стричь волосы. Это церковное благословление и символ. Что такое волосы? – Световые лучеобразные истечения из головы, облеченные в соответственную им внешнюю форму тонкого, бесколенного, гибкого тростника. Поэтому волосы суть близкий образ и символ человеческих мыслей. Подстрижением на приемлемом в клир или в монашество полагается знамение, что он должен отсечь плотские и мирские мысли. За этим, получившая благословение глава пусть обильно растит волосы новые – помышления духовные, чистые и святые.

Но и всякому, вместо того, чтобы состязаться о ращении и стрижении волос, не лучше ли позаботится о том, чтобы отсекать у себя мысли плотские и мирские, и возвращать помышления духовные, чистые и святые?


Источник: Нечто о ращении власов. / Филарет, митр. Московский и Коломенский, свт. Прибавления к Творениям св. Отцов, 2 №19 (1860) 5. Раздел: II. Учение христианской нравственности. 241—245 с.

Вам может быть интересно:

1. О стологадании святитель Филарет Московский (Дроздов)

2. Святые южных славян святитель Филарет Черниговский (Гумилевский)

3. Слова и речи говоренные в разные времена святитель Филарет (Амфитеатров), митрополит Киевский

4. Слово о перенесении из Самофракии в Сигриану священных мощей святейшего чудотворца отца нашего Феофана преподобный Феодор Студит

5. Похвальное слово Пресвятой Богородице (фрагмент) святитель Феофан III, митрополит Никейский

6. Сборник слов посвященных Богоугодной жизни вообще святитель Феофан Затворник

7. Послание находящимся на покосе преподобный Паисий (Величковский)

8. Послание православному Крита святитель Симеон Солунский

9. Слова, сказанные Воронежской пастве святитель Тихон Задонский

10. Диалог схоластика с Симеоном Новым Богословом преподобный Симеон Новый Богослов

Комментарии для сайта Cackle