святитель Филарет Московский (Дроздов)

271. Слово в день рождения Благочестивейшего Государя Императора Николая Павловича

(Говорено в Успен. Соборе июня 25; напечатано в Тв. Св. От. 1852 г. и в собр. 1861 г.)

1852 год

Приближи ко Господу дела твоя и утвердятся помышления твоя (Притч. XVI. 3).

Вот одна из притчей Царя Соломона, которыЕ он, по собственному его сказанию, написал для того, чтобы человек мог «познати премудрость и наказание, ...уразумети же правду истинную» (Притч. I. 2–3), то есть, посредством основательного наставления узнать истинную добродетель и ею направить жизнь к блаженству.

Почему сия притча пришла мне на мысль для настоящего слова, вы усмотрите вскоре: но прежде всмотримся в притчу.

Приближение к Богу, по благотворному намерению Творца, соответственно потребности существа сотворенного по образу Божию, есть для человека истинная и законная цель стремления на поприще жизни. Сотворенный по образу Бесконечнаго, человек не удовлетворяется конечным: и если гоняется за тем, что ему представляется желательным в тварях, то, и по достижении желаемого, не остается довольным, вскоре находя оное для себя маломерным и недостаточным. Ум, сотворенный по образу Бесконечного, только вечною истиною может утолить жажду ведения. Сердце, сотворенное по образу Бесконечного, только бесконечным благом может насытить алчбу благополучия и блаженства. Так, конечно, мыслил Царь-пророк, когда взывал к Богу: «насыщуся, внегда явитимися славе Твоей» (Псал. XVI. 15). Посему и увещавает другой Пророк: «приближайся к Богу своему присно» (Ос. XII. 6). И Апостол поощряет к сему обещанием облегчающей сие взаимности: «приближитеся Богу, и приближится вам» (Иак. IV. 8).

Но как может человек приближиться к Богу – невидимому и непостижимому? Очевидно, не может лететь, как скоро пожелает, всем существом своим от земли на небо, из видимого в невидимое: а может и должен направлять к Богу движения своих сил и способностей, преимущественно ознаменованных образом Божиим, не связуемых телесным, не ограничиваемых пространством; может и должен устремлять к Богу помышления и желания, приближаться к Богу умом и сердцем, созерцанием и молитвою, верою и любовию.

На сем правом пути встречаются затруднения, которые происходят частию от прирожденного повреждения нашей природы, удобно простирающегося и на наш произвол, частию от приражения сил, действующих вне нас, также поврежденных и уклоненных от благустроения Творческого. Хотя мы сознаем, что мы властны думать, о чем хотим: однако не случается ли, что, воскриляя помышления наши к Богу, не можем долго и постоянно удерживать их на высоте, что оне, то как бы ненарочно ниспадают, то, даже вопреки нашим усилиям возвысить их, низвергаются долу, на предметы низкие, суетные? Хотя чувствуем, что не какая-либо посторонняя сила движет наши желания, а мы сами произвольно простираем их к тому или другому предмету: однако не случается ли, что направляя желания наши к благам духовным, небесным, вечным, мы испытываем сильное противоборство других желаний, которыя влекут нас к предметам земным, тленным, к удовольствиям чувственным, и ослабляют и задерживают наше стремление к Богу?

Против таких и подобных затруднений хочет подать нам помощь притча, которая предлагает приближить к Богу дела наши, и обнадеживает, что чрез сие утвердятся помышления наши. «Приближи ко Господу дела твоя, и утвердятся помышления твоя». В самом деле, можем ли мы не колеблясь приближаться к Богу нашими помышлениями, желаниями, духом, когда небрежем о соответственном сему направлении наших дел? Хотя дух должен быть сильнее плоти, – «дух ...бо бодр» по самому естеству, «плоть же немощна» по естеству ее (Мк. XIV. 38): однако может ли иметь полную силу духовная мысль, когда ей противоборствуют чуждые духовного направления дела, с которыми соединена сила таких же мыслей и желаний, произведших оные, и, в случае учащения оных, и сила привычек и пристрастий? Итак, если желаешь нехрамлющими и неколеблющимися стопами приближаться к Богу и твердо предстоять Ему в богомыслии, в молитве, в вере, в любви: то старайся всем делам твоим дать духовное направление, одушевляя их мыслию, стремящеюся к Богу. «Приближи ко Господу дела твоя, и утвердятся помышления твоя».Спросишь ли: как могу приближать к Богу дела свои? – Я уже сказал: одушевляя их мыслию, устремленною к Богу.

Не говорю теперь о делах беззаконных и злых: их нельзя приближить к Богу; их должно всею силою воли отражать и отвергать, как удаляющие от Бога.

Говорю о делах добрых, или по крайней мере безвинных, обыкновенных в жизни, но не представляющихся в непосредственном отношении к Богу; подвизайся не делать их в забвении о Боге, по своеволию, по прихоти, по страсти; потому что чрез сие удаляешь их от Бога, и они, приметно или неприметно, удаляют тебя от Бога.

Если, например, хочешь благотворить ближнему, не делай сего для славы или почести, потому что чрез сие приближаешь свое дело к людям, а не к Богу; не делай сего без внимания, без мысли и чувства, потому что такое дело будет без жизни, и следственно без движения к Богу; подай твою лепту нищему с сердечною мыслию о Рекшем: «будите... милосерди, якоже и Отец ваш милосерд есть» (Лук. VI. 36), и твоя лепта пойдет чрез нищего к Богу, и тебя поведет к Богу.

Если призываешься к делам звания и служения общественного: не ищи возбуждения твоей ревности в желании наград и в надежде возвышения над другими; найди для себя движущую силу в мысли, что должностное в обществе лице «Божий ...слуга есть ...во благое» (Римл. XIII. 4); служи Царю и царству верою и правдою, чтобы тем принести службу Богу, и твои дела для Отечества земного будут приближать тебя к Отечеству небесному.

Если трудишься для потребностей и благосостояния земной жизни: берегись поставлять себе целию то, чтобы наконец сказать с богачем притчи: «душе, имаши многа блага, ...яждь, пий, веселися» (Лук. XII. 19): притча уже сказала, что это путь безумия и ведет ко внезапной погибели. Возьми себе в руководство Апостольское слово: «есть... снискание велие» – великое приобретение – «благочестие с довольством» (1Тим. VI. 6), и учись "богатеть в Бога" (Лк. 12:21) правдою приобретения, умеренностию в употреблении приобретенного, служением от избытка твоего, а иногда и от скудости твоей, нуждающимся ближним.

"Аще ...ясте, – говорит Апостол, – аще ли пиете, аще ли ино что творите, ...в славу Божию творите» (1Кор. X. 31). Примечайте, как и то дело, которое чревоугодника унижает до самых низких между бессловесными, благоразумный может одушевить возвышенною мыслию и, по выражению Соломона, "приближить ко Господу». Видишь ли дело, которое надобно начать: прежде нежели введешь оное в область событий, приближи оное к Богу молитвою о благословении на его начатие, о помощи для его совершения.

Смотришь ли на дела, которые ты уже совершил с успехом, с достоинством, с пользою для себя и других, со славою; не приближай их слишком к себе, не питай ими своего самомнения; приближай их к Богу, исповедуя над ними благость Его Провидения, вознося к Нему фимиам благодарного сердца.

Сие последнее значение и применение притчи Соломоновой ныне особенно, к утешению и назиданию, мы можем видеть в живом, величественном действии.

От начинающегося ныне нового лета жизни Благочестивейшего Самодержца нашего обращаясь к лету прошедшему, там видим мы день, на который с ожиданием смотрели дни предшествовавшие, на который с благоговением смотрят и смотреть будут дни последующие. Это день, в который совершилось Его двадесятипятилетие в качестве Богом венчанного и помазаннаго Царя. Сколько воспоминаний приносил Ему сей день о подвигах и достопамятных делах, которые он совершил, ко благу Церкви и царства, в войне и мире, в законодательстве и управлении, в возвышении благоустройства званий и состояний, в излиянии милостей и щедрот, в призрении страждущего и беспомощного человечества, в облегчении неотразимых человеческою силою частных и общественных бедствий, в укрощении бурь и волнения моря народов, иногда единственно Своею личною непоколебимостию и силою духа! Как же торжествовал Он сей день? Чем ознаменовал сии воспоминания? Дух Его вознесся превыше всякой торжественности земной: Он "приближил ко Господу дела Свои». С совенчанною Супругою и собором второго и третьего рода Своего семейства, на крилах огня Он перенесся из Своей новой в Свою древнюю столицу единственно для того, чтобы принести Богу фимиам благоговеющего и благодарного сердца в том самом храме, в котором приял от Него священное венчание и помазание. Торжество, бесспорно, самое высокое! Потому что восходит непосредственно к Богу. Торжество в высшей степени радостное! Потому что радость в нем небесная.

Праведно, Россия, ты нарицаешь Царя своего благочестивейшим. Радуйся о сем, и храни для себя свою радость, непрестанно подвизаясь и сама быть достойною наименования, которым Его украшаешь. Подвизайся быть и пребыть деятельно благочестивою, "приближая ко Господу дела» твои, живою верою и неуклонным последованием заповедям Его, да возможешь с твердою надеждою взывать к Нему пророческим гласом: «тогда не постыжуся», не поколеблюся, утверждуся в силе и славе, «внегда призрети ми на вся заповеди Твоя» (Псал. CXVIII. 6). Аминь.



Источник: «Сочинения Филарета, митрополита Московского и Коломенского» в пяти томах (1873, 1874, 1877, 1882, 1885) – М., типография А. И. Мамонтова и К° (М., Леонтьевский переулок, № 5). Раздел «Библиотека» сайта Троице-Сергиевой Лавры

Комментарии для сайта Cackle