митрополит Георгий (Ярошевский)

Демонические болезни. Богословско-психологический очерк

В наших канонических евангелиях часто повествуется об одном очень интересном и весьма распространенном во время земной жизни Господа Иисуса Христа явлении – бесновании. Евангелисты часто говорят об исцелении Спасителем, вместе с другими, больных бесноватых (δαιμονιζόμενοι, habentes daemones). Так, по повествованию евангелистов, в Капернауме привели к Иисусу бесноватого, и Он изгнал духа словом и исцелил больного (Лк. 4:31–36, Мк. 1:23–28). Там же приводили к Иисусу и других больных, в том числе и бесноватых и лунатиков и Он исцелил их (Мк. 1:32–34; Лк. 4:40–42). В стране Гадаринской или Гергесинской Иисуса Христа встречают два бесноватые, вышедшие из гробов (Мф. 8:28; Лк. 8:27–33). По рассказу евангелиста Марка особенно был страшен один из них: «никто не мог связать его даже цепями...; многократно был он скован оковами и цепями, но разрывал цепи и разбивал оковы, никто не в силах был укротить его; всегда ночью и днем, в горах и гробах, кричал он и бился о камни» (Мк. 5:3–5). После исцеления кровоточивой женщины Господь Иисус Христос исцеляет немого бесноватого (Мф. 9:31–33). Дочь хананеянки, «жестоко бесновавшаяся», исцеляется по слову Спасителя (Мф. 15:22–28; Мк. 7:24–30). После преображения Иисус Христос исцеляет бесноватого, который часто бросался в огонь и в воду и которого не могли исцелить ученики Спасителя (Мф.17:15–18; Лк. 9:38–42). Словом, по повествованию евангелистов, в Палестине во время земной жизни Спасителя было много бесноватых. Эта болезнь была одной из распространеннейших болезней того времени, как бы эпидемической болезнью. Вследствие этого, Спаситель, посылая своих учеников на проповедь, дал им власть над нечистыми духами, чтобы они изгоняли их (Мф.10:1; Лк.9:1). И св. Апостолы пошли и проповедовали всюду, изгоняли многих бесов и по возвращении с радостью говорили Спасителю: «и бесы повинуются нам о имени Твоем» (Лк. 10:17).

В виду необычности и исключительности явления беснования в настоящее время, невольно возникает вопрос, как представлять себе это явление, о котором так часто говорят евангелия, что это за болезнь?

Одним из распространеннейших взглядов на беснование, особенно среди ученых рационалистического направления, является тот, что беснование времен Спасителя не было какой-либо необыкновенной болезнью, объяснявшеюся сверхъестественным влиянием злых духов, – это была обыкновенная нервная болезнь, например, буйное умопомешательство, падучая или другая подобная болезнь. Если называли подобные болезни в то время беснованием, то это объясняется тем, что люди тогда были суеверны и все поразительные явления психического и нервного расстройства приписывали влиянию злой силы – демонам. Евангелисты, говорят, смотрели на эти болезни, конечно, глазами своих суеверных современников, чем и объясняются евангельские рассказы о беснованиях и бесноватых1. Так ли это? – Действительно, беснование должно было бы признать простым суеверием в том случае, если бы можно было утверждать, что демонов, бесов не существует. Однако отрицать существование злых духов, это значит отрицать одну из христианских истин, ясно высказанную в евангелии. Это значит отрицать в то же время и градацию злой силы. Если мы признаем существование добрых ангелов, то должны признавать также и существование злых ангелов. Если существует постепенная градация добра с высшими представителями его в лице ангелов светлых и с вершиной в Боге, то должна существовать также и постепенная градация зла с его высшими представителями в лице демонов и с вершиной в князе бесовском. Следовательно, мы не имеем права считать библейское беснование суеверием, выходя из того положения, что бесов не существует. Если так, то нельзя ли признать библейское беснование суеверием на том основании, что хотя демоны и существуют, однако они не могут влиять на человека? Но отрицать возможность влияния злых духов на человека никак нельзя. Когда человек через грехопадение отступил от воли Божией и пошел путем греха, влияние злых духов на человека стало вполне возможным и понятным. Диавол стал князем мира сего и, как князь мира, всячески влиял на греховного человека. Это влияние выражалось в идолопоклонстве, в котором человек, по мысли свв. отцов2, входил в общение с диаволом в колдовстве, волшебстве, магии и тому подобным образом. Все эти явления, как выражения ложно направленной веры, открывали доступ диавола к душе человека. Как истинная и правильная вера открывает доступ к душе человека Богу и добрым ангелам, так ложная и неправильная вера открывала доступ к душе человека боговраждебным силам – диаволу и его ангелам3. До чего иногда доходило влияние диавола на человека, видно из истории Иова, который был поражен слоновьей проказой... После этого, что же странного в допущении мысли, что диавол мог влиять на человека еще особым образом в бесновании? Таким образом, а priori вполне допустима возможность особой болезни беснования, зависящей от влияния демонов. Спрашивается только, вынуждает ли нас что-либо видеть в новозаветных библейских бесноватых и беснованиях особое действие злой демонской силы?

Никто не станет оспаривать того, что сами евангелисты смотрят на беснование, как болезнь, зависящую от особого рода влияния на человека демонов – именно от поселения их в человеке. Бесноватый человек – это человек, в котором обитал демон или демоны: демоны говорили или кричали из человека, производили разного рода действия, узнавали в Иисусе Христе сына Божия (Мф. 8:29; Мк. 5:7; Лк.8:28), высказывали желания, просьбы, просили милости (Мк.5:6) и т.п. Вопрос только в том, правилен ли такой взгляд евангелистов или он объясняется их суеверием? Несомненным для нас должно быть то, что описание евангелистами бесноватых и беснования соответствовало действительности, что они ничего от себя не привнесли. За это ручается согласие евангелистов в повествованиях и их нравственный характер. Здесь мы и находим ключ к правильному решению вопроса о бесноватых и беснованиях. Прежде всего, нельзя не обратить внимания на то, что бесноватые, по повествованию евангелистов, узнают в Иисусе Христе Сына Божия или Святого Божия. Так, капернаумский бесноватый, увидев Спасителя, закричал: «оставь, что Тебе до нас, Иисус Назарянин? Ты пришел погубить нас! знаю Тебя, кто Ты, Святый Божий! (Мк.1:24; Лк.4:34). Гадаринские бесноватые тоже узнают в Иисусе Христе Сына Божия. По повествованию евангелиста Матфея, он закричали: «что Тебе до нас, Иисус, Сын Божий?» (Мф. 8:29). Св. евангелист Лука о бесноватых, исцеленных Спасителем в Капернауме, делает такое общее замечание: «выходили также и бесы из многих с криком и говорили: Ты Христос, Сын Божий» (Лк. 4:41). Таким образом, о бесноватых можно сказать, что они обладали способностью узнавать личность Спасителя. Если бы беснование было только нервной болезнью (умопомешательство, падучая, меланхолия и т.п.), то непонятно, каким образом больные узнавали в Иисусе Христе Сына Божия, Святого Божия. Нельзя же думать, что нервнобольные способны к такому богословскому познанию! Из такой способности бесноватых сразу узнавать в Иисусе Христе Сына Божия или Святаго Божия нужно заключить, что бесноватые не были нервнобольными только людьми, – что беснование это – особого рода болезнь, что в бесноватом, действительно, обитал злой дух или духи, отличающиеся бóльшим сравнительно с человеком ведением, вследствие чего и понятно узнавание в Иисусе Христе Сына Божия со стороны бесноватых.

К такому выводу мы приходим и на основании обстановки некоторых исцелений. Особенно в этом отношении важна обстановка исцеления Гадаринских бесноватых (Мф. 8:28–33). Изгнанные Спасителем из бесноватых бесы (легион) «идоша в стадо свиное: и се устремися стадо все по брегу в море и утопоша в водах» (Мф. 8:32). Гибель свиней в море становится понятной под условием признания, что из бесноватых были изгнаны именно бесы. В противном случае эта гибель непонятна. Нельзя думать, что стадо свиней испугалось крика исцеленных, бросилось с утеса и утонуло4. Исцеленные бесноватые давно обитали в Гадаринской стране, наводя ужас на всех. Они были весьма люты и, по замечанию св. евангелиста Марка, один из них « всегда ночью и днем, в гробах и горах кричал и бился о камни» (Мк. 5:3–5). Однако от криков и конвульсивных движений бесноватых никогда ничего подобного не происходило, а произошло только в момент исцеления. Очевидно, со свиньями случилось нечто необычайное; не криков они испугались, которые и раньше слышали, и не конвульсий и судорог, которые и раньше видели, но почувствовали прикосновение к себе какой-то чуждой, страшной силы, отчего бросились в море и утонули. «Свиньи, справедливо замечает Делич, чувствуя себя объятыми какой-то чуждой силой, бросились в море5». Тем более такое объяснение должно быть принято, что, по замечанию евангелиста Матфея (Мф. 8:30), свиньи находились от бесноватых на далеком расстоянии («далече») и, следовательно, едва ли могли слышать во всей силе крик и видеть со всею ясностью судороги, бывшие при исцелении.

Наконец, что беснование было особенной болезнью, болезнью демонического происхождения, а не нервною только, видно из способа исцеления ее Господом. Господь Иисус Христос изгоняет бесов, запрещает им говорить о себе как Христе (Мк. 1:34), посылает их в стадо свиное и т. д. Нельзя, конечно, думать, что сам Христос был заражен суевериями своих современников. Как Богочеловек, Он был чужд суеверий. Нельзя также думать, что Иисус Христос, исцеляя бесноватых, только применялся к суеверным представлениям народа, считавшего нервнобольных бесноватыми. Думать так – это значит допускать, что Иисус Христос утверждал народ в суевериях, в ложных представлениях. Но это допускать не позволяет нам нравственный характер личности Иисуса Христа. Разве можно допустить, что Иисус Христос, зная, что в больном нет беса или бесов, тем не менее изгоняет их, посылает в стадо свиное, повелевает апостолам изгонять бесов и т.д.? Разве «это было бы достойно царя истины?» – восклицает епископ Тренч6. Такая мысль низводила бы Иисуса Христа в разряд не безукоризненно честных лиц. Набросить же тень на безукоризненно нравственный облик Иисуса Христа не решаются даже рационалисты, отрицающие божество Христа.

Таким образом, на основании анализа повествований евангелистов о бесноватых нужно придти к тому выводу, что беснование было болезнью особого рода, что его нельзя считать суеверием, что оно действительно зависело от поселения в человеке демона или демонов. Последние завладевали человеком, говорили из него страшным и странным голосом, бросали его наземь, исповедовали Иисуса Христа Сыном Божиим, высказывали просьбы и т. д. Отрицать демонический характер болезни могут только те, кто признает повествования евангелистов ложными и не соответствующими действительности.

Если в бесноватии мы должны признать болезнь, происходящую от обитания в человеке демона или демонов, согласно повествованию евангелистов, то спрашивается, как представлять эту власть демонов над человеком – как демоны завладевали человеком и подчиняли его себе?

Завладение человеком со стороны демона или демонов можно представлять себе двояким образом – или так, что демон или демоны завладевали душой человека и вследствие этого заставляли человека производить те или другие действия, или так, что демон или демоны завладевали только телом человека, его нервной системой, парализовали душу человека и сами производили те или другие действия. Первое представление не может быть принято и считаться правильным. Оно противоречит понятию о свободе души. Если демон мог завладеть душой человека и заставлять ее делать то, что ему желательно, то значит он мог лишить человеческую душу ее существенного признака – свободы. Допускать, что демон мог иметь такую власть над человеком, совершенно невозможно. И Бог никогда не отнимает свободы у человека!.. Что в бесновании нельзя видеть овладения душою человека со стороны демона, видно из того, что бесноватый действует иногда самостоятельно, а не так, как угодно диаволу. Так, Гадаринский бесноватый бежит к Иисусу и кланяется Ему (Мк. 5:6). Если бы бесы имели в обладании его душу, то несомненно они не допустили бы его встречать и кланяться Христу. Поэтому если бы беснование состояло в завладении душою, то несомненно завладению могли подвергаться только души грешные, ибо только они свободно отдавались бы власти диавола. Однако мы видим, что бесноватыми были не одни грешные люди. Так, после Преображения, Господь Иисус Христос исцелил бесноватого, который был болен этою болезнью с детства. «Как давно это сделалось с ним?» – спросил Господь отца больного отрока. Тот ответил: «С детства» (Мк. 9:21). Если так, то о греховности этого бесноватого не может быть и речи, – следовательно, демон не мог и овладеть его душою, ибо это значило бы лишить свободы не успевшую еще развиться душу! Если допустить возможность такого завладения, то возникает недоумение, почему диавол не завладевает душою многих, если не всех, с детства? Католический ученый Дирингер, специально занимавшийся вопросом о бесновании, пришел к такому заключению, что «для души со стороны демона может быть только obsessio, но не possessio»7, только «одержание», «осада», но не «завладение» и «обладание». Вследствие этого, нужно думать, что в болезни беснования демон или демоны овладевали не душою, но телом человека, его нервной системой и при посредстве ее одержали душу. Парализовав душу, они управляли телом человека и производили те или другие действия. Это обладание телом человека было или полным или частичным. Так, иногда бес овладевал только глазными нервами («бес слепоты») или голосовыми («бес немоты») или слуховыми («бес глухоты») и т. д. Бывало и так, что бесы разделяли между собою обладание человеческим телом, вследствие чего в человеке поселялось несколько бесов. Так из Марии Магдалины Господь Иисус Христос изгнал семь бесов (Мк. 16:9), из Гадаринского бесноватого легион (Мк. 5:9). Нервная система, в полном своем составе или в части своей, находясь во время беснования во власти диавола, не подчинялась уже власти человека. Ею распоряжался бес. Он производил разные движения, произносил те или другие слова, заставлял человека биться, метаться, пенить и т. д. Если какою-нибудь частью нервной системы бес завладевал навсегда, то эта часть навсегда выходила из подчинения души человека, как напр. При бесе немоты, слепоты и глухоты. Человек навсегда терял власть над своими органами. Если демон завладевал телом человека только в известные времена, напр. в новолунии (Мф. 17:15), то человек терял возможность им пользоваться только в эти времена.

В каком же состоянии находилась душа человека во время беснования, как она относилась к тому, что при посредстве ее тела совершал демон? Некоторые думают, что душа наполнялась чуждым содержанием, как своим, и вынуждена была делать то, что при посредстве первой системы внушал ей демон. Здесь происходило то же, что наблюдается в магнетическом сне. «В магнетическом сне индивидуальность одного, говорит Делич, переходит в индивидуальность другого. Щиплют пациента, он ничего не чувствует, щиплют оператора, пациент чувствует это, как будто он сам ущипнут, и жалуется на повреждение соответствующей части. Вставляют в рот пациенту корень ревень, он не воспринимает никакого вкуса от него, дают этот корень оператору, и пациент ощущает вкус и называет это вещество, как бы он сам имел его во рту8». При беснованиях место магнетизера занимал демон, – он при посредстве нервной системы наполнял душу человека чуждым ей содержанием, казавшимся душе ее содержанием, и душа выполняла то, что внушал ей демон. Во время беснования, таким образом, душа человека служила орудием демона, так как содержание демонского сознания она переживала как свое и его желания считала своими собственными желаниями. Но такое вторжение демона в душу человека при посредстве тела едва ли допустимо. Демон, при таком представлении, не только наполнял сознание человека своим содержанием и парализовал его волю, но и действовал через них так, как ему хотелось. Таким представлением демону тоже дается много власти над человеком: при посредстве нервной системы демон мог заставить человека переживать, что ему угодно, и служить себе. Лучше и ближе к истине представлять себе состояние души бесноватого во время беснования так, что душа человека возбуждалась, но не принуждалась творить желания диавола. Демон пользовался только телом человека, но не получал власти над душой человека. Кернер в своем сочинении «Рассказы о явлении беснования» о состоянии души бесноватых во время беснования говорил следующее: «одни из так страждущих, когда в них входит демон и начинает из них говорить, смыкают глаза и теряют сознание, и демон говорит из них без их ведома; у других глаза остаются открытыми, а также остается сознание, но страждущий не в силах, несмо9тря на душевное напряжение, противостоять говорящему из него голосу; он слышит его говорящим из себя, как голос совсем другой в нем пребывающей индивидуальности, которой он не может запретить10». При последнем понимании получается, что душа бесноватого во время беснования могла совсем не подчиняться и не служить демону: она или совсем усыплялась, лишаясь обычного содержания своего (чрез изъятие из ее власти тела) и не перенимая никакого определенного содержания или, сознавая происходившее, не могла однако противодействовать тем или другим действиям демона: в последнем случае происходило то, что замечается у людей разбитых параличом. Человек, разбитый параличом, не может управлять известною частью своего тела, однако желание известного действия в нем есть. «Бесноватый, говорит Рудлёф, находился в отношении к своему телесному организму в том же положении, в каком находится человек, лишившийся вследствие паралича руки; для него невозможно пользование своею рукою, однако самостоятельность его желания нисколько этим не ограничена, ограничена только возможность исполнения его». Изложенное понимание и должно быть принято. Несомненно, демон никогда не мог сделать душу человека своим органом. Он мог только или усыпить ее, или при полном сознании ее распоряжаться ее телом, вопреки ее желаниям. Последнее, нужно думать, всегда было при неполном бесновании, когда демон овладевал отдельными органами, напр., при бесе слепоты, немоты и т. д. Нужно думать, частично бесноватый не усыплялся и в той части своего сознания, которая имела отношение к частичной болезни. Едва ли слепой бесноватый не имел желания видеть и не сознавал тягости своего несчастья или бесноватый немой не желал говорить, или бесноватый глухой не желал слышать. Вполне естественно думать, что частично бесноватый имел все эти желания, только не мог пользоваться соответствующими телесными органами, так как они были парализованы для него демонскою силою. Можно думать, что только вполне бесноватые не имели уже желаний, усыплялись в своем сознании, так как душа лишалась обладания всем своим телом, которое необходимо для земного сознания души. Для пояснения своей мысли воспользуемся следующим сравнением. Душа бесноватого напоминает собою осажденных в крепости. Пока взята только часть крепости, осажденные сохраняют свободу желаний и поступков, сопротивляются врагу, сражаются с ним, будучи бессильными только в той части крепости, которая находится в руках врагов, хотя желание взять обратно у врага часть крепости у них не исчезает. Когда же вся крепость взята и находится в руках врагов, тогда осажденные по необходимости отказываются от своих желаний, сдаются, свобода их желаний и поступков подавляется. Сознание осажденных в прежнем его виде в отношении к крепости и врагу, можно сказать, прекращается – его как бы не существует. То же бывает и с бесноватыми при бесновании. Когда тело его только в известной части находится во власти диавола, человек сохраняет свои желания и может противостоять демону, будучи бессильным только по отношению к той части своего тела, которая находится во власти демона, хотя и в этом отношении он не чужд желания возвратить себе обладание над не повинующеюся ему частью тела. Когда же все тело бесноватого находится во власти демона, тогда душа его в отношении к телу и поступкам тела становится бессознательной, теряет свои желания, как бы усыплется, хотя и не служит демону и не теряет своего высшего сознания в отношении к небесному миру.

Если представлять себе беснование, как завладение телом человека со стороны демона, то ясно, что бесноватых нельзя считать великим грешниками. Уже вышеупомянутый факт, что бывало беснование с детства (Мк. 9:21), говорит против того взгляда, что бесноватые – величайшие грешники. Напротив, нужно думать, что в своем бесновании они нисколько не были повинны своею нравственною жизнью. Совершенно справедливо по данному вопросу замечает вышеназванный Рудлёф: «где сатана имеет в своей власти человеческую душу, там нет для него нужды дозволять одному из демонов своего царства брать в обладание тело человека»11. Причина, почему диавол овладевал телом некоторых людей, вероятно, заключается в желании диавола не дать возможности им возрастать в духовной, добродетельной жизни. Душа может возрастать в добродетели на земле только при участии тела. Поэтому нужно думать, демон завладевал телом тех людей, которые были опасны для царства диавола, т.е. телом во всяком случае не худших людей. Время, когда развилась болезнь беснования, было временем устроения царства Божия на земле. Сын Божий в человеческом образе явился и жил на земле. Разрушалось царство диавола. Диавол должен был употребить все свои силы, чтобы воспрепятствовать водворению царствия Божия на земле. Средством к этому он избрал завладение телами людей. Почему именно было избрано такое средство, сказать трудно. Вероятно, причина этого в том, что в это опасное для диавола время, когда Спаситель разрушал его царство, созидал свое и призывал к участию в нем людей, диаволу хотелось парализовать доступ Спасителя к душе людей. Так как диавол часто был бессилен подчинить себе душу человека настолько, чтобы она не могла плениться учением и делами Христа, то он связывал ее при посредстве тела, завладевая ее телом. Душа получает ощущения, восприятия, впечатления при посредстве тела, нервной системы, – следовательно, завладеть телом или нервной системой человека это все равно что закрыть ее для ощущений, восприятий, впечатлений, – в данном случае, значит лишить ее возможности плениться учением и делами Спасителя. Этим, может быть, объясняется и то, что демон, если не завладевал всем телом человека, то завладевал главнейшими его органами – именно теми, которые при здоровом своем состоянии, могли нанести ущерб власти диавола и заставить человека служить царствию Божию. Так, например, демон связывал слух, чтобы душа не могла плениться сладостью, высотою и глубиною учения Христова, зрение, – чтобы душа не могла плениться созерцанием Божественного лика Спасителя и чудных дел Христовых, – язык (Мф. 9:32), чтобы человек не мог повествовать о виденном и слышанном. Кроме того, в избрании такого средства со стороны диавола для противодействия насаждению царствия Божия имело значение, вероятно и то, что диавол хотел бороться со Спасителем тем же оружием. Сын Божий принял плоть человеческую, чтобы основать среди людей царство Божие. Диавол с целью противодействия стал вселяться в тела людей, представляя этим нечто в роде бесовоплощения в противовес Боговоплощению, хотя полной параллели между этими явлениями нет. Однако, несомненно, средство, избранное диаволом, препятствовало водворению царствия Божия на земле, отнимая у него способных и, может быть, лучших людей, вследствие чего Спаситель всегда исцелял бесноватых, даже без просьбы со стороны их близких, иногда даже с некоторым материальным ущербом для окружающих людей, и при этом говорил им рассказывать, что сотворил им Бог (Мк. 5:19–20; Лк. 8:39).

Что же это были за нечистые духи, которые завладевали телом человека и парализовали его душу? – На вопрос этот отвечали и отвечают двояким образом. По одним, в бесноватых обитали злые души умерших порочных людей. Так, св. Иустин мученик в 1 апологии говорит о людях, «одержимых душами умерших и бросающихся вниз, которых все называли бесноватыми»12. Иосиф Флавий в своем сочинении «О войне Иудейской» говорит, что в сего время было ходячим представлением, что одержащие людей демоны были души умерших безбожных людей.13 Филострат в сочинении «жизнь Аполлония» рассказывает об одном молодом человеке, который в продолжение двух лет был одержим демоном. Демон из него сказал, что он человек, павший на войне14. В каббалистической литературе – господствующее воззрение, что демоны бесноватых – это души погибших грешных людей. Так, в одном из древнейших каббалистических писаний рассказывается об одной бесноватой иудеянке следующее. На вопрос раввина, изгонявшего из нее беса, бес ответил, что он –иудей, умерший двадцать пять лет тому назад, за свои беззакония преследуемый неотступно тремя ангелами гибели. Демоны, изгонявшиеся немецким пастором Кернером, все без исключения отвечали, что они души умерших людей и рассказывали факты и события из своей жизни, которые по проверке оказывались переданными совершенно правильно. Рудлёф в своем сочинении «Учение о человеке на основании божественного откровения» согласен с вышеизложенным мнением о демонах, хотя допускает, что «демонами, которые одержали людей, могли быть и другие духи тьмы»15. Не смотря на некоторую обоснованность, изложенное мнение о демонах бесноватых не может быть признано правильным. Нельзя никак допустить, чтобы диавол до решительного, окончательного суда мог употреблять злые души порочных людей на служение себе. Участь грешных людей может быть изменена по молитвам церкви и, следовательно, диавол не может пользоваться ими, как несомненными своими слугами. Недопустимо и то, что сами души злых людей начинают мучить людей, вселяясь в их тела. Души злых людей, как и души всех людей, по смерти тотчас удаляются отсюда и не могут уже блуждать по земле. Св. Иоанн Златоуст об этом говорит так: «Души грешников тотчас удаляются отсюда. Это видно из притчи о Лазаре и богаче... Послушай богача, который о том просил и не получил желаемого. Если бы это было возможно (схождение души на землю), то сам он пришел бы и возвестил о происходящем там. Отсюда видно, что души, по отшествии отсюда, уводятся в некую страну и, уже не имея возможности возвратиться оттуда, ожидают страшного того дня»16. Кроме того, если допустить, что души злых людей вселялись в человека и мучили его, то, значит, они действовали подобно бесам и как бы сами становились бесами. Но допускать такое превращение нельзя. «Что души умерших превращаются в бесов, этого никогда не должно даже и в уме представлять... Это невозможно в отношении к невидимой душе, которую никто не может превратить в существо демонское» – говорит тот же св. отец17. Но как же не допускать этого, если сам демон из бесноватого говорит, что он – душа такого-то человека. Св. Иоанн Златоуст на это недоумение отвечает так: «ты скажешь, что сами бесноватые взывают: я душа такого-то человека. Но это хитрость и обман диавола. Не душа какого-нибудь умершего вопиет, а притворяющийся так демон, для обольщения слушателей»18. Таким образом, в бесноватых обитал именно бес, демон, а не душа какого-либо порочного умершего человека.

Наконец, для ясности представления интересного явления беснования, нужно ответить еще на один вопрос: «беснование, о котором говорят евангелисты, было ли принадлежностью только времени земной жизни Спасителя или оно было и раньше, как было и после, как есть и теперь? – Некоторые думают, что болезнь беснования была известна только людям времени земной жизни Иисуса Христа.19 Однако мнение это совершенно ошибочно. Болезнь беснования встречалась среди людей как до пришествия Спасителя, так и по вознесении Его на небо. У разных древних писателей мы находим целый ряд свидетельств, удостоверяющих нас в этом. Так, Иосиф Флавий свидетельствует, что язычники знали об этой болезни до пришествия Спасителя20. О том же свидетельствует и Иустин мученик в «Разговоре с Трифоном иудеем». «Некоторые из ваших (иудейских заклинателей, говорит Иустин Трифону, заклинают (бесноватых) посредством искусства, подобно язычникам, и употребляют курения и перевязки»21. Очевидно, болезнь беснования была известна язычникам, не была какой-нибудь новою болезнью. Такие же свидетельства мы находим у Плутарха (Sympos. VII, 5) и Лукиана (Philopseud. 16). У них даже указываются особого рода заклинательные формы, посредством которых язычники пытались изгонять бесов22. Что болезнь бесноватых была известна иудеям до пришествия Спасителя, об этом можно заключить из слов Спасителя: «если Я силою веельзевула изгоняю бесов, то сыновья ваши чьею силою изгоняют (Мф. 12:27), – равно из повествования книги Деяний, где говорится о «некоторых скитающихся иудейских заклинателях» и между прочим о семи сыновьях иудейского первосвященника Скевы (Деян.19:13–14). У Иосифа Флавия указываются даже средства, употреблявшиеся иудеями для изгнания злых духов, именно корень растения Ваарас, росший в долине того же имени на севере от Иерусалима23. Словом, нельзя сомневаться, что эта болезнь существовала и по вознесении Спасителя на небо, как встречается она и ныне. Обетование Спасителя, данное на все времена – «именем Моим бесы ижденут» (Мк. 16:17), ясно говорит, что болезнь беснования будет встречаться и впредь. Что, действительно, бесноватые были по вознесении Спасителя на небо, об этом ясно свидетельствует св. Иустин Мученик, писатель II века: «многие из наших и ныне еще исцеляют множество одержимых демонами во всем мире и вашем городе (Риме), заклиная именем Иисуса Христа»24. Кроме того, свидетельства всех народов и из всех времен христианской эры, сообщаемые в подлинных источниках, удостоверяют нас, что беснование всегда существовало, существует и ныне. Кернер и пастор Блюмгард, изгонявший бесов ( в половине 19 ст.), имели своею заслугою сказать, что болезнь беснования встречается и поныне. Рассказы из жизни свв. подвижников, даже наших русских (напр., Серафима Саровского), убеждают нас в том же. Если есть какое-либо различие в отношении болезни беснования между временем Христа Спасителя и временами, предшествовавшими и последовавшими, то оно, нам кажется, может быть, сведено к количественной стороне; во время земной жизни Спасителя болезнь беснования встречалась, вероятно, чаще, чем до и после Спасителя. Во время земной жизни Спасителя она проявилась как эпидемия. Князь тьмы, всегда проявлявший и проявляющий и проявляющий свою власть над людьми в виде болезни беснования, в дни земной жизни Спасителя на земле нашел нужным усилить эту болезнь до степени эпидемии и именно там, где жил и учил Спаситель, основывая Свое царство, – в Палестине.

Из всего сказанного видно, что беснование, о котором говорят евангелисты, не было только нервною болезнью, – это была особого рода болезнь – болезнь демонического происхождения. Обитание демона или демонов в человеке не суеверие, а факт. Как не трудно допустить и понять это явление, однако нужно сказать, что есть много непонятного и таинственного в мире, над чем нужно призадуматься, но не отрицать. К таким именно явлениям и относится библейское беснование.

Е. Г.

* * *

1

Semler, De daemoniacis (Halae 1740). Fischer, Somnambulismus (Basel, 1839).

2

См. Иустин Мученик, «Апология II, 5. Памятники древней христ. письменности, Москва, 1862 т. III. Стр. 119.

3

F. Delitzsch. Biblische Psŷchologie. Leipzig 1861. S. 306.

4

Так Lange, Ewald.

5

S. 298.

6

Чудеса господа нашего и. Христа. Перев. Зиновьева. Москва 1883 г. стр. 122.

7

См. Rudloff, Die Lehre von Menschen auf dem Grund der göttlichen Offenbarung. Th. 2. S. 471.

8

S. 303

9

Ibid. S. 473.

10

См. Rudloff. S. 472.

11

S. 474.

12

Памятник древней христ. Письменности в рус. Переводе, т. 3. сочинения древних христ. апологетов. Москва. 1862 г. стр. 55–56.

13

VII, 6, 3.

14

Lib. III § 3. См. Rudloff. S. 476.

15

S. 477.

16

Полное собрание творений св. отца нашего И. Златоуста. Т. 7. Кн. 1-я, С-Петербург 1901 г. Толкование к св. Матфея евангелиста. Бес. 28, стр. 317–318.

17

Ibid. стр. 317.

18

Ibid. стр. 317.

19

См. Rudloff. S. 476. Архиеп. Тренч. Стр. 129.

20

De bell. jud. VII, 6, 3.

21

Раньше цит. Памятники древней хр. письм. Стр. 288.

22

См. Rudloff. S. 467.

23

De bell. jud. VII, 6. 3.

24

Цит. Памятники древней христ. письменности. Апол. II. Стр. 120–121.


Источник: Опубликовано: Христианское чтение. 1912. № 7–8. С. 775–790.

Вам может быть интересно:

1. Жизнь и учение Христа. Часть 1 Михаил Михайлович Тареев

2. Из православно-церковного учения. Забытые мысли епископ Андрей (Ухтомский)

3. О Боге, как высочайшем Духе протоиерей Пётр Смирнов

4. Под вышним покровом Богоматери профессор Дмитрий Иванович Введенский

5. Эпистолярное наследие патриарха Никона патриарх Никон (Минин)

6. Труд физический, как одно из внедолжностных занятий пастыря профессор Василий Фёдорович Кипарисов

7. Смысл страданий архиепископ Нафанаил (Львов)

8. Духовный свет епископ Виссарион (Нечаев)

9. Сорок девять глав Иосиф Вриенний

10. История иезуитов священник Владимир Гетте

Комментарии для сайта Cackle