протоиерей Григорий Дьяченко

Полный годичный круг кратких поучений, составленных на каждый день года

 Книга 15, Поучение 64Книга 15, Поучение 65

Месяц август

Тридцать первый день.
Положение честного пояса Пресвятыя Богородицы.

(О том, какие молитвы не угодны Божией Матери?)

I. Ныне церковь воспоминает положение честного пояса Пресв. Богородицы, что было в 408 г. Кроме Своей ризы, Пресв. Богородица оставила верующим еще Свой честный пояс; он был передаваем между верующими так же, как и риза, по преемству от одного к другому в Иерусалиме. Император Аркадий, сын Феодосия Великаго, получив пояс из Иерусалима, положил его в Константинополе. По времени, вследствие общественных бедствий, пояс был взят из Константинополя в г. Зилу, в Каппадокии, но при императоре Иустине снова был принесен в Константинополь. От него происходили многия чудеса по молитве к Божией Матери, если эти молитвы были благоугодны Господу и были приемлемы Богоматерью. Часть пояса находится на Афоне, в Ватопедском монастыре, в кресте, другая часть – в Трирском монастыре, на западе.

II. Братие христиане! Многие усердно молятся пред иконами Божией Матери и глубоко чтят св. предметы, бывшие в употреблении Ея во время земной жизни Ея, наприм. Ея ризу и пояс, как орудие милостей Божиих, как священное ограждение. Но не всякая молитва может быть услышана Богоматерью.

а) Во-первых, не разумныя молитвы, как бы они ни были усердны, никогда не могут быть услышаны Царицей небесной.

Не тяжело ли Пресвятой Деве Марии слышать (а Она слышит!), как обиженный кем либо, вместо того, чтоб просить себе, по заповеди Спасителя, любви к обидевшему, просит ему отмщения и погибели? Не тяжело ли слышать (а Матерь Божия слышит!), как похитивший, или присвоивший неправедно чужую собственность, вместо того, чтобы просить себе благаго расположения «возвратить четверицею» (Лук. 19, 8) неправедно стяжанное, просит успеха в сокрытии своей неправды от очей правосудия? Для вразумления таковых просителей мы должны, хотя кратко, заметить, что на небе нет лицеприятия, что там приемлется одна правда или искреннее покаяние, что воля Матери Божией и Сына Ея есть одна и та же – «святость наша» (1Сол. 4, 3), что Матерь и не может просить того, чего не может даровать Сын без нарушения Своей правды, что потому просящие неправедного сами себе изрекают не только отказ, но и осуждение.

б) Во-вторых, под это осуждение подходят и все те, кои у Матери Божией просят хотя позволительнаго, но с намерением нечистым. Так, например, если кто просит богатства, имея сильное желание начать вести жизнь роскошную и сладострастную; если кто молит о возвращении здоровья, чтобы, получив просимое, немедленно возвратиться к худым навыкам и делам. Все таковые и подобные просители да ведают однажды и навсегда, что они не приимут просимаго, ибо «зле просят» (Иаков. 4, 3). Всякое прошение о неправедном, или для цели беззаконной, есть оскорбление Матери Божией и обращается на главу просящаго.

в) В-третьих, молитвы к Богоматери исключительно о благах чувственных также не всегда могут быть услышаны Ею.

Если бы каким-либо чудом открылась пред нами совокупность прошений, возсылаемых к Ней в одном сем храме, что, думаете, увидели бы мы? Увидели бы безчисленный ряд прошений о благах временных, о избавлении от различных болезней, от врагов, от клевет и гонений, об успехе в торговле, в путешествиях, в бракосочетании, и тому подобное. Но много ли, думаете, явилось бы пред нами прошений о благах духовных, о исцелении от различных болезней души и совести, о побеждении худых привычек и страстей, о стяжании той или другой добродетели, о совершении трудных подвигов любви к Богу и ближнему? Ах, и без особенного откровения таин сердечных, можно безошибочно сказать, что прошений о духовных благах к Матери Божией весьма немного. Отчегоже так, разве у нас одно тело, а души и совести нет? Разве душа и совесть наша не имеют своего рода болезней и нужд? Разве Матерь Божия может подавать одно временное и тленное? Или мы любим одно тело наше, а душу ставим ни во что? или не верим в другую жизнь, в суд и воздаяние по смерти? – Но этого никто не скажет из самых развращенных людей. Не скажем словами, а делами говорим непрестанно едва не все мы. У всех только и заботы, что о земном и тленном, о пище, одежде, забавах, а о том, в каком состоянии наша душа, цела ли совесть, верны ли мы Христу, с Коим сочетались при крещении, не уклонились ли от пути праваго, – о том, как нам оставить эту суетную жизнь и явиться пред нашим Создателем, измыты ли наши грехи покаянием, есть ли в нас хотя малый росток для вечной жизни в Боге, об этом чрезвычайно важном деле, мы, если и помышляем, то весьма редко, поверхностно, как о деле чужом и неважном. И в таком несчастном расположении духа мы являемся в самые храмы Божии! С таким небрежением о своем спасении не стыдимся предстать пред нашего Искупителя и Его пречистую Матерь! – Может ли Она внимать таким неразумным просителям? – Даровать блага, нами просимыя, значило бы с Ея стороны дать нам случай еще более прилепиться к земному и чувственному, еще глубже погрузиться в удовольствия плотския, потерять последнюю память о душе, совести и будущей жизни. Посему нисколько не удивительно, если Пресвятая Дева, по истинной любви Ея к нам, не слышит многих прошений наших; если даже подает нам совершенно противное тому, о чем мы молимся к Ней.

III. Отсюда само собою выходит новое, необходимое правило для наших молитв к пресвятой Деве, которое однако же весьма часто забывается: я разумею нужду заключать все прошения к Ней преданием их и себя в Ея святую волю. Этого требует собственная наша польза, ибо, по ограниченности нашего ума, по нечистоте нашего сердца, мы можем молить Господа и святых Его о том, что нам кажется полезным, а само в себе есть вред, или и само в себе полезно, но для нас пагубно. С неба же виднее все мы, и все наше, прошедшее, настоящее и будущее; посему небожителям удобнее располагать нашею участию. Наш же долг, памятуя сие, не стужать им прошениями безусловными, не унывать, если не видим исполнения просимаго, не печалиться, если над нами сбывается и противное тому. Это мнимое невнимание их к нашим молитвам может быть истинным плодом наших молитв. В таком случае лучше всего без роптания обратиться к своей совести, разсмотреть свою жизнь, вникнуть в свои способности, свой нрав, свои отношения, вспомнить, что мы созданы не для земли, а для неба, что ныне – завтра позовут нас в наше не земное отечество: тогда сам можешь видеть, почему Матерь Божия не исполнила какого-либо твоего прошения. А если бы и при всем том не увидел причины сего, то и тогда не должно унывать и роптать, памятуя, что мы здесь многаго не понимаем в судьбе своей. Придет время, когда все откроется. Тогда будем благодарить святых Божиих, что не слушали многих наших молитв, поступали вопреки нашим желаниям.

Мати Божия! не только защити, но и вразуми нас: ибо мы сами «и о чесом помолимся, якоже подобает, не вемы» (Рим. 8, 26). Аминь. (Сост. по проп. Иннокентия, арх. херс. и тавр., т. II, стр. 93–101 и др. источн.).


 Книга 15, Поучение 64Книга 15, Поучение 65


Источник: Полный годичный круг кратких поучений, составленных на каждый день года применительно к житиям святых, праздникам и др. священ. событиям, воспоминаемым Церковию, и приспособленных к живому проповедническому слову (импровизации). Составил по лучшим проповедническим образцам /Священник Григорий Дьяченко/. В двух томах. - /Второе пересмотренное и значительно дополненное издание/. - М.: Издание книгопродавца А. Д. Ступина, 1897. Электронный источник: Слово пастыря