Библиотеке требуются волонтёры

протоиерей Григорий Дьяченко

Семнадцатый день.
Поучение 2-ое. Св. препод.-муч. Андрей критский.

(Как мы относимся к исполнению своих обязанностей?).

I. В день св. препод.-муч. Андрея критскаго, который из ревности к славе Божией и спасению ближних, обличал нечестивого иконоборческого императора Константина Копронима (жившого в 8 веке) и за это подвергся самым жестоким мучениям и смерти на виду православных, которых он не переставал до последняго издыхания научать истине и послушанию св. матери церкви, прилично, возлюбленные мои братие, побеседовать о том, так ли мы исполняем свои христианские обязанности, как исполнял их св. Андрей критский.

II. Христиане-братие! На каждом из нас лежит свой долг, своя обязанность, у каждого есть свое дело, на которое он послан в мир сей по воле и распоряжению божественного промысла. Все ли мы смотрим на обязанности, лежащия на нас, так, как смотрел на Свои обязанности Начальник нашего спасения? Так ли уважаем свой долг, так ли преданы своему делу, чтоб готовы были из-за него не доесть, не допить, не доспать, – чтоб могли самое исполнение своего долга считать своею пищею? Так ли мы ревнуем о славе Божией и спасении души ближняго, как ревновал об этом ныне ублажаемый св. Андрей критский? Ах, нет и далеко нет!

а) Мы первее всего – члены семейства. Известно всем и каждому, какие обязанности лежат на супругах в отношении друг к другу. Но каждый ли относится к своей жене, как к богодарованной ему помощнице и сотруднице на пути жизни? Каждый ли уважает ее настолько, насколько от нея требует уважения себе? Каждый ли любит ее так, как самого себя? Разве нет у нас таких супружеств, где муж и жена являются почти совершенно чужими один другому? Разве нет еще таких, где муж является самовластным владыкою, свирепым тираном, а жена безгласною, безответною рабою? У мужа свои деньги, у жены свои; у мужа свои хлопоты, заботы, намерения и планы, у жены свои; муж отлучается по целым неделям и месяцам, жена не знает, где он, куда и зачем отлучился, скоро ли воротится и т. д. Иные мужья требуют от своих жен рабских услуг, налагают на них непомерные тяжести, вместо того, чтоб снисходить их природной немощи, позволяют себе тешиться над ними, ругаться, иногда и оскорблять действием. Есть и жены, которые также не по-людски относятся к своим слабым мужьям, – постоянно злятся на них, бранят их, стесняют во всех делах их, стыдятся показаться с ними в люди и т. п. Горе жить жене с таким мужем, горе жить и мужу с такою женою!

б) На супругах лежит еще священнейший долг вскормить и вспоить своих детей так, чтобы из них вышли впоследствии и добрые люди и добрые христиане. Но все ли родители исполняют этот долг? У многих родителей надзор за детьми продолжается только два-три года: когда дитя начнет уж свободно бегать, его оставляют на произвол судьбы, как будто отцу и матери нет и дела справляться, что там зараждается, что там накопляется в молодой и восприимчивой душе их дитяти. Оно растет и развивается как былинка в поле! Но этого мало: мы знаем, что иные родители, к стыду человеческому и к глубокой скорби церкви Христовой, отдают своих детей в ученики или в наемники людям нечестным по промыслу своему... И не бедность только заставляет их так делать, – нет, иногда и корыстолюбие. Что выйдет из таких детей? Родители будут ожидать, что дети станут покоить и призревать их в старости. Напрасное ожидание! Не бывать из таких детей поителей и кормителей для своих родителей, которые в свое время не хотели знать, что такое воспитание детей в добре, да в страхе Божием.

в) К семейству можно отнести еще нашу прислугу. По-христиански надлежало бы быть так, чтобы ни прислуга не обижала хозяина, ни хозяин – прислугу. Но у нас нередко выходит так, что хозяин постоянно ссорится и бранится с прислугой, налагает на нее много работ, а содержит скупо, подозревает ее, не пускает в храм Божий, к исповеди и противится исполнению ею великих и необходимых обязанностей христиан, и т. д.; прислуга, с своей стороны, тем же отплачивает хозяину, – обманывает его, работает не добросовестно, а как-нибудь, лишь бы кое-как прожить день до вечера, клевещет на хозяина, чернит его пред людьми и проч. Хозяин в конце срока не отдает прислуге всей договорной платы, вычитает уроны и убытки, которые он потерпел по недобросовестности прислуги, присчитывает большею частию к ним и те, в которых прислуга и не виновата, а виновата его собственная оплошность; прислуга жалуется, заводится ссора, тяжба... Так-то многие из нас исполняют, или – правильнее – искажают свои семейные обязанности!

г) Будучи членами семейства, все мы в то же время – члены общества, государства, и на каждом, как на гражданине, как на члене общества, лежит тоже свой долг, своя обязанность. Не думайте, что общественные обязанности лежат только на лицах должностных, на разных начальниках и властях: нет, они лежат на каждом из нас. То правда, что чем выше стоит человек в обществе, чем большую и высшую несет должность, тем больше ему открыто простора, дано возможности и средств действовать для общества. Но не надо забывать и того, что всякая высшая власть, когда действует, то опирается на следующей за нею низшей, эта опять – на следующей низшей и т. д., пока дело дойдет не только до самой низшей власти, но и до простого ремесленника, до простого земледельца, не имеющого никакой общественной власти. Если эти последния лица будут честно исполнять свое дело, то и власти, стоящей над ними, будет легче отправлять правильно свою должность, а если этой будет легче, то также будет легче и стоящей над нею высшей власти и т. д. В обществе человеческом, – как в теле человеческом. Когда тело бывает здорово? Тогда, когда все члены его надлежащим образом исполняют свое назначение. Не так ли в обществе? Например: не уменьшилось ли бы в обществе пьянства, бродяжничества, тунеядства и разных общественных пороков, если бы все родители и воспитатели со всем усердием и ревностию исполняли лежащия на них обязанности по отношению к своим детям и питомцам,т.е.. учили их и словом и собственным примером страху Божию, трудолюбию, честности, ремеслам, наукам, искусствам? А сколько уменьшилось бы насилия, притеснений, открытых и тайных грабительств и разбоев, если-б каждый усердно занимался делами своего звания, а приставленные наблюдать правосудие нелицеприятно, не мздоимно, не подкупно исполняли возложенные на них обязанности – творить суд и правду!... А какое будет добро в обществе, если иные намеренно злоупотребляют своим общественным званием? Вся беда в том, что у нас большею частию ложно принято смотреть на общественные должности, как только на средства «наживаться». Понятно, что человек, так смотрящий на свою должность, не принесет на ней никакой пользы обществу; он только и будет думать о том, как бы скорее и лучше поправить свои дела на счет общественных. Оттого и выходит, что почти каждый должностной человек не бывает доволен тем местом, которое занимает в обществе, а стремится подняться все выше и выше, часто вовсе не размышляя о том, способен ли он к исполнению тех обязанностей, которые требуются тем общественным местом, которого достигнуть он так усиливается. До обязанностей ему как-будто и дела нет; его занимает одно: «там больше прибыли и доходов!» Так-то у нас иногда извращаются наши общественные обязанности.

д) Наконец, все мы – члены общества духовнаго, небеснаго; все мы – христиане. Как на христианах, на нас лежат также свои высокие обязанности. Мы в этой жизни только готовимся, под руководством церкви, к иной жизни – к жизни «со Христом в Бозе». Каждый день, каждый час мы должны помышлять о нашем высшем призвании и назначении, и потому постоянно должны стараться о том, как бы нам сделаться все лучше, добрее, святее, – как бы нам очистить свой ум от помыслов суетных, свое сердце – от похотей лукавых, свою жизнь от дурных наклонностей, от преступных привычек, от дел лукавых и нечистых, чтоб явиться в ту жизнь достойными «наследниками Богу и сонаследниками Христу». И как хорошо было бы на свете, если-б мы постоянно, по крайней мере, думали об этих высших наших обязанностях! Как легко было бы нам исполнять и наши семейные и общественные обязанности, сколько не стало бы дурных сторон в нашей жизни, на которые мы указывали вам, если-б мы непрестанно усиливались любить, как следует, Господа Бога и своих ближних! Тогда мы меньше имели бы нужды в судах и расправах, потому что меньше было бы обид и неправд между нами.

III. Господи Иисусе! Научи нас смотреть на наши обязанности и дай силу совершать их так, как смотрел на Свое великое дело и совершил его Ты, Человеколюбче! Научи нас творити волю Твою, как Ты сотворил волю пославшого Тебя Отца. Научи нас с тою святою и пламенною ревностию заботиться о славе Твоей и спасении ближних, как делал это св. препод.-мученик Андрей критский и все др. святые. Аминь. (Сост. с дополн. свящ. Гр. Д-ко по «Сборнику слов, поучен. и бесед.», Августина, еписк. екатериносл.).


Источник: Полный годичный круг кратких поучений, составленных на каждый день года применительно к житиям святых, праздникам и др. священ. событиям, воспоминаемым Церковию, и приспособленных к живому проповедническому слову (импровизации). Составил по лучшим проповедническим образцам /Священник Григорий Дьяченко/. В двух томах. - /Второе пересмотренное и значительно дополненное издание/. - М.: Издание книгопродавца А. Д. Ступина, 1897. Электронный источник: Слово пастыря

Комментарии для сайта Cackle