протоиерей Григорий Разумовский

Псалом 34

Псалом сей имеет обычное надписание: Псалом Давиду. Каковое надписание свидетельствует о том, что составление этого псалма принадлежит Давиду. В этом, конечно, нет и никакого не было сомнения, судя по характеру и по сходству всего вообще псалма с другими псалмами Давидовыми, написанными во время Саулова гонения; что подтверждается и всем содержанием псалма, который есть не что иное, как молитва псалмопевца к Богу о помощи против злобных и неблагодарных врагов его.

Кроткий Давид, безвинно гонимый, тяжело страдает от врагов, которым он оказывал только любовь и дружбу, и которые теперь на него клевещут и поставляют величайшую радость в том, чтобы коварно ввергнуть его в несчастье. В таком положении невинно преследуемый псалмопевец усердно молит Господа восстать во всеоружии Своей правды и могущества на его защиту и покарать его жестоких гонителей, которые за его дружбу и расположение воздают ему неблагодарностью, клеветою, злорадством и насмешкою, и обещает за это всенародно принести Господу Богу благодарность и прославлять Его во все дни жизни своей. Эти основные мысли в разных выражениях повторяются три раза в псалме, который таким образом разделяется на три части, из которых каждая оканчивается обетом благодарного прославления Господа.

Так как Давид в своих злостраданиях был прообразом Мессии, Господа Иисуса Христа, неблагодарно отвергнутого Своим народом, то этот псалом с историческим характером соединяет и мессианский, т.е. он прообразовательно-мессианский. Поэтому и Спаситель, говоря ученикам Своим о ненависти к Нему врагов Его, употребляет выражения, сходные с выражениями сего псалма (ст. 19), и ссылается при этом на писания ветхозаветные (Ин.15:25; Пс.68:5), называя их в общем смысле законом.

Ближайшим поводом к составлению сего молитвенного псалма не без основания считают встречу Давида с преследующим его Саулом в пустыне Ен-Гадди. В ту пещеру, в которой скрывался Давид со своими людьми от преследования врагов, зашел Саул для нужды, и Давид имел полную возможность отомстить здесь своему врагу, но он не только не сделал этого сам, а запретил и бывшим с ним людям касаться царя, как помазанника Божия, и только тихонько отрезал край от верхней одежды Саула. Когда Саул встал и вышел из пещеры, встал и вышел потом и Давид и закричал вслед Саула: господин мой царь! Саул оглянулся назад, а Давид пал лицом на землю и поклонился ему. И сказал Давид Саулу: зачем ты слушаешь речи людей, которые говорят: «вот Давид умышляет зло на тебя и ищет души твоея. Вот, сегодня видят глаза твои, что Господь предавал тебя ныне в руки мои в пещере; и мне говорили, чтобы убить тебя, но я пощадил тебя и сказал: не подниму руки моей на господина моего, ибо он помазанник Господа. Отец мой! посмотри на край одежды твоей в руке моей, я отрезал край одежды твоей, а тебя не убил. Узнай и убедись, что нет в руке моей зла, ни коварства, и я не согрешил против тебя, а ты ищешь души моей, чтоб отнять ее. «Да судит Господь между мною и тобою, и да защитит мя Господь от Тебе... да будет Господь Судия и отмститель между мною и тобою, да видит Господь и судит суд мой» (1Цар.24:1–13, 16). С этого же обращения к суду Божию Давид начинает и настоящий псалом.

Пс.34:1 Суди, Господи, обидящыя мя, побори борющыя мя.

Завидуя славе военных успехов Давида, Саул обвинял его в измене, в злоумышлении на его жизнь и домогательстве царского престола и искал случая убить его. Давид, с своей стороны, имел право, по Закону Моисееву, воздавать врагу своему тем же, т.е. ненавистью и смертью (Исх.21:24; Мф.5:43). Но он как пророк, прообразовавший собою кроткого Христа Спасителя, возвышаясь над буквою ветхозаветного Закона и одушевленный духом евангельского учения, не хотел пользоваться теми правами, кои предоставлены были людям Ветхого Завета по их жестокосердию (Мк.10:5; Лк.6:27–28), и потому единому Праведному Судии всех Богу предоставлял разобрать его распрю с Саулом прося защитить его, невинно гонимого, и воздать должное гонителям которые оказывали явную обиду пророку: Суди, Господи, обидящыя мя, т.е. вступись за меня против обидчиков моих и отрази их нападения на меня побори борющыя мя.

Пс.34:2 Приими оружие и щит и востани в помощь мою.

Слово оружие с еврейского переводится «щит», а славянское щит в нашей Псалтири переведено с еврейского на русский словом «латы», т.е. панцирь вроде рубашки, сотканной из мелких колец (кольчуга), по-славянски – броня. Тем и другим вооружались в древности воины, идущие на войну, чтобы защититься от ударов нападающего противника. Таким образом, оружие и щит представляют полную защиту от нападений врага. По мнению некоторых толковников, под именем оружия в духовном смысле нужно разуметь Божие благоволение, в соответствие другому псаломскому изречению: «Господи, яко оружием благоволения венчал еси нас» (Пс.5:13), а под именем щита означается правда, или правосудие Божие, по изречению пророка Исайи: «И одеяся правдою, яко щитом» (Ис.59:17; ср. Прем.5:18). Враг мой, как бы так говорит Давид, вооружился и идет против меня. Восстани и Ты, Господи, в защиту и на помощь мне и вооружись благоволением и правосудием Твоим.

Пс.34:3 Изсуни мечь и заключи сопротив гонящих мя: рцы души моей: спасение твое есмь Аз.

Мечом называется такое оружие, которое имеет вид длинного и широкого ножа, иногда с обеих сторон заостренного – обоюдоострого и которое вкладывается в кожаный футляр, называемый – ножны. Выражение изсуни мечь – значит: «вынь меч», или – «обнажи меч». Заключи от слова заключити – значит: «запереть, затворить». Выражение: заключи супротив гонящих мя – в переводе с еврейского читается: «прегради путь преследующим меня». Таким образом, смысл изречений сего стиха должен быть следующий: выступи, Господи, на защиту меня против гонителей моих и, устрашив их обнаженным мечем, загради им пути преследования, успокой и ободри меня надеждою на Твое спасение, скажи душе моей успокоительное слово: Я спасение твое.

Пс.34:4 Да постыдятся и посрамятся ищущие душу мою, да возвратятся вспять и постыдятся мыслящии ми злая.

Выражение ищущие душу мою на языке священных писателей означает часто: «хотящие, или домогающиеся, убить меня». В изречениях сего стиха гонимый Давид, призывая Бога на помощь против врагов своих, просит, чтобы Господь так поразил этих врагов его, чтобы они устыдились тех злобных намерений, которые уже решились привести в исполнение, чтобы, видя себя пораженными и замыслы свои разрушенными силою Божьей, враги со стыдом бежали бы назад – чтобы видя, говорит он, безуспешность своих замыслов и намерений лишить меня жизни, враги мои устыдились этих злых и безумных замыслов.

Пс.34:5 Да будут яко прах пред лицем ветра, и ангел Господень оскорбляя их.

Выражение прах пред лицем ветра значит то же, что пыль, гонимая, или раздуваемая, ветром. В предыдущем 33-м псалме ангел Господень назван избавителем, ополчающимся на защиту боящихся Бога, а здесь он именуется оскорбляющим нечестивых, т.е. загоняющим их в тесноту, поставляющим в невозможность причинить кому-либо вред. Библейско-славянское оскорблять (греч. ) значит собственно: «продолжать теснить», или «загнать в тесноту». Таким образом, Давид, продолжая мольбу свою к Господу Богу о поражении врагов его, говорит: пусть мои гонители, со всем приведенным ими войском, устрашенные Божественною силой, будут как прах, развеваемый ветром, пусть разбегутся назад все врассыпную, как пыль, раздуваемая от ветра, пусть ангел Господень, поражая их страхом преследования, не даст им прийти в себя и вернуться опять к преследованию меня.

Пс.34:6 Да будет путь их тьма и ползок, и ангел Господень погоняяй их.

По-русски: «Да будет путь их темен и скользок, и ангел Господень да преследует их». В зимнее ненастное время горные пути в Палестине бывают настолько скользки, что идти по ним обычным ходом нельзя, а можно только с большими затруднениями пробираться ползком, особенно в темную ночную пору. Таким образом, Давид молит Бога, чтобы Он поставил врагов его в такие трудные условия, при которых затруднительно и даже совершенно невозможно преследование с войском. Пусть, говорит он, гонители мои будут застигнуты мраком ночи и путь их сделается скользким, так чтобы они увидели и сознали полную невозможность преследовать меня и, отказавшись от своего злобного намерения, пусть скорее бегут назад, домой, как бы гонимые невидимо ангелом Господним. В изречениях 4-го и 5-го стихов некоторые отцы и учители Церкви усматривают пророчество о посрамлении иудеев и других гонителей Христа и Церкви Его, которые, по судьбам правды Божией, обращаются во тьме неведения и рассеяны, как прах пред лицом ветра, по всей вселенной.

Пс.34:7 Яко туне скрыша ми пагубу сети своея, всуе поносиша души моей.

Выражение яко туне значит: потому что напрасно, без вины с моей стороны. Скрыша пагубу сети – то же, что: скрыли погибельную сеть для уловления меня. Последнее изречение: всуе поносиша души моей в переводе с греческого еп. Порфирия читается так: «напрасно обидели душу мою». В изречениях сего стиха Давид, выражая основание или причину изложенной в предыдущих стихах мольбы о прекращении гонения со стороны врагов, говорит, что они напрасно, без всякой с моей стороны вины, подобно охотникам на зверей, скрытно расставляют для уловления меня сети и коварно измышляют различные способы к тому, чтобы как-нибудь захватить меня и лишить жизни.

Пс.34:8 Да приидет ему сеть, юже не весть, и ловитва, юже скры, да обымет и, и в сеть да впадет в ню.

До сего стиха Давид о врагах своих говорит во множественном числе, а здесь выражается о них же в единственном, как бы относя речь свою к одному лицу. Такая перемена речи, по мнению толковников, не имеет особого значения, потому что перемена чисел и лиц в древней священной поэзии евреев была в большом употреблении. В предыдущем стихе, выразив свою невинность по отношению к врагам своим, псалмопевец молит здесь, чтобы злые замыслы (сеть, юже не весть, и ловитва, юже скры) главного виновника его гонения – Саула, обратились на него самого, пусть он сам подвергнется неожиданно (не весть) той гибели, какую готовил гонимому. По предоставленному в Законе Моисея праву (Втор.19:18–19), Давид мог бы мстить врагам своим тем же злом, какое они замышляли причинить ему, но он предоставляет это право Господу, моля Его об отмщении. Давид поступает так, как сын и последователь учения ветхозаветной Церкви. Он, как пророк, хотя и созерцал издалека, в прообразах и видениях обетованного Христа Спасителя, но естественно не мог подняться до высот евангельского учения о всепрощении и любви ко врагам. А потому мы, чада и последователи евангельского учения новозаветной Церкви, обязанные великодушно прощать врагам все обиды от них и молиться о вразумлении и прощении их, как и Сам Христос Спаситель молился Небесному Отцу за Своих распинателей (Лк.23:34), – на молитву Давида об отмщении врагам должны смотреть не как на образец моления, а только как на учение и предсказание о праведном Божием за несправедливые притеснения и обиды (Толкование блж. Феодорита [6, с. 161–162]). Как предсказание слова эти исполнились на судьбе Саула, погибшего в войне с филистимлянами, и многократно исполнялись в гибельной судьбе нераскаянных врагов и гонителей Христа Спасителя и Его Церкви.

Пс.34:9–10 Душа же моя возрадуется о Господе, возвеселится о спасении Его. Вся кости моя рекут: Господи, Господи, кто подобен Тебе? избавляяй нища из руки крепльших его, и нища, и убога от расхищающих его.

Изречениями сих двух стихов оканчивается первая строфа, или первое отделение псалма. В них псалмопевец, выразив надежду быть услышанным от Господа в молитве, дает обет принести Богу достодолжную благодарность за избавление от всех злоумышлений и наветов его гонителей. Под костями псалмопевец разумеет весь телесный состав. Нищим называет он себя самого, как нуждающегося во всем потребном для жизни и устраненного от человеческой помощи. Крепльшими, или сильнейшими, назвал здесь вождей Саулова войска, которые имели при себе запасы провианта и сопровождались множеством воинов. Повторил слово нища и прибавил убога для того, чтобы показать чрезмерную свою недостаточность; а словом расхищающих хотел выразить злоумышления гонителей, думавших расхитить все, что он имел. Пусть иные, как бы так говорит псалмопевец, приписывают избавление от бед счастью, или храбрости, или другим случайным причинам, я же вижу спасение свое единственно от руки Божией, и потому душа моя возрадуется о Господе, с веселием прославит полученное чрез Него спасение. И не только душа моя, но и тело, даже сокровенные части тела – все кости мои, весь состав существа моего заговорит, прославляя величие Господа, избавляющего слабого и бедного от сильных притеснителей и гонителей, готовых отнять у него все его достояние и самую жизнь. В рассматриваемых изречениях псалма выражены радость и веселие, наполняющие душу вполне удовлетворенного Богом, осчастливленного человека. Когда Господь исцеляет все недуги наши, прощает нам грехи и исполняет все благие желания наши, тогда весь человек исполняется несказанного удовольствия, веселится пред Господом и всеми членами тела, всеми силами души говорит: Господи, кто подобен Тебе? Или, как в другом псалме (Пс.62:2): возжада Тебе душа моя, коль множицею Тебе плоть моя. В пророческом смысле этими изречениями предызображается, по мнению отцов и учителей Церкви, радость верующих о воскресении Христа Спасителя и совершенном Им искуплении и спасении душ человеческих от порабощения греху и угнетения диавольского (ср. Пс.15:9–10).

Пс.34:11–12 Воставше на мя свидетеле неправеднии, яже не ведех, вопрошаху мя. Воздаша ми лукавая воз благая, и безчадие души моей.

От ожидаемого и представляемого избавления от гонителей обращаясь мыслию к действительности, псалмопевец опять видит себя окруженным теми же гонителями и врагами, которые, как лживые свидетели, восстали на него с явным намерением обвинить его в том, чего он не только не сделал, но о чем даже и не помышлял, – которые, не довольствуясь лживыми свидетельствами и клеветами, дерзали самолично обвинять и допрашивать его о том, чего у него и в мыслях не было: вопрошаху мя о том, яже не ведях. Так Саул, по своей зависти и злобе, чтобы иметь пред народом оправдание и основание к преследованию и умерщвлению прославленного победителя Голиафа, совершенно несправедливо обвинял Давида в измене, в злоумышлении на жизнь его и домогательстве престола (1Цар.22:7–10), а некоторые из слуг Саула, чтобы выслужиться пред ним, старались поддерживать его несправедливые обвинения и, таким образом, являлись неправедными свидетелями против Давида (1Цар.26:19). Здесь уже явно псалмопевец предызображает собою Христа Спасителя, против Которого враги Его, иудейские первосвященники и старейшины, искали на суде лжесвидетельства, чтобы предать Его смерти, несправедливо обвиняли Его в богохульстве (Мф.26:59, 65), в возмущении народа против правительства и во многих других преступлениях, которых Он никогда не совершал, и как преступника допрашивали Того, Который «греха не сотвори, ни обретеся лесть во устех Его» (1Пет.2:22). За что же такая ненависть и злоба к псалмопевцу со стороны врагов его? Не сделал ли он какое зло для них, или оскорбление? Согласно с повествованием истории, сам псалмопевец, представляя в мысли своей подобные вопросы, дает на них такой ответ: воздаша ми лукавая воз благая и безчадие души моей, т.е. я не сделал гонителям своим никакого зла, я старался делать им и делал одно добро, а они за мое добро воздают мне злом (лукавая воз благая); что подтвердил при одном случае и самый главный враг его, царь Саул, откровенно сознавшись в своей неправде против Давида: «Ты правее меня, – сказал Саул Давиду, – ибо ты воздал мне добром, а я воздавал тебе злом» (1Цар.24:18). Враги Давида воздают ему сиротством души его (безчадие души моей), т.е. своими преследованиями лишают жены, семейства, друзей и ставят в положение несчастного, беспомощного сироты и тем самым причиняют такую тяжкую скорбь, какую испытывают потерявшие всех своих детей родители. Так же точно поступили в отношении к Христу Спасителю и неблагодарные Ему иудеи: за полученные от Него благодеяния они ругались над Ним, поносили Его и предали на распятие. Они причинили Ему и безчадие в том смысле, что и сами не прияша Его и воспрепятствовали многим другим принять Его верою и сделаться чрез то «чадами Божиими, верующими во имя Его» (Ин.1:11–12). Особенно трогательно такую неблагодарность иудеев в отношении к Иисусу Христу, облагодетельствовавшему их, изображает Православная Церковь в песнопениях страстной седмицы. «Людие Мои... что сотворих вам; или чим вам стужих; слепцы ваши просветих, прокаженныя очистих, мужа суща на одре исправих. Людие Мои, что сотворих вам; или что Мне воздаете; за манну желчь, за воду оцет: за еже любити Мя, ко кресту Мя пригвоздисте» (Стихира 6-го часа в Великий пяток). «За кое дел хощете Мя распяти иудее; яко разслабленныя ваша стягнух, зане мертвецы аки от сна возставих, кровоточивую исцелих, хананею помиловах» (Стихира 3-го часа того же дня).

Пс.34:13 Аз же, внегда они стужаху ми, облачахся во вретище и смирях постом душу мою, и молитва моя в недро мое возвратится.

Выражение: внегда они стужаху ми – в переводе с греческого еп. Порфирия читается так: «когда обременили меня,» – и таким чтением дает прежде всего мысль об известных наветах и скорбях, причиненных Давиду врагами. В переводе же с древнееврейского оно читается так: «во время болезни их,» – и здесь уже дается как бы другая мысль. Но в сущности, согласно с повествованием библейской истории (1Цар.16:23; 2Цар.1:11–27), эти, по-видимому различные мысли примиряются в той общей мысли, что Давид, как человек близко и всегда сочувственно относившийся к Саулу и его семейству, сам испьпывал скорбь при виде скорби и болезни и при всяком вообще несчастье в доме царя Саула, а потому и говорит здесь: Аз же, внегда они стужаху ми, т.е. а я во время болезни их (удрученный скорбью по случаю болезни их) одевался во вретище, изнурял постом душу мою, и молитва моя возвращалась в недро мое. Вретищем называется грубая волосяная темного цвета одежда, которую надевали для выражения печали при оплакивании умерших, при раскаянии во грехах (Лк.10:13; см. объяснение Пс.29:12) и проч. Выражение и молитва моя в недро мое возвратится (по пер. с евр. и греч. «возвращалась») объясняется так: так как я в скорби от болезни моих теперешних врагов, при молитве о их выздоровлении, не мог поднять головы, но склонял ее к груди, то выходящая из уст моих молитва возвращалась вновь к груди, откуда и выходила. Это образное выражение заимствовано от весьма обычного на востоке положения молящегося, как упоминается, например, и о молитве пророка Илии на горе Кармил: «Илия взошел на верх Кармила, и наклонился к земле, и положил лице свое между коленами своими» (3Цар.18:42).

Пс.34:14 Яко ближнему, яко брату нашему, тако угождах: яко плачя и сетуя, тако смиряхся.

В сем стихе, как и в предыдущем, псалмопевец кратко излагает свое поведение в отношении к врагам своим. Он говорит (пер. с евр.): я поступал (в отношении к Саулу так), как бы это был друг мой, брат мой; я ходил скорбный, с поникшею головою, как бы оплакивающий мать. Так я был расположен к каждому из противников моих, как друг к другу, или лучше – как брат к брату, или еще лучше – я относился к ним, как мать к больному ребенку своему: она, видя больное дитя свое, наклоняется к нему с плачем и скорбью, чтобы взять его на руки. Так и я поступал в отношении гонителей моих: когда случалась с ними болезнь или другое какое-либо несчастье, я соболезновал им с такою скорбью, как будто бы сам в их несчастье понес тяжелую утрату, равную потере матерью своего сына. История свидетельствует, что Давид уважал Саула как помазанника Божия, во всю свою жизнь любил его как брата и по смерти оплакивал как сына (2Цар.1:17). Здесь опять в лице Давида является прообраз Христа Спасителя, Который, предвидя гибель города Иерусалима, плакал о нем (Лк.19:41) и уподоблял Себя кокоши (курице), заботливо собирающей под крылья птенцов своих (Мф.23:37).

Пс.34:15–16 И на мя возвеселишася и собрашася: собрашася на мя раны, и не познах: розделишася, и не умилишася. Искусиша мя, подражниша мя подражнением, поскрежеташа на мя зубы своими.

В Учебной церковно-славянской Псалтири против слова раны на поле поставлено уязвляющий, а против слов и не умилишася поставлено и не преставаху. В изречениях этих двух стихов псалмопевец изображает новый род злокозненных отношений к нему его гонителей. Когда я, говорит он, предавался скорби, сочувствуя болезни и несчастью их, они, нечестивые гонители мои, с весельем собирались против меня и, как бы не довольствуясь тем коварством и клеветами, которыми постоянно оскорбляли меня, радовались моим бедствиям и собирались вооруженные, чтобы нанести мне раны, а если можно, то даже и убить меня. Я же не знал, за что такое озлобление. А они, хотя и разделились между собой, по действию защищающего меня Промысла Божия, и потому не могли уязвить и умертвить меня; но не раскаялись (не умилишася), не успокоились, не переставали, во все время царствования Саула, в своих враждебных действиях и продолжали искушать меня, стараясь хитростью и лицемерием, а иногда язвительными насмешками раздражить меня, и в то же время, как лютые звери, скрежетали зубами своими, т.е. готовы были растерзать, или прямо имели в виду погубить меня. Во всех этих враждебных и злобных отношениях к Давиду гонителей его предызображена пророчески неблагодарность к Иисусу Христу первосвященников, книжников и старейшин иудейского народа, которые собирались то на совет, как бы предать Его смерти за Его многочисленные чудотворения, то для беззаконного суда своего над Ним, осыпали Его клеветами и насмешками, скрежетали на Него зубами своими, добиваясь пред Пилатом осуждения Его на распятие, и злобно радовались, когда достигли своей цели и видели Его страдания (Мф.27; Мк.15).

Пс.34:17 Господи, когда узриши? устрой душу мою от злодейства их, от лев единородную мою.

Слова: душу мою употреблены здесь вместо слов мою жизнь, или просто «меня»; слова от лев значат то же, что от львов. Львами называет псалмопевец врагов своих по причине их свирепости и зверского ожесточения. Слово единородную употреблено здесь, как и в Пс.21, в смысле – одинокую, всеми оставленную, беспомощную. В переводе с еврейского весь стих читается так: «Господи, долго ли будешь смотреть на это? Отведи душу мою от злодейств их, от львов – одинокую мою». Возмущаемый до глубины души ничем не заслуженным враждебным отношением к нему Саула и его приверженцев, псалмопевец молит Господа положить предел своему долготерпению к их злобе и вражде и говорит: Господи, призри на меня и на них, и устрой так, чтобы мне, одинокому и беспомощному, избавиться от злодейских покушений моих гонителей, готовых подобно свирепым львам растерзать меня, как свою добычу.

Пс.34:18 Исповемся Тебе в церкви мнозе, в людех тяжцех восхвалю Тя.

Выражение: в церкви мнозе – так же, как и другие подобные выражения псалмов, например: «в церкви велицей» (Пс.21:26, 39:10), в книге еп. Порфирия переведены словами: в собрании многочисленном, великом. Здесь Давид снова дает то же обещание песненно прославить и возблагодарить Господа за избавление от тяжких напастей со стороны врагов, какое он выразил раньше в стихах 9 и 10 сего псалма. По изъяснению блж. Феодорита и других толковников, в словах: исповемся Тебе в церкви мнозе – заключается пророчество о Церкви Христовой, составившейся из многочисленного собрания язычников, потому что Церковью, многочисленнейшим народом (в людех тяжцех) пророк называет Церкви, существующие по всей вселенной, на земле и на море, в которых он как псалмопевец прославляет Бога чрез уверовавших [6, с. 160]. Славянское слово тяжкий соответствует русскому «важный», или «великий». Поэтому и вторая половина стиха выражает другими словами ту же мысль, какая заключается в первой половине его. Не скрою благодеяния Твоего, Господи, говорит псалмопевец, но всенародно пред всею Церковью, пред всем многочисленным народным собранием возвещу о Нем и торжественно, как в великие праздники, буду прославлять Тебя.

Пс.34:19 Да не возрадуются о мне враждующии ми неправедно, ненавидящии мя туне и помизающии очима.

Слово туне – означает «беспричинно, напрасно». Помизающии очима – значит: «мигающие глазами, подмигивающие». Обращаясь снова к коварным действиям врагов своих, Давид говорит, что он не сделал врагам своим никакого зла, а потому они враждуют против него несправедливо, без причины, питают ненависть к нему напрасно и еще перемигиваются глазами, т.е. явно смеются над ним. Так, вероятно, и поступали придворные Саула, которых и разумеет здесь псалмопевец, когда они, в присутствии Давида, желая осмеять его пред царем и тем угодить последнему, подмигивали Давиду и перемигивались между собою, выражая тем как бы одобрение словам и действиям Давида, а на самом деле подсмеиваясь над ним и замышляя против него злое (блж. Феодорит [6, с. 160]). Пусть же не радуются насмехающиеся надо мною, говорит Давид, и ненавидящии меня безвинно. Ненавидящии мя туне – и на эти слова, без сомнения, указывал и Господь Иисус Христос, когда в речи Своей к ученикам, после тайной вечери, между прочим говорил им: «Да сбудется слово, писанное в законе их, яко возненавидеша Мя туне» (Ин.15:25), принимая слово закон в более обширном смысле, разумея под ним и псалмы.

Пс.34:20–21 Яко мне убо мирная глаголаху, и на гнев лести помышляху. Разшириша на мя уста своя, реша: благоже, благоже, видеша очи наши.

Против слов: на гнев лести помышляху – в новом издании Учебной Псалтири на поле поставлено: во гневе лесть помышляху. Последнее выражение наиболее понятно. Продолжая речь о тех же приближенных к Саулу царедворцах, псалмопевец говорит: они мне как бы мирное говорили, но в раздражении выдумывали коварства. Разширять уста – значит «громко кричать», или «смеяться». Они, говорит, расширяя уста, громко смеялись и кричали: благоже, благоже, видеша очи наши, – то есть вот это хорошо, хорошо это, что мы увидели теперь, – что видим Давида в таком стесненном состоянии. Того злорадства, которое прежде скрывали, враги Давида теперь не могут или не хотят скрывать: расшириша уста, т.е. неистово смеялись над его несчастьем и громко выражали свою радость. Такое злорадство выражали и враги Христа Спасителя, когда, добившись Его распятия на кресте, они смеялись над Его страданиями и злобно говорили: «Уа, разоряяй церковь и треми денми созидаяй, спасися сам и сниди со креста» (Мк.15:29–30). Здесь славянское уа, переведенное по-русски «э!» или, что то же, «гэ!» – значит то же, что и выраженное словами псалма: благоже, благоже!

Пс.34:22–24 Видел еси, Господи, да не премолчиши: Господи, не отступи от Мене. Востани, Господи, и вонми суду моему, Боже мой и Господи мой, на прю мою. Суди ми, Господи, по правде Твоей, Господи Боже мой, и да не возрадуются о мне.

Во всех этих изречениях требуют особого объяснения только два славянских выражения: да не премолчиши и на прю мою. Премолчати собственно значит: «умалчивать, замалчивать»; в переносном же смысле, как здесь, слово это употреблено в значении: потерпеть, равнодушно отнестись к бедственной участи. Пря значит – «спор, тяжба, судебное, тяжебное дело». Выражение вонми на прю мою будет значить: обрати внимание на тяжбу мою с моими коварными притеснителями. А во всех трех стихах псалмопевец выражает, как и прежде (ст. 1–3, 17), молебные прошения свои к Господу Богу о суде над его гонителями и защите от их притеснений. Все эти мольбы могут быть переданы в следующих выражениях: Ты, Господи, как вездесущий и всеведующий, Сам видишь все коварство и злорадство моих гонителей, видишь и мое угнетенное положение – не премолчи же, не потерпи злобу моих гонителей. Если же будешь равнодушно смотреть на их коварство и беззащитность, то моя погибель неизбежна. Восстань же, Господи, на защиту мою и не отступи от меня Своей помощью. Обрати внимание Свое, Боже мой, на мою тяжбу с гонителями моими, рассуди меня с ними праведным судом Твоим и не допусти их восторжествовать надо мной, чтобы злорадствовать им о моей погибели.

Пс.34:25–26 Да не рекут в сердцах своих: благоже, благоже души нашей: ниже да рекут: пожрохом его. Да постыдятся и посрамятся вкупе радующиися злом моим: да облекутся в стыд и срам велеречующии на мя.

Во всех этих изречениях выражены мысли и чувства псалмопевца, соответствующие злорадным чувствам и коварным замыслам гонителей его. Если продолжится, как бы так говорит он, такое угнетенное положение мое в отношении к гонителям моим, то оно может послужить причиной к дальнейшему злорадованию и посмеянию их надо мною, и все мои бедствия и злострадания будут для них новым поводом к веселью и горделивому самовосхвалению о победе надо мной. Но отними у них, Господи Боже мой, всякую надежду победы и торжества надо мной, так, чтобы злорадствуя о моей погибели, не могли говорить друг другу: как это приятно, как это хорошо, что нам удалось поглотить (пожрохом, подобно хищным зверям), т.е. погубить его (ст. 16–17). Ты, Господи, избавь меня от всех злодейств их и тем самым пристыди и посрами всех, которые радуются теперь моему несчастью (радующиеся злом моим), и пусть как бы одеждою, т.е. не на короткое только время и в собственном только сознании, но видимо для всех оденутся, или покроются, стыдом и позором все велеречующии на мя, т.е. те, которые теперь величаются надо мною своим временным торжеством, своею силою и высоким влиятельным положением при дворе при моем совершенном унижении и близости к погибели.

Пс.34:27–28 Да возрадуются и возвеселятся хотящии правды моея: и да рекут выну, да возвеличится Господь, хотящии мира рабу Его. И язык мой поучится правде Твоей, весь день хвале Твоей.

Этими заключительными изречениями псалмопевец молитвенно взывает к Господу Богу о тех благонамеренных людях, которые доброжелательствовали ему и, зная невинность его, желали, чтобы скорее открылась и восторжествовала правда его; молит также о тех, которые желали ему мира, т.е. избавления от всех зол, чтобы они возрадовались и возвеселились и чтобы всегда прославляли величие Господа: да рекут выну, да возвеличится Господь. И в заключение дает обещание в благодарность за полученное избавление всегда прославлять правосудие Божие.



Источник: Православный Свято-Тихоновский Богословский институт 2002. – 992 с. 1SBN 5.7429.0120-8

Комментарии для сайта Cackle