протоиерей Григорий Разумовский

Объяснение священной книги псалмов

Псалом 34 Псалом 35 Псалом 36

Псалом 35

Псалом сей имеет следующее надписание: В конец, отроку Господню Давиду. Надписание это, буквально сходное с началом надписания псалма семнадцатого, означает, что и этот псалом принадлежит к числу псалмов, составленных пророком Давидом, который здесь называется отроком Господним, как сын и как раб Господа. Выражение в конец имеет здесь то же значение, что и в других псалмах, и объяснено выше (см. Пс.4 и др.).

В псалме сем, с одной стороны, изображается великая сила зла, столь свойственная растленному естеству человеческому, а с другой – прославляется величие благости и правды Божией, охраняющей верующих. Но как ни велика и страшна злоба и сила грешников, от которой даже праведник может прийти в уныние, но бесконечно больше того сила бодрствующего над миром благого и правосудного Промысла Божия, под охраной которого верующие могут утешаться радостной надеждой избавления от угрожающих им опасностей со стороны нечестия развращенного мира и с уверенностью ожидать полного его поражения и падения.

Хотя ни из содержания, ни из надписания сего псалма не видно, когда и при каких обстоятельствах он составлен был Давидом, но по некоторым признакам можно предполагать, согласно с блж. Феодоритом [6, с. 162–163] и другими толковниками псалмов, что он написан был после последней встречи Давида со своим гонителем на холме Ехелаф (или Гахила), в пустыне Зиф. Когда Давид, узнав, что Саул расположился своим станом в одной из пещер на том холме для ночлега, то, встав ночью, подошел близко к шатру и, найдя Саула спящим, мог бы беспрепятственно умертвить его, что и предлагали ему сделать сопровождавшие Давида. Но Давид не сделал сего, не поднял руки на помазанника Божия, а только ножем отсек край верхней одежды его, в доказательство того, что жизнь Саула находилась в руках Давида. Когда же настало утро, и Саул вышел из пещеры, то Давид, остановясь на горе, в некотором отдалении, громко укорил Саула за неправедное злоумышление и преследование его и в то же время выяснил свою правду и непамятозлобное отношение к Саулу, настолько искреннее, что, имея его в своих руках, не умертвил его, в удостоверение чего показал отсеченную полу одежды его. Саул же, пристыженный словами и великодушным поступком Давида, сознавался в своей безумной злобе и притворно раскаивался в своей несправедливости к нему, и убеждал его возвратиться домой, обещая не делать ему более никакого зла (1Цар.26:2–25).

Так как в псалме сем содержатся мысли о глубоком повреждении грехом еврейского народа и вообще всего человечества и о спасении его единственно явлением беспредельной милости и правды Божией, чрез искупление во Христе Иисусе, то св. отцы и учители Церкви относят сей псалом к числу пророчественно-мессианских, находя основание для сего в словах апостола Павла (Рим.3:10, 18:25–26).

Пс.35:1.

Состоит из надписания, о котором сказано выше.

Пс.35:2 Глаголет пребеззаконный согрешати в себе: несть страха Божия пред очима его.

По переводу с еврейского этот стих читается так: «Нечестие беззаконного говорит в сердце моем: нет страха Божия пред глазами его». Под именем беззаконного псалмопевец, не называя его по имени, разумеет, очевидно, гонителя своего царя Саула, вышеописанная встреча с которым производит на пророка поражающее впечатление и вдохновляет его к составлению песни, или псалма, в котором, изображая силу нечестия и злобы человеческой, указывает и причину крайнего развращения беззаконников, насколько та и другая отразились в сердце самого псалмопевца. Он как бы так говорит: хотя беззаконный и сознавался, по-видимому, в грехе своем против меня, но это было неискреннее сознание и раскаяние его, это было не что иное как вещание нечестия и развращения сердца, раздающееся и доселе в моем сердце и приводящее меня к убеждению в том, что у пребеззаконного гонителя нет страха Божия пред глазами его. Делая грех он не только говорит (глаголет), но и думает про себя (согрешати в себе), что никто не видит его злых намерений и склонностей, в уме и сердце его нет живого представления о Боге как Верховном Владыке, Законодателе и Праведном Мздовоздаятеле и ясного сознания своей обязанности благоговеть пред Ним, исполнять Его святую волю и избегать всего, что может оскорблять Его величие и святость. Поэтому он как человек, «Бога не боящийся и людей не стыдящийся» (Лк.18:2), заглушивший в себе голос совести, не способен к искреннему раскаянию и исправлению, и от него нельзя ожидать справедливости или хоть какой-нибудь милости и пощады. Все это и раскрывается далее, в 3–5-м стихах.

Пс.35:3 Яко ульсти пред ним обрести беззаконие свое, и возненавидети.

Ульсти, от слова – ульстити, – значит: «солгал, действовал льстиво, обманул». Так, Саул, по-видимому, признавался в своем безумии и раскаивался в своих несправедливых и враждебных отношениях к Давиду, обещаясь оставить их навсегда и заменить добрыми и справедливыми отношениями. Но говоря о беззаконии своем, как бы искренно сознавшись в нем, он только схитрил (по переводу еп. Порфирия слова ульсти), льстивый самому себе в глазах своих, обманывал себя и других, говоря, что он открывает, обретает пред Богом беззаконие свое, чтобы возненавидеть его. Но это – неправда лесть и обман.

Пс.35:4 Глаголы уст его беззаконие и лесть: не восхоте разумети, еже ублажити.

То есть слова уст его – неправда и лукавство, обман. На словах он (Саул) выразил сознание виновности своей в отношении к Давиду и обещание исправиться, переменить злобные отношения на добрые, но это только на словах (глаголы уст его), – в сердце же своем он не думает об исправлении, на самом же деле не хочет вразумиться (не восхоте разумети) представленными ему со стороны Давида явными и очевидными доказательствами его несправедливости, – чтобы не делать более зла (1Цар.26:21), а чтобы делать добро (еже ублажити): не хочет он вразумиться, чтобы делать добро.

Пс.35:5 Беззаконие помысли на ложи своем: предста всякому пути неблагу, о злобе же не негодова.

В этом стихе псалмопевец продолжает речь о том же беззаконном гонителе своем, который, не имея в совести своей страха Божия, не только творит всякое беззаконие, не только обманывает себя и других притворным раскаянием в беззаконных делах своих и не принимает никакого убеждения и вразумления со стороны других благоразумных людей, но по-прежнему постоянно занят одною злобною мыслью, как бы захватить и умертвить воображаемого им в лице Давида своего соперника, так что даже и отходя ко сну, на ложи своем измышляет беззаконие, обдумывает свои беззаконные планы и, пробуждаясь потом от сна, спешит привести в исполнение задуманные злые намерения (предста всякому пути неблагу), не гнушаясь при этом никаким злодеянием, а принимая его как выгодное средство для выполнения злобных своих замыслов (о злобе же не негодова).

Вторую половину 2-го стиха сего псалма, вместе с несколькими стихами из Пс.13 (1–3) и других мест Священного Писания (Пс.5:10, 139:3, 9:28; Притч.1:16; Ис.59:7–8), св. апостол Павел приводит в доказательство глубокого повреждения грехом иудейского народа и вообще человечества и необходимости для спасения людей в искуплении их Иисусом Христом (Рим.3:10–18, 23:25). В этом учении апостола св. Афанасий Великий и другие отцы и учители Церкви видят основание и подтверждение того мнения, что пророк Давид в образе глубоко падшего и сделавшегося неспособным к исправлению Саула созерцал и предызобразил в сем псалме (ст. 2–5) глубокое развращение иудейского народа и вообще человечества пред пришествием на землю Христа Спасителя [3, с. 126], что и показали на себе развращенные иудейские книжники и фарисеи, современные Иисусу Христу, а за ними и весь народ иудейский, которые, забыв страх Божий, только лицемерно почитали Бога и исполняли закон Его (Мф.15:8–9), имели только вид благочестия, а силу его отвергли (2Тим.3:5). В еще большей степени проявлялось развращение и нечестие в жизни других народов.

Пс.35:6 Господи, на небеси милость Твоя, и истина Твоя до облак.

После того как изобразил высшую степень злобы и развращения нечестивых людей, пророк имел в виду в следующих изречениях показать превосходящую степень благости Божией, которая состоит в милости Бога к человеку и ко всем вообще тварям, во истине Его и правде. Как ни велика злоба гонителя его Саула, как ни страшна сила господствующего в мире зла, но благость Божия, простирающаяся на человека, в особенности же на всех верующих, несравненно выше и сильнее того. Милость Твоя, Господи, простирается до неба, т.е. так велика милость Твоя, как неизмеримо велико пространство от земли до неба. С милостью Ты соединяешь и истину, или верность всему тому, что изречено и что милостиво обещано Тобою: «Верен Господь во всех словесех Своих» (Пс.144:13), – и истина Твоя даже до облак, то есть верность, сопутствующая милости Твоей, простирается до облаков и достигает неба, которое выше облаков.

Пс.35:7–8 Правда Твоя, яко горы Божия, судьбы Твоя бездна многа: человеки и скоты спасеши, Господи. Яко умножил еси милость Твою, Боже: сынове же человечестии в крове крилу Твоею надеятися имут.

Хотя нечестивые, как бы так говорит псалмопевец, злодействуют, думая, что никто не видит их злодеяний, как будто никто не надзирает над ними; но у Тебя, Владыко Господи, пребывает неотступно правда вечная, которая воздает всем и каждому по делам его: правда Твоя, яко горы Божия, т.е. она так велика, как величайшие и высочайшие горы, которые иногда возвышаются над облаками. Великие предметы в мире псалмопевцы нередко именуют Божиими: «горы Божия, река Божия» (Пс.64:10), «кедры Божия» (Пс.79:11), как созданные Богом и как громче всего проповедающие о творческой силе и величии Божием. Но правда Божия действует не так, как правда человеческая. Тогда как последняя находит нужным наказать и покарать, первая проявляет терпение и даже милует и долготерпит явным преступникам воли Божией, которые по суду человеческому подлежат гневу и достойны казни Божией. В этом смысле о правде Божией как проявлении Божественного правосудия в отношении к людям и вообще к тварям псалмопевец говорит: судьбы Твоя бездна многа, т.е. судьбы Божии неисследованы и непостижимы, как глубочайшие морские пучины, которые потому и называются бездною, как бы не имеющие дна и потому недостижимые для взоров человеческих и не подлежащие никакому исследованию. В этом же смысле о правде Божией и о судьбах Промысла Божия и апостол Павел говорит: «О, глубина богатства и премудрости и разума Божия! яко неиспытани судове Его и неизследовани путие Его» (Рим.11:33). Промысл Божий проявляет одинаково милость Свою ко всем тварям, разумным и бессловесным: человеки и скоты спасеши, Господи. Некоторые отцы и учители Церкви (св. Афанасий Александрийский [3, с. 126]) последнее изречение объясняют как пророчество об искуплении и спасении мира чрез Иисуса Христа, разумея под именем человеки благочестивых людей, или вообще иудеев, получивших Закон и обетования от Бога, а под именем скотов неразумных – язычников, не ведующих Бога и не получивших письменного откровения воли Божией. Сказав о высоте и бесконечном величии свойств Божиих – милости, истины и правды, как наиболее действующих и проявляющих себя в искуплении и спасении мира, псалмопевец воздает как бы особенную похвалу и удивление спасительной для всех милости Божией, особенными благодеяниями которой воспользуются сынове человечестии, т.е. не скоты, или неразумные животные, и не те люди, которые уподобляются скотам бессмысленным, а те благочестивые и богобоязненные люди, которые не омрачили в себе образа Божия порочною жизнью и которые будут возрождены благодатью Божией от второго Адама – Христа: они в крове крилу Твоею надеятися имут, т.е. под охраною Божьей благодати сыны человеческие, как птенцы под сенью крип своей матери, могут быть спокойными, обнадеженными (надеятися имут), вполне уверенные в своей безопасности (Пс.90:1–4). «О, сколь драгоценна милость Твоя, Боже!» (по пер. с евр.).

Пс.35:9 Упиются от тука дому Твоего, и потоком сладости Твоея напоиши я.

О духовных благах, которыми воспользуются по великой милости Божией сынове человечестии, т.е. люди, сохранившие человеческое достоинство, люди духовной жизни, благочестивые, пророк говорит здесь сравнительно, или по сравнению их с благами вещественными. Не только, говорит он, праведные и благочестивые исполнятся благодатного дара душевного мира, в крове крилу Твоею, но они еще исполнятся духовной радости и наслаждения в живом ощущении близости и общения своего с Богом, на трапезе дома Божия, подобно тому как участвующие в пиршествах, устрояемых во дворе скинии, по принесении мирных жертв, приятно веселились, обильно угощаемые лучшими кусками мяса от тучных жертв и сладким вином (1Цар.9:23–24; Втор.12:7–12, 14:23, 26–29): они упиются от тука дому Твоего, т.е. сердце их восчувствует живое общение с Богом в Его доме и исполнится духовного наслаждения и радости о Господе. И потоком сладости Твоея напоиши я, т.е. они, по милости Божией, насладятся струями Божественного учения и от вкушения Тела и Крови Христа Спасителя (блж. Феодорит) будут чувствовать всегдашнее духовное наслаждение и насыщение.

Пс.35:10 Яко у Тебе источник живота, во свете Твоем узрим свет.

Изречения сего стиха имеют причинную связь с изречениями предыдущего стиха. Поток сладости Божественной, как всякий вообще поток, имеет источник, и этот источник заключается в Самом Боге: Яко у Тебе источник живота. Верующие и благочестивые люди, по милости Божией, напояются Божественной благодатной сладости из того потока, который получает начало от Самого Бога, источника жизни и света. Господь Бог, по милости Своей, дарует людям, поддерживает, сохраняет и восстановляет их жизнь, как физическую – телесную, так и духовную и просвещает их светом от Своего Света, ибо Он есть «Живот и Свет» (Ин.1:4, 9, 8:12, 11:25). Когда человек подвергается бедствиям и ниоткуда не видит себе помощи, тогда объемлют его скорбь и теснота, которые приводят душу его в такое омрачение, что он не знает, куда обратиться и что предпринять, и тогда только он освобождается от такого жалкого и мрачного состояния, когда обратится с молитвою к Господу Богу. В таком ужасном состоянии находился и Давид, когда в бедствиях гонений, всеми оставленный и забытый, признавал себя как бы уже лишенным жизни и света и заключенным во мраке, вместе с умершими (Пс.30:11–13, 141:8), но одушевляемый и духовно просвещаемый верою в Господа, в надежде на Его милость, ясно предчувствовал, что Господь снова оживит его Своею всемогущею силою (Пс.137:7) и просветит светом лица Своего (Пс.17:29), т.е. даст ему снова увидеть светлые и счастливые дни на земле. Те же скорби и теснота нападают на человека, преданного греху и всяким беззакониям (Рим.2:9), совершенно омрачают его душу и доводят ее до отчаяния, что и видим на судьбе Саула и многих из его приверженцев. Бедственные последствия беззаконной жизни мы нередко видим также у тех людей, которые, утратив свет божественной веры, омрачают свою совесть закоснением в порочной жизни, удаляют себя от благодати Божией и таким образом сами себя лишают вечно-блаженной жизни во свете лица Божия. Об этой жизни и об этом свете и говорит здесь божественный псалмопевец: Яко у Тебе источник живота, во свете Твоем узрим свет. Просвещаемый светом веры Христовой и направляя жизнь свою во свете Его заповедей и каждый человек может наследовать жизнь вечную и узреть свет Божественный: «Праведницы просветятся яко солнце в Царствии Отца их» (Мф.13:43).

Пс.35:11 Пробави милость Твою ведущым Тя и правду Твою правым сердцем.

Пробави – значит: «продли, продолжи, протяни». Изобразив различные духовные блага (ст. 7–9), которых по милости Божией удостоиваются все познавшие Бога верою в Него, псалмопевец молитвенно обращается к Господу Богу и просит, чтобы Он и впредь продолжал изливать милость Свою на верующих в Него (ведущим Тя) и правым сердцем, т.е. всем искренно верующим и нелицемерно, без всякого лукавства в душе старающимся соблюдать Его Божественные заповеди, чтобы и впредь проявлял Свою правду, в защиту их от напастей и для утверждения в добродетели, воздавая правдою за подвиги терпения и благочестия.

Пс.35:12 Да не приидет мне нога гордыни, и рука грешнича да не подвижит мене.

От созерцания милости Божией, явленной праведным и имеющей явиться в будущем, обращаясь взором к действительности, к тем отношениям, какие продолжали еще существовать между ним – Давидом и его гонителем, псалмопевец просит здесь уже о себе лично, чтобы Господь избавил его, как одного из тех верующих и правых сердцем, о которых говорит в предыдущем стихе, – от насилия нечестивых гонителей, что разумеет в словах – нога гордыни, и рука грешнича. Он говорит как бы так не дай гордому врагу захватить меня и подвергнуть всякого рода уничижениям и казни, не попусти нечестивому продолжать свое преследование и держать меня в изгнании (1Цар.26:19). По мнению же других толковников (св. Афанасий Александрийский и др.), пророк молится здесь, чтобы Господь даровал ему твердость и постоянство против духа гордости (нога гордыни), которому нередко подвергаются и великие мужи, – чтобы нечестивые не поколебали (рука грешнича да не подвижит), не совратили его с пути добродетели.

Пс.35:13 Тамо падоша вси делающий беззаконие: изриновени быша, и не возмогут стати.

После неопределенного тамо для большей ясности нужно поставить слово «где», как сделано в переводе еп. Порфирия, и тогда смысл изречений сего стиха, в связи с предыдущим, должен быть выражен так: рука грешника да не поколеблет меня в вере, да не совратит с пути добродетели, чтобы мне не явиться там, где пали все делающие беззаконие (под именем коих разумеет Саула, его приверженцев и всякого злого человека), где на пути нечестия в своей гордости беззаконники нашли себе погибель: изриновени быша, говорит о будущем в форме прошедшего, как пророк, в том смысле, что нечестивые низвергнуты будут во тьму кромешную, в ад, где восстать они уже не смогут.


Псалом 34 Псалом 35 Псалом 36