протоиерей Григорий Разумовский

Объяснение священной книги псалмов

 Псалом 86Псалом 87Псалом 88 

Псалом 87

Надписание сего псалма составляет стих 1 и читается так: Песнь псалма сыном Кореовым, в конец, о маелефе еже отвещати, разума Еману исраилтянину. Оно состоит из отдельных отрывочных изречений, поставленных, по-видимому, в некоторую связь. Первые четыре слова в сем надписании имеют то же значение, как и в надписании предыдущего, 86-го псалма. Они значат: «псаломская песнь, переданная сынам Кореевым». Следующее слово: в конец – имеется и в надписаниях многих других псалмов (30, 35, 38, 39, 64 и др.), и с тем же значением: «начальнику хора, для исполнения»; а еврейское слово о маелефе, по изъяснению разных толковников, указывает здесь на музыкальный инструмент, на котором псалом сей должен быть исполняем, и не только при участии певцов, но и с аккомпанементом музыкального инструмента, и при том антифонно, так, чтобы пели два хора, причем один как бы отвечал другому (еже отвещати). Слова: разума Еману исраилтянину («по разумению Емана») – по переводу с еврейского означают: «учение Емана израильтянина». Сей Еман был начальником одного из хоров, учрежденных Давидом царем для участия в богослужении при скинии (1Пар.6:33, 15:17), и ему нужно приписать составление сего псалма. Таким образом, все выражения, составляющие надписание сего псалма, соединенные в одну речь, имеют такой смысл: псаломская песнь, переданная сынам (т.е. потомкам) Кореевым (певцам и музыкантам) для исполнения на известном музыкальном инструменте, при участии хорового антифонного (двухстороннего) пения, составляет учение, или поучительную песнь, Емана израильтянина.

Пс.87:2–3 Господи Боже спасения моего, во дни воззвах и в нощи пред Тобою: да внидет пред Тя молитва моя, приклони ухо Твое к молению моему.

Как видно из содержания всего псалма, составитель его был удручен великою скорбию, находился в тяжких страданиях и потому обращается с молитвою к Богу, как единственному Защитнику и Помощнику во время скорби и печали, причем выражает, что среди одержащих душу его зол он непрестанно – и день и ночь – молился Богу: Господи Боже, Спаситель мой (Боже спасения моего), к Тебе взывал я днем, и ночью я пред Тобою (на молитве). Пусть дойдет до Тебя молитва моя, обрати милостивое внимание Твое (приклони ухо Твое) на мое моление. Свою молитву псалмопевец считает слабым, едва слышным шепотом больного, и потому умоляет, чтобы Господь Бог, как истинный Врач душ и телес, приклонился к нему, дабы расслышать его, как делают обыкновенные врачи со слабым больным; просит, чтобы Господь Бог обратил на него Свое милостивое внимание.

Пс.87:4–5 Яко исполнися зол душа моя, и живот мой аду приближися. Привменен бых с нисходящими в ров: бых яко человек без помощи.

В изречениях сих стихов нестерпимо бедственное положение свое псалмопевец сравнивает с состоянием человека, находящегося при смерти, всеми оставленного и совершенно беспомощного (человек без помощи). Душа моя, как бы так говорит он, преисполнена столь тяжких страданий, что и самая жизнь моя близка к смерти (аду приближися): я сравнялся с отходящими в могилу. По выражению блж. Феодорита: «Я уподобляюсь тем, которые упали в ров и не могут выйти» [6, с. 416]. Из изречений 3-го и 4-го стихов сего псалма почти буквально составлено следующее церковное песнопение: «Молитву пролию ко Господу и Тому возвещу печали моя, яко зол душа моя исполнися и живот мой аду приближися...» и проч. (Октоих. Глас 8. Канон, песнь 6). По мнению св. Афанасия Александрийского, здесь и далее, во всем псалме, говорит о Себе, о своих ужасных страданиях Сам Господь наш Иисус Христос [3. с. 286], о чем изъяснено ниже, в конце всего объяснения.

Пс.87:6 В мертвых свободь: яко язвеннии спящии во гробе, ихже не помянул еси ктому, и тии от руки Твоея отриновени быша.

Продолжая излагать свое бедственное положение, псалмопевец говорит: хотя и жив еще, но сознаю себя в положении мертвого, отчужденного от общечеловеческой жизни. Слова: в мертвых свободь – по переводу с еврейского читаются так: «между мертвыми брошенный», т.е. «я, как безнадежно больной, брошен среди мертвых, как будто лишенный связи с живыми людьми, свободный от обязанностей и наслаждений жизни, свободен как мертвые, и между ними, подобно смертельно раненым, положенным во гроб (яко язвеннии спящии во гробе), о которых Ты, Господи, уже не вспоминаешь более (ихже не помянул еси ктому), и они удалены от Твоей промыслительной десницы». По представлениям ветхозаветных верующих людей, слова: и тии от руки Твоея отриновени быша – имеют такой смысл: чрез умерщвление они отданы были во ад, отеческая рука Божия дотоле носила их, а потом они были брошены и повержены в такое состояние, где уже рука Божия как бы не может пособить им.

Пс.87:7–8 Положиша мя в рове преисподнем, в темных и сени смертней. На мне утвердися ярость Твоя, и вся волны Твоя навел еси на мя.

Здесь псалмопевец еще яснее свидетельствует и исповедует, что все постигшие его бедствия происходят от руки Божией. Меня положили, говорит он, в яме под землею (в рове преисподнем и в сени смертной), т.е. во мраке смерти, могилы, и все это потому, что на мне отяготел гнев Твой (утвердися ярость Твоя), и Ты послал на меня наказания столь многие и тяжкие, как волны морские. Так безотрадно и беспомощно положение человека-грешника, который духовно мертв без божественной помощи! Близкое сходство сего псалма во многих мыслях и выражениях с некоторыми псалмами Давида и современным ему 41-м псалмом сынов Кореевых, а также многие соприкосновения обоих псалмов с книгою Иова дают основание тому мнению, что составитель сего псалма изображает в нем не свои личные страдания, а другого известного ему лица, подвергшегося страданиям, подобно праведному Иову.

Пс.87:9–10 Удалил еси знаемых моих от мене: положиша мя мерзость себе: предан бых и не исхождах. Очи мои изнемогосте от нищеты: воззвах к Тебе, Господи, весь день, воздех к тебе руце мои.

Продолжая изливать чувства своего безотрадного состояния, составитель псалма опять говорит о тех же своих бедствиях, в таких выражениях: посланными на меня бедствиями Ты удалил от меня всех моих близких и знакомых, меня стали считать даже омерзительным для них (положиша мя мерзость себе), и я, ввергнутый в несчастия (предан бых), не находил выхода из них (и не исхождах). Покинутый и презираемый всеми, я плакал до изнеможения. От чрезмерного плача глаза мои (очи мои) подверглись болезни до ослабления зрения (изнемогосте от нищеты), и нигде, и ни в чем я не мог найти опоры и утешения, как только в том, чтобы взывать к Тебе, Господи, весь день, с мольбою о помощи, вседневно к Тебе простирать руки мои.

Пс.87:11–13 Еда мертвыми твориши чудеса? Или врачеве воскресят, и исповедятся Тебе? Еда повесть кто во гробе милость Твою, и истину Твою в погибели? Еда познана будут во тме чудеса Твоя, и правда Твоя в земли забвенней?

Повторив еще раз свое молитвенное воззвание к Господу Богу (ст. 10, а выше ст. 2 и 3), псалмопевец в вопросительной форме выражает чувства своей глубокой веры в помощь Божию. К Тебе, Господи, взываю, как бы так говорит он, и надеюсь, что Ты не лишишь меня Своей милости. Но ведь я уже почти мертв, так неужели (еда) Ты творишь чудеса над мертвыми! И разве могут врачи воскресить их (т.е. умерших), чтобы эти последние могли снова исповедовать Тебя (и исповедятся Тебе)? Разве (еда) после того, как я погибну (в погибели) и буду во гробе, возвестит мне кто-нибудь милость и истину Твою? Разве в могильном мраке (во тме), в этой стране забвения (в земли забвенней), можно видеть чудеса Твои? Нет, после смерти исповедание Бога, для нераскаявшихся при жизни на земле, не будет полезно, тогда никто не возвестит им милости Божией, тогда для каждого человека наступает время воздаяния, а не покаяния или исправления (Лк.16:25).

Пс.87:14–15 И аз к тебе, Господи, воззвах, и утро молитва моя предварит Тя. Вскую, Господи, отрееши душу мою? Отвращаеши лице Твое от мене?

Изречениями сих стихов псалмопевец еще раз молитвенно взывает к Богу и говорит, что он не только днем и ночью молится, но и рано утром молитва его предупреждает (предварит) к Богу. Даже и тогда, когда Бог как бы не обращает внимания на его молитвенный вопль, он и тут продолжает усердно и горячо молиться: зачем (вскую) Ты, Господи, удаляешь (отрееши) от Себя душу мою? Зачем отвращаешь лице Твое от меня (т.е. во гневе лишаешь меня Своей помощи)?

Пс.87:16–19 Нищ есмь аз, и в трудех от юности моея: вознесжеся, смирихся и изнемогох. На мне преидоша гневи Твои, устрашения Твоя возмутиша мя: обыдоша мя яко вода весь день, одержаша мя вкупе. Удалил еси от мене друга и искренняго, и знаемых моих от страстей.

Продолжая речь о тех же бедствиях своих, псалмопевец называет себя нищим, как и в начале псалма 85 (ст. 1), и говорит: я нищ, и от самой юности моей нахожусь в трудных обстоятельствах (в трудех), от которых если иногда и избавлялся (вознесжеся, вместо «вознеся же»), но потом и опять подвергался им (смирихся), и изнемогал под тяжестию их (изнемогох). Тяготеет надо мною гнев Твой, и угрозы Твои (устрашения) смущали меня, они окружали меня (обыдоша), как вода, и все вместе (вкупе) ежедневно овладевали мною (одержаша). Следствием всех этих злостраданий (от страстей) моих было то, что от меня отдалились (удалил еси от мене) все мои друзья, родные и знакомые.

Изображая в сем псалме тяжесть своих страданий, псалмопевец в то же время пророчески говорит и о страданиях Спасителя нашего за наши грехи. По толкованию св. Афанасия Александрийского, здесь устами псалмопевца говорит и Сам Господь наш Иисус Христос о своих страданиях за грехи рода человеческого [3, с. 288]. Действительно, пред началом Своих страданий Он молился Своему Небесному Отцу: «Прискорбна есть душа Моя даже до смерти» (Мф.26:38). А эти слова имеют одинаковое значение с словами псалмопевца: яко исполнися зол душа моя и живот мой аду приближися (ст. 4). Затем слова стихов 5–7 буквально исполнились на Иисусе Христе. Он действительно был только причислен к мертвецам (привменен бых с нисходящими в ров), но не был обыкновенным мертвецем, потому что воскрес. Он был как бы беспомощным (яко человек без помощи), т.е. казался таковым, потому что все ученики оставили Его и разбежались (Мф.26:56), но не был таковым в действительности (ст. 53). Наконец, Он уподобился раненым, лежащим во гробе (яко язвеннии спящии во гробе), потому что действительно был пронзен гвоздями и копием и погребен в пещере, закрытой камнем, следовательно, в месте темном (положиша мя в рове преисподнем, в темных и сени смертней). Эти последние слова, ввиду того, что они прямо относятся к лицу умершего и погребенного Христа, входят в состав богослужения Святой Православной Церкви; именно они поются как прокимен пред чтением Апостола на вечерни, в великий пяток. Таким образом, на время Он был как бы покинут, забыт Богом и уподобился тем, которых псалмопевец называет лишенными помощи Божией (от руки Твоея отриновени). В таком именно положении сознавал Себя Сам Иисус Христос, когда взывал к Богу Отцу Своему: «Боже мой, Боже мой, вскую мя еси оставил» (Мф.27:46). Равным образом слова стиха 9 буквально исполнились на Иисусе Христе. Когда Иуда, с толпою народа, вооруженного «дреколием», пришел в Гефсиманию, с целью взять Иисуса Христа, тогда все ученики оставили Его и «разбежались» (Мф.26:56), также и во время распятия все знакомые Его «стояли вдали от Него» (Лк.23:49). Иисус Христос в Своей жизни постоянно был предметом ненависти своих врагов, они гнушались Им, называли Его обманщиком (Мф.27:63; Ин.7:12), действующим силою диавола (Мф.12:24; Мк.3:22), и разные другие хулы изрыгали на Него. Будучи же предан Иудою в руки врагов (предан бых), Он не делал ни малейшей попытки избежать предстоящих страданий (и не исхождах), но добровольно вкусил смерть за грехи наши.


 Псалом 86Псалом 87Псалом 88