профессор Григорий Александрович Воскресенский

I. Карловецкая митрополия

Краткие сведения о переселениях сербов из Старой Сер­бии, Боснии и Герцеговины в пределы Австро-Венгрии и учреждении здесь автокефальной православной славянской церкви

Пребывание сербов в пределах Венгрии, еще до по­явления там мадьяр, есть факт, признанный историче­ской наукой1 в XI и XII в. сербы занимали самые вы­сокие должности в венгерском королевстве. Так, четвер­тым палатином Венгрии (в 1057 г.) был серб Радо; при короле Стефане II (1114–1181 г.) седьмым палати­ном Венгрии был также серб – Иоанн Урош; при Гейзе II (1141–1161 г.) венгерским палатином опять является серб Бела Урошевич. Со времени венгерского короля св. Стефана (997–1038 г.), Венгрия является государством, в котором иностранцам давались разные права и приви­легии для того только, чтобы способствовать заселению стра­ны и поднятию её культурного состояния. Иностранцы, и в том числе сербы, поселялись в Венгрии в течении XI- XIV веков при королях Владиславе I (1077–1095 г.), Стефане II, Гейзе II, Беле IV (1237–1275 г.) и особенно Сигизмунде (1387–1437 г.). При короле Андрее II в 1225 г. поселился в южной Венгрии, около Вершена, игумен афонского монастыря Хиландара – Арсений Богдан, посвящен­ный св. Саввою, и основал там монастырь для православных сербов2. После битвы на Косовом поле (1389 г.), решившей судьбу сербского царства, и после взятия Скопии турками (1391 г.) начались усиленное переселение сербов в земли Венгрии. Первое после косовского погрома пере­селение сербов из Турции в пределы венгерского коро­левства совершилось или в конце XIV в. или в начале XV в. при короле Сигизмунде. Местом переселения был избран Ковин (КеVе) в южной Венгрии около Дуная. В 1405 г. Сигизмунд даровал этим переселенцам первую привилегию, дающую им все прерогативы, которыми в те времена пользовались свободные королевские города. Вскоре впрочем, вследствие турецких вторжений, ковин­ские поселенцы были переселены на остров Чепель в место, которое, в память ими покинутого, тоже было наз­вано Сербским Ковином (Racz-КеVе). Прежние привилегии за переселенцами были опять утверждены преемниками Си­гизмунда: Владиславом III, Матвеем Корвином, Людо­виком II и Фердинандом I. После первого падения Смедерева (1439 г.), масса сербов переселилась в Банат. Эти переселенцы получили в 1440 г. привилегию от вен­герского короля Владислава III. После второго падения Смедерева (1459 г.), когда Сербия стала окончательно турецкой провинцией, опять масса сербов переселилась в Венгрию, в пределы Темишвара. В 1465 г. переселился в Венгрию деспот Вук Гргуревич. Вместе с ним перешли из Сербии еще некоторые выдающиеся семьи, между которыми упоминается Стефан и Димитрий Якшичи и Павел Бранкович Кинижи, бывшие в родстве с Вуком. Эти семьи вывели с собою в Венгрию значительное число народа. Переселенцы заняли места в Среме, Банате и в Янополе. В 1481 г. князь Павел Кинижи, деспот Вук, Якшич и другие выдающиеся сербы, вместе с венгерским вой­ском, исполняя план короля Матвея Корвина (1458–1490 г.), вторглись в Сербию до города Крушевца и вывели оттуда в пределы Венгрии более 50,000 сербов и 1,000 ту­рок. В том же 1481 г. венгерский сейм в Пеште осво­бодил сербов-переселенцев от платежа десятины рим­ско-католическому духовенству, с целью привлечь таким путем еще больше сербов в границы Венгрии. Приви­легию эту подтвердил венгерский король Владислав IV в 1495 г. Переселения сербов в Венгрию имели место в 1494 г. в начале XVI в. вся венгерская равнина между Дунаем, Тисою и Марошем носила уже сербский характер. В первой четверти XVI в. до могачской битвы (29 августа 1526 г.) имели место несколько добровольных переселений сербов в Венгрию, а после могачской битвы турки, обык­новенно населявшие занятые земли „райей», долженство­вавшей обрабатывать землю и кормить своих хозяев-ту­рок, заселили Венгрию громадным количеством сербов. Могачская катастрофа, сделавшая Венгрию добычей Турции, приостановила надолго, до восьмидесятых годов XVII века, эмиграцию сербов в Венгрию. В 1687 г. до 10,000 сер­бов поселились в Чонграде, Мартоноше и Зенте, полу­чив при этом разные привилегии, а в 1689 г. вновь пе­реселились в Венгрию несколько тысяч сербов и всту­пили в ряды австрийских войск, чтобы воевать против турок3. Но особенно важное значение имеет массовое пере­селение сербов в венгерские земли при патриархе Арсении III Черноевиче в 1690 г. Со времени этого переселения ведет свое начало православная автокефальная сербская церковь в Венгрии. Патриарх печский, что в нын. т. и. Старой Сербии, Арсений III, обнадеженный многими обещаниями императора австрийского Леопольда I, чтобы спасти себя и свою паству от новых нашествий и насилий турецких, решился оста­вить свое отечество и перешел в пределы австро-венгер­ской империи. За патриархом последовали некоторые из подчиненных ему епископов и около сорока тысяч семейств сербских (более пятисот тысяч человек), унося с собою архивы, гробницы прежних королей и другие народные драгоценности, сохраняя свою церковную и обще­ственную организацию. Пришельцы расселились в Славо­нии, Бачке, по берегам Тисы и Мароша и на правом берегу Дуная от Пешта до Коморна. Еще находясь в пути в южную Венгрию, патриарх Арсений III Черноевич отправил яцопольского епископа Исаию Дьяковича в Ве­ну с особым полномочием от народного собора, созванного 18 июня 1690 г. в Белграде, для получения обещан­ных привилегий. Патриарх от имени народного собора предлагал следующие условия: как теперь переселившиеся сербы, так и прежде находившиеся в Венгрии, должны состоять под особым управлением избираемого от всего народа архиепископа, ему же должны подчиняться все пра­вославные епископы, живущие в землях Габсбургского дома; в его ведение переходят все церкви, монастыри и церковные имущества, принадлежавшие до его переселения православным сербам в Венгрии; имения православных, умерших без наследников, обращаются в собственность патриархата; архиепископ избирается духовными и свет­скими депутатами от всего народа; ему принадлежит право благословения на постройку новых церквей и мона­стырей; духовенство освобождается от всяких налогов и десятинной дани и может быть судимо только своими архиепископами и епископами; употребление греческого ка­лендаря остается вечною и исключительною привилегией православных. Все эти условия развиты были потом в четырех привилегиях, изданных 21-го августа и 11-го декабря 1690 г., 20-го августа 1691 г. и 4-го марта 1695 г. На основании всех этих привилегий серб­ский народ признавался: 1) находящимся под непосред­ственным управлением императора и независящим от комитатских властей и землевладельцев; 2) сербы сохра­няли собственное внутреннее управление по старом пра­вам и обычаям своим, и 3) им обещано было право избрания воеводы и патриарха, полная свобода вероиспове­дания и сохранение православных обрядов. К сожалению, обещания эти и привилегии в течении более чем двухсотлетнего пребывания сербов в Австро-Венгрии часто были нарушаемы и сокращаемы, благодаря чему и доселе церковно-общественная жизнь здешних православных сербов не имеет законченного устройства и правильного развития.

Географическо-статистические данные

Православные сербы карловецкой митрополии занимают южную Венгрию, именно Срем, Бачку и Канат, но не сплошною массою. Вообще-то можно сказать, что Венгрия, именно, край между Белой Церковью (Бела Црква – Fejertemplom), Вершеном; Темишваром, Великою Кикиндою, Сегедином, Старым Бечейем и Сомбором то в мень­шей, то в большей части сербский. Граница собственно сербской территории, насколько ее можно установить, идет здесь от Старой Молдавы через села: Крупица, Суботица, Избиште, Ульма, Долово, Црепая, Добрица, Рудна, Серб. Модош, Серб. Бокд, Серб. Неузина, Бокош, Орловац, Перлез, Великий Бечкерек, Меленци, Чуруг, Надаль, Туря, Септомаш, Деспот, Сент-Иван, Параге, Товаришово, Деронье, Вайска, Сонта при Дунае. От этой области отделен ряд островов; прежде всего один большой остров в торонтальском комитате, на востоке от Зенты (до самой В. Кикинды) и несколько меньших в том же комитате, на юг Надьлака, остров Крашованский в крашовском комитате, меньшие острова в темешском ко­митате, на севере от Вершеца и на востоке от Темишвара, в Бачке в окрестности Сомбора, дальше в пештском комитате (при Дунае в округе Радкеве), участки в округе помазском (на севере от Пешта) и по ту (пра­вую) сторону Дуная в бараньском комитате острова между Могачем и Шиклошом4.

Что касается статистики, то по данным 1900, 1903, 1905, 1908 и 1910 гг. число православных сербов карловецкой митрополии колеблется между 1.045,550 и 1.176,230 человек. Именно, венгерская статистика в 1900 г. насчиты­вала в Венгрии сербов 1.045,550 душ, а в 1903 г. 1.079,0005. По „шематизму“ (календарю) восточно-право­славной сербской митрополии карловецкой за 1900 г., в карловецкой архиепископии душ мужского и женского пола 173,011, в бачской епархии 135,504, в будимской – 18,584, в вершецкой – 133,375, в горне-карловецкой – 333,830, в пакрацкой – 124,564 и в темишварской 144,000, а всего 1.062,8686. Проф. Л. Нидерле в 1903 г. насчитывал сер­бов в Венгрии 1.052,180, проф. Флоринский, принимая во внимание естественный ежегодный прирост населения, пола­гал в Венгрии в 1907 г. 1.127,895 сербов7. Матвей Косовац в официальном издании „Српска православна митрополиjа карловачка по податцима од 1905 годные. У Карловцима, 1910“ исчислил сербов митрополии в коли­честве 1.176.230 душ, в частности в карловецкой архи­епископии 199,972, в бачской епархии 146,965, в будимской 23,388, в вершецкой 139,410, в горне-карловецкой 870,546, в пакрацкой 138,475 и в темишварской 154,157, сверх того в монастырских приходах 3,317, откуда и получи­лась вышесказанная сумма 1.176,230 человек. Но по „Ка­лендарю Матице српске за годину 1908“ число душ в карловецкой митрополии 1.060,217: в архиепископии карло­вецкой 186,198, в епархии бачкой 38,344. в будимской 22,350, в вершецкой 135,000, в горне-карловецкой 293,961, в пакрацкой 136,364 к в темишварской 184,0008. У Нидерле напечатаны следующие, полученные академиком И. В. Ягичем от статистического отделения патриаршей карловецкой канцелярии, вычисления относительно право­славных сербов Венгрии и Хорватии-Славонии (по данным 1905 года):

1. Архиепископия карловецкая.

а) протопресвитериат9 карлопецкий . . . . . . 46,628

б) протопресвитериат митровнцкий . . . . . . 55,572

в) протопресвитериат земунский. . . . . . . 48,868

г) протопресвитериат вуковарский . . . . . . 39,275

Итого: 190,343

2. Епархия бачская.

а) протопресвитериат иовосадский . . . . . . 35,407

б) протопресвитериат сомборский . . . . . . 37,559

в) протопресвитериат старо-бечейский . . 33,126

г) протопресвитериат жабальский . . . . . . 39,838

Итого: 145,930

3. Епархия будимская.

а) протопресвитериат могачский . . . . . . 12,445

б) протопресвитериат будимский . . . . . . 5,942

Итого: 18,387

4. Епархия темишварская.

а) протопресвитериат арадский . . . . . . . . . . . . 31,375

б) протопресвитериат велико-кикиндский . . . 65,747

в) протопресвитериат велико-бечкерекский . . 32,614

г) протопресвитериат темишварский . . . . . . . .17,078

Итого: 146,814

5. Епархия вершецкая.

а) протопресвитериат вершецкий. . . . . . . . 36.307

б) протопресвитериат бело-перковский . . . . 36,393

в) протопресвитериат панчевский. . . . . . . . 61,775

Итого: 134,475

6. Епархия пакрацкая.

а) протопресвитериат беловарский 46,465

б) протопресвитериат вочинский 26,075

в) протопресвитериат новоградишский 27,368

г) протопресвитериат пакрацкий10 36,556

Итого: 136,464

7. Епархия горне-карловецкая.

а) протопресвитериат будачкий43,862

б) протопресвитериат глинский 74,406

в) протопресвитериат кореницкий 53,024

г) протопресвитериат костайницкий 61,770

д) протопресвитериат личский (Лика) 84,832

е) протопресвитериат плащанский (Плашки)11 41,007

ж) протопресвитериат округ монастыря Гомирье 16,658

з) протопресвитериат приморские города . . . 1,342

Итого: 376,901

В итоге по архиепископии и всем епархиям . . 1.149.31412.

Грустный, но неоспоримый факт: православное насе­ление сербское в Венгрии с годами не только не увеличи­вается в числе, но местами идет на убыль. В „Богослов­ском Гласнике“ 1910 г. помещена следующая заметка: „Поразительны для нас сербов статистические данные о движении народности в сербских краях Венгрии, в Бач­ке и Банате. Правда, данные эти официальные, мадьяр­ские, но и в этом случае они не доставляют нам ни­какого утешения. Первое, что тотчас бросается в глаза, это то, что волна мадьярского элемента устремляется с севера и постоянно увеличивается; от этого число сербов в северных местностях падает во много большей ме­ре, чем в южных. В Мартоноше, Каньижи, Петрове Селе, С. Бечею и Фелдварце было в 1828 году 37,226 мадьяр, 23,662 серба, а в 1900 г. 82,713 мадьяр и 20,590 сербов. За это время мадьяр стало больше на 45,000 душ, а сербов меньше на 3,000. За последние восемь лет число мадьяр увеличилось на 10,705 душ, а сербов только на 1,022, так что в прошедшем (1909) году было в тех го­родах 93,418 мадьяр и 21,612 сербов. В четырех южных округах Бачки по реке Тисе было в 1828 г. 41,543 мадьяр и 51,356 сербов, а в 1900 г. 97,479 мадьяр и 67,798 сербов. Правда, число сербов увеличилось на 16,442, но мадьяр стало больше на 55,936 душ. В тех округах были в 1828 г. сербы в большинстве, а в 1900 г. стали уже в значительном меньшинстве»13.

Семь епархий карловецкой митрополии

Привилегией императора Леопольда I от 4 марта 1695 г. установлено в сербской митрополии, в Венгрии, кроме архиепископии, семь епархий, а ныне имеется, кроме архи­епископии, шесть епископий, а именно: бачская, будимская, вершецкая, горне-карловецкая, пакрацкая и темишварская (угасла епархия печуйская).

1. Архиепископия-митрополиякарловецкая. Имеет монастырей 14: Беочин, Бешеново, Бердник (Раваница), Гергетег, Язак, Крушедол, Кувеждин (филиал Дипша), Привина Глава, Раковац, Великая Ремета, Малая Ремета, и Пишатовац, Хопово (филиал Старое Хопово) и Фенек. Протопресвитериатов14 (блогочиннических округов) 4, церквей 155, капелл 16, приходов 140, священников 94, а с помощниками 149. Церковных общин 127 и 60 отде­лений. Православных домов 29.289. Имеются сербская мо­настырская типография, пенсионный фонд вдов и сирот духовенства и епархиальный фонд. Епархиальный фонд к 1 января 1900 г. имел 73,789 гульд. 68 крейц.15 Архи­епископ-митрополит, патриарх сербский (с сентября 1908 г.) Лукиан Богданович. Это 20-й архиепископ-митро­полит с 1690 г.16 Кафедра в Сремских Кордовцах17. Относительно резиденции патриарха и его титула, может быть, не лишними будут следующие исторические справки. Восточно-православная сербская карловецкая митрополия уста­новлена, как сказано выше, привилегией императора Лео­польда I от 4 марта 1695 г. Подтверждена XXVII-й статьей закона 1790–1791 г. и статьей IХ-й закона 1868 г. Печский патриарх Каллиник 18 марта 1710 г. утвердил ее как митрополию сербскую. До перехода патриарха Арсения III в Венгрию, тамошние сербские епископы ставились печскими патриархами и подпадали под их власть. В половине 1694 г. император Леопольд I признал и подтвердил своим указом всех сербских епископов в Венгрии, коих предложил ему в своем прошении патриарх Арсе­ний III. А дипломом от 4 марта 1695 г. император Лео­польд дал патриарху Арсению III в пользование целый пожежский и сремский округ с тем, чтобы он основал свою резиденцию в одном из монастырей: Ореховице или Верднике. Но он не имел постоянной резиденции, а проживал в различных местах (Св. Андрее, Ковине, Хопове и Печуе) и скончался в Вене 27 октября 1706 г. 1708 года народный конгресс избрал в митропо­лита сербского Исаию Дьяковича, а митрополичьей резиден­цией назначен был монастырь Крушедол. При митропо­лите Викентии Поповиче (1713–1725) резиденция митропо­лита перенесена в Карловцы, где находится и ныне. По пожаревацкому миру от 10 июля 1718 г. под власть импе­ратора Карла VI подпали не только нижний Срем и Банать, но и Сербия до Моравы и Валахия до реки Алуты. Тогдаш­ний митрополит белградский Моисей Петрович утвержден архиепископом и митрополитом в Сербии, а после смерти митрополита карловецкого Викентия Поповича (23 октября 1725 г.) избран был на конгрессе 7 февраля 1726 г. Моисей и в архиепископа и митрополита карловецкого и белград­ского, а равно и после его смерти (27 июля 1730 г.) и его преемник Викентий Иоаннович 22 марта 1731 г. После смерти Викентия Иоанновича 6 июня 1737 г. управлял митро­полией перешедший из Печи патриарх Арсений IV Иоанно­вич Шакабента, которого Мария Терезия от 21 октября 1741 г. признала патриархом и митрополитом над всем духовенством и народом сербским в её землях. Его преемники не носили титула патриарха. Только 1 мая 1848 г. сербская скупщина в Карловцах избрала архиепископа и митрополита Иосифа Раячича сербским патриархом, и 3 декабря 1849 г. император Франц Иосиф I утвердил это избрание. IХ-й статьей венгерского закона от 1868 г. до­стоинство сербского патриарха было подтверждено, и с того времени архиепископы карловецкие и митрополиты сербские называются и сербскими патриархами. Карловцы – небольшой городок, живописно раскинутый на правом берегу Дуная у подошвы небольших гор: имеет три православных храма, из которых патриарший собор достаточно обширен и благолепен. После смерти патриарха Георгия Бранковича ( 17 июля 1907 г.), соборный храм капитально ремонтиро­вался (на что употреблено 150,000 крон18) из народно-церков­ных фондов и 100,000 крон отпущено было местным областным управлением), и торжественно освящен па­триархом Лукианом Богдановичем 4 (17) апреля 1910 г. На месте прежней патриаршей (близ собора) палаты, и по внешнему виду и по внутренним удобствам весьма мало соответствовавшей своему назначению, воздвигнуты при предшественнике нынешнего патриарха новые ве­ликолепные палаты. Нужно заметить, что специальный фонд на постройку новой митрополичьей резиденции осно­ван был еще митрополитом Стефаном Стратимировичем (1790 –1836). Завещано было им на этот предмет 50,000 гульденов. Сумма эта оставалась нетронутою и возрасла к 1892 г. до 250 тыс. гульд. Новый дворец торже­ственно освящен 30 июля 1895 г.

Нынешний патриарх Лукиан Богданович (бывший епископ будимский) родился в 1867 г. в Венгрии в г. Байи, в купеческой семье, родственной патриарху Геор­гию, и здесь же учился сначала в основной школе, а потом и в гимназии, которую окончил с аттеста­том зрелости. В 1885 г. поступил в карловецкую семинарию и здесь в течении четырех лет с отличным успехом изучал богословские науки; потом два года слушал юридические науки в юридическом лицее и выдержал с успехом два основных испытания. В 1891 г. принял, по совету своего родственника патриарха Георгия Бранковича, иноческое пострижение в монастыре Беочине, и вскоре был рукоположен в иеродиакона, и в этом сане проходил в г. Новом Саде (Neusatz) обязанности консисторского письмоводителя и законоучителя в местных учебных заведениях. Че­рез год он был переведен в Карловцы, поставлен придворным архидиаконом и законоучителем гимназии, и эту должность проходил до 1894 г. в 1895 г. был рукоположен в иеромонаха, а через год был воз­веден в сан архимандрита и настоятеля монастыря беочинского, и в том же году, после смерти епископа будимского Иеремии († 9 ноября 1896 г.), был поставлен администратором этой епархии. На будимскую епархию из­бран в заседании архиерейского синода 24 ноября 1897 г. При избрании епископа между патриархом и членами си­нода вышли разногласия. Патриарх Георгий Бранкович и некоторые епископы в заседании 2 июля подали голоса за архимандрита беочинского и администратора будимской епархии Лукиана Богдановича, большинство же членов си­нода подали свои голоса за Митрофана Шевича, архиман­дрита и начальника монашеской школы в монастыре Хо­пове. Когда патриарх, вопреки голосованию большинства, предложил на утверждение правительства своего кандидата, епископы подали протест, результатом которого явилось то, что 24 ноября архиерейский синод вновь собирался для избрания епископа на будимскую кафедру. Избран был Лукиан Богданович. После кончины темишварского епи­скопа Никанора Поповича († 22 июля 1901 г.) и доизбрания нового епископа Георгия Летича (27 ноября 1908 г.) будимский епископ Лукиан Богданович состоял администра­тором темишварской епархии. 15 июля 1908 г. открыт был народно-церковный конгресс для избрания патриарха на место почившего Георгия Бранковича. Сербский народно-церковный конгресс составляют 75 депутатов (25 духовных и 50 светских), которые, как в государственных парла­ментах, делятся на партии. Две главных партии: одна „радикальная”, другая „самостальная”, есть несколько депу­татов „либеральной” партии, и наконец некоторые депутаты стоят вне партий. 19 июля вершецкий епископ Гавриил Змеянович получил большинство голосов (40), епископ пакрацкий Миров Николич получил 30 голосов. Но вы­бор этот не получил высочайшей санкции и 16 августа назначены были новые выборы, с исключением епископа Гавриила Змеяновича. На заседании 6 сентября большин­ством (40) голосов избран епископ бачский Митрофан Шевич, во он от избрания в патриарха отказался. Но­вые выборы назначены были на 9 сентября, и в этот день избран будимский епископ Лукиан Богданович боль­шинством 39 голосов (36 радикальных, 1 от либералов и 2 от депутатов внепартийных), а епископ пакрацкий Ми­рон Николич получил 25 „самостальных“ голосов; 4 радикальных депутата не подавали голосов, а 7 депутатов отсутствовали. Высочайшим указом от 24 сентября избрание Лукиана Богдановича утверждено. В этот день, накануне инсталляции, устроена была новоизбранному патриарху торже­ственная „баклада” (шествие с факелами) при участии учащихся в богословском училище и гимназии, военной и духовой музыки. 25 сентября совершена была по определенному це­ремониалу в церкви апостолов Петра и Павла инсталляция новоизбранного и высочайше-утвержденного патриарха. 26 сентября на заседании народно-церковного конгресса патриарх Лукиан Богданович в речи своей коснулся неотложных, стоящих на очереди, вопросов церковной и общественной жизни и отметил настоятельную необходи­мость улучшить содержание духовенства и обеспечить последнее на случай болезни и старости. На эти предметы патриарх обещал свою личную единовременную и ежегод­ную помощь, что и исполнил, основав в 1909 г. фонд для улучшения священнического содержания вкладом в банк 25,000 крон. Предшественник нынешнего патриарха патриарх Георгий Бранкович (избран в патриарха в апреле 1390 г., скончался 17 июля 1907 г.) известен как круп­ный жертвователь на пользу просвещения. Именно, он по­жертвовал 200,000 крон на постройку дома для богослов­ского общежития („семинара”), 80,000 к. на дом учитель­ской школы в Сомборе, где он много лет был про­тоиереем, 60.000 к. основной школе в Далье, 30.000 к. школе в Кулпине, 30.000 к. фонду св. Саввы, 24.000 к. общин в Сантове, 39,000 к. (дом), Сербскому Соколу в Карловцах, 20.000 к. на иллюстрированное издание книги „Сербская карловецкая митрополия», 20.000 к. за кар­тину „Сеоба србаља» (Переселение сербов в Австро-Венгрию), 16.000 к. школе в Белом Берде, 13.500 к. на колокол в соборный храм Карловен, 10,000 к. карловецкому соборному храму, 7.500 к. школе в Байе, 7.000 к. мо­нашескому общежитию в Карловицах, по 5.000 к. в храмы горне-карловецкий и в Сомборе и священническому кон­викту (школе с общежитием для священнических де­тей), по 4.000 крон на приобретение художественно исполнен­ных бюстов и сербским гимназиям, 3,200 к. женской „задруге» в Пеште, 3,000 к. Матице сербской и еще с десяток меньших сумм, в общей сложности всего 586,000 крон. Но и то, по суду общественного мнения, пожертвований патриарших могло бы быть больше, много больше19. Дело в том, что и доходы карловецкого патриарха очень большие. По поводу избрания Георгия Бран­ковича в патриархи, местные сербские газеты поместили список по доходам карловецкого патриархата. Вот этот список в общих чертах: имения Даль, Борово и Белобрдо приносят ежегодно чистого дохода 220,000 гульд.; рыбная ловля в Живе дает 30,000 гVльд.; с приречных лесов получается 5,000 гульд.; 3,600 гектаров земли – 15,000 гульд. дохода (1 гектар = 2,197 квадр. саженям); доход от налога, платимого каждым домохозяином в 20 крейцеров в пользу архидиэцеза – ежегодно 8,000 гульд.; из сербского народного фонда так называемые „столо­вые» – 24,000 гульд., это составляет всего 302,000 гульде­нов. По сведениям „Српског Мигрополитског Гласника», официального органа народно-церковных автономных дел (начал выходить с 1 января 1903 г.), автоном­ная сербская церковь в Венгрии владеет в настоящее время недвижимою собственностью в размере 108,267 гекта­ров земли, ценностью в 23.000,000 крон. Из всего ко­личества этой земли в распоряжении карловецкого патриарха находится 25,376 гектаров. Доходы патриарха исчисляются уже в 800,000 крон в год20.

Сербские патриархи в Венгрии раньше не имели у себя викарных епископов. Но 26 ноября 1911 г. в ви­карии карловецкого архиепископа-митрополита избран до­стойнейший архимандрит Иларион Зеремский, кандидат московской духовной академии, бывший профессор карловодкой „богословии», основатель и долгое время редактор „Богословского Гласника». Нужно заметить, что на 15 (31) заседании народно-церковного конгресса 24 мая (6 июня) 1911 г. заслушано было письменное предложение архиерей­ского синода об учреждении викариатства при архиепископии. Однако референт, на основании исторических справок, пришел к заключению, что ни в старом, ни в новом законодательстве, ни в практике карловецкой митрополии не было института викария или суффрагана с епископским саном. Комитет по докладам с своей стороны не на­шел удобным, прежде окончательной нормировки отно­шений в митрополии и епископиях, принять законопроект о викарии и его служебном положении в автономии, кон­гресс единогласно согласился и означенный законопроект возвратил св. синоду21. По новому же „Устройству» архие­рейского синода, высочайше утвержденному 27 ноября 1911 года, в круг дел архиерейского синода входит также избрание архиепископского викария-епископа с жа­лованьем в 8000 крон из доходов от архиепископских и митрополитских имуществ, и избрание, в случае признан­ной синодом надобности, викария для епархиальных епи­скопов с определением их административных и слу­жебных отношений22.

Архимандрит Иларион (в мире Владимир) Зеремский родился в Турии (в Бачке) 27 февраля 1805 г. Гимнази­ческие науки окончил в Новом Саде в 1885 г., а духов­ную академию, московскую в Сергиевом Посаде, в 1890 г. Назначен профессором „богословии» 1 октября 1891 г. Вступил в монашеский чин 14 октября 1893 г. Рукопо­ложен в диакона 26 октября, а в священника 27 октября 1893 г. Получил звание синкелла 26 октября 1899 г. с сентября 1900 г. до 1 сентября 1901 г. как профессор „бо­гословии» был в отпуску и заведовал управлением мо­настыря Хопова. 22 февраля 1904 г. произведен в архи­мандрита. С 1 января 1910 г. опять был в отпуску, как настоятель монастыря Раковца исполнял должность при­дворного архимандрита и патриаршего скевофилакса. Избран в епископа-викария 26 ноября 1911 г. Утвержден 5 ноября 1912 г. и посвящен в епископа-викария архидиэцеза патриархом Лукианом при участии епископов Георгия темишварского и Георгия будимского 18 декабря 1912 г. С 1905 года архимандрит Иларион стал усиленно зани­маться разысканием в архивах и библиотеках истори­ческих материалов в виду румынских претензий на не­которые сербские монастыри в Канате. В 1911 г. Иларион назначен членом областного комитета, имевшего задачей своей охрану художественных и исторических памятни­ков в Хорватии и Славонии. С самого начала своей про­фессорской службы Иларион был членом „Матицы серб­ской“ в Новом Саде и много здесь работал в качестве члена литературного отдела, литературного и редакционного комитета. С 1910 г. исполнял должность члена патроната сербской православной великой гимназии в Карловцах. С 5 мая 1911 г. он – председатель „Монашеского удру­жења», с 12 декабря 1912 г. – председатель администра­тивного комитета сербских православных монастырей в митрополии карловецкой. Особенно же велики заслуги но­вого епископа для карловецкой „богословии“ и „Богословского Плавника», и естественно, что особенно горячо приветство­вали Илариона по поводу посвящения его в епископа члены корпорации „богословии», они же – в большинстве – и сотруд­ники „Богословского Гласника»23.

2. Епархия бачская. Бачкой называется область Вен­грии, лежащая па юг от города Сегедина, между Тисой и Дунаем. Бачская епархия имеет монастырей 2: Ковиль и Бадьян, протопресвитериатов 4, церквей 65 и 18 капелл, приходов 82, священников 50, а с помощниками 94. Церковных общин 61 и 20 отделений, православных до­мов 23,557. Епархиальный фонд 23,612 гульд. 2 кр.– Кафедра в Новом Саде. Епископ Митрофан Шевич (с 27 марта 1899 г.). Предшественник его епископ Гер­ман Опачич скончался 6 января 1899 г. Преосвященный Митрофан родился 14 августа 1854 года в Новом Саде. По окончании курса в местной гимназии с аттестатом зрелости, слушал затем два года лекции юридического факультета в Граце и Загребе, а потом выслушал пол­ный курс богословских наук в карловецкой семинарии. В январе 1880 г. он был назначен суплент-профес­сором в задрскую (в Далмации) православную семинарию, а по выдержании профессорского экзамена утвержден был в августе 1881 г. профессором той же семинарии. Не­сколько ранее, 15 апреля 1880 г. он вступил в мона­шеский чин: 16 сентября 1881 г. принял малую схиму с именем Митрофана и посвящен в сан иеромонаха; в 1895 г. возведен в сан архимандрита. Состоя профес­сором задрской семинарии, о. Митрофан исправлял в тоже время и обязанности ректора (с 5 сентября 1885 г. по 1891 г.). с января 1892 г. по конец 1895–1896 учеб­ного года состоял профессором карловецкой семинарии. В 1895 г., состоя еще профессором семинарии, назначен был настоятелем хоповского монастыря (на Фрушкой горе) и управителем монашеской школы. В сентябре 1898 г. перемещен на должность настоятеля крушедольского монастыря. Преосвященный Митрофан известен и своими литературными трудами – переводными и ориги­нальными. Так он перевел с русского и напечатал на сербском языке „Православное исповедание веры» Петра Могилы (в 1888 г.) и „Православное догматическое бого­словие» митрополита Макария в двух томах (в 1894–1896 гг.), и напечатал несколько статей в журнале „Истина» (выходившем в Задре). Он же приготовляет к печати материалы для биографии митрополитов и епископов карловецкой митрополии (часть этих материалов уже на­печатана в „шематизме» или календаре бачской епархии).

В пределах бачской епархии 28 февраля 1899 года совершилось радостное событие для сербской церкви и для всего православного мира. Разумеем воссоединение сербов римско-католического исповедания в количестве 1,600 душ с православною церковью в селе Сантове24.

3. Епархия будимская Основана, как можно думать, в первой половине XVI в. Имеет 1 монастырь Грабовац, протопресвитериатов 2, церквей 63 и 8 капелл, приходов 46, священников 24, а с помощниками 34. Церковных общин 45 и 65 отделений, православных ломов 3,082. Епархиальный фонд незначительный. Резиденция епископа – город Святый Андрей на Дунае (в 25 верстах вверх от Будапешта) имеет ныне 4 тысячи жителей, в том числе православных сербов более 600 человек обоего пола. Это небольшое число православных сербов, живущих в Св. Андрее, владеет семью церквами, из коих ныне две церкви приходских с двумя священниками, а прочие считаются приписными. С 1908 г. со времени избра­ния будимского епископа Лукиана Богдановича в сербские патриархи, епархия эта оставалась без епископа, под упра­влением патриарха, до конца 1912 года, когда состоялось по­священие во епископа будимского доктора богословия Георгия Зубковича. Георгий Зубкович родился в Будиме 11 апреля 1873 г. Родители его были из Бачки, потомки старых серб­ских священнических фамилий. Отец его судья в Буда­пеште, а дед – Арсений Стойкович, долгое время бывший епи­скопом будимским и два раза избираемый в свое время в сербского патриарха. Окончил гимназию с аттестатом зрелости в Будиме в 1896 г., затем богословские науки на черновецком богословском факультете. В 1903 г. получил степень доктора богословия. 2 декабря 1901 г. пострижен в монашество архимандритом Исааком в монастыре Бездине; 6 декабря 1901 г. рукоположил его Лукиан Богданович, тогдашний епископ будимский, в диакона, и в качестве диакона Георгий причислен был к темишварскому епископскому двору; декретом покой­ного патриарха Георгия Бранковича от 13 апреля 1902 г. принят в состав придворных монахов: 6 августа 1903 г. произведен в протодиакона тем же епископом будимским в г. Св. Андрее; 27 февраля 1905 г. рукоположен преосвященным Георгием, епископом темишварским. в священника-синкелла; 8 июля 1907 г. произведен в протосинкелла; 15 августа 1911 г. в монастыре Бездине произ­веден в архимандрита. В административную епархиаль­ную службу вступил в 1903 г. в качестве епархиального помощника секретаря. 4 ноября 1904 г. епархиальная скуп­щина темишварская избрала его епархиальным секретарем. В последнее время был он председателем епархиальной темишварской консистории, членом конкурсно-испытательной комиссии и членом синодального комитета но церковно­-юридическим делам. В 1908–1911 годах был он

катихетом средней школы в Темишваре. Избран в епи­скопа будимского 27 ноября 1911 г., утвержден 5 ноября 1912 г. и посвящен в епископа будимского в Карловнах патриархом сербским Лукианом при участии епископов: Гавриила вершецкого и Георгия темишварского 16 декабря 1912 г.25 Торжественная инсталляция состоялась в Будиме 5 февраля 1913 г.26

4. Епархия будимская находится в особенно тяжелом по­ложении среди других епархий карловецкой митрополии. При малочисленности своего населения (22,350 душ по „Кален­дарю Матине српске за годину 1908“) она разбросана по отдель­ным частям Венгрии от Пресбурга до Фюнфкирхепа. Цер­ковные общины по городам верхней Венгрии только назы­ваются сербскими, на самом же деле – мадьярские. Сербство держится еще в сельских общинах, и то в нижней поло­вине епархии, к реке Драве. Там простой народ любит и церковь и свое имя сербское. Но зато бедность там крайняя, непокрытая, да и общины малочисленны. Нет во многих приходах священников, и приходы обслуживаются соседними священниками или недоученными монахами. В школах основных (средних и высших нет) недостает учителей. Нет наконец и соответствующих школьных зданий. В 14 общинах будимской епархии старые здания школ в некоторых местах совсем рушились, а в других так тесно, что школьные власти не позволяют продолжать в них учение и назначили последний срок на постройку и переустройство школ 1 сентября 1912 г. На этот предмет комитетом конгресса отпущено из сербских народно-церковных фондов 10.000 крон, патриар­хом Лукианом Богдановичем пожертвовано из своих средств 10,000 крон, некоторыми родолюбивыми сербами пожертвованы также более ими менее значительные суммы (до 5 и 6 тысяч крон). Но так как и при наличности этих крупных пожертвований требовалось по самой скром­ной смете еще более 60,000 крон, то епархиальное будимское управление обратилось в феврале 1912 г. с обшир­ным воззванием и просьбой о пожертвованиях ко всему сербскому народу27. Результат этого воззвания нам не­известен.

4. Епархия вершецкая Имеет монастырей 3: Месич, Златица-Базьяш и Войловица, протопресвитериатов 3, церквей 74 и 18 капелл, приходов 97, священников 44, а с помощниками 91. Церковных общин 75 и 3 отделе­ния, православных домов 26,431. Епархиальный фонд 42 тыс. гульд. – Кафедра в городе Вершеце. Вершец нахо­дится в Темишварском Баняте, верстах в 60–70 на юг от г. Темишвара. Епископ Гавриил Змеянович (с 1896 г.). Преосвященный Гавриил родился 25 августа 1847 г. в Среме в селении Добановци. Отец его был священник. По окончании первоначальной сербской и не­мецкой школы, прошел высшую гимназию и семинарию в Карловцах. После сего в Алтенбурге изучал экономи­ческие и естественные науки. В 1882 г. пострижен в монашество и назначен военным священником боснийско-герцеговинских корпусов. В 1891 г. получил в управление монастырь Крушедол, назначен протосинкеллом и наблюдателем над сербскими народно-церковными имуществами, в 1894 г. получил сан архимандрита, а после смерти вершецкого епископа Нектария Димитриевича ( 20 ноября 1895 г.), назначен управляющим вакантной епархии. В епископа вершецкой епархии избран 18 мая 1896 г.; выбор утвержден австрийским императором 14 июня, а 14 июля в соборной карловецкой церкви состоялось посвя­щение новоизбранного в епископа.

5. Епархия горне-карлонецкая. Это-самая большая епархия (293,961 душа по „Календарю Матине српске за годину 1908“, а по статистике карловецкой патриаршей канцелярии 1905 г. 376,901 душа). Имеет монастырь 1 – Гомирье, про­топресвитериатов 8, церквей 143, кроме того филиальных 42, приходов 144, священников 99, с помощниками 136. Церковных общин 145 и 646 отделений. Епархиального фонда нет. Город Горний или Верхний Карловец нахо­дится в Хорватии (Кроации) на юго-запад от Загреба (Аграма). Впрочем, кафедра епископа находится не в этом городе, а в селении Платком. Епископ Михаил Груич. Преосвященный Михаил сын учителя, родился в Петриньи в 1861 г. Гимназию окончил в Загребе, где слушал и первый курс юридических наук (в за­гребском университете, открытом в 1874 г.). Богослов­ские науки изучал в Карловцах. Епископом – горне-карловецким Феофаном Живковичем он рукоположен был во священника, будучи неженатым. Этот случай вызвал в карловецкоий митрополии горячую полемику и заставил епископа Феофана написать обширную записку в оправдание своей решимости допустить такое небывалое здесь новшество. В 1890 г. приняв монашество, он по­лучил место профессора в карловецкой богословии. Избран в епископа в 1891 г. и посвящен 15 декабря того же года.

6. Епархия пакрацкая Открыта в 1708–1710 г. и за­менила закрытую во второй половине XVII в. епархию пожегскую. Имеет монастырей 3: Лепавину, Ореховицу и Пакру, протопресвитериатов 6, церквей 132 и приписных (фи­лиальных) 52, капелл 9, приходов 103, священников 69, а с помощниками 94. Церковных общин 103 и 551 отделе­ние. Православных домов 10,768. Епархиальный фонд в 1900 г. 5,620 гульд. 62 крейц., а в конце 1.909 г. 58,296 крон. Епископ Мирон в 1908 г. пожертвовал 35,000 крон „в пользу изнемогших православных сербских приходских священников епархии пакрацкой“. Кафедра в г. Пакраце. Епископ Мирон Николич. Профессор богословия в Пакраце, Мирон Николич пострижен в монашество в монастыре Ореховице 12 октября 1870 г., произведен в диакона 28 октября того же года, в пресвитера-синкелла 25 декабря 1874 г., в протосинкелла 13 апреля 1875 г. и в архимандрита 16 апреля 1878 г. в 1889 г. 10 октября архимандрит ореховицкого монастыря и адми­нистратор вакантной епархии пакрацкой Мирон Нико­лич избран в епископа означенной епархии и посвя­щен патриархом Георгием Бранковичем 3 мая 1890 г. в 1910 г. 28 октября торжественно праздновалось сорока­летие служения преосвященного Мирона в священном сане. В течение своей сорокалетней службы епископ Мирон особенное внимание посвящал возрастанию и умноже­нию фондов в небогатой своей епархии, и настояния его увенчались блестящим успехом. Незначительные раньше фонды „богословский» и „школьный» („препарандски») к концу 1909 г. умножились в 5 с половиной раз; из своих сбережений преосвященный Мирон основал фонд на содержание священника в Капелни (в конце 1909 г. 8,115 крон), фонд в пользу церкви св. Саввы в Крижевцах (в конце 1909 г. 2,581 кр.), фонд помощи духовен­ству епархии пакрацкой (в конце 1909 г. 27,712 кр. и недви­жимое имущество на 10,000 кр.), фонд интернатский при школе (в конце 1909 г. 14.575 кр.). Кроме того, он умел привлечь к значительным пожертвованиям в пользу ду­ховенства и монастыря ореховицкого некоторых состоятель­ных родолюбивых сербов28.

7. Епархия темишварская Имеет монастырей 3 (Бездин, Св. Георгий и Ходош), протопресвитериатов 4, церквей 80 и 5 филиальных на кладбищах, приходов 103, священников (по отчету епархиального управления за 1900–1908 г.) 59, приходских помощников 18, администрато­ров 23, протопресвитерских помощников 3, дьяконов 2, кроме того священников на пенсии 7, два настоятеля, 9 мо­настырских и 2 придворных иеромонаха, – всего 125 свя­щенных лиц. Церковных общин 80 и 4 отделения, – православных домов 20,822 в 1900 г. и 23.777 в 1908 г. – Епархиальный фонд 57,057 гульл. в 1900 г. и 135,135 крон в конце 1908 г29. Кафедра в Темишваре. Епископ Георгий Летич (с 1904 г.). Преосвященный Георгий Летич, племянник по сестре покойного патриарха Георгия Бранковича, родился 19 апреля 1872 г. в С. Бечее, где отец его Милош служил в то время учителем. Основ­ную школу прошел на родине и в Фельдварце, гимназию в Новом Саде (сербскую) и в Темишваре (венгерскую): богословские науки слушал в Карловнах и на богословском факультете черновецкого университета, где в 1897 г. получил степень доктора богословия. 1895 г. 28 марта Геор­гий Летич принял монашеское пострижение в монастыре Беочине и 25 марта рукоположен в диакона. Прошедши затем последовательно степени патриаршего протодиакона, архидиакона, синкелла (пресвитера) и протосинкелла, Георгий в 1901 г. 25 апреля произведен в должность придвор­ного архимандрита. В начале 1897–1898 учебного года доктор богословия Георгий Летич определен профессором церковного права, катихетики и педагогики в карловецком богословском училище. Кроме преподавательской должности исполнял многие другие: был патриаршим скевофилаксом, состоял членом митрополичьей консистории, патроната карловецкой гимназии, экзаменационной катихетской комиссии и т. д. Некоторое время управлял монасты­рем Беочином, не оставляя преподавания в „богословии». На народно-церковном конгрессе 1902 г. состоял священ­ническим депутатом от с.-андрейского округа. Лите­ратурные труды свои помещал большею частью на стра­ницах „Богословского Гласника». Составленный им „Катихизис православне хришћакске цркве» принят как учеб­ное руководство в школах30. Сербский духовный журнал „Хришћ. Весник“ в свое время обратил внимание нового епископа на тяжелое положение православной церкви в за­пущенной темишварской епархии. Епархия эта одна из не­спокойных, по причине возникших в ней в последнее время недоразумений и споров между православными сер­бами и румынами по вопросу о дележе движимых и не­движимых церковных имуществ. „Может быть – гово­рит „Хришћ. Весник“ – ни в одной епархии карловецкой митрополии сербско-православный элемент так быстро не опадает и не пропадает, как в темишварской епархии. Там истинное наводнение как от иноверной, так еще вдвое от необузданной фанатичной пропаганды румынской.

Прежние епископы весьма мало обращали внимание на этот великий недуг церковно-народный, оттого дела и пришли к такому печальному положению. По большей части та­мошние приходы замешены монахами, которые временно слу­жат и управляют. Монахи, какие бы они ни были, не мо­гут иметь в народе и пастырской деятельности такого влияния, какое, имеет и может иметь мирское духовенство. Приходы там небольшие, потому что сербский элемент все уменьшается, оттого они и не замещаются мирскими свя­щенниками. Но епископ и св. синод должны придти на помощь этой потребности и дать тем приходам мирских подготовленных священников при пособии народно-церков­ных фондов». „Хришћ. Весник“ выражает в заключение надежду, что Георгий Летич все меры употребит к тому, чтобы спасти то, что еще можно спасти от чужеземного наводнения31.

Монастыри

Сербы, переселившиеся в пределы нынешней Венгрии, нашли здесь немало монастырей, существовавших издавна, достаточно благолепных и обеспеченных. Благочестивая ревность переселенцев заботилась о поддержании и сохра­нении этих старинных светочей христианской жизни и благочестия, возобновляла бывшие в развалинах и, по мере надобности, строила новые. По епархиям монастыри распре­делены очень неравномерно. Всего более монастырей в карловецкой архиепископии. Весьма живописная Фрушкая Гора, в Среме, между Дунаем и Савою, с северной и южной стороны своей, так сказать, усеяна сербскими мо­настырями (их здесь тринадцать). Всего же в пределах карловецкой митрополии 27 монастырей. Замечательнейшие из монастырей: 1) Крушедол, находится близ Карловцев, резиденции сербских митрополитов: основан в половине XV столетия митрополитом Максимом, сыном деспота Стефана Бранковича. При основании богато одарен был селами; дарственные грамоты и ныне хранятся в монастыре. Сожжен был турками в 1716 году. Над возобновлением монастыря трудились митрополит Викентий Попович и патриарх Арсений IV Иоаннович, а довершил оное епископ печуйский Никанор (епархия эта ныне угасла). Митрополит Стефан Стратимирович в 1827 г. богато украсил этот монастырь масляною живописью. В нем находятся части мощей св. Максима и праведной Ангелины – матери его, уцелевших от пожара. Здесь погребены сербские патриархи: Арсений III Черноевич и Арсений IV Иоаннович; здесь же похоронена княгиня Лю­бина, мать сербского князя Михаила Обреновича. При мо­настыре хранятся все древности, перенесенные сербскими патриархами из древней патриаршей столицы – Ипека (Печи, в Старой Сербии). Довольно большая монастырская библио­тека состоит преимущественно из древних книг и ру­кописей. Особенно замечательны четыре митры от времен св. Максима, богато украшенные драгоценными камнями и жемчугом и два рукописных Евангелия от 1514 года в богатом переплете. Этот монастырь, как выше было ска­зано, служил некоторое время и резиденцией митрополита (и ныне находится под его непосредственным ведением), и в нем собирались конгрессы для избрания митрополита-патриарха. Местоположение монастыря превосходно. 2) Верд­ник – Раваница сооружен сербами в воспоминание Раваницы, монастыря в Сербии. По преданию, основан царем Лазарем, когда он еще был воеводою Сремским. Здесь покоятся мощи сербского царя Лазаря, павшего на Косо­вом поле, в несчастном сражении с турками в 1389 г. Ежегодно, 15 июня, в т. н. „Видов-день“ сюда стекается множество сербов не только из австрийских владений, но и из самой Сербии, чтобы помолиться при мощах своего царя-героя и помянуть несчастную косовскую битву. В монастыре хранятся жалованная грамота царя Лазаря монастырю Раванице в Сербии, печать его, – довольно много старинных вещей, серебряных сосудов, крестов, евангелий и пр. Некогда монастырь этот был очень богат, но ныне находится в незавидном положении. 3) Язак расположен в расстоянии ¾ часа ходьбы от Раваницы. В нем по­чивают мощи последнего Неманича, Стефана Уроша, уби­того в 1367 г. одним из деспотов сербских Вукашином, занявшим потом королевский престол. Стечение народа в монастырь, в день этого печального события, бывает довольно большое. 4) Шишатовац лежит в полутора-часах ходьбы от Язака. В нем похоронен Сте­фан Щиляпович, бывший деспот сербский. В богатой рукописями и предметами древней утвари библиотеке мона­стыря, между прочим, хранятся: Евангелие, подаренное императором Петром Великим, и одна грамота импе­ратрицы Екатерины II. По слухам, здесь же находился и портрет Петра Великого, бывший для народа предметом благоговейного поклонения. Особенно замечательна храня­щаяся в сем монастыре под № 59 сербская рукопись Апостола 1324 г., писанная на пергамине, в 4-ку, на 226 л., в один ряд по 22 строки на странице, изданная Фр. Миклошичем: «Apostolus у codice monasterii Sistalovac palaeoslovenice edidit Fr. Miklosich. Vindobonae, 1853» pag. XXIV и 259. В конце рукописи – послесловие: „Сии апостсль написа се в дьни блогородьного краля Стефана Уроша третьего (1321 –1336) всех срьбьскыихь земьль и поморьскыихь, повелениемь арьхиепискупа вьсех срьбьекыих земьль и поморьскыих кирь Никодима рукою убогааго и многогрешнааго чрьноризьца Дамияна... у Пеки в граде рекомем Жреле, на славословие Святен Троици в лете 6832 (1324)“.

В месяцеслове упоминаются св. Мефодий, епископ морав­ский (6 апреля), и русские князья св. мученики Борис и Глеб (24 июля). 5) Ковиль построен на левом берегу Дуная, в провинции Бачке. 14 июля 1901 года братство ковильского монастыря, в бачской епархии, торжественно чествовало память своего бывшего настоятеля, знаменитого сербского историка и богослова архимандрита Иоанна Раича, по поводу исполнившегося столетия со дня его кончины ( 11 декабря 1801 г.)32. Упомянем еще монастырь Гергетег, основанный в XV в. одним из деспотов Бранковичей. В Гергетеге жил и скончался 8 августа 1905 г. настоятель монастыря архимандрит Иларион Руварац, известный многочисленными учеными трудами по истории сербский церкви и сербского народа33.

Монастырей в карловецкой митрополии много, но бра­тии в них очень мало, а ученых монахов, за незначи­тельными исключениями, почти совсем нет. Ученое мо­нашество большею частью живет при епископских кафед­рах и преимущественно при кафедре патриаршей; проходя здесь административные и учебные при „богословии» должно­сти, оно этим путем подготовляется к занятию высших степеней иерархии. В частности, в фрушкогорских мона­стырях монахов также немного, да и тех как будто все убывает. Так в 1753 г. было их здесь 186, в 1786 г. – 136, в 1815 г. – 96, в 1824 г. – 83, в 1878 г. – 49, в 1884 г. – 57, в 1892 г. – 65 монахов34.

Сербские народно-церковные фонды

Движимые и недвижимые имущества. Православ­ный сербский народ в Австро-Венгрии владеет огромными суммами, т. н. „народно-церковными фондами», предназна­ченными для разных церковных и народно-просветительных целей. Суммы эти к 1 января 1890 г. возросли до 6 мил. гульденов, а к 1 января 1902 г. даже до 17 мил., не считая огромного недвижимого имущества, составляю­щего собственность карловецкой митрополии. Но с 1902 г. и до 1909 г. фонды стали значительно уменьшаться35. Вот эти фонды: 1) „Клирикальный» или точнее училищный фонд, основанный митрополитом Павлом Ненадовичем (1749–1768). В кассу этого фонда поступает по закону половина движимого имущества, остающегося по смерти ми­трополита и епархиальных епископов. К 1 января 1892 г. сумма этого фонда достигла двух мил. гульд. 2) „Непри­косновенный» фонд, основанный в 1769 г., по определе­нию народно-церковного конгресса, из доходов, получае­мых от каждой епархии за все время, пока кафедра её остается вакантною. Сюда же поступает четверть из недвижи­мого имущества по смерти епархиальных епископов. К 1 января 1892 г. этот фонд простирался также до двух мил. гульденов. 3) Фонды, основанные митрополитом Стефаном Стратимировичем (1790–1838) – школьный, имеющий назначение давать пособия на содержание бедных воспитан­ников карловецких школ, и специальный – на постройку новой митрополичьей резиденции. Первый простирался до 100 тыс. гульденов; второй, возросший до 250 тыс. гульд., в 1892 г. употреблен согласно своему назначению. 4) „Мо­настырский» фонд, возникший из сумм, какие правитель­ство уплатило монастырям и церквам за уступленные зо­лотые и серебряные предметы церковной утвари, по предло­жению Стефана Стратимировича, на государственные потреб­ности в тяжкую годину наполеоновских войн. В 1885 г. этот фонд доходил до 44 тыс. гульд.36. К 1 янв. 1892 г. он простирался свыше 60 тыс. гульд. 5) „иерархический» фонд, получивший начало в 1869 г. и образовавшийся из имущества и доходов угасших епархий, закрытых при­ходов и т. п. (более 200 тыс. гульд.) . 6) „Народно-просве­тительный фонд Саввы Текелия» – более 1 мил. гульд. и другие фонды, образовавшиеся путем вклада и завещаний народных добротворов. Всего фондов насчитывается бо­лее 20-ти37. Забота о прочном положении, необходимом приращении и целесообразном расходовании этих церковно­народных богатств лежит на народно-церковном кон­грессе.

По сообщению „Српског Митрополитског Гласника» (1904, № 24). выдано из народно-церковных фондов в 1903 г. на церковные потребности 31.343,202 кроны, именно – на содержание епископов 1.590,000, на жалованье духо­венству 9.888,502, на ремонт церквей 55,547 крон. На про­светительные потребности выдано 35.131,704 кроны. Из этой суммы карловецкое богословское училище получило 3.903,538 крон, три препарандии 7.480,575 крон, две гим­назии (в Карловцах и в Новом Саде) 9.468,031 крону. Остаток употреблен на женские школы, стипендии, печа­тание школьных книг и т. п. Вся сумма расходов соста­вляет 114.819,088 крон, а полная сумма доходов 134.481,654 кроны, так что к 1 января 1904 г. на приходе оставалось 196,625 крон.

Статистик карловецкой православной сербской митро­полии Матвей Косовац представил в сентябре 1904 г. комитету сербского народно-церковного конгресса обшир­ный доклад с статистическими сведениями о недвижи­мых и движимых имуществах митрополии. В этом до­кладе перечислены и все древности и драгоценности, ко­торые принадлежат архидиэцезу, епископиям, церквам и монастырям. Из приложенной описи видно, что все мо­настыри митрополии имеют 323 древних вещи, 1808 драгоценностей и 4810 книг и рукописей. Стоимость этой движимости огромна, – мало того, она неоценима. В описи сказано, что старинные вещи стоят 16 тыс. крон, драгоценности 186 тыс., все 202 тыс. крон. Но это нельзя даже и приблизительно назвать действительною стоимостью. В монастыре Верднике между драгоценностями есть серебряная модель монастыря Раваницы, в Сербии, бывшая и на парижской выставке, где ее оценили в 50 тыс. франков, тогда как в описи она оценена в 2 тыс. крон (= франк.). Старые рукописи и книги неоценимы. Между ними име­ются рукописи от XIV в., печатные книги от XV века, грамоты сербских королей, привилегии и т. д. К сожале­нию, много древностей, драгоценностей, книг и рукописей уже бесследно пропало. Назад тому 48 лет они описаны были П. Й. Шафариком в его книге: „Историjа српске кньижевности» (1865 г.). И оказывается, что многих драго­ценностей, виденных и описанных Шафариком, ныне уже не встречается в монастырских описях. Между та­кими драгоценностями отметим: золотой покров, выши­тый для царя Лазаря царицей Милицей (1392–1406 г.), две митры князя Максима, украшенные бисером, серебряная чаша игумена Дионисия от 1523 г., митра белградского ми­трополита Иоакима, украшенная драгоценными камнями и бисером от 1607 г., серебряная вызолоченная рипида с драгоценными камнями митрополита хаджи-Илариона от 1664 г. Комитет народно-церковного конгресса постановил взять от монастырей древние вещи и драгоценности, вы­ставить их в народном доме в Карловцах и таким образом образовать народный музей древностей, на что монастыри отозвались очень неохотно, а большинство их и прямо не дали своего согласия на передачу в народный дом своих древностей и драгоценностей38. Из доклада того же официального статистика далее видно, что в карловецкой митрополии имеется 666 народно-церковных общин, 715 приходов, 27 монастырей, 7 епархий, 9 сред­них и высших учебных заведений и 859 основных школ, в которых преподавание ведется на сербском языке. Из основных школ 459 вероисповедных и 400 коммунальных. В 869 школах работают 859 учителей. Что касается недвижимого имущества, то карловецкая ми­трополия владеет 108,267 гектарами (гектар = 2,197 квадр. саж.), приносящими чистого дохода 1.145,000 крон. В митрополии числится 813 церквей, 119 ломов в городах, 1.511 в селах. Имеются рыбные ловли, водяные мель­ницы, сельскохозяйственные машины, ценные бумаги и т. д. В общем все состояние оценивается свыше 90 мил. крон.

Высшие и средние школы

Православная сербская богословия в Сремских Карловцах. Основана в 1794 г. митрополитом Стефаном Стратимировичем. Действующий устав введен с 1906–1907 учебного года. Православная сербская „богословия» в Карловцах имеет задачей через соответствующее обучение и воспитание приготовить православной церкви достойных кандидатов священнических – мирского и монашеского чина (§ 1). „Богословия» состоит под высшею властью архиерей­ского синода и под верховным наблюдением митрополита и патриарха сербского (§ 2). Управляет ректор, в чем ему помогает совет „богословии» (§ 3). Наставники: ректор, ординарные и экстраординарные профессора, до­центы и учителя (§ 4). Преподавание бесплатное (§ 5). При­нимаются окончившие полную гимназию, имеющие аттестат зрелости, в случае недостатка в таких кандидатах, при­нимаются и из реальных училищ (§ 6). Профессора „бо­гословии» должны быть в священном сане, а доценты и учителя могут быть и из светского чина (§ 30). В „бо­гословии» преподаются: 1) Философия (логика, психология, метафизика, история философии). 2) Введение в богословие вообще (основное богословие). 3) Св. Писание Ветхого Завета. 4) Св. Писание Нового Завета. 5) Древне-еврейский язык. 6) Библейская история с археологией. 7) Догматическое бо­гословие. 8) Полемическое богословие. 9) Нравственное бого­словие. 10) Педагогика и методика. 11) Катихетика с прак­тикой. 12) Гомилетика с историей проповедничества. 13) Церковное право. 14) Церковная история (общая с па­трологией), сербская церковная история. 15) Пастырское бого­словие. 16) Пение. 17) Славянский язык. 18) Литургика. 19) Греческий язык. 20) Гигиена и диететика. 21) Пчеловод­ство (§ 49). Учение продолжается четыре года (§ 54)39. Про­фессоров 9. Каждый профессор читает 10 лекций в не­делю, за исключением ректора, имеющего 5 недельных лекций. При „богословии“ имеется интернат. Великолепное здание общежития („семинара») выстроено на средства покой­ного патриарха Георгия Бранковича и открыто 19 сентября 1904 г. Содержание студентов, как и обучение, бесплатное, на счет особого фонда, при поддержке св. синода. При­нимаются в интернат воспитанники в определенном количестве из всех епархий митрополии. Так, в 1907–1908 учебном году в интернате было 91 воспитанник, из них предназначены были: 6 для архидиэцеза, 25 для горне-карловецкой епархии, 21 для пакрацкой, 6 для бачской, 11 для вершецкой, 16 для темишварской и 6 для будим­ской40.

Сербские великие гимназии

Высшая власть для них: патронат. Содержатся на счет собственного фонда, а дефицит восполняет коми­тет конгресса из клирикального фонда. Классов 8.

Карловецкая (основана в 1791г.). Верховный патрон – патриарх. Членов патроната 4, попечительства 6. Кроме директора („управителя»), законоучителей („катихетов») 2, профессоров 12, учитель музыки и пения 1, учитель гим­настики 1, врач 1. Учеников в 1906 – 1907 учебном году было 34941.

Новосадская (основана в 1810 г.). Верховные па­троны – патриарх и епископ бачский, членов патроната 6, попечительства 6. Фонд имеет 440,153 кр. Кроме управителя, катихетов 4, профессоров 18, учитель пения и музыки 1, учитель гимнастики 1, врач 1. Учеников 455. Гимназиче­ская библиотека имеет 19,602 книги. 10 июня 1910 г. тор­жественно праздновалось столетие новосадской гимназии42.

Учительские школы

Под властью училищного совета. Содержатся из народно-клирикального фонда. Классов 4.

Мужская и женская в Сомборе. Основана в 1812 г. в Св. Андрее, перенесена в Сомбор в 1816 г. Кроме управителя, катихетов 2, профессоров 9, наставников 2, врачей 2, учеников 118 и учениц 88. Ученики имеют литературное общество „Натошевич“, а ученицы – „Преодницу“.

Мужская в Пакраце. В 1894 г. вновь открыта (в 1878 г. была закрыта). Кроме управителя, катихет 1, профессоров 4. учитель-помощник 1, учеников 85. При школе имеется интернат. Ученики имеют литературное общество „Караджич».

Женская в Горнем (Верхнем) Карловце. Открыта 1875 г. Кроме управителя, катихетов 2, профессо­ров 4, помощников учителей и учительниц 3, учеников 64. Ученицы имели литературное общество „Будущность». Реше­нием конгресса 1906–1907 г. школа закрыта, а вместо неё открыта реальная гимназия в Коренице.

Высшие женские школы

Под властью училищного совета. Основаны опреде­лением от 15 июля 1872 г. Содержатся на счет народно-клирикального фонда и из своих средств. Классов 4.

Новосадская (открыта 1 декабря 1874 г.). Кроме упра­вителя, катихет 1, наставников и наставниц 5, врач 1, учениц 129. Для учениц имеется в „Сербском учи­тельском конвикте» женское отделение.

Панчевская (открыта 10 ноября 1874 г.). Кроме упра­вителя, катихет 1, наставников и наставниц 4, учитель музыки 1, врач 1, учениц 93.

Сомборская (открыта в 1875 г.). Кроме управителя, катихет 1, наставников и наставниц 4, помощница на­ставницы 1, учениц 50.

Основных школ, в которых преподавание ведется на сербском языке, в 1904 г. было 859, из них 459 веро­исповедных и 400 коммунальных. Сербские вероисповед­ные школы подвергаются различным притеснениям со стороны мадьярско-католических властей. Вот несколько случаев притеснений за 1900 и 1901 годы. То (в Новой Градишке) управитель местной школы не позволяет пра­вославному законоучителю подписывать школьные сви­детельства кирилловскими буквами, требуя, чтобы были подписаны латинскими буквами43, или не позволяют (в Госпиче) обозначить кириллицей школьные работы уче­ниц44, то прямо требуют, чтобы и Закон Божий препо­давался воспитанникам-сербам на мадьярском языке (так в Сегедине, Баранье)45, на школьных свидетельствах пишут: ученик „греческо-несоединенной» веры (вместо: православной)46. То ставят всевозможные препятствия при открытии сербских православных школ, или сербские вероисповедные школы обращают в комму­нальные, отнимая силой у церковных общин их до­стояние – землю и постройки47. В Чепине общественное управление решило на здании местной народной школы рядом с латинской вывеской поместить и кириллов­скую надпись: „Пучка (т. е. народная) школа». Однако, по приказанию правительственной власти, кирилловская надпись уничтожена48. Между тем в данной общине сербы составляют преобладающее большинство. Где же тогда „равноправность», и как объяснить подобные слу­чаи, когда и сама правительственная власть неодно­кратно заявляла, что ничто не препятствует сербским общинам во внутренних делах пользоваться кириллов­ским письмом? В пакрацкой епархии в одной на­родной школе местный попечитель не позволяет детям-сербам читать пред началом учения молитву Господню на церковно-славянском языке, а требует, чтобы вместо молитвы Господней читалась иная, составленная католиком-фратром или назареном49. Три сербских прихода в байском округе: бердянский, яворенский и любинский с населением больше 6,000 душ, при 1,000 детей способных к учению, не имеют ни одной школы! Народ жаж­дет школы и сделал с своей стороны все, что мож­но. В первом приходе начали было строить школу, но, не получив ни откуда пособия, остановились; во втором приходе имеется правда школьное здание, но за крайней ветхостью (существует с 1838 года) совершенно не пригодно для своей цели. Правительственная власть не только не содействует открытию сербских школ, но даже не позво­лила местному священнику третьего прихода (в Любине), где до 400 детей, обучать их в своем доме впредь до постройки особого здания для школы50.

Церковно-административное устройство православной карловецкой митрополии

Православные сербы, образовавшие карловецкую митро­полию, первоначально находились в подчинении печскому патриарху, но, после упразднения печского патриархата, они стали в церковном отношении совершенно независимы и самостоятельность карловецкой митрополии признана была, константинопольским патриархом. Управление сербской (карловецкой) церкви на первых порах было устроено в общем на строго канонических началах. Высшая цер­ковная власть принадлежала собору сербских архиереев с митрополитом-патриархом во главе и правительство светское в церковные дела не вмешивалось. Митрополиты-патриархи избирались народно-церковным конгрессом. Народно-церковными конгрессами называются такие соборы, на которых присутствуют не только епископы, но и предста­вители как от прочего духовенства, так и от мирских сословий гражданского и военного. О привилегии избирать митрополитов именно посредством таких конгрессов го­ворится уже в грамоте императора Леопольда I от 1691 г.: licetque vobis – сербам – inter vos, ex propria facultate, ex natione et lingua Resciana constituere archiepiscopum, quem status ecclesiasticus et saecularis inter se eliget. Народным конгрессом избран был уже преемник первого патриар­ха Арсения III Черноевича Исаия Дьякович 24 мая 1707 г. Однако с течением времени в управлении сербскою цер­ковью произошли перемены. Правительство стало мало-по-малу отбирать у сербов данные им привилегии и в 1760 г. объявило, что на будущее время „никакой синод иллирий­ского клира» не должен быть созываем без уведомления и распоряжения правительства. Затем в 1763 г. оно прико­мандировало к синоду своего комиссара, а в 1770 г. издало „регламент» (Constitutiones nationis Illyricae), которым церковь подчинялась государству. Так как этот регла­мент вызвал общее недовольство сербов, то правительство вскоре издало новый регламент, и когда этот регламент также не встретил сочувствия среди сербов, оно в 1779 г. объявило в качестве действующего закона Rescriptum declaratorium, содержащий главным образом принципиальные положения о церковном управлении, и в 1782 году Systema consistoriale, содержащую уставы епархиальных консисторий и митрополичьего апелляториума.

По этим законодательным актам правительство усваивает себе право утверждения митрополитов и епи­скопов, причем митрополит и епископ за свое утвер­ждение вносят правительству известную, более или менее значительную, сумму. Далее правительству принадлежит право назначения администраторов митрополия и епископий и право высшего суда по апелляциям, и без согласия прави­тельства не может быть напечатан ни один закон, декрет или резолюция касательно православных христиан. В та­ком положении находилось управление карловецкой митропо­лией до половины XIX. века. Воспользовавшись внутренними осложнениями в империи, сербы в 1848 г. провозгласили свою политическую независимость, „под державой австрий­ских императоров», и правительство, благодарное сербам за их помощь в борьбе с мадьярами, утвердило составлен­ное в этом смысле постановление карловецкого конгресса. Широкие права за сербами в деле церковного управления признаны были наконец в 1868 г. IХ-я статья венгерской конституции 1868 г. гласит: „Верующие карловецкой митро­полии имеют полномочие самостоятельно устраивать и ор­ганизовывать свои церковные и школьные дела, а также дела по управлению имуществами, назначенными на со­держание церквей и школ, на своих конгрессах периоди­чески собираемых в пределах законов и по докладу его величеству, и независимо управлять посредством сво­их органов, на основании норм, установленных на этих конгрессах и утвержденных его величеством».

Соответственно такому заявлению государственного закона, началась организаторская работа сербских народно­-церковных конгрессов, и после продолжительного обсу­ждения в 1875 г. ими, наконец, были выработаны статуты, подробно определяющие строй управления сербской церкви в Австро-Венгрии и действующие там и по настоящее время. По выработанным народно-церковными конгрессами статутам, высшая власть в сербский церкви в Австро-Венгрии сосредоточивается в двух учреждениях: народно­-церковном конгрессе и архиерейском синоде.

Народно-церковный конгресс состоит из 75 членов (25 духовного и 50 светского звания), избираемых на трех­летний период. Митрополит-постоянный председатель конгресса; товарищ председателя избирается всегда из светских лиц. Все епархиальные епископы – непременные члены конгресса по своему званию. Право созывать кон­гресс принадлежит митрополиту, но для созыва он дол­жен предварительно испросить высочайшее соизволение. Конгресс созывается каждый третий год, но, по требова­нию обстоятельств, он может быть созван и вне этого срока. Право верховного надзора над деятельностью кон­гресса принадлежит императору, от воли которого зави­сит как продление и возобновление заседаний конгресса, так и его закрытие, даже и вне назначенного времени. Этот надзор достигается через особого императорского чиновника, комиссара, назначаемого властью на все время заседаний конгресса, которые обыкновенно бывают публич­ными. Но комиссар не входит в рассуждения конгресса и не участвует при составлении решений. Народно-церковный конгресс избирает карловецкого митрополита и ве­дает различные дела церковные, школьные и имуществен­ные, за исключением тех, которые специально принадле­жат архиерейскому собору или св. синоду. В частности, конгресс определяет количество и размеры епархий, протопресвитериатов (блогочиний) и приходов, организует церковные общины51, органы митрополичьего и епархиаль­ного управления, назначает жалованье всем членам, цер­ковной иерархии, устраивает церковно-приходские и другие (кроме богословских) школы, контролирует пользование денежными суммами, управление монастырскими имуще­ствами и т. д.

Объявление и приведение в исполнение постановлений конгресса, получивших законную санкцию, а также и подго­товительная разработка материалов для деятельности буду­щего конгресса возлагаются на особый комитет из чле­нов церковно-народного конгресса, „саборски одбор». Он состоит из 9 членов: митрополита, как председателя, одного епископа, двух священников и пяти светских лиц. Полномочия этого комитета имеют значение в те­чении трех лет или вообще до нового конгресса. Засе­дания его должны происходить не менее четырех раз в год в резиденции митрополита. Протоколы заседаний в кратких извлечениях представляются председателю вен­герского министерства.

Кроме митрополита, народно-церковный конгресс изби­рает духовных и светских членов „митрополитско-цер­ковного совета» и „народно-училищного совета». Эти специальные органы высшего церковного управления сосредо­точены при митрополичьей кафедре. В состав митропо­литско-церковного совета входят: митрополит, как пред­седатель, два епископа, избираемые архиерейским синодом, три лица духовного звания (архимандриты или протопре­свитеры) и три лица светского звания (этих 6 членов избирает народно-церковный конгресс), кроме того нота­риус и секретарь-протоколист. Совет служит высшею апелляционною инстанцией во всех судебных делах, ка­сающихся церковной дисциплины и брачных споров; за­тем – в качестве первой судебной инстанции в тяжбах против епархиальных епископов и епархиальных конси­сторий; наконец, в круг ведения совета входят все дела касательно веры, церковного обряда и специально-клириче­ских предписаний. Митрополитско-церковный совет со­ставляет свои собрания обыкновенно два раза в год, а по требованиям обстоятельств и более. Народно-учи­лищный совет состоит из митрополита или его заме­стителя, двух членов духовного чина, из которых один должен быть епископ, из главного инспектора (он же референт) всех православно-сербских школ в пределах митрополии, нотариуса, секретаря и двух почетных членов светского звания. В круг деятельности этого со­вета входит: надзор над всеми школами приходскими, средними и высшими, мужскими и женскими, исключая бо­гословских классов, подчиненных исключительно веде­нию митрополита. Совет имеет свои заседания каждый месяц; он утверждает избрание и увольнение учителей всех школ, разрешает постройку новых зданий для школ; разделяет стипендии воспитанникам гимназий, за­ботится об учебных книгах, сносится с правительствен­ною властью по требованию обстоятельств и каждый год издает печатный отчет о своей деятельности.

Архиерейский синод, согласно §§ 18 и 19 „Синодского устройства 1875 г.“ ведает чисто-духовные дела: о догма­тах веры, богослужении и церковной дисциплине. Ему принадлежит право избрания епископов и право входить в общение с другими автокефальными церквами по делам веры и церковной юрисдикции. Архиерейский синод состоит из всех архиереев карловецкой митрополии. Председатель­ствует митрополит-патриарх, который и созывает си­нод, с согласия императора, обыкновенно раз в год. При синоде состоит императорский чиновник (комиссар), но он не участвует в тех заседаниях, на которых решают строго духовные вопросы. Что касается взаимных отношений народно-церковного конгресса и архиерейского си­нода, то, к сожалению, они далеко не всегда, точнее ска­зать, редко когда были мирные. Так было в патриарше­ство Германа Анджелича (1881–1888), так же было при патриархе Георгии Бранковиче (1890–1907). Это обстоятель­ство, между прочим, побудило нынешнего митрополита-патриарха Лукиана Богдановича и остальных членов синода точнее определить права, полномочия и круг дел архие­рейского синода, что и достигнуто через выработанный в летних заседаниях синода 1911 г. и высочайше утвержденный в ноябре того же года „Устав (устрой­ство) св. архиерейского синода православной сербской митро­полии карловецкой». Для удовлетворения церковной потребно­сти служит, кроме клирикального и неприкосновенного фон­дов, еще и нарочитый т. н. синодский фонд, основанный архиепископом-митрополитом-патриархом Лукианом в 1909 году годичным взносом в 50.000 крон (§ 26 устава52).

Народно-церковные конгрессы за последние двадцать лет

Конгресс 1892 г. – Под председательством митрополита-патриарха Георгия Бранковича ( 17 июля 1907 г.) со­стоялся народно-церковный конгресс в 1892 г. с 24 октября по 30 ноября в Карловцах. Но деятельность его не была особенно плодотворна. Правда, на обсуждение конгресса предложены были важные законопроекты, а именно: „1) на­родно-церковный устав восточно-православной сербской церкви в землях венгерской короны; 2) закон о восточно­православных сербских школах; 3) статут о жалованье восточно-православному сербскому приходскому и монастыр­скому духовенству, епископам и митрополиту; 4) статуты о пенсиях для вдов и сирот духовного звания и для вдов и сирот чиновников и профессоров; 5) правила о пользовании церковно-народными фондами, и 6) дис­циплинарные правила для всех чинов и чиновников народно-церковного автономного управления в области сербской митрополии»53, но удовлетворительно разре­шен был только четвертый проект: статуты о пен­сиях приняты были требуемым большинством голосов. Другие же проекты, особенно „народно-церковный устав», послужили только предметом продолжительных бесплодных споров и пререканий между враждебными друг-другу партиями, т. н. клирикальною, защищавшею права и автори­тет церковной иерархии, и оппозиционною, со всей реши­тельностью восставшей на защиту мнимо попранных авто­номных прав народа, против предположенных измене­ний в действующих статутах: предлагалось же предоста­вить церковной иерархии больше, чем доселе практиковалось, власти и влияния при назначении приходских свя­щенников, председателей церковных скупщин, протопресвитеров и членов конгресса из лиц духовного зва­ния54. Обе спорящие стороны так и не пришли к взаим­ному соглашению55, и, блогодаря крайней напряженности споров, самый конгресс был закрыт раньше, чем все представленные проекты подверглись его обсужде­нию56.

Принятые на народно-церковном сербском конгрессе 1892 г. статуты о пенсиях для вдов и сирот духовного, чиновнического и учительского звания заслуживают вни­мания по своей простоте и целесообразности. Решено было основать специальные фонды: а) для вдов и сирот лиц духовного звания, и б) для лиц чиновнического и учи­тельского звания. Вот некоторые параграфы этих стату­тов. Членами первого фонда обязаны быть все члены духовенства без различия степени, положения и обязанно­стей (§ 2). Сумма взноса зависит от личного желания вкладчика, какую пенсию он намерен обеспечить для своих сирот (§ 4). Сумма эта не должна быть менее 200 и больше 600 гульденов (§ 5). С неаккуратных вкладчиков взыскивается требуемая сумма административ­ным порядком (§ 8). Размер годичной пенсии вдове и малолетним сиротам равняется сумме, внесенной в кассу фонда (§ 12). Новый пенсионный фонд должен находиться под надзором народно-церковного конгресса (§ 25) и под управлением главной администрации всех народно-церков­ных фондов (§ 26). Все члены этого фонда составля­ют главную „скупштину», которая должна раз в год собираться в Карловцах, под председательством митрополита-патриарха или его заместителя (§ 27). Все прежние частные фонды отдельных епархий решено объединить в общую сумму с вновь образующимся фондом и назвать его „общим иерархическим пенсионным фондом» (§ 38)57. – Образование пенсионного фонда для лиц учительского и чи­новнического звания являлось также насущною потребностью в жизни народной, так как учителя в автономных сербских школах и лица, служащие в других народно­-сербских учреждениях, из общественной казны не полу­чают жалованья и не имеют права на пенсию. Фонд этот решено образовать из взносов единовременно 25% и ежегодно 2% с получаемого учителями и чиновниками содержания (§ 30), при ежегодной субсидии из церковно-­народного неприкосновенного и клирикального школьного фонда (§ 38). Право на пенсию получается по истечении десятилетнего периода действительной службы, в соответ­ственном со внесенным вкладом размере и по числу лет службы (§ 9). Полное содержание назначается в пен­сию чиновнику за 40 лет службы, учителю за 80 лет (§ 8)58. В общем этот пенсионный устав выработан по началам общегосударственного законоположения о пен­сиях.

Были попытки к устройству народно-церковного кон­гресса в октябре 1893 г. и в мае 1894 г., но оба раза конгресс не был дозволен верховною властью на том основании, что не оказывалось в наличности сумм на по­крытие значительных расходов, сопряженных с созванием конгресса, да и предметы занятий предполагавшегося конгресса не такой важности, чтобы неотложно требовали его созвания59. Австро-венгерское правительство, как из­вестно, нередко налагает свое vеtо на церковно-народные начинания православных своих подданных.

Конгресс 1897 г. – В начале 1897г. в заседании вен­герского сейма депутат Иосиф Ягич направил к вен­герскому министру-президенту запрос относительно созна­ния народно-церковного конгресса для решения накопившихся неотложных дел, на что получен был ответ, что конгресс во всяком случае состоится в текущем году. И действительно, указом императора и короля Франца Иосифа от 9 (20) мая открытие конгресса назначено на 29 июня 1897 г. в г. Карловцах. К 15 июня были закончены выборы членов конгресса, в состав которого, как ока­залось, вошли в огромном большинстве народные канди­даты, члены оппозиции правительству. Много говорилось и писалось о предстоящем конгрессе, на который возлага­лись самые радужные надежды и упования сербских патрио­тов. К сожалению, и на этот раз им не суждено было осуществиться. Уже первый день, день открытия конгресса, прошел довольно бурно. 29 июня королевский комиссар ба­рон Федор Николич открыл конгресс речью на вен­герском языке, по венгерски же был прочтен и рескрипт короля, но только тогда, когда комиссар продол­жил свою речь по сербски и когда был прочтен ре­скрипт в сербском переводе, раздались громкие привет­ствия. Затем встал барон Живкович, товарищ пред­седателя конгресса, и от имени большинства выразил свое неудовольствие по поводу того, что королевский комис­сар заговорил сначала на таком языке, который не при­нят на конгрессе и который был непонятен большин­ству собравшихся. На этом окончилось торжество открытия конгресса. В 2 часа дня затем был завтрак у предсе­дателя конгресса патриарха Георгия Бранковича. Кроме лиц должностных и высшего духовенства, было приглашено по пяти членов радикальной, либеральной и правительствен­ной партий, хотя последняя представлена на конгрессе все­го 8 лицами. Радикалы отказались от приглашения и не пошли. Патриарх Георгий предложил тосты за короля, за правительство и за королевского комиссара, последний за патриарха и членов конгресса. Барон Живкович поблагодарил его за тост за членов конгресса и подтвердил, что деятельность конгресса может иметь только тогда пло­дотворные результаты, когда заседание будет совершаться строго по закону и когда будут в равной степени прини­маемы как интересы государства, так и интересы сербской церкви и сербского народа. После этого патриарх Георгий произнес довольно обширную речь, в которой, отметив значение настоящего конгресса для урегулирования народно-церковных автономных отношений, призывал всех чле­нов конгресса к миру и согласию и доказывал неосно­вательность обвинений иерархии в том, будто она стремится силою (и при помощи правительства) отнять у народа приобре­тенные автономные права. К сожалению, мира и согласия, к которым так призывал патриарх в своей речи, и на этом конгрессе не оказалось. Уже в самом начале деятель­ности конгресса вышли разногласия по поводу составления верноподданнического адреса. Одни доказывали, что в ад­ресе нужно указать на все, что испытывают православные сербы. Пред монархом не следует умалчивать, что кон­гресс не был созываем в течении целых пяти лет, тогда как, по прямому смыслу закона, он должен созы­ваться каждые три года. Нужно указать и на самые неспра­ведливости, именно, что правительство вмешивается в дела сербской церкви и нарушает тем её автономию. Другие же напротив говорили, что в адресе неуместны жалобы, что адрес должен быть чисто лояльного характера. По­следние взяли верх, и в этом именно смысле был составлен адрес. Когда же королевский комиссар стал требовать, чтобы конгресс прежде всего – не в очередь – занялся рассмотрением правительственного проекта орга­низации сербской церкви („церковно-школьного статута“), то конгресс огромным большинством решил, опираясь на автономию сербской церкви, что он не может подчиниться этому требованию и остается при утвержденном раньше очередном порядке занятий. Этот отказ повел к тому, что сербский народно-церковный конгресс – по личному приказанию Франца Иосифа – был закрыт на неопределен­ное время. Почему же тот или иной порядок занятий имел такое решающее значение на судьбу конгресса? Объ­яснение этого заключается в давнишнем стремлении вен­герского правительства совершенно уничтожить автономию сербской православной церкви в Венгрии. Уже давно вело оно явную и тайную борьбу против сербской церковной автономии и составило проект её уничтожения, который и был представлен ныне, в виде нового церковно-школь­ного устава, на утверждение сербскому конгрессу. На осно­вании закона, конгресс имеет полное право устанавливать

совершенно самостоятельно очередной порядок своих за­нятий; он и воспользовался этим правом и вместо рассмотрения представленного ему устава приступил к из­бранию нового исполнительного комитета, что и возбудило гнев венгерского правительства. Дело в том, что суще­ствовавший комитет был составлен из преданных пра­вительству людей, которые, конечно, утвердили бы новый устав. Зная это, конгресс не только сменил прежний комитет, но и приступил к поверке его действий за все время его существования. Этого правительство не вынесло и закрыло конгресс, допустив тем явное нарушение суще­ствующих законов. Так народные депутаты разошлись, и в этот раз не сделавши ничего, но с мирною совестью и утешением, что они защищали права своего народа и своей церкви. И в самом деле, даже одна мадьярская га­зета „Маgуаг Аllаm“, в общем далеко не отличающаяся своими симпатиями к православным сербам, осудила та­кое насилие над сербским народно-церковным конгрес­сом. „Мы, – говорит мадьярская газета, – вовсе не сторон­ники того, чтобы церковная жизнь служила средством к достижению нежелательных национальных целей. Но те, которые во всяком религиозном, школьном и другом подобном стремлении, не совпадающем с желаниями пра­вительственной партии, тотчас усматривают опасность для государства, – служат ему не по разуму и подкапываются под его мир и спокойствие. Допустим даже, что дело идет о действительной национальной опасности, и тогда права венгерского государства следует защищать только справедливыми средствами. Цель не освящает средств либерального министра-президента. Это должен был бы сообразить венгерский министр-президент, когда он взду­мал прикрыть свое распоряжение священною особою его ве­личества. Статья IХ-я закона 1868 года не дает министру-президенту никакого права своим собственным име­нем, или прикрываясь именем его величества, определять порядок занятий сербского церковного конгресса. Что это за автономия, которая лишена даже права определять по­рядок своих занятий! Подобная автономия мыслима только в Венгрии под режимом Банфи и лишь в отношении не протестантской церкви. Своим поступком Банфи только испортил дело. Так не умиротворяют, а только еще боль­ше раздражают!“ В сентябре 1897 года венгерский ми­нистр-президент Банфи неоднократно приглашал к себе отдельных членов конгресса для выработки оснований, на коих могли бы возобновиться заседания отложенного кон­гресса, под условием принятия правительственного статута, но все эти конференции не привели к желательному для Банфи результату. С своей стороны и патриарх, по предло­жению венгерского правительства, приглашал 27 сентября для той же цели на конференцию до 30 депутатов. Но и эта конференция прежде всего согласна была в одном, – чтобы оставалась неприкосновенною сербская народно-церковная автономия на основании IХ-й статьи закона 1868 года. А для обсуждения вопросов, касающихся внутренней организации, конференция избрала особый комитет. Так, не мог даже начать своей деятельности карловецкий конгресс 1897 года, давно жданный и желанный, которому предстояло заняться многими важными и насущными вопросами для православ­ных сербов в Венгрии.

Конгресс 1902 г. – От 5 марта 1902 года последовало высочайшее разрешение на созвание православного сербского народно-церковного конгресса в Карловцах 26 мая. Королев­ским комиссаром на конгресс назначен Бела Тальян товарищ председателя венгерской палаты депутатов. От 6 апреля разослано циркулярное распоряжение патриарха ко всем епархиальным административным комитетам о про­изводстве выборов депутатов священнического и мирского звания. Происходившие в течение двух недель выборы депутатов на конгресс дали решительную победу радикальной партии, горячо защищавшей интересы и права своего на­рода. 25 мая прибыл королевский комиссар и встречен согласно заранее составленному церемониалу. 26 мая в 11ч. прибыл в залу заседаний конгресса патриарх в сопро­вождении епископов, приветствовал депутатов и предло­жил избрать особую депутацию для сопровождения на кон­гресс представителя короны. Когда королевский комиссар занял свое место под балдахином, секретарь его прочи­тал высочайший рескрипт на венгерском языке, а затем секретарь конгресса прочитал тот же рескрипт на серб­ском языке. В два часа дня в патриаршем дворце состоялся торжественный обед с установленными тостами. Заседания конгресса открылись 27 мая в 10 часов утра. Не мало времени заняла проверка полномочий депутатов конгресса. В заседании 30 мая патриарх Георгий Бранкович произнес обширную речь, в которой призывал вы­борных представителей к согласной деятельности, а коро­левский комиссар в своей речи означил главные вопро­сы, которые призван решить конгресс. Это – ревизия на­родно-церковных фондов, определение бюджета на удовле­творение различных все возрастающих церковно-школь­ных нужд, рассмотрение отчета о деятельности комитета конгресса с 1897 года и о приходе и расходе сумм, вы­бор различных административных органов, пополнение освободившихся вакансий, выбор нового комитета конгрес­са, устранение безпорядков и препятствий, тормозящих правильное течение автономной церковно-школьной жизни.

Состоявшийся в 1902 г. в Карловцах народно-цер­ковный конгресс, имевший 37 заседаний (с 26 мая по 6 июля), вызвал в сербской печати до противоположности различную оценку. Тогда как по одним „и этот конгресс не внес в церковно-народную сокровищницу ни но­вых прав, ни гарантий“60, другие, напротив, говорят, что последний конгресс был значительный и плодотворный: „в своих заседаниях в течении шести недель он испол­нил столько административных дел, сколько не сдела­ли, может быть, все сербские народно-церковные конгрес­сы с 1875 г., с тех пор, как начало функционировать настоящее соборное устройство“61.

Действительно, по характеру своему деятельность эта была по преимуществу административная и контрольная или ревизионная. Конгресс 1902 г. с своей „радикальной“ точки зрения рассмотрел отчет комитета конгресса за 12 лет, равно отчет училищного совета, рассмотрел отчет народно-церковных фондов за 11 лет, избрал новый митрополитский совет, училищный совет и рефе­рентов. новый комитет конгресса, пополнил многие праздные или освободившиеся вакансии, выработал новые по­становления относительно епархиальных скупщин, по во­просу о лучшем управлении многочисленных монастыр­ских имуществ и т. д. Конгресс вынес резолюцию о возвращении присвоенного румынами сербского монастыря Ходоша. Для этой цели избрана комиссия, которой пору­чено извлечь из пештских и венских архивов нужные данные и при помощи их искать возвращения этого чисто сербского монастыря. Не мало велось на конгрессе рассуждений по вопросу о замещении многочисленных вакантных священнических мест. Из всех епархий карловецкой митрополии архиепархия лучше всех снабжена духовен­ством. Только несколько малых приходов обслуживаются здесь монахами, на всех остальных имеются свои штат­ные священники. Но зато сильное оскудение духовенства замечается в других епархиях, особенно в горне-карловецкой, пакрацкой и будимской. Целая треть приходов не имеют постоянных священников. По два, по три при­хода дают на обслуживание одному священнику. Такой недостаток в священниках приносить великий вред и религиозным и национальным интересам сербского народа. Предлагалось несколько проектов и мер к пополнению рядов духовенства в означенных епархиях. Один про­ект (свящ. Соларича) рекомендовал улучшение материального положения священников, так как вследствие недо­статочного содержания молодежь неохотно идет в бого­словскую школу. Другой проект (архим. Г. Летича) нахо­дил возможным помочь горю через устройство в Горнем (Верхнем) Карловце общежития для бедных учеников гимназии доброго поведения из епархий горне-карловецкой, пакрацкой и будимской. Ученики получали бы здесь бес­платно квартиру и стол, и их родители давали бы обяза­тельство, что, по окончании гимназии, дети их поступят в богословскую школу и затем займут священнические места в тех епархиях. Указывалось еще средство, именно – чтобы молодым людям доброго поведения тех епархий дозволено было поступать в карловецкую богословскую школу из VI-го класса средних учебных заведений, т. е. на два года раньше окончания полного гимназического курса. При этом ссылались на пример Сербии, где в семинарию принимаются окончившие только пять классов средних школ, а между тем из них выходят хорошие священ­ники. Да и в самой карловецкой митрополии не так давно были священники с малой научной подготовкой и, однако, они сумели быть добрыми пастырями и блюстителями веры и нравственности.

Конгресс 1906 года – В октябре 1906 года последо­вало высочайшее разрешение на созвание народно-церковного конгресса в Карловцах в течение того же (1906) года. Патриарх Георгий Бранкович, которому высочайше предо­ставлено назначить день для созвания конгресса, таким днем назначил 10-е декабря того же года. в этот день и открыт был народно-церковный конгресс, и без коро­левского комиссара (как бывало и ранее в 1869–1871 г.г.). Патриарх Георгий Бранкович в своей речи, отметив неуспех прежних конгрессов вследствие крайней пар­тийной резкости, доказывал настоятельную потребность дея­тельности согласной, мирной, осторожной, без всякой страст­ности, доказывал необходимость примирения иерархии и народа и также соглашения с государственною властью. Речь патриарха произвела приятное впечатление на членов кон­гресса, но, к сожалению, впечатление это скоро прошло, и на­стоящий конгресс пошел путем прежних и даже превзошел их партийной фанатической борьбой. На 9-м заседании (19 декабря) поднят был вопрос о некоторых „проневерах“ (преступлениях) патриарха Георгия Бранко­вича по части народно-церковных фондов, а на 22 засе­дании (19 января 1907 г.) рассматривался доклад ревизион­ной комиссии относительно обвинения патриарха в присвое­нии и растрате фондов в период времени 1882–1891 г., то есть, когда Георгий Бранкович был епископом темишварским и в первый год его патриаршества. Радикаль­ная партия устами депутата Мужицкого прямо предлагала патриарху Георгию, в интересах мира церковного и народно-церковной автономии, оставить высокий престол, какой он ныне занимает. И, что удивительно, предложение Мужиц­кого было поддержано и даже принято большинством 88 плюсов против 301 Можно себе представить, какое про­изошло замешательство среди членов конгресса после принятия такой рискованной резолюции. Вслед за тем, после заявления одного из членов „самостальной» пар­тий, все депутаты этой партии, также депутаты беспартийные и все епископы оставили залу конгресса. И когда они вы­ходили из залы, „господствовала могильная тишина», как пишет референт в Богословском Гласнике62. Между тем патриарх Георгий Бранкович подал в суд жа­лобу на депутата Мушицкого и прочих членов радикальной партии, обвиняя их в клевете и в непочтительности к своей особе.

Так, с 20 января (23-е заседание) и до конца (всех заседаний было 82) патриарх не принимал участия, как председатель, в деятельности конгресса, равно не участво­вали и епископы. А конгресс все-таки продолжал свои занятия без председателя и с незначительным большин­ством голосов. На 28-м и 29-м заседаниях (1 февр.) принят был „Статут об управлении, контроле и эксплуатации монастырских, как народно-церковных, имуществ, и о жалованье монастырскому братству в пределах серб­ской православной карловецкой митрополии». 3 февраля 1907 г. конгресс был закрыт. В результате полу­чился сильный и продолжительный застой в автономной народно-церковной жизни карловецкой митрополии, огром­ный вред и в материальном и нравственном отноше­ниях. Решение тяжбы патриарха с депутатами радикаль­ной партии было в руках королевского венгерского правительства. И хотя еще 18 февраля 1907 г. высочайше отвергнута резолюция конгресса, направленная против па­триарха Георгия Бранковича, но патриарх так и умер († 17 июля 1907 г.), не дождавшись оправдания (высочайшая бумага застряла в портфеле министра председателя и не была обнародована)63. – Вышеупомянутый „Статут об управлении, контроле и эксплуатации монастырских иму­ществ» был высочайше утвержден 23 марта 1903 г. (в промежуточное время до выбора нового нынешнего патриарха). Это „в истории сербской церкви первый случай со времени переселения сербов при патриархе Арсении Черноевиче 1690 г., что такое важное дело, как устройство монастырских имуществ, получило высочайшую санкцию и стало законом без согласия и даже без опроса митрополита, патриарха и епископов»64. Быть может, радикальная пар­тия преследовала и хорошие цели, мечтая о широком раз­витии церковных просветительных и благотворительных учреждений, но она не предусмотрела одного коварства вен­герской власти, сделавшей лишь, по видимому, незначитель­ную добавку, предоставляющую ей право вмешательства в дело сдачи в аренду монастырских земель. И вот, когда закон стал применяться, правительство запретило сдавать земли сербам, а стало сдавать их исключительно мадь­ярам. Сотни тысяч десятин коренной и лучшей сербской земли перешли к враждебной народности, а прежние арен­даторы сербы остались без куска хлеба. Печальная судьба монастырской реформы подействовала отрезвляюще на на­род и радикальная партия, виновница многих смут в митрополии, должна была уступить главенство более кон­сервативной „самостальной» партии. Вследствие этого со­стоявшийся в мае 1910 г. народно-церковный конгресс – высший орган управления митрополии – прошел, по видимому, спокойнее предшествующих конгрессов, хотя в конце концов и привел к такому печальному акту, как отмена некоторых автономных учреждений высочайшим указом 11 июля 1912 года.

Конгресс 1910 и 1911 года. – Высочайшее разрешение на созвание народно-церковного конгресса 16 (29) мая 1910 г. последовало 5 (18) марта того же года. Выборная борьба отличалась на этот раз особенным оживлением и страст­ностью, и в результате партия „самостальная» получила 44 мандата, а радикальная 36. Накануне открытия 15 (28) мая прибыл королевский комиссар Ю. Рохоньи. 16 (29) мая при обычной торжественной обстановке состоялось откры­тие этого конгресса. На 2-м заседании 20 мая (2 июня) патриарх Лукиан обратился к членам конгресса с всту­пительною речью, в которой наметил главные вопросы, ожидающие решения. Таковы: а) избрание членов комитета конгресса, митрополичьего церковного совета и школьного совета; б) вопрос об улучшении священнического содер­жания (патриарх еще в 1909 году на этот предмет основал фонд взносом в 25,000 крон); в) вопрос об из­менениях и дополнениях правил о выборе депутатов на конгресс, для избежания печальных явления, имев­ших место на конгрессах 1902 и 1906 г.г. и чтобы авто­ритет автономных властей не терпел ущерба; г) вопрос об отношениях низших автономных властей и органов к высшим автономным властям и органам, для чего требуется выработать устав митрополитский, епархиальный и церковно-общинный, точно установить круг прав, обя­занностей и ответственности всех народно-церковных авто­номных властей и органов, и д) пересмотр устава серб­ских народно-вероисповедных школ от низших до высших (ныне действующий устав выработан назад тому 40 лет). В заключение патриарх призывал всех чле­нов конгресса к единению и мирной согласной деятель­ности. Намеченные патриархом вопросы и были предметом занятий конгресса. На 11-м заседании 3 (16) июня 1910 г., по поводу отказа средств на содержание богословского общежития („семинара“), Георгий Летич, епископ темишварский, горячо защищал права архиерейского синода как на устройство общежития, так и на содержание его из средств клирикального фонда, причем архиерейский синод хотел взять из этого фонда только 1/5 часть со­держания общежития. Конгресс согласился с этим заявле­нием епископа Георгия. Несколько заседаний посвящено было рассмотрению доклада ревизионного комитета о народно­церковных фондах за период времени с 1890 до 1909 года и о монастырском хозяйстве. Отмечена была значительная убыль в фондах за период времени 1902–1909 гг., а в ведении отчетности по монастырскому хозяйству за 1909 год отмечено много неправильностей, часто, например, недо­стает соответствующих оправдательных документов на произведенные расходы и т. д. Предложения ревизионного комитета по поводу этих неправильностей приняты боль­шинством голосов.

Высочайшим указом от 10 (23) июня заседания конгресса были закрыты до осени того же 1910 года, когда они должны были вновь открыться. Однако, согласно предста­влению патриарха Лукиана, высочайшим указом от 22 де­кабря 1910 г., разрешено было созвать конгресс вместо осени 1910 г. в мае 1911 г., и 2 мая 1911 г. конгресс открыт при том же королевском комиссаре Ю. Рохоньи. Теперь на очередь поставлены: 1) школьный устав, уже прошедший через митрополитский школьный совет и 2) во­прос об улучшении священнического содержания. Рассмотрен и принят проект пенсионного фонда сербских православных священников65. На конгрессе заслушаны и рассмотрены также доклады об устройстве церковного прихода, о лучшей эксплуатации имуществ иерархического фонда, об обеспечении учителей и церковных певцов, о лучшей эксплуатации фондовских и монастырских иму­ществ и др. Всего конгресс 1910–1911 г. имел 47 за­седаний (16 в 1910 г. и 31 в 1911 г.). 12 (25) июня 1911 г. королевским комиссаром Ю. Рохоньи конгресс закрыт.

На 22-м (38-м) заседании 3 июня 1911 г. королевский комиссар Ю. Рохоньи прочитал на мадьярском языке, а его заместитель П. Иованович на сербском языке сле­дующее заявление: „Почтенный собор! при открытии с вы­сочайшего дозволения его императорского и апостолического королевского величества от 22 мая 1910 г. созванного этого собора я выразил желание и надежду, что собор найдет пути и средства выработать окончательное устройство серб­ской православной народной церкви, при сохранении её иерархического характера и вероисповедных начал. В то же время при общем одобрении собора заявил и то, что на этот предмет собор сам установит свой дневной порядок дел. Согласно с сим собор установил на своем 7-м заседании прошедшего года свою программу дел, на основании которой затем в 11-м заседании про­сил отложить собор до осени 1910 г. для того, чтобы могли быть в согласии со всеми главными факторами приготовлены, выработаны и представлены проекты, необходимые для обязательного упорядочения автономного устрой­ства. С радостью и одобрением представил я на высшее место эту просьбу собора, потому что видел в этой просьбе верный залог, что собор с серьезным рвением трудится выработать это великое дело, цель которого окон­чательное устройство церковных дел. Его императорское и апостолическое королевское величество высочайшим своим определением от 23 июня 1910 г. благоизволил милостиво дозволить, чтобы собор был отложен до осени 1910 года, – мало того, когда по истечении этого срока председатель за­явил, что комитет собора не готов с проектом устрой­ства, на новую просьбу об отложении собора, его величе­ство по своей особой милости благоизволил дозволить, чтобы отложенный до осени 1910 г. собор был созван весной текущего (1911 года), в том предположении и на­дежде, что комитет конгресса свои проекты к тому вре­мени приготовит. Вместо этой надежды в моей душе теперь уже является серьезное сомнение в отношении успеха окончательного устройства, потому что из доклада коми­тета конгресса, заслушанного в заседании собора 31 мая этого года, ясно видно, что доселе даже не сделано попы­ток к тому, чтобы достигнуть соглашения между важней­шими факторами церковной жизни в отношении осуще­ствления этих проектов, что в этом отношении собор только в будущем желает искать соглашения66, а без этого предварительного условия трудно надеяться на вы­работку соответственных учреждений, и, значит, на окон­чательное успешное устройство церковной жизни. С какой симпатией и благорасположением следил я за развитием дел церковной автономии, такое же теперь сомнение на­полняет мое сердце вследствие этого доклада, и такое же сомнение должно быть в душах всех тех, которые искренно желают благосостояния и спасения церкви. По­этому прошу вас, оставьте всякое несогласие и партий­ность, пусть у вас будет постоянно пред глазами благо­состояние церкви и автономии, и тогда вы скоро придете к соглашению в отношении главных начал устройства.

Приступите все, без различия партий, в дружественном соглашении и любви, к благословенному труду, и тогда вполне будет достигнуто соглашение как между вами и на соборе, так и с иерархией и архиерейским синодом в отношении решения великих задач, и вы устроите свою церковную жизнь на истинном автономном основа­нии, в полном согласии с вероисповедными началами и с иерархическим устройством церкви, как на укрепле­ние и умиротворение душ верных, так на достойную ра­дость отеческого сердца его величества, нашего короля, и на пользу и спасение милого нашего отечества“67. Как же члены конгресса реагировали на это заявление королев­ского комиссара? Один заявил от имени „самостальной» партии, что самостальная партия против употребления мадь­ярского языка в сообщении королевского комиссара; дру­гой, радикал, заявил, что он и его партия признают в этом сообщении только сербский текст аутентичным; тре­тий предложил, чтобы сообщение королевского комиссара было напечатано68. И только!.. Мы нарочито привели пол­ностью сообщение Ю. Рохоньи, потому что, кажется нам, оно было как бы предостережением и предвестием того, что случилось спустя год с небольшим, 11 (24) июля 1912 г. А случилось вот что.

Высочайший указ от 11 июля 1912 года об отмене неко­торых автономных учреждений

„Мы, Франц Иосиф первый, Божей милостью импе­ратор австрийский, король чешский и т. д., апостолический король Венгрии, Хорватии, Славонии и Далмации. В виду того, что выработанная на православных сербских церковных соборах после вступления в силу IX статьи закона 1868 г. некоторые учреждения довели до толкований, с точки зре­ния существующего и узаконенного нашего высшего кон­трольного права, неправильных и суетных, а через то до умаления наших верховных („маjестетских“) прав; ввиду того, далее, что учреждения эти не обеспечивают, как следует, на началах законов, нарочито статьи IX закона 1868 г., соответствующее окончательное устройство самоуправного (автономного) права, которое областными за­конами обеспечено православному вероисповеданию при пол­ном сохранении высшего контрольного нашего права в отношении к церковным, школьным и с ним соединен­ным фондовским делам, – по предложению своего ми­нистра председателя, сделанному с согласия совета ми­нистров, сим отменяем (собственно: ставим вне силы, „стављамо изван снаге“) дня 29-го мая 1871 г. подтвержденные узаконения о временном устройстве православных сербских епархий, как и православного митропо­литского церковного и народно-школьного совета, затем также 29-го мая 1871 г. подтвержденное узаконение о выборном порядке депутатов конгресса, равно узаконение об устройстве конгресса, внесенное в нашу дня 14-го мая 1875 года изданную королевскую грамоту („наредбу»), а равно также узаконения к определения, позднее возникшие в виде толкований, изменений и допол­нений оных, – и определяем, чтобы, вместо ныне отме­ненных узаконений, опять вступили в силу главы IV и V на соборе 1864/5 года принятых и в довершение IХ-й статьи закона 1868 года подтвержденных и изданных авто­номных узаконений, как и прежний выборный порядок, соответствующий духу IХ-й статьи закона 1868 г. и с теми изменениями, которые произведет наше правитель­ство. Одновременно с отменой устройства от 1875 года, отменяем и статут об управлении православными сербскими монастырскими имуществами, утвержден­ный высочайшим нашим указом от 28-го марта 1908 года, определяя, чтобы и вместо его вступила в силу прежде действовавшая практика. Исполнение этого указа и объявле­ние дальнейших определений поручаем своему венгерскому министру-председателю, повелевая, чтобы он в свое время сделал распоряжение о созвании в смысле IХ-й ста­тьи закона 1868 г. сербского православного церковного со­бора, с тем, чтобы этому собору на основании § 7 закона было поставлено первою задачей – выработать надлежащее устройство и представить его па наше высочайшее утверждение. Дано: в Бад-Ишле дня 11 июля 1912 года. Франц Иосиф с. р. Ладислав Лукач с. р.“69.

Как видно из приведенного указа, в деле народно­-церковной автономии произошла существенная перемена: автономия отодвинута на сорок лет назад. Перемена эта, как правильно говорит проф. Владан Максимович, не явилась вдруг, случайно, по чьему-то самовластию, но она – естественное следствие равнейших событий, следствие взаимодействия трех главнейших факторов на сербских на­родно-церковных конгрессах: народа, государственной власти и церковной иерархии. Народ сербский весь (т. е. иерархия и миряне), с первых дней своей жизни в вен­герских краях, стремился устроиться в них, как поли­тическая самостоятельная национальная единица с своим политическим главой (воеводой) и своим самостоятель­ным политическим представительством (народным собо­ром). Также он стремился сохранить самостоятельность и своей церкви. В начале и впоследствии, по временам, австро-венгерская власть шла как-будто на встречу этим желаниям, предоставив сербам в своих привилегиях право выбора своего воеводы (привилегия 6 апреля 1690 г.) и своего архиепископа, а в 1848 г. сербы и действительно получили свою „Воеводину“, но не долго она просущество­вала: в 1860 г. была закрыта. Политические стремления и чаяния сербов остались однако и до наших дней. Стремле­ния иноплеменной и иноверной государственной власти есте­ственно не совпадали с желаниями сербского народа, – мало того, они были совершенно противоположны первым. Отсю­да политика постоянного и постепенного ограничения поли­тических прав и энергического противодействия завет­ным желаниям сербского народа. Высшая иерархия, бывшая долго (за одно с народом) главным фактором в веде­нии как церковной, так и народной политики, первой за­щитницей национально-политических идей и чаяний народ­ных, после 1860 года стала исключительно на церковную позицию, т. е. ту, с которой смотрит на сербский народ и государственная власть. Отсюда связь высшей иерархии с политикой государственной власти, отсюда – рознь между иерархией и народом, усиленная в 1912 г. изданием „Синодального устройства“ по собственной инициативе патриарха и епископов, без согласия на то народно-церковного кон­гресса, отсюда и все последствия этой долголетней прискорбной розни вплоть до указа и июля 1912 г.70

5 сентября 1912 г. патриарх и епископы издали окруж­ное послание „часному своjему клиру и благоверному наро­ду“, в коем обещали с своей стороны приложить все усилия к тому, чтобы возможно скорее созван был на­родно-церковный конгресс, призывали народ к осторож­ности, трезвому отношению к событию дня, чтобы еще боль­ше не навредить себе71. 14 (27) ноября 1912г. на заседании венгерского сейма депутат д-р Живко Богдан обратился к министру-председателю Ладиславу Лукачу с интерпелля­цией, в которой спрашивал министра о причинах, вы­звавших высочайший указ от 11 июля 1912 г., о пред­полагаемых переменах в выборном порядке сербского народно-церковного конгресса и о времени его созвания. На эту интерпелляцию тотчас ответил министр-председатель – в самом успокоительном тоне, обещая созвание конгресса между Пасхой и Духовым днем 1913 года72.

* * *

1

Прот. Д. Н Якшич, Из церковной истории православных сербов конца ХVII века. Переход православных сербов из Тур­ции в Австро-Угрию в 1690 г. под руководством печского патриарха Арсения III Черноевича, с приложением карты. Прага, 1912, стр. I, прим. I.

2

Прот. Д. Н. Якшич, указ. соч., стр. 1–3.

3

) Прот. Д. Н. Якшич, указ. соч., стр. 4–20.

4

Энциклопедия славянской филологии. Изд. Отд. рус. яз. и слов. Императорской Академии Наук. Под ред. орд. акад. И. В. Ягича. Вып. 2-й. Л. Нидерле. Обозрение современного славянства (с кар­тою). СПБ. 1909, стр. 114. См. также проф. Т. Д. Флоринский, Славян­ское племя. Статистико-этнографический обзор современного славян­ства. С приложением двух этнографических карт. Киев, 1907, стр. 91–93. В трудах профессоров Нидерле и Флоринского ука­зана и литература предмета. Этнографическая карта славянских на­родностей М. Ф. Мирковича, дополнена А. Ф. Риттихом. 2-ое изд. С.-Пет. Отд. Слав. Блоготв. Комитета. СПБ. 1875. К ней приложение: Статистические таблицы распределения славян А) по государствам и народностям. Б) по вероисповеданиям, азбукам и литературным языкам (наречиям) А. С. Будиловича. СПБ. 1875. Две карты Австро-Венгрии – политическая и этнографическая в Новом Энциклопе­дическом Словаре изд. Ф. А. Брокгауз и И. А. Эфрон, т. 1-й, СПБ. 1911 г, к стр. 256–257. Наиболее подробная карта Австро-Венгрии в Большом Всемирном Настольном Атласе Маркса под ред. проф. Э. Ю. Петри и Ю. М. Шокальского. СПБ. 1905, № 37.

5

Нидерле, указ. соч.. 118; Флоринский, указ. соч., 91–92.

6

Шехатизам псточно-православне српске митрополиje карловачке за 1900 г. Приредио прот. Д. Руварац. Изданье саборског одбора Ср. Карловци. 1900.

7

Флоринский, указ. соч., 91–92.

8

Стр. 144

9

Протопресвитериат соответствует нашему благочинниче­скому округу.

10

В „Календарь Матине српске за годину 1908» (стр. 144) указы­ваются еще, без обозначения количества душ, протопресвитериаты («протопопиjати»): трештеновацкий и северинский.

11

В „Календаре Матине српске за годину 1908" (стр. 144) еще «протопопиjати»: вилицкий и петриньский.

12

Энциклопедия славянской филологии. Вып. 2. СПБ. 1909. стр. 118–120.

13

Богословски Гласник. 1910. XVII: 2, стр. 154 заметка под загла­вием: «Опаданье срба у Угарскоj». «Богословски Гласник» – дель­ный и к тому же ныне единственный научно-богословский и церковно-общественный ежемесячный журнал карловецкой митрополии, издается с января 1902 г. в Карловнах профессорами “богословии“ под редакцией сначала проф. архимандрита Илариона Зеремского, а с 1909 г. под редакцией проф. пресвитера Владана Максимовича.

14

Названия протопресвитериатов и число душ показаны выше. Во главе протопресвитериатов стоят протопресвитеры, избираемые представителями народа и клира большинством двух третей голосов, а в случае, если такого большинства не получится, назна­чаемые консисторией из числа кандидатов, получивших больше го­лосов. Для того, чтобы приходские обязанности не мешали прото­пресвитеру как должно выполнять свои обязанности по надзору за округом, ему дастся помощник, который за определенное жалованье помогает, в случае нужды, и всем священникам округа. Впро­чем, более состоятельные приходы имеют своих отдельных по­мощников, избираемых церковной общиной и настоятелями при­ходов.

15

Сведения взяты из „Шематизма» митрополии за 1900 г.

16

В „Кратком очерке истории православных церквей болгар­ской, сербской и румынской или молдо-валашской» акад. Е. Е. Голу­бинского (М. 1871) ряд сербо-австрийских архиепископов, начиная с патриарха Арсения Черноевича, доведен до Самуила Маширевнча († 7 января 1870 г.). После него, занимающего 16-е место в ряду митрополитов карловецких, были таковыми еще: Прокопий Ивачкович († 29 апреля 1881 г.), Герман Анджелич († 26 ноября 1888 г.) и Георгий Бранкович († 17 июля 1907 г.).

17

Область Срем или Сирмии занимает угол, образуемый впа­дением Савы в Дунай, между левым берегом первой и правым берегом второго.

18

в Австрии старая монетная система: гульден или флорин 100 крейц.= ок. 79 коп., в 1892 г. за единицу монеты признана крона – 100 геллерам=39,37 к.

19

Суммы и назначение их взяты из „Календаря Матине српске за годину 1908», стр. 160–161

20

Славянские Известия, 1907, № 6 –7. стр. 626: Церк. Вести. 1908, № 17. стр. 525

21

Богосл. Гласник. 1911, XX: 3. стр. 226

22

Там же, 1911, XX: 5, стр. 395 (§ XI, пункты 6-й и 7-й)

23

Богослов. Гласн. 1912, дек. XXII: 5. стр. 367–370.

24

Подробности см. в Богосл. Вести, 1900, май и 1901, июнь.

25

Богосл. Гласн, 1912. дек., XXII: 5. стр. 367–368.

26

Там же, 1913, янв.-февр., XXIII: 1 и 2. стр. 101–107.

27

Воззвание напечатано в Богосл. Гласнике 1912. XXI: 4, 413–416 под заглавием: „Притецимо у помоћ сиромашним српским школама у будимскоj епархjи».

28

Богословски Гласник, 1910, XVIII: 4. стр. 306–309: „Четрдесет година свештенства високопреосвештеног господина Мирона Николича. епископа пакрачког».

29

Богосл. Гласник, 1909 XVI: I. 66–72: „Темишварска епархиjа у г. 1906–1908».

30

Епископ темишварский Никанор Попович скончался 22 июля 1901 г. с тех пор до 27 ноября 1903 г. темишварская епархия оста­валась без своего епископа. Администратором состоял епископ будамский Лукиан Богданович (ныне патриарх сербский). Избрание Георгия Летича в епископа темишварского состоялось 27 ноября 1903 г., посвящение – 5 марта 1904 г.

31

Хришћ. Весник, 1903, ноябрь-дек., 574–575.

32

Подробности чествования, а также о жизни и трудах архи­мандрита Иоанна Раича см. Богосл. Вестник. 1902. июль – авг., стр. 559–563.

33

О жизни и ученых трудах архимандрита Илариона Руварца, см. Богосл. Вестник, 1907, янв., стр. 174–177.

34

Српски Сион, 1892, №50. стр. 896, из „Шематизма источне пра­вославне архидиjецезе сремско-карловачке за годину 1892“. Сколько теперь монахов в монастырях карловецкой митрополии, сведений не имеем – „Српски Сион“, официальный орган митрополии, изда­вался, с блогословения архиерейского синода, в Новом Саде с января 1891 года, – прекратился на 34 № от 25 мая 1908 г.; собствен­ник этого журнала был покойный патриарх Георгий Бранкович.

35

Чтобы судить, насколько фонды уменьшились к 1909 году, до­статочно отметить, что главные фонды а) „клирикальный“ убавился на 121,713 крон, б) „неприкосновенный"- на 98.482 кр. и в) „иерархический“ – на 48.803 кр. (Доклад ревизионной коммиссии на 19 (35) засе­дании народно-церковного конгресса 1911 г. 31 мая – в Богосл. Гласнике 1912г, XXI: 1,91. Ср. там же 1910, XVIII: 5, 488–493. Руварац Д., Савремени чланци. Друго коло I. 1910 – в Богосл. Гласнике 1910. XVIII: 3, 234.

36

Изв. С.-Пет. Слав. Благотв. Общ. 1885, № 7–8. стр. 359.

37

О сербских народно-церковных фондах – в Церк. Вед. 1893, № 35, стр. 1219–1225.

38

Застава. 1904, № 212 (утреннее изд.) и № 58.

39

Устав (§§ 1–61) напечатан в Богосл. Гласник, 1910, ХVІII: 1–2, стр. 59–78.

40

Библиографическая заметка об отчете за 1907–1908 учебный год в Богосл. Гласнике, 1908, ХШ: 3–6, стр. 371 –373.

41

Приводимые здесь данные относятся к 1906–1907 г. учебному году, взяты из календаря Матицы сербской за 1908 г.

42

Подробное описание торжеств по случаю исполнившегося сто­летия гимназии – в Богосл. Гласнике, 1910. XVIII: 1–2, стр. 147–155.

43

Србобран, 1900, № 132.

44

Там же, № 145

45

Там же, №№ 55 и 203; Весник срп. ц. 1900г. дек. (43)

46

Србобран, 1900, № 163.

47

Србобран, 1900, №№ 161, 162–164.

48

Там же, 1901 № 120.

49

Там же, № 215.

50

Там же, № 134.

51

Церковная община состоит из всех православных при­хожан местной церкви. Община пользуется правом избрания чле­нов церковного клира, распоряжается церковным имуществом, охраняет и поддерживает церковно-приходскую школу. Все члены общины вносят определенную сумму на потребности церковно-при­ходской жизни. Административно-распорядительным и контроль­ным органом церковной общины служит „церковная скупщина“, члены которой избираются на 6 лет из прихожан, отличающихся добрым поведением и имеющих не менее 30 лет. Священник по самому знанию своему – член скупщины. Деятельность церковных общин совершается под контролем и в зависимости от епар­хиальных консисторий.

52

Устав напечатан полностью (§§ I-ХХVII) в Богосл. Гласнике, 1911, XX: 5,стр. 392--400. Здесь же (стр 327–347) вводная статья, в роде объяснительной записки, „о Синодском устройстве, в доказательство благовременности и пользы нового статута».

53

Српски Сион. 1892, № 38, стр. 662 и № 46. стр. 782.

54

Српски Сион, 1892, № 47, стр. 809–810.

55

Српски Сион, 1893, № 1 в статье: „После сабора» (стр. 3–4) начислены 12 пунктов недовольства современным церковным устрой­ством, которые были выставлены на конгрессе оппозиционною пар­тиею.

56

Српски Сион, 1892, № 50, стр. 887–888 и Гласник далм.-истр. епарх. 1893, № 1, стр. 5–6 и № 4, стр. 138. – Ср. Церк. Вед. 1893, № 7, стр. 288–291. Подробное изложение деятельности этого конгресса и речи ораторов в журн. „Срп. Сион», 1892, №№ 44–53. – Разногласий между иерархией и народом касается статья Срп. Сиона, 1892, № 44: „Сабор – и споразум» написанная в защиту иерархии, которая с своей стороны все делала для достижения желанного согласия, действуя в духе церковно-народных уставов.

57

Српски Снон. 1892, № 5. стр. 65–66 и № 6. стр 81–82.

58

Там же, № 7. стр. 97–98; № 9. стр. 129–130 и № 10 стр. 45– 46.

59

Там же, № 44, стр. 693–694, и 1894 г. № 20. стр. 305.

60

Церк. Вести. 1902. № 37, корреспонденция из Карловец свящ. Д. Якшича.

61

Застава, 1902, № 150.

62

1907, XI; 1–2, стр. 138

63

Богословски Гласник, 1908, XIII: 5–6, стр. 381.

64

Там же. На стр. 377-ой означенной книги Богословского Гласинка помещено обширное заявление „Монашеского удруженьа митрополии карловецкой» по поводу этого монастырского „Ста­тута».

65

„Мировинска уредба за српске православне свештеннке у српскоj православноj мипрополиjи карллпачкj“ напечатана полностью (§§ 1– 43) в Богосл. Гласнике, 1911, XIX: 6, стр. 458–466.

66

13-е (29-е) заседание конгресса 18 (31) мая 1911 г. см. Богосл. Гласник, 1911. XX: 1, стр. 69

67

Богосл. Гласник, 1912. XXI: 3, стр. 284–285.

68

Там же. 285.

69

Богосл. Гласн. 1912, авг, XXII; 1. стр. 66–67.

70

Богосл. Гласн. 1912, XXII; 2. стр. 146–158.

71

Там же, стр. 81–84.

72

Там же, XXII: 4 стр. 301–308.



Источник: Проф. Г.А. Воскресенский. Православные славяне в Австро-Венгрии. I. Карловецкая митрополия. II. Буковинско-далматинская митрополия. III. Босно-герцеговинские митрополии. С прил. карты правосл. славян. епархий в Австро-Венгрии. Изд. Спб. Славян. благотвор. о-ва. Спб. 1914. С. VIII+206. [Рец. / [Б. Будилович]. - Санкт-Петербург] : тип. Имп. Акад. наук, [1915]. - 37 с.

Вам может быть интересно:

1. Книга бытия моего. Том VII епископ Порфирий (Успенский)

2. Речь, сказанная в Кизическом монастыре, при пострижении в иночество Н. А. Ипатова, 18 июля 1913 года, за всенощным бдением епископ Анастасий (Александров)

3. История русской Церкви. От зарождения христианства до раскола Николай Дмитриевич Тальберг

4. Рецензия на: Проф. И. И. Соколов. Усыновление и его отношение к браку в Византии и на современном греческом Востоке Михаил Егорович Красножен

5. Воздвиженская школа колыбель Трудового братства – XVII. От 1-го по 4-е августа Николай Николаевич Неплюев

6. Западные миссии против татар-язычников и особенно против татар-мухаммедан профессор Николай Фомич Красносельцев

7. Номоканон при Большом Требнике профессор Алексей Степанович Павлов

8. Приложение к 7-му тому собраний сочинений. [1910] профессор Георгий Петрович Федотов

9. Памяти профессора Ивана Егоровича Троицкого профессор Иван Саввич Пальмов

10. Богослужение Православной Христианской Церкви протоиерей Михаил Соколов

Комментарии для сайта Cackle