святитель Игнатий (Брянчанинов)

МНЕНИЕ

Ум должен будет ради немощи тела оставить многие сильные, существенно необходимые ему оружия и потерпеть безмерный ущерб. Говорю тебе испытанное на самом деле, познанное на горьких опытах. Когда я был юношей, все это говорило мне сердце мое – не так ясно, не определительно, но говорило. Другого голоса, другого свидетеля, который бы подтвердил, объяснил свидетельство сердца, не было. И не устоял, не поддержанный никем, глагол моего сердца перед умом моим! Не умел я слушать моего сердца! Страшным, опасным казалось мне слушать его! Тонок, таинствен его голос!.. Старцы, общей молвой прославленные, как одаренные духовным рассуждением, говорили другое, издавали другое мнение об этих предметах, не так, как я понимал и видел их. Всегда я себе не верил: мысль слабая, увертка ума в другом казалась мне предпочтительнее моей мысли, прямой и сильной. Много времени протекло в таком состоянии; немного лет, как я оказался освобожден от последования мнениям других; встречаю приходящее к уму моему мнение человека и книги не как страннолюбец гостеприимный и приветливый, но как строгий судия, как привратник, хранитель чертога, облеченный в этот сан милостью Всемилостивого Бога моего, после бесчисленных, смертных, долговременных язв и страданий. В этом сане привратника стою у врат души твоей. Мое – твое. Мне данное туне после лютых ударов ты взял туне верой.

Несколько раз ты слышал от меня слово «определительность», и не совсем ясно для тебя, что я хочу высказать этим словом. Определительность от «знания», неопределительность – непременно чадо «мнения». Определительность есть выражение знания в себе мыслями, для других словами. Ей свидетельствует сердце чувством мира. Мир – свидетель истины, плод ее.


Источник: Симфония по творениям святителя Игнатия (Брянчанинова) / под общ. ред. архимандрита Романа (Лукина). – Ставрополь : Издательский центр Ставропольской Духовной Семинарии ; ССШ, 2007. – 368 с. ISBN 978-5-93078-507-4

Комментарии для сайта Cackle