Библиотеке требуются волонтёры

Покровский академический храм

Содержание

Слово при обновлении академического храма Покровский академический храм к началу второго столетия академии  

 

Слово при обновлении академического храма

Когда иудеи возвратились из плена вавилонского, на печальных развалинах опустошенного Иерусалима, на священных развалинах разграбленного славного храма Соломонова начали они созидать новый храм Господу Богу. Этот новый храм не мог сравниться в великолепии с погибшим созданием великого царя. Были тогда старцы, которые помнили еще красоту Соломонова храма. Смотрели они на новый храм, вспомнили прежний и... громко заплакали старцы. Восстал тогда Аггей пророк и утешал несчастных сынов Израиля. Чем же, какими словами утешал пророк Божий слезы плачущих старцев? Он говорил: Велия будет слава храма сего последняя паче первыя (Агг. 2,10).

Наш обновленный храм, конечно, скромнее даже Зоровавелева храма, но ведь не Соломонов храм был у нас и раньше, а потому, смотря на этот храм и воспоминая прежний, не будем мы плакать, подобно старцам иудейским, нет, мы можем веселиться, радоваться и благодарить Господа Бога, Который венчал венцом успеха наше начинание. Не могли бы мы создать и этого свода, если бы не было на то благословения Того, Кто весь небесный свод простер, яко кожу, и украсил его стройными хорами светил.

Нет среди нас пророка, который бы нам сказал, будет ли слава храма сего велия паче первой, но об этом мы можем сами молиться Господу Богу и молиться об этом особенно благовременно теперь.

А что есть слава храма христианского? Чем славны храмы наши? Какие храмы назовем мы славными? Не следует ли назвать славными те храмы, в которых христиане молятся особенно много и особенно прилежно? Слава храма христианского – в чем она, как не в тех благодатных настроениях, которые в нем переживают молящиеся? Молитвы души христианской, слезы умиления, восторги радости духовныя, смирение нелицемерное, воздыхания глубокие сердечные, сокрушение о грехах своих, благие намерения в деле спасения души своей – вот что составляет славу храма христианского! Не бесславен был ваш прежний храм. Пути, которые вели к нашему храму, никогда не рыдали от сознания того, яко несть ходящих по ним в праздник, как рыдали некогда пути Сиони, по слову Иеремии пророка (см.: Плач 1,4). Переживали мы в нем и восторги радости духовной, и о грехах своих скорбели, просили милости у Бога, обретали мир душевный, утешались и умилялись службами церковными. Да не лишит Господь нас этого бесценного утешения и в обновленном храме! Да будет здесь как бы та таинственная лествица, которую видел некогда Иаков праотец! Ангелы Божии, эти служебные духи, посылаемые на служение всем, хотящим наследовать спасение (см.: Евр. 1,14), пусть по этой таинственной лествице возносят к престолу Вседержителя воздыхания, радости и скорби земнородных и да сходят они на землю с фиалом благости, а не гнева и ярости! Пусть возносятся здесь непрестанные молитвы, да просвещаются и умиляются души здесь молящихся, и да будет слава храма сего последняя велия паче первыя!

Но наш храм имел и может иметь и еще особую славу. Наш храм – храм академический. К нему пристроено высшее церковное училище, с которым он связан неразрывно, вместе возносится на вершину славы и вместе низвергается в пучину позора. В чем же слава храма академического? В том же, в чем высшая слава и самой академии. Всякое учреждение славно постольку, поскольку оправдывает оно ту цель, ради которой и существует. Цель академии ясна и определенна: давать просвещенных служителей Церкви. С этой лишь целью Церковь и создает высшие духовные училища. Иной цели нет и быть не должно. Осуществляется эта цель – слава академии! Отступают или уклоняются от этой цели – позор, позор несмываемый, бесславие и всей академии, и ее отдельным членам!

Разве же, не ясно, в какой тесной связи с этим храмом стоит внутренняя жизнь нашего церковного училища? Особая слава академического храма в том и состоит, что он самой академии помогал оправдать ее назначение. За те четыре десятилетия, которые существовал наш прежний храм,– подумайте, сколько разных деятелей и служителей в нем воспиталось для Бога и Его Святой Церкви! Здесь испрашивали Божьей помощи целые поколения, когда входили в академию; просили Божьего благословения, когда по окончании лет учения выходили на дело свое и на делание свое до вечера жизни (см.: Пс. 103 23). Здесь, конечно, не однажды являлся Господь, как в купине Моисею, и звал избранных Своих на служение людям Своим, посылал на брань не с фараоном египетским, а с фараоном мысленным и с миродержателями тьмы века сего. Сколько здесь на молитве созрело добрых и святых намерений служить Богу и Церкви – то ведает один Сердцеведец. То в глубине кроткого и молчаливого духа, то торжественно и перед лицом всей Церкви здесь давали обеты искать в жизни не своих сил, а яже суть Божия. Многие здесь же вокруг священного престола венчались с Божьею Церковью и вступали в ряды священнослужителей. Вот она, истинная слава академии и храма академического! В соединении с пристроенным к нему высшим церковным училищем наш храм служил и приносил пользу всей Церкви Российской. Да будет же и в этом отношении слава храма сего велия паче первой! Церковь в нужде и обстоянии. Ее окружили враги со всех сторон. Началась бессовестная подделка истины Христовой. Церковь клянут и озлобленно поносят. Ее готовы гнать и преследовать ее недавние друзья. В этой церковной нужде куда обратиться с просьбой о помощи? Откуда взять защитников, самоотверженных воинов и бескорыстных служителей? Не высшие ли церковные училища должны удовлетворить церковной нужде? Да поможет же нашей академии этот храм выполнить ее задачу, удовлетворить насущной церковной нужде нашего времени! С обновлением академического храма да обновится с новою силою в умах и сердцах всех близ него живущих мысль и желание служить единому Господу Богу и Его Святой Церкви во все дни жизни земной! Пусть здесь, в этом обновленном храме, Господь неотступно стучит в двери сердца тех, кто призван к церковному служению, кто грешит, непростительно грешит, если от этого служения уклоняется! Пусть под этими новыми сводами нашего храма видится нашим очам высокий и превознесенный престол Господа Саваофа, и с этого престола да слышит каждый из нас глас Господа глаголюща: кого послю, и кто пойдет к людем Моим (см.: Ис. 6,8)? О, [да] не нашлось бы среди нас никого, столь немощного духом, столь бедного любовью, кто усомнился бы на этот Божественный призыв дать пророческий ответ: Се, аз есм, посли мя (Ис. 6, 8)! Воистину была бы тогда слава сего нового академического храма велия паче первой!

Воспевая ныне Господу Богу благодарственное пение, помолимся, братия, дерзновенно и о том, да будет слава храма сего последняя велия паче первой!

Покровский академический храм к началу второго столетия академии

Более половины первого столетия своего существования Московская духовная академия не имела своего собственного храма. Академическая семья собиралась на молитву или в академическом зале, где совершались всенощные, или в лаврских храмах, преимущественно в Трапезной церкви. Посещение богослужения связано было поэтому с некоторыми неудобствами, да и само богослужение академическое страдало немало. Менялось и место, и время богослужения, и, естественно, само богослужение бывало иногда «не совсем стройно»1. Устройством отдельного храма академия обязана своему незабвенному ректору – протоиерею А. В. Горскому. Несомненно, этот факт весьма знаменателен. Имя А. В. Горского есть самое славное ученое имя Московской академии за первое столетие ее исторической жизни. В чувстве благоговейного уважения к памяти А. В. Горского объединяются все. И вот, этот великий ученый сознавал неудобство высшей духовной школе оставаться без своего храма. Ученость в лице А. В. Горского не погашала его благочестия. Современник свидетельствует, что он был «великий охотник до церковных служб»2. При одном случае А. В. Горский советовал студентам академии внимательно изучать православное богослужение, потому что оно представляет «цвет и плод древа жизни Церкви Христовой»3. Когда началось дело об устройстве академического храма, А. В. Горский радовался тому, «что нам даровано будет утешение не только прилежати в дому Божием, но и жить под кровом его, дабы более и более самим и нашим юношам проникаться и исполняться духа церковного»4.

Храм был устроен в академическом зале, где прежде происходили (около того времени отмененные) публичные испытания, и освящен 12 февраля 1870 года.

Первоначальный академический храм был очень невелик и алтарем обращен был на юг, что несогласно с 91 правилом свт. Василия Великого, по которому «все зрим к востоку во время молитв» и «чрез сие ищем древнего отечества рая, который насадил Бог в Едеме на востоке».

Между тем и в Московской академии начали появляться ректора в сане епископа. Академическое богослужение становилось торжественнее. Скоро стала ощущаться нужда в расширении академического храма. Храм и был более нежели вдвое расширен в 1892 году, когда ректором был архимандрит Антоний (ныне архиепископ Харьковский), причем алтарь был обращен уже на восток. В новом виде храм был освящен 20 сентября 1892 года, за несколько дней до празднования 500-летия со дня блаженной кончины преподобного Сергия5.

Но и в новом своем перестроенном виде храм простоял почти ровно столько же, сколько первоначальный храм А. В. Горского. Храм был низок и темен, не имел никаких архитектурных достоинств. Поэтому летом 1913 года над храмом был устроен новый железобетонный свод, благодаря чему храм стал вдвое выше, нежели был прежде. С 16 ноября 1913 года началось совершение богослужения в перестроенном храме6, но храму не доставало того, что составляет красоту православного храма – соответствующего новой высоте храма иконостаса и стенной росписи. Ведь по слову святых отцов Седьмого Вселенского Собора, церковное благолепие, состоящее из живописных изображений, «служит нам к уверению истинного, а не воображаемого воплощения Бога Слова и к подобной пользе», потому что взирающие на священные изображения «подвизаемы бывают воспоминати и любити первообразных». Придать академическому храму вид настоящего православного храма было особенно благовременно в виду приближавшегося дня 100-летнего юбилея академии, который предполагалось праздновать торжественно. Но недостаток средств и даже полное их отсутствие тормозили дело. Еще при начале перестройки свода стали поэтому обращаться к различным частным благотворителям, а затем решено было обратиться и ко всем бывшим питомцам академии с просьбою сделать посильное пожертвование на академический храм ко дню 100-летнего юбилея академии. Еще прот. А. В. Горский, устроив храм, обращался к близким академии лицам с просьбою о содействии благоукрашению академического храма. Дары этих старых питомцев академии (преимущественно в виде икон) еще и теперь украшают академический храм.

В начале 1914 года было разослано не менее тысячи нижеследующих воззваний:

«В наступившем 1914 году Московская духовная академия будет праздновать свой 100-летний юбилей. Одна из самых насущных академических нужд ко времени этого юбилея – приведение в приличный вид академического храма. Перестроенный в прошлом году храм весьма нуждается в утвари, нет еще соответствующего новой высоте храма иконостаса, совсем обветшала ризница. А между тем нигде в академии так не живет память об ее бывших учениках, как в академическом храме, где поминаются все в академии учившие и учившиеся, начальствовавшие и служившие. Это обстоятельство и дает нам смелость обратиться ко всем близким академии лицам с просьбою вспомнить ко дню академического юбилея академический храм и присылкой посильного пожертвования посодействовать тому, чтобы ко дню юбилея родной академии можно было храму придать вид, сколько-нибудь достойный высшей церковной школы».

Не до всех, конечно, питомцев академии достигло это воззвание, потому что мать-академия не о всех своих детях знает, где они живут и где трудятся. Тем не менее приток пожертвований начался немедленно. <...> От лица академии приносим глубокую благодарность всем жертвователям и земно кланяемся от себя лично мы, настоящие представители столетней академии.

Немедленно по окончании учебных занятий в июне 1914 года приступили к росписи свода и стен академического храма. Роспись же алтаря взял на себя архитектор храма Сергей Семенович Макаров. Свод и стены храма расписывал петроградский художник Н. А. Протопопов, который прежде поступления в академию художеств окончил со степенью кандидата богословия Казанскую духовную академию. Храм расписан в новом киевском, преимущественно васнецовском, стиле, и многие сюжеты взяты из Владимирского Киевского собора. По верху свода написаны Васнецовские картины: «Бог Слово», «Распятие» и «Бог Саваоф». Сзади, на хорах, васнецовский же «Страшный Суд». По бокам свода васнецовское «Преддверие рая», а в четырех углах – евангелисты со своими символами. Купол расписан византийским орнаментом вместе с символическими изображениями дней творения, а в самом верху – «Спаситель с Евангелием». На большом окне над иконостасом – три Ангела. Стены сплошь заняты крупными изображениями святых – древних и русских. Благодаря умению и таланту художника храмовая роспись отличается единством и производит весьма сильное впечатление. В алтаре на потолке написан «Покров Пресвятой Богородицы», на передней стене – «Таинство Евхаристии», а по сторонам – «Рождество Христово», «Положение во гроб» и изображения святого апостола Иакова, святителей Иоанна Златоуста, Василия Великого, Григория Двоеслова и других.

Иконостас в храме теперь в три яруса. В верхнем ярусе над царскими вратами икона «Покрова Богородицы». Эта икона во время некоторых богослужений спускается на амвон.

Таким образом, любовь бывших питомцев академии создала себе памятник. Во второе столетие академия вступает с обширным, благолепным и благоустроенным храмом.

Благодаря пожертвованиям же обогатилась и церковная утварь академического храма. Церковный староста Сергей Семенович Макаров к 1 октября 1914 года пожертвовал превосходное, ценное, художественно исполненное металлическое облачение на святой престол. По сторонам рельефные художественные изображения Таинства Евхаристии, моления о чаше, погребения Спасителя и Покрова Пресвятой Богородицы. Кроме того, много изображений святых. Тем же старостой [были] поновлены и заново вызолочены все алтарные принадлежности. Бывшие воспитанники академии через свою Московскую комиссию пожертвовали напрестольное Евангелие в весьма ценном серебряном вызолоченном окладе, крест, полный также серебряный вызолоченный набор священных сосудов и ценную серебряную в древнем стиле лампаду к местной иконе «Покрова Богородицы». Профессора и служащие в академии пожертвовали большую художественную серебряную лампаду (ценою около 800 рублей) к спускающейся иконе «Покрова». Лампада эта горит неугасимо. Инспектор академии архим. Иларион пожертвовал запрестольную икону и запрестольный крест – то и другое в древнем стиле с басменным окладом. Воспитанники академии, живущие и служащие в Петрограде, прислали большую и ценную икону с ликами Небесных покровителей наиболее выдающихся деятелей академии за прошлое столетие. Икона помещена в иконостасе против одного из клиросов. Академическое духовенство приобрело полный комплект богослужебных книг.

Кроме того, на перестройку и украшение храма израсходованы были все имевшиеся в наличности церковные суммы.

* * *

1

Архиепископ Савва. Хроника моей жизни. Сергиев Посад, 1898. Т. 1. С. 409.

2

См. письмо профессора Н. И. Субботина в сборнике «У Троицы в академии». М.,1914. С. 702.

3

Профессор А. Л. Катанский. Воспоминания старого профессора. «Христианское чтение», 1914. Ч. 2. С. 1074. По отдельному изданию: Пг., 1914. С. 173.

4

См.: Богословский вестник. 1896. Т. 3. С. 58.

5

Историю устройства академического храма см. в статье профессора И. Н. Корсунского «Покровская церковь Московской духовной академии». Богословский вестник. 1898, ноябрь.

6

См. об этом: Богословский вестник. 1913. Т. 3. С. 905 слл.


Источник: Творения : В 3 том. / Священномученик Иларион (Троицкий). – Москва : Изд-во Сретенского монастыря, 2004. / Т. 3: Церковно-публицистические труды. - 600 с. / Покровский академический храм. 332-335 с.

Комментарии для сайта Cackle