праведный Иоанн Кронштадтский

Дневник. Том XV. 1870–1871 гг.

 АвгустСентябрьОктябрь 

Сентябрь

1 сентября

Благодарю Тебя, Господи, за спасение меня от злобы и презорства к диакону Петру за непомерное и бесстыдное его кокетство или суетность пред зеркалом в церкви. Господи! даруй ми зрети моя прегрешения и не осуждати брата моего. Славлю благость Твою, долготерпение Твое, силу Твою, являемые непрестанно на мне, грешном.

Если бы мы искренно молились по тем молитвам, которые Церковь влагает нам в уста, если бы искренно всегда каялись в своих грехах, так, чтобы ненавидели невозвратно всякий грех, то мы давно были бы святы, небесны, давно горели бы любовию к Богу и ближнему. Холодность наша и страстность наша показывают, что мы не всегда молимся искренно или редко. Любящие Господа, ненавидьте зло! [Пс. 96, 10].

Я последний из братии храма сего и пришлец; все прочие здешние, а я пришлый; все нравственно лучше меня, чище, а я хуже всех, грешнее. О, как я должен всех их любить, уважать, как должен смиряться пред всеми, снисходить к их немощам, слабостям, грехопадениям, памятуя, что мне долготерпит Бог, долготерпят люди!

Учи примером своим врученных тебе от Бога людей молитве, с твердостию и искреностию выговаривая слова молитвословий, благодарений.

Мария... избрала благую часть, которая не отнимется у нее [Лк. 10, 42]. Да утешаюсь я участию Марии, и да отрину часть Марфы, которая имеет быть отъята от меня. 20 сентября 1870.

1 сентября

Сильная теснота, не дававшая мне прочитать с первого раза молитвы в народной школе и смутившая меня, была пакостию диавола, она продолжалась всю дорогу до кладбища, в кладбищенской церкви до обедни и отчасти во время обедни и сильно уменьшилась от молитвы и умиления; от причастия Святых Таин прошла совсем. Во время чтения разрешительной молитвы враг вдруг было напустил страх на меня и опрокинул было меня, но я тотчас поправился. Беда, и только. А чувствую, что всё из-за многоядения, да из-за картофеля, увеличивающего золотушные завалы. Несомненно, что вражда на диакона за кокетство – решительно дело диавола. Разве я сам не смотрюсь в зеркало?

За честь считай, что терпишь озлобления от супостата за Господа своего, за служение Ему, ибо если бы ты не служил Богу, то не подвергался бы и озлоблениям, а имел бы всегдашний простор и спокойствие.

Помни и то, что растленного грехами человека врагу удобно искушать, как простреленное ядром судно легко затопить всегда.

2 сентября

Среда. Господи! благодарю и превозношу Тебя за избавление меня нынешним утром от великих зол, постигших меня по наветам духа злобы, и даровавшего мне благодать искренно совершить Божественную литургию и причаститься неосужденно, в глубокий мир, Божественных Твоих Таин, со ощущением животворной теплоты Духа Святого. Благодарю Тя, яко даровал еси мне доброе расположение к диакону и не дал еси поругаться надо мною духу злобы. И во предняя116 соблюди мя в любви, Господи!

Полезно на ночь есть холодную рыбу, холодную уху из сигов, селедочку – и не пить чаю.

Диакон Петр за смирение достоин священства, но по уму и учености и характеру слабому, казалось бы, нет. Впрочем, Господь весть.

Величаю Тя, Владыко Многомилостиве, Господи Иисусе Христе, Боже мой, яко скоро услышал еси молитву покаяния моего и приклонился еси на милость ко мне, окаянному, злому, завистливому, жадному, – ибо я сегодня из-за пустого случая, из-за печеных яблоков, коих мне не оставили, рассердился сильно на жену и обругал ее. Благодарю Тя, яко огнь в росу благодати Твоей преложил еси.

Владычице Богородице, превозношу Тебя, яко быстро и явно спасла еси мя ныне дважды от нечистого движения сердца, когда я воззрел на Тебя молитвенно очами веры.

Господи! благодарю Тя, яко в гимназии спас еси мя от внутренней вражды к брату отцу протоиерею Павлу Ламанову; уже срамота начинала покрывать лицо мое в классе, теснота теснила уже мою внутренность – но воззрел я к Тебе в покаянии, и Ты даровал мне мир и дерзновение.

Беспрестанно и нещадно осуждай своего ветхого человека, ибо щадить его – значит щадить диавола, всемерно и непрестанно ищущего твоей погибели; осуждай и наказывай себя за злобу, зависть, вражду, чревоугодие, объядение, пьянство, блуд, недоброжелательство, любостяжание и прочее. Взгляни на себя беспристрастно: как ты нехорош в очах Божиих со своими страстишками, как ты ежечасно делаешься жалким орудием диавола, играющего тобою, как шахматом: он чрез тебя и злобу выражает на человека, созданного по образу Божию, и зависть, и ищет осквернить его блудом; он сребролюбию и сластолюбию и обжорству тебя ежедневно поучает, чтобы ты не любил Бога, Создателя своего и Первообраз свой, и разным пакостям учит тебя, чтоб тебя унизить, осквернить, погубить.

Вчера я с жадностию поел вечером рыбы с черным хлебом, и чаю не пил, и сегодня поутру оттого мне было очень тяжело: тягота на сердце сильная и злое уныние; едва служил обедню раннюю. Диаконом Петром Ал., ищущим священства, соблазнился: чувствовал к нему невольно сильную апатию – и апатия меня убила: злая она, от диавола. Надо всякому желать лучшего. Достоин он или нет, это Бог Сердцеведец знает: Он и решит дело. Сам-то я не достоин священства, ибо я чревоугодник, злой, завистливый, сребролюбивый, блудный, скверный.

Благодарю Господа, оживотворившего меня после смерти греховной причастием Святых Своих Таин и прогнавшего врагов моих, вогнездившихся во мне во время литургии чрез мое пресыщение накануне. Смутно служил я всю литургию из-за злой своей мнительности о диаконе, особенно во время призывания Святого Духа на Святые Дары: враг сильно владел моим сердцем.

4 сентября

Благодарю Господа, даровавшего мне благодать совершить непреткновенно Божественную литургию и причаститься в мир душевных сил Животворящих Таин. В народной школе при чтении молитвы пред началом учения враг запнул. В гимназии в классах нечистый жалил скверным жалом. Дома тоже жалил скверною.

Господи, дай мне благодать так быть верным Тебе, Жениху души моей, чтобы мне всегда говорить искренно: нет у меня сладости, кроме Святейшей Сладости – Господа моего Иисуса Христа; нет у меня красоты, кроме нетленной, бесконечной, Первообразной Красоты – Иисуса Христа.

5 сентября

Суббота. Всенощное. Господи! благодарю Тебя за дар пламенной молитвы, данный по молитве, и за непреткновенное совершение службы Твоей; вначале я чувствовал в душе хладность и мертвенность греховную, вероятно от моего сластолюбия; но вера и старание всё превозмогли: я умолил Владыку дать мне молитву, и дана была молитва. Но, пришедши домой, едва я не впал в тяжкий грех – в ссору с женой: пришел – и не нашел ключа от буфета, в коем заперты были чай и сахар, хотя и не было особенной жажды пить чай, так себе – привычке хотелось услужить. Помолился Царице Небесной – и нашел ключ, и гнев отошел. А то не знаю, что бы было, с моей торопливостию и горячностию: я сильно поссорился бы и обидел бы ее, потому что считал себя сильно обиженным. О, лукавая, несмысленная, рутинная плоть! Пришлось мне довольно долго подождать, а ведь торопился домой, не знаю зачем, и нищих не удовлетворил: не [мог] минут шесть употребить на размен денег и раздачу нищим. Вперед не спеши на суету, а дело Божие, дело милости делай не спеша – за это внимание Бог избавит от сетей вражиих.

Господи! благодарю Тебя за мир, сладость, легкость, дарованные мне, недостойному, Тобою во время всенощного бдения, за живую, дерзновенную, пламенную беседу с Тобою. О, с какою верою, с каким дерзновением я взирал на Тебя, Бога моего, Живота моего бесконечного! С каким торжественным духом я ходил по церкви, кадя!

Но и какие еще дикие, звериные, стремительные во мне инстинкты жадности и злобы бессловесной! Как я худ, низок, ничтожен, беден вне благодати Твоей! Исцели и исправь меня, Господи!

Вместо того чтобы удивляться великому Художнику Богу в делах рук Его – в прекрасно устроенных человеках, и любить Его вечную, несозданную, нетленную, источную красоту и доброту, и славить Его Божественные совершенства, мы, по греховности своей, по самолюбию своему, плотяности своей и по научению диавола, прельщаемся этою красотою на грех и осквернение себя и на отчуждение от Бога, ибо иногда смотрим с похотию, и сердце наше тает плотскою любовию, а не духовною и святою.

Так, от всякой тленной красоты должно возноситься к нетленной, от земной к небесной и прилепляться более и более сердечною любовию к Красоте Первообразной – Богу. На какую уду не ловит нас, сластолюбивых и красотолюбивых, враг бесплотный и как тонко, быстро, как молния, вонзает в сердце жало плотской любви!

Какой корысти ищешь ты в молитве? Корысти духовной – для души, а пожалуй, и корысти телесной – для тела, потому что прошу и тленных благ, но главнее и прежде всего ищу вот какой корысти: спасения души, очищения грехов, душевного мира, святыни души и тела, свободы души от сетей врага, света духовного, прогоняющего тьму греха и просвещающего всего внутреннего моего человека, легкости, духовности, дерзновения пред Богом и пред людьми, помощи Божией на дела мои, ибо без Бога не могу творити ничесоже117. Еще в молитве моей я приношу Господу жертву сердца – жертву благодарения за Его неизреченные милости, непрестанно на меня изливающиеся, и жертву славословия – дань удивления Его совершенствам, Его делам в мире вещества и в мире духов.

Пред праздниками, для избежания искушений и преткновений, на ночь не ешь и пей как можно меньше, чтобы вещество не обессилило духа, не подавило его.

Я непрестанно, ежедневно многократно пользуюсь плодами спасительного воплощения, учения, страданий, смерти и воскресения Господа Иисуса Христа: Его язвами непрестанно исцеляюсь, Его жизнию, благодатию живу, Его светом просвещаюсь, Его силою укрепляюсь, Его дерзновением дерзаю на врагов моих невидимых, Его святынею освящаюсь, Его Кровию утоляю палящую жажду души моей, ею очищаюсь, оживотворяюсь, Его Телом питаю душу мою и срастворяюсь с ним преестественно, обожаюсь им. О человеколюбия неисследимая пучина, Господи! благодарю и славлю Тя, и буду славить во вся дни живота моего. Буду петь Богу моему, доколе есмь. Воспрянь, слава моя [Пс. 103, 33; 56, 9]!

Ненавидящий зло, Господи! даждь мне благодать всем сердцем ненавидеть зло. Ненавидящий грех, Господи, даждь мне ненавидеть грех.

Во вкус молитвы домашней и общественной войдите, особенно во вкус Божественной литургии; во вкус Божественных Писаний войдите, особенно во вкус Евангелия, пророческих писаний, Псалтири, книги Иова, Притчей, Сираха, Пятикнижия Моисеева, во вкус церковных богослужебных книг. О, что это за сокровища небесной мудрости! Не всякому эта мудрость дается, а простым и смиренным сердцам. Мудрым или мнящим быти мудрецами века сего она не дается: они скорее глумятся над этими сокровищами.

Вот тебе суп прекрасный, вот тебе жадность, вот тебе пресыщение, – и пляши теперь, и надрывайся, и терпи обиды от бесов поделом! Вот тебе и трудность служения! Впредь не жадничай, не пресыщайся!

Как вредно есть много щей и пить сладкого чаю! Вот и блуд ночной во сне! О, как необходима умеренность, мера во всем!

Благодарю Господа за совершение литургии при тесных обстоятельствах, и за неосужденное принятие Святых Таин, и за дерзновение при сказании проповеди об обязанностях мужа и жены.

Благодарю Господа за неоднократное спасение дома от наглости греха.

Не испрашивая прощения грехов у народа по окончании всенощной или повечерия и полунощницы, ты делаешь угодное диаволу, творишь волю его, боясь ложного его страха; а искренно испрашивая прощения в своих грехах слова, дела, мысли, ты делаешь угодное Богу и весьма противное диаволу, которого пожигает наше смирение, наше искреннее покаяние. Итак, испрашивай всегда прощение, как и должно.

От сластей (от сладкоястия и сладкопития) происходит осквернение души и тела вследсвие ночных мечтаний, обуревания блудные, злоба, ярость, огонь адский; и всё мне, окаянному, неймется, всё продолжаю иметь пристрастие к сластям, всё готов из-за них воевать с ближними, из-за лакомого куска затевать неприятность, утешать врага, прогневлять Господа. Давно надо считать мне земные сласти за горькую полынь, за сор, а я всё еще ценю их как нечто важное, стоящее внимания; давно надо прилепиться к единой сладости – Богу, от Коего всякая сладость законная и от Кого отпадаем из-за пристрастия к сластям земным.

8 сентября

Благодарю Тебя, Господи, от преизбытка признательного сердца за благодать умиленной, широкой молитвы, дарованной Твоею милостию мне, окаянному, во время всенощной на праздник Рождества Пречистой Богородицы, за благодать прощения грехов, освящения, мира пренебесного, сладости богообщения, легкости, пространства сердечного, – и это после огня и тесноты, которыми поразил было меня супостат дома еще пред вечерней по причине жаления брату сладкого пирога. Но раскаялся я от души в своем сластолюбии, сознал свое безумство, что я, будучи уже мужем, доселе, как малое, неразумное дитя, гоняюсь за сластями и вообще за телесным, тогда как давно уже должно бы мне все плотские похоти попрать и проходить духовную жизнь, – и Ты помиловал меня, увидев мое искреннее покаяние и мое великое бедствие душевное от врага. О, как ужасно ловит нас ловец невидимый – и всё на уду сластей! А как мы все жадны до сластей, наипаче я!

Христе, Свете истинный проговорил без преткновения, но смущение от врага было немалое. Благодарение Господу!

Благодарю Господа за непреткновенное совершение литургии 7-го сентября в понедельник и за мир пренебесный по принятии Святых Таин со очищением всех грехов моих и блудной ночной, во сне, нечистоты. Омой меня, и буду белее снега. Если будут грехи ваши, как багряное, – как снег убелю [Пс. 50, 9; Ис. 1, 18]. Слава Тебе, Пречистый Господи!

Рассказывают о благочестивых самоубийцах. Но эти храмины не были основаны на камени, а на песке, и потому, когда пришли реки и возвеяли ветры и напали на нее [храмину], она пала, и падение ея было великое118. Эти люди Богу служат и мамоне служат, и мамона пересиливает.

Церковь есть место молитвы, прошения, благодарения и славословия. Помни это и со всеусердием совершай молитвы свои. Да поможет Господь.

Доколе брат Константин не стал истреблять нещадно мои сласти (сахар), дотоле я говорил с ним мирно, смотрел на него с любовию; но когда стал их истреблять, я переменился к нему в чувствах, дух негодования и неприязни закипел во мне, и он точно не брат, а враг сделался мне, – такова сила пристрастия к сластям! А между тем сам я сегодня же пил после всенощной у купца Лебедева чай (вприкуску) и спросил вина, и мне принесли рублевого сотерну (шато-икем), коего я выпил две рюмки. Отчего я не с радостию уступаю ближнему сласти, которые причинили и причиняют столько духовного вреда, из-за коих я нарушаю так дерзко и бесстрашно весь закон Божий, состоящий в любви к ближнему! И сахар-то мой был дареный. Если сам ты любишь на чужой счет, то есть в гостях, есть-пить сладко, то зачем не терпишь тех, которые у тебя любят делать то же? На твой вопрос у Лебедева: отчего мы на чужой счет любим лакомиться – он верно отвечал тебе: да это взаимность: сегодня вы пощиплете у меня, а завтра пощиплю вас я; сегодня изъян мой, а завтра ваш.

Ну, много, много – три стакана сладких выпьет твой хищник, не больше, – а это еще не беда. Отрицаюсь всего – сочетоваюсь Тебе, Христе! Согрешил, идолопоклонствуя сластям.

Сегодня праздник, и ради одного праздника я должен был с любовию и щедро угостить брата Константина, по его желанию, дарами Божиими, по единой любви Божией к нам данными мне. И что значит это угощение в сравнении с тем, что я получаю от Бога с Его щедрыми дарами? Ничто. Но это моя зависть, самолюбие, сластолюбие, скупость, злоба действуют во мне. Согрешил ко Господу! Из-за сластей любовь нарушил в такой день!

Как бесконечно важна любовь в жизни христианина! Как ничтожны сласти, чтобы презреть их и презирать всегда ради сохранения любви к ближнему, не вступаться за взимание их! Какая тесная связь сластолюбия с злобою! Пожалеешь сластей – возненавидишь брата. О, недут душевный! О, безумие! О, слепота! (Сегодня я даром получил четыре рубля за панихиды и вынос тела рабы Божией Анны.) Сластолюбие – вражда на Бога и ближнего. Да отрину сласти! Господи! Любы моя! Тебя ли я прогневляю ежедневно и так часто? Каюсь: прости и исправи мя.

Разве ты не знаешь, что Константин – предпоследний сын отца Константина и родился в то время, когда отец его любил особенно сласти? Естественно, что и сын их любит – истый отец в этом отношении. Снисходи ему. Презирай сласти, столь вредные христианину, который должен горняя мудрствовать, горнюю сладость любить, вечную, духовную, а сласти сильно пригвождают меня к земле и земному.

Крест учит меня непрестанно презирать сласти и любить брата, хотя бы он истребил все мои сласти.

Жених души моей – Христос. Кому я отдам сердце мое, кроме Христа, чьею любовию пленюсь, кроме Его? Кто мне краше всех, кроме Его? Прочь от меня, прелестная красота земная.

8 сентября

Благодарю Тя, Господи, великие милости ныне мне явившего, великие силы во мне сотворившего во время литургии и благодарного молебствия, при чтении окончательной благодарственной молитвы; благодарю Господа за дар умиления при совершении литургии, за ясный благодатный голос, за пренебесный мир во время литургии, за силу и дерзновение сердца на великом входе. Благодарю Владычицу за скорую помощь на благодарственном молебне при чтении молитвы.

Воображай себе и помни всегда, как жили святые, как умерщвляли плоть, как охотно отдавали всё свое, как презирали сласти, как постились, молились, как любили Бога и ближних, как были кротки, незлобивы, терпеливы, – и подражай им.

Видишь ли жадного до сластей, готового съесть-спить твое добро, – не жалей и не ревнуй его жадности, не желай отплатить ему тем же, то есть есть и пить у него, и к одному злу не прибавляй другого, к его жадности не присовокупляй своей, но предоставь твое добро, как Самому Господу, требующему у тебя обратно даров Своих, и постарайся сохранить к брату любовь, да и сам не будь жаден до чужого добра, до чужих трапез, до чужих самоваров, блюд и графинов.

На каком позорище119 мы живем и как бы на месте борьбы и подвигов! Едим-пьем, лакомимся, приобретаем – вдруг болезнь, а затем и смерть: иди на суд, в другую жизнь, среди ночи, – и обнажатся все дела твои. Делать уже некогда будет. Да будем всегда готовы.

У купца Лебедева напился чаю, выпил две рюмки вина виноградного, и сильные, тяжкие искушения постигли меня дома: грехи его на мне отяготели, – а и своих много!

Сколь благо и какое христианское дело – отдавать без ропота и неудовольствия, охотно сласти и стяжания наши взимающим120 оные! Это дело души горней, кроткой, нестяжательной, независтливой.

(Мяса я поел вчера немного – и горе мне было: о, доселе тяжело на сердце; суп тоже тяжел – слишком наварен.)

Пусть брат Константин поедает грехи Николая Григорьевича Сидорова – потому что его сахар истребляет; и не ревнуй ему, и благодари Бога, что не ты оный истребляешь. Меньше взыщется с тебя.

Сласти бывают всегда причиною блудливости твоей – и ты жалеешь их, не презираешь их доселе! Где твое любомудрие? Кто из святых не презирал сластей мира сего? Сколько тебе бед душевных причиняли сласти? Еще памятны следы их. Лишь поешь сластей, особенно даром присланных, – беда! Ужасная теснота на душе, точно грехи все подаривших тебе эти сласти на тебе отяготеют. Грызет диавол душу твою и тело твое!

Горе пить много чаю, и особенно без сахару, или пить чай на воде перекипелой: раздражение нервов страшное, бессонница. (Пил чай 8-го сентября у Лебедева и дома.)

Боже мой! Какая ярость вражия! Как он меня поджигает и в храме, и в доме, и повсюду – и раздражительностию, и плотскою любовию, и скупостию.

9 сентября

Благодарю Тебя, Господи, за чудеса Твоего милосердия, яко и в нынешний день отъял еси от меня во время литургии мертвость мою и даровал еси живот Твой пресладкий, премирный, яко грехи мои великие простил еси мне, очистив меня от всякой скверны и освятив меня Духом Твоим Святым; благодарю Тебя за оживотворение меня Божественными Твоими Тайнами и за многократное спасение вне литургии.

10 сентября

Благодарю Тя, Господи, яко и нынешний день есть день милосердия Твоего, день очищения от внутренних нечистот сердца милостию Твоею, и нынешний день есть день благопослушливости Твоей, силы Твоей. Что я Тебе принесу за сие, пречистый, кротчайший, незлобивый, всемогущий Царю? Первообразная, самосущая, неточная Красота, благоукраси мою внутреннюю богообразную скинию, да во всем угоден Тебе буду я, созданный рукою Твоею по образу и подобию Твоему. (Сегодня в девять с половиной часов утра начали снимать парусину с купола собора, выкрашенного и вызолоченного, и снимать леса. Красив купол.)

Вчера был в зверинце, здесь, в Кронштадте, и видел зверей Божиих: медведя американского, волков, гиен, леопардов, львов и львиц, бабу-птицу121 с длинным клювом – рыбоедку, коршуна альпийского, обезьян разного рода, дикобразов. Какие характеры многоразличные у зверей! Чудны дела Твои, Господи [Откр. 15, 3]! Как Ты превознес над всеми животными человека, сотворенного Тобою по образу и подобию Твоему и искупленного пречистою Твоею Кровию. Господи! Даждь мне избежать звериных свойств – ярости, жадности, зависти и прочих страстей.

Детородные члены должны быть так же неблазненны и святы, как уста, зрение, уши, обоняние, потому что так и Творцом созданы и так же премудро и благоутробно, как все прочие члены тела. Слава премудрости Твоей, безмерному могуществу Твоему, безмерной благости Твоей, Господи!

11 сентября

Встал бодро и чувствовал себя здорово; во время служения утрени чувствовал себя в состоянии раздражения – внутренние терны от сластей накануне (крестины у доктора Алексеева, в доме Павловского): пил вино, ел варенье, пил сладкий чай со сливками, опять варенье; яблоко; дома чай, селедка пред сном с черным хлебом. Обедню служил в великой тесноте душевной и телесной, но молитвою искренней превозмог уныние; причастился с теплою верою; по причащении враг запнул выговорить несколько слов тропаря – и это опять смутило меня. Много было немощи от сластей разнообразных. Избави Бог от них впредь. Благодарю Господа за многократное спасение от грехов моих по молитве моей внутренней, наипаче от грехов жадности, зависти, блудного поползновения.

Господь обеспечил меня Своим Божественным, неложным словом, что Он всё приложит мне, подаст мне без забот моих всё необходимое для жизни телесной, если я буду усердно искать Царствия Божия и правды Его122, именно: взаимной любви, чистоты сердечной, если не буду завистлив, скуп, любостяжателен, сластолюбив, жестокосерд, а напротив, буду доброжелателен всем, щедр, сострадателен, милостив к бедным, воздержен во всем. Итак, да не беспокоится душа моя, что я будто бы обнищаю вследствие частого прихода гостей. Не обнищаю. Доселе, в продолжение шестнадцати лет, Господь щедро промышлял обо мне, и впредь будет. Да уповаю же на Промысл Божий и паче всего да ищу Царствия Божия и правды Его, вводящих нас в вечную жизнь.

Злопамятство, когда в нужде или беде брата мы не помогаем ему, припоминая его оскорбление, нам нанесенное.

Как бывший сам блудником, молись Богу с плачем о всех блудниках и блудницах, находящихся в этом городе и повсюду, ибо ты знаешь по опыту, в какой беде они находятся душевной и телесной и что их ожидает.

12 сентября

Утро. При служении утрени диавол запнул окаянство мое злобою на чтеца Василия Ивановича Кутузова за то, что очень бегло читал (но вовсе не беглее прежних дней). И так уязвил, смутил, стеснил и обессилил меня, малодушного, при пении великого славословия, что по окончании его я убоялся и усумнился выговаривать слова сугубой ектении и отпуста не сказал как должно, вполне, а только слова: Христосблаг и человеколюбец. Разные призраки представлял мне супостат, именно: что и стоит нехорошо дьячок, и читает и поет грубо, – словом, в черном виде представил его, а между тем он – овечка. Окаянный, не возьму я во внимание, что ему одному приходится читать и петь утреню, и обедню, и вечерню, что и содержание его ничтожное, и образование малое. Снисходительность надо иметь к нему, и большую. Но избавь меня вовеки, Господи, от злобы дьявольской, уловляющей меня разными суетными поводами. Не давать говорить мне священные слова – что за дерзость супостата! Но Ты, Господи, достойно наказуеши мя посрамлением, прилепляя язык мой к гортани ради злобы моей, ибо я не достоин говорить священных глаголов светлейшей и чадолюбивейшей матери нашей Церкви, и за чревоугодие мое Господь меня наказует и сытость. (У Петрова Василия Ивановича вчера пил чай и полторы рюмки портвейну, сигару хотел курить; да и дома чай.)

Литургия. Благодарю Тебя, Многомилостиве и Всесильне, яко и нынешний день избавил мя еси от крайних, претяжких внутренних бедствий, от тесноты, раздражительности, боязни и иных бед. Благодарю Тя, яко великие силы спасения на мне удивил еси, яко дом царский выговорить по именам даровал еси, причаститься со дерзновением Святых Таин и заамвонную молитву прочитать, хотя уже враг было возмутил меня.

Для людей военных и светских надо служить в храме или дома с особ[ою] силою и выразительностию, потому что они только в нарочитых случаях и бывают в храме, а дома едва ли молятся.

Благодарю Господа за дар глубокого умиления и слез во время всенощной воскресной на 13-е сентября. Это умиление, по действию многомилостивой благодати Божией, продолжалось с начала всенощной до каждения на Хвалитех. Тут, при обхождении церкви, едва не поглотил меня супостат, ищущий, кого поглотить. И чрез какой случай? Сзади, у свечной продажи, стояла женщина Екатерина Григорьевна Степанова, урожденная Сидорова; когда я кадил всем тут с нею стоящим, все смиренно кланялись в ответ на мое поклонение, а она едва кивнула лениво головой; это меня смутило и озлобило было; но я тотчас же раскаялся в своей злобе и по благодати Божией переменил ее на любовь. Если и подлинно, думал я, она горда, то это болезнь души ее да, может быть, и моей; а она духовная дочь моя, и я должен жалеть ее, как духовно больную, молиться за нее, как за себя, и при случае исправлять ее кротостию; злоба моя на согрешающих показывает, что я сам духовно больной, и слепой, и нагой, и нищий, и окаянный, слуга и делателище диавола. Когда я помолился Господу за нее: «Прости, просвети, исправи ее, Господи, чадо мое духовное», когда почувствовал к ней любовь – тогда смущение, посрамление и теснота вражия, бессилие сердечное оставили меня, и я опять успокоился, опять пришло умиление, опять искренняя молитва за всех. Но в самом конце всенощной диавол едва опять не поглотил меня, и уже было искусил больно, смутив меня (чего я опасался) при выговоре молитвы Христе, Свете истинный, и не дав выговорить к деланию заповедей Твоих, а потом прощения в грехах дела, слова, мысли. Ядом наполнились внутренности мои, ядом змииным. Ужас, какою яростию он дышал на меня! Едва внутреннею молитвою и сокрушением сердца я изблевал духовно этот яд; какой-то страх бесовский не допустил меня выговорить этих слов, смутил меня какой-то суетный страх человеческий, богатых и сильных земли: людей побоялся – а Бога презрел, Коему угодно наше смирение, а Богу не угодил. Надо смело просить прощения во грехах. Это истинная свобода духа. Надо примером своим учить людей покаянию. Дьяволу больно не по нраву это покаяние, и вот он смущает разными призраками, чтобы мы не каялись и не думали о том, но благодать Божия вседействующая богомудро прехитрит его, злодея, мерзавца, губителя, нечистого и всескверного. Сентября 13-го.

Евангелие читал хорошо, отпуст говорил спокойно, не торопясь, выговорив всех святых. Как молился ты о рабе Божией Екатерине, так молись и о всех товарищах твоих, иереях и протоиереях, страдающих гордостию, то есть с любовию и жалением их, а отнюдь не презирай их и не озлобляйся на них: огнем огонь не тушат, а водою. Эта вода – любовь.

В кресте и на кресте выразилась вся любовь Божия к роду человеческому, ибо на кресте совершено бесконечною любовию Бога Отца, Сына Божия и Духа Святого к миру спасение человеков погибавших; в этих и на этих двух скрестившихся древах скрестилось и соединилось и срастворилось и примирилось Божество и человечество. Вот почему так дорого для нас, православных христиан, знамение креста! Вот почему мы так усердно его почитаем, лобызаем, ставим пред ним свечи, зажигаем лампады, кадим фимиамом.

Если во время богослужения или совершения Таинства, молитвословия тебе соблазнительно смотреть на некоторые лица, то переведи взор свой на тех, на которые смотреть не соблазнительно, – и будешь покоен.

Дьячок мой Василий Иванович Кутузов вчера за всенощной прекрасно читал шестопсалмие, кафизмы и канон, по моему настоянию. Спасибо за послушание скорое!

Если хочешь свои недостатки и разные пристрастия [искоренить], то наблюдай за собою в разных случаях жизни, например, что ты чувствуешь, когда посторонние люди или же домашние бранят тебя, бесчестят, когда берут твою собственность, твои сласти, твои деньги или когда тебе приходится делиться с другими своим добром, своими пожитками: не огорчаешься ли, не унываешь ли, не жалеешь ли? Или бываешь равнодушен к похвале и хуле, к прибыли и убыткам? Разные столкновения житейские с людьми показывают нам и нас самих, и людей, каковы мы и они сами в себе. Ибо нет ничего тайного, что не сделалось бы явным [Лк. 8, 17].

13 сентября

Благодарю Господа, отвратившего от меня грозную беду вражию пред самою Херувимскою песнею, когда я в глупом пристрастии к хлебу – просфоре, купленной мною и изъятой с положением частиц, но не отложенной в особое место, – помыслил или попекся на мгновение об отделении ее от прочих просфор. Боже мой! Благодать вмиг оставила было меня, оскорбленная моим житейским попечением в такие великие минуты, когда не только священник, но и мирянин должен отложить всякое житейское попечение, и уже вступил в мое сердце злой тиран диавол, но самая пламенная, усиленная молитва веры и покаяния спасла меня, хотя не вдруг, от козней сатаны; и хотя с трудом, но я выговорил на великом входе имена царственных особ, исключая последней – Екатерины Михайловны, и супруга ее, и Александры Петровны. Как ужасно наказывается и мгновенное пристрастие к хлебу! Достойно и праведно: священник должен быть в это время бесплотным Ангелом по горнему настроению и по горячей любви к Богу и человечеству. Не напрасно сказано: Иже Херувимы тайно образующе... всякое ныне житейское отложим попечение. Это должно быть строго исполняемо. Когда же и будем возноситься горé, если уж в это время будем помышлять о житейском и внимать о хлебех, и делать брашно гиблющее?

14 сентября

Благодарю Господа, даровавшего мне благодать мирно, непреткновенно совершить всенощное [богослужение] в Успенской церкви на Воздвижение Креста Господня (и литию совершить благополучно, и благословение хлебов, и отпуст сказать, и молитву Христе, Свете истинный, и прощение во грехах). Благодарю за дерзновение и за препобеждение диавольской боязни.

На кресте явил Господь всё величие Своего милосердия и долготерпения к нам грешным – да и мы научимся долготерпеть ближним, да и мы милосердуем друг о друге, нося тяготы друг друга.

Всякое ныне – во время литургии – житейское отложим попечение, то есть не только о пище, питии, одежде, вообще земных средствах к жизни, но и всякое попечение о человекоугодии стоящим в храме сильным и богатым земли, всякое лицеприятие, какое иногда делают священнослужители. В храме во время священнослужения мысль и сердце наши должны быть заняты исключительно, всецело Господом, и все стоящие в храме: царь и воин, раб и владыка, богатый и убогий – равны, как рабы общего Владыки.

Благодарю Господа, спасшего меня в утренний час (седьмой) сегодня, 14 сентября, от злого рвения на болящего Григория Ивановича, от своей неосторожности и бестактности в жизни, по моему мнению, заболевшего опять. Благодарю Тебя, вразумившего меня, и укрепившего любовию долготерпети ему, и мирную любовь мне даровавшего со отъятием томительной злобы.

Что такое одежда тления? Одеяние страстей: злобы, гордости, зависти, жадности, любостяжания, сластолюбия, уныния и прочего. А одежда нетления? Одеяние добродетелей, противоположных означенным страстям.

Благодарю Тя, Господи, яко злобу мою в благость преложил еси, по молитве покаяния моего, и мир со дерзновением мне даровал еси при служении молебствия в лавке купца Балабанова. Скоропослушниче! благодарю Тя всем сердцем моим. Но даждь мне благопослушество являти всегда к заповедям Твоим, наипаче же – терпению всех любовию, и плоть свою многострастную распинати нещадно. Лучше подать милостыню охотно, а не по нужде, смиренно и с радостию, а не с гордостию и печалию. Помни, Кто приемлющий в лице нищего, хотя бы и недостойного. Лучше в сто раз претерпеть зловоние в своей квартире от ближнего, больного или здорового, нежели предаваться нетерпению и огорчению духа из-за зловония; нам часто многое только кажется очень неприятным и вредным, по нашей изнеженности и сластолюбию, хотя это неприятное и не так вредно или совсем безвредно. Наша плоть – ложь, грех, страсть: все восстания ее нужно подавлять и умерщвлять. Не нужно очень приятную пищу есть и очень приятное питье пить и с избытком и жадностию, а умеренно и равнодушно. Слишком приятные кушанья и напитки нежат тело и расслабляют душу, делают ее прихотливою, раздражительною, своенравною, нетерпеливою, нелюбящею, гордою, завистливою, самолюбивою. Научи меня, Господи, презирать плоть и все похоти и страсти плотские и воспитывать душу бессмертную, стяжевать богоподобные ее совершенства: кротость, смирение, незлобие, терпение, миролюбие, покорность, воздержание, вероупование, любовь.

Чем более приятно я ем и пью, тем сильнее действуют во мне страсти, тем более оживляется (а не умерщвляется) плоть. Как необходим пост!

К Богу прилепившийся всем доволен, а от Бога отпадший ничем не доволен. В Боге вся полнота жизни души нашей. Проста душа моя, проста и жизнь ее. Едино... есть на потребу [Лк. 10, 42].

Плоть страстная не перестает проявлять себя в злобе, зависти, жадности, нетерпении, чревоугодии, обжорстве, пьянстве, блуде, праздности, смехотворстве, рассеянности, лукавстве, унынии, ропоте, злорадовании, зложелательстве. Непрестанно борись и молись.

Какое великое блаженство, счастие, что чрез пять, много шесть дней Господь призывает меня к причащению Святых Своих Таин и дает вкушать их! Да отложу всякое житейское попечение. Да возлюблю единого Бога всем сердцем и ближнего, как себя.

Пустякам враг придает громадную важность в очах моих, и этими призраками мучит меня. Господи! избавь меня от призраков. Отчего имеют надо мною силу призраки демонские и страхования его? Оттого, что я гоняюсь за временными, призрачными благами и оставляю блага истинные, небесные!

Довлеет123 мне Господь и пречистые Его Тайны и слова Его!

14 сентября

Литургия. Благодарю Господа, спасшего меня от лютых подстрекновений супостата к злобе на больного моего по неосторожности и [от] лютого жаления земных благ и сподобившего непреткновенно совершить Божественную литургию с твердым выговором на великом входе всех царственных особ, с причастием в мир душевных сил Божественных Таин, с твердым произношением заамвонной молитвы, проповеди архиепископа Григория124 о привлечении Христом всех к Себе и отпуст. Но люто было мне до обедни и во время проскомидии, люто, люто! Всё пристрастие! Всё земность! Всё недостаток любви, упования!

Была бы жива душа, оживляющая тело, – будет живо и тело. А жива душа тогда, когда исполнена любви к Богу и ближнему. Люби же – и жива будет душа твоя вместе с телом. Или: распни, и распинай всегда, многострастную плоть твою – и жива будет душа твоя, хотя тело, может быть, и будет немощно.

Твой больной – твой Христос; служи ему, как Христу, охотно, с любовью, без досады, без скупости и алчности. Все мы немощны. Благодари Бога, что ты здоров хоть телом. Впрочем, не много выгоды быть здоровым по телу и нездоровым душою – парализуемым от страстей.

Как дурачат меня мои страсти, как набрасывают они меня на брата, точно на овцу! Каюсь, Господи, долготерпеливе, незлобиве! Помилуй мя, сотвори мя овча словесного Твоего стада, и да не буду как волк жадный. С юных лет доселе как дурачили и дурачат меня страсти! Как они свирепы, насильственны, быстры! Как бесчестны, безумны, скверны!

Оскорбил я больного брата моего Григория, кротко, незлобиво перенесшего мои грубые замечания! Каюсь, Господи! Сотвори мя агнца незлобивого!

Все сласти земные суть кратковременная, ничтожная тень будущих – несказанных, вечных сладостей; всякая красота земная – минутная, ничтожная, слабая тень красот небесных, несозданной красоты Божией, Богоматери, Ангельских чинов и всех святых, преукрашенных небесною, Божественною славою.

Один раз в жизни жених и невеста венчаются – потому венчай твердо, искренно, смело, неспешно. 16 сентября.

Исторгай из сердца нещадно жало плотской любви, враждебное святой любви к Богу и ближнему, оскверняющее, насилующее и омрачающее душу.

18 сентября

Благодарю Господа за премирное состояние души, дарованное по причащении Божественных Таин с верою, и за непреткновенное совершение Божественной литургии.

Считаю за честь выговаривать все слова, влагаемые в уста мои Церковью, и никого не бояться в добром деле, кроме Бога.

Мудрость мира сего – глупость пред Богом.

Крест с распятием на персях моих да напоминает мне, что я умер для мира и мир для меня.

Не живет... в плоти моей доброе [Рим. 7, 18] (это я, к несчастию, вижу всякий день), но живет во плоти моей самолюбие, злоба, зависть, сластолюбие, блуд, жадность, скупость, леность, лицеприятие, корыстолюбие, нетерпение, непокорность, всякое зло; плоть моя – делателище диавола. Ужасаюсь и недоумеваю, как непрестанно враг возбуждает во мне вражду на ближних, паче – на домашних, и крепко, настойчиво, нагло подстрекает меня к злобе и горьким словам ропота, досады, гнева!

Якоже и мы оставляем должником нашим. Каждый день мы говорим эти слова, но иногда только воздух бьем ими, потому что делом не исполняем их, потому что у иного из нас глубоко в сердце запала ненависть к ближнему и при всякой встрече с ним обнаруживается в нас смущением, нерасположением, досадою на встречу или другим чем. Ах, разве таковы должны быть плоды святейшей, чудесной, всеобновляющей, всемогущей нашей веры? Разве она злобе и злопамятству учит нас? Разве не за нас пострадал Господь, разве Он нам не прощает бесчисленных и лютых грехов наших, ежедневно нами соделываемых? Разве не без числа больше грехи наши пред Богом в сравнении с грехами ближних наших против нас? Разве не всё Божие, что мы имеем, и разве мы не все дела рук Божиих, по образу и подобию Божию? Разве не заповедана нам любовь?

Как быстро и легко свалил меня враг злобою, отчуждением, холодностию при входе в дом наш (в квартиру) Анны Константиновны, приехавшей вскоре по отбытии от нас опять к нам! Я сделался весь не свой от досады, что она опять приехала чрез неделю после трехмесячной гостьбы! (А ведь и Пресвятая Дева Мария пребыла у Елиаветы и Захарии три месяца!) За столом я сидел весь в смущении и тесноте и почти не мог говорить! После обеда обратился к усиленной молитве покаяния, и после многих усердных молитв Господь отъял насилие злобы, и я возблагодарил Его от всего сердца!

А все претензии на близких, все неудовольствия – из-за пищи и пития, из-за земных благ! Где же небесное сердце у священника? Ибо он часто других возбуждает словами: Горе имеем сердца! Где искреннее доброжелательство, отложение злопамятства, чревоугодия, зависти, гордости, злобы, корыстолюбия, блуда, уныния и прочего? Где презрение чрева и всего телесного ради сохранения заповеди Божией, спасения души? На словах ли только, по имени ли только мы христиане? На бумаге ли мы только воины, в своем ли только кабинете? О первый ли лакомый кусок, о первый ли рубль, которые надо разделить с ближними, разбивается вся вера наша, всё упование наше на Бога, вся пресловутая любовь наша? О, как мы слепы, близоруки, противоречивы! Как мы самолюбивы, сластолюбивы, корыстны! Или что говорю – мы? Я, я один из всех – греховное чудовище! Я смрадный кал греховный! Но векую мя отринул ecu от лица Твоего, Свете незаходимый, и покрыла мя есть чуждая тьма, окаянного, но обрати мя и к свету заповедей Твоих, пути моя направи, молюся.

19 сентября

Благодарю Господа и Пречистую Богородицу, сподобивших меня великой помощи по молитве моей при совершении благодарного молебствия с водосвятием в квартире капитан-лейтенанта Степана Степановича Акимова (за коим урожденная Пузина). Я отправил оный смело, непреткновенно, громогласно, хотя и сильно враг смущал суетным страхом человеческим!

Чем выше, говорил отец Алексей Перов, человек из военного сословия, тем он хуже: без совести, без веры. Страшно, но верно!

Если я буду жить с домашними и со всеми людьми в любви и единомыслии, лишит ли меня Господь благ земных? Нет: всё приложится, если бы ближние и обирали меня. Итак, люби всех, хотя бы и обижали тебя ближние твои. Вражда и ненависть отвратят от тебя благодать Божию и благословение Божие, и за скудостию душевною последует скудость благ земных. Помни, что жизнь человека не зависит от изобилия его имения [Лк. 12, 15], как сказал Господь, вечная Истина. Каждый день, по действию духа злобы, объявляю я войну против Бога и ближнего, каждый день сильно подстрекает меня дух сей к злобе, и я – о, позор! – увлекаюсь его подстрекательством, неволей и волей служу ему и прогневляю Бога моего!

Без Тебя, Господи, я не могу быть человеком, не только христианином: я зверь, терзающий сам себя и других, я не имею покоя в себе, здравого смысла, свободы. А когда Ты во мне, я кроток, как агнец, для всех приятный; все мои слова, поступки запечатлены спокойствием; я чувствую в себе свет, свободу.

Многие из христиан, к которым (многим) принадлежу и я, доселе считают на деле задачею жизни удовольствия, угождение себе: например, любят хорошо поесть и попить, со вкусом, изящностию, роскошно одеться, обстановить жилище свое блестящими вещами, стяжать много добра... на многие годы [Лк. 12, 19], – но не стремление к почести горнего звания, не добровольную нищету, не худость одежды, не простоту в столе, не всегдашнее воздержание, не спасение души, не укрощение страстей, не стяжание добродетелей, не угождение ближнему во благое созидание, не спасение душ погибающих. За то и терзают, возмущая нас ежедневно, и блуд, и жадность животная, и зависть, и злоба звериная, и корысть ненасытная, и пьянство, и прочие страсти. О небе же и не думаем, отуманенные, рассеянные и разбитые своими страстями. О, как враг посмевается над нами! Господи! Спаси нас, погибаем! Помилуй нас, Господи, помилуй нас: всякого бо ответа недоумеюще... и прочее.

Отчего страсти взяли надо мною такую силу, что я не могу с ними справиться и хожу мрачен, уныл, и раздражен, и взволнован от них? Оттого, что я дал им сам укорениться и усилиться во мне удовлетворением их, невоздержанием своим в пище и питье, жаждою корысти, чести и прочим. Младенцы вавилонские возросли в мужей-исполинов.

Везде и всем преследует меня супостат – и дома, и в храме, и в классе: дома – сластями, в храме – просфорами, что малы, черствы, что дьячок нехорошо читает и вздорно поет и прочее. А всё – мечты его.

20 сентября

Воскресенье. Ранняя литургия. Благодарю Господа, укрепившего меня совершить непреткновенно Божественную литургию и причаститься во очищение грехов моих и в мир пренебесный душевных моих сил, взволнованных и обессиленных страстями моими; равно – совершить непреткновенно и с силою, при упадке нервов от бани, молебствие пред Иверскою святою иконою Божией Матери.

В баню ходить вредно, заплетать волосы и еще вреднее: ночью спится дурно, упадок нервов на следующий день чрезвычайный.

Нет мне верного друга и сильного помощника, кроме Тебя, Господи! Человеков ли бояться мне, Господи, не Тебя ли, единого страшного в Своем величии и силе?

Во мне, как в каждом человеке, в большей или меньшей мере живет глупость величайшая: эта глупость, грех, страсти. С этою глупостию надо неумолимо бороться непрестанно, как она непрестанно жестоко борет нас. Да поможет нам благодать Божия.

Чем сытее человек, тем жаднее, злее, блудливее, ленивее, малодушнее, трусливее. А безумства своего сознать не хочет, а всё на других нападает.

Да будет воля Твоя [Мф. 6, 10]. В этих словах мы выражаем свое желание исполнить волю Божию и отрекаемся от своей воли; [выражаем желание] терпеть всё, против наших желаний случающееся, например когда берут что у нас против желания, когда нелюбимые лица пребывают у нас и пользуются нашим добром (паче Божиим), когда вообще люди и события идут вразрез с нашими планами, намерениями, целями. Хотя и болезненно для ветхого нашего человека, но мы непременно должны отсекать свою волю, волю греховную.

У Великанова служил молебен, с Божиею помощию, благоуспешно. 20 сентября.

Зачем я тягощусь пребыванием своих родных у меня? Не силен ли всеблагой и всещедрый Бог вознаградить меня за все траты? Да если бы и не вознаградил здесь, в будущем не вознаградил ли бы сторицею за любовь, и разве оставил бы меня голодным и неодетым, меня, который доселе был всегда сыт и пресыщен, одет и преодет? О маловерие, о малоупование и неупование, о нелюбие! Живи же в вере, уповании и любви!

Десять часов вечера. Благодарю и превозношу Пресвятую Владычицу Богородицу, Скоропослушницу мою, скоро услышавшую коленопоклонную сердечную молитву мою о избавлении меня от насилия злобы и адской тесноты и даровавшую мне мир и свободу. Взбраииой Воеводе победительная, яко избавлыиеся от злых, благодарственная восписую Tu, раб Твой, Богородице. Молился пред иконою Тихвинской Божией Матери, что в большой передней, о даровании сердечного расположения к сестре Анне. С давнего времени черная кошка пробежала между нами. Господи! спаси нас! А сколько она явила мне доказательств доброты, терпения, кротости, незлобия! Я же сколько злобы, нетерпения, раздражения! Боже! Обрати мя, и обращуся. Ты един благ!

Наблюдай спокойствие беременной свояченицы, которой спокойствие или скорби отзовутся на плоде чрева ее; будь отцом для ней и будущего чада ее, жертвуй для ней своим достоянием: Бог тебе щедро воздаст за нее. Отсеки свою волю: тебе не хочется, чтобы муж и жена жили у тебя даром столь долгое время, – перетерпи, принеси в жертву им свое достояние, – что я говорю? – в жертву Самому Богу, ибо Ему делается это одолжение. Так как вы сделали это одному из братьев Моих меньших, то сделали Мне [Мф. 25, 40]. Господь дал, Господь и взял [Иов. 1, 21]. Сохрани любовь, не уступай врагу, возжигающему в тебе пламя злобы на обирающих тебя. Будь кроток, как мученики. Откажи себе в некоторых вещах из самоотвержения для любви к ближнему. Что за любовь без жертв, без самоотвержения, без труда, без изъяна125? Сколько за тебя перенес Спаситель? Сколько тебе даровал благ духовных? Он даровал тебе небо и вечное блаженство, а ты чего жалеешь для ближнего, искупленного Его кровию? Тлена, который сегодня есть, а завтра исчез?

Благодарю Господа за помощь свыше при венчании Никиты и Елисаветы. Враг крепко смущал присутствием отца Матфея и нерасположением к нему; но я умолил Господа даровать мне искреннее расположение к брату и мир при венчании. Только при чтении Евангелия враг изнасиловал меня – не дал читать несколько слов. Да будет он проклят.

Сегодня, 20 сентября, вечером в десять часов сделался сильный пожар на горе и продолжался всю ночь. О последствиях узнаю.

Анна Константиновна выразила ко мне большую любовь и нежность родственную, когда встала с кровати и смотрела на пожар, умоляла меня спать идти, потому что я завтра должен служить раннюю обедню. Благослови ее Бог! Дай мне, Боже, братски, искренно любить ее.

Всякая надежда на земные блага и алчность к ним и неприязнь из-за них к ближнему есть прободающий душу остен126 и западня диавольская. Благо во всем уповать на Господа, и ни о чем не беспокоиться, и прилежно любить друг друга от чистого сердца.

21 сентября

Благодарю Господа, сподобившего меня с мирным и свободным духом совершить Божественную литургию раннюю после побеждения благодатию Божиею в начале литургии духа жадности к просфорам и причаститься в мир душевных сил, во очищение и освящение души и тела животворящих Таин.

Самое бессмысленное и пагубное дело – ненавидеть обижающих или обирающих нас, к злу других присоединять свою злобу, когда бьют другие, бить еще и самому себя и самому себе наносить во сто раз больший вред, чем какой наносят другие; или тогда как другие пользуются нашим добром, находятся к нам в мирных и благоприятных отношениях, нам беспокоиться, мучиться жалением всякой снеди, всякого пития, иметь враждебное, дьявольское расположение и изгонять из сердца любовь к ближнему и вместе к Богу, которая есть исполнение закона и без которой никакие добрые дела не имеют цены и заслуги пред Богом – самая милостыня бывает ничем. Всего естественнее добровольно, доброхотно поступаться своим добром в пользу других, особенно своих, хотя они и сами имеют чем жить. Праведный Судия и Мздовоздаятель воздаст за весь изъян127, сделанный ближнему имени Его ради, ибо и чаша студеной воды не пропадает у Него. Не вор, не вода, не огонь истребляет мое имущество, а подобный мне ближний, имеющий одинаковые со мною права на дары Божии. Диавол, завистник благополучия ближнего, подстрекает меня завидовать ближнему, даром пользующемуся, без труда с его стороны, всякими удобствами, не разбирая, здрав или болен пользующийся, – ибо он не знает справедливости, так как грех есть прежде всего сам – несправедливость и беззаконие, хотя и прикрывается большею частию именем и личиною справедливости; ему нужен только грех и грех, неправда и неправда, мучение и мучение наше.

Еще я не вразумился бросить свою алчность: не далее как сегодня Господь наказал меня за обедней – я покаялся, и Бог простил меня, а теперь опять принимаюсь за старый грех. О, ветхая закваска! О, как необходимо беспристрастие ко всему, что на земле, не небесно, как необходима взаимная любовь, которой у меня нет! Как я окаянен, злополучен! Увы мне грешному!

Благодарю Владычицу Премилосердую за явленную в сей час помощь свыше мне недостойному, или паче – за спасение мое от ядоносной злобы на свойственников моих Григория и Анну, в бездействии живущих у меня четвертый месяц! Благодарю за росу благодати, молитвами Ея окропившую мою душу и от прелести спасшую.

Со всяким человеком, наипаче христианином, обращайся как с образом Божиим, с уважением и любовию, с долготерпением, снисхождением, благожеланием, кротостию, смирением. Помни, что ты грешнее и хуже всех.

Благодарю Господа от всего сердца моего за разрушение во мне пагубных козней диавола и за дарование мне мира с домашними моими. 20 сентября.

Брак жениха и невесты означает святейший союз Христа со мною, или со всею Церковию. Царь некий сделал брачный пир для сына своего [Мф. 22, 2].

Благодарю Господа, даровавшего мне благодать при крайне тягостном душевном состоянии, произведенном духами злобы, совершить стойко Таинство Брака при большом стечении народа в думской церкви 21 сентября в понедельник. Венчал Герасима и Пелагию Горбуновых. (Каши рисовой на молоке и кислой не есть, селедки с постным маслом и мяса с картофелем вместе не есть: теснота и немощь от того.)

Господь всё для меня и для каждого из нас. Эту аксиому, эту альфу и омегу надо твердо знать каждому не только умом, но паче сердцем и жизнию, и во всем полагаться на Его вседействующий Промысл, пекущийся не только о человеке, но о каждой птичке и насекомом. Воззрите на птицы... Отец ваш Небесный питает их [Мф. 6, 26]. Пожар ли, разбойники ли, кораблекрушение ли, случайные ли обстоятельства разоряют нас – да не унываем, но да возлагаем упование на милосердого и всеведущего и всемогущего Бога нашего.

Кто мучится родами, а грешник, как я, мучится страстями, и его постигают страсти часто, как муки рождения; как женщина имеет во чреве и в боках причину своих мук, так и грешник имеет во чреве же или в боках мучительные страсти; женщина по рождении чувствует отраду, грешник после слез покаяния, с которыми выходит грех из чрева, также чувствует отраду.

Тебе неприятно, что ближние твои живут у тебя так долго: потерпи ради Господа, и оставь ярость, отсеки свою волю, волю самолюбия и греха, и последуй воле Божией, говоря: да будет воля Твоя. Прими сестру Анну и брата Григория как свою плоть и кровь и как себе угождай им. Не слушайся сластолюбивой и грехолюбивой плоти: на блуды она хочет иждивать свое имущество, на удовлетворение похотей своих. Не слушай дыхания, внушения духа злобы. Всё Господь устроит к лучшему. Без хлеба и необходимых вещей ты никогда не оставался, напротив, всегда был сыт и пресыт с излишеством, – не останешься без хлеба и впредь. Помяни, что ты всем обязан, после Бога, семейству Несвицких, и родные твои довольны чрез них; да у тебя и детей нет: потерпи же семейство Цветковых с благодарностию и любовию, ибо Цветкова Анна – урожденная Несвицкая.

Смотри, как Велиар беснуется в тебе, хотя исполнить волю свою, чтобы не оставались у тебя Цветковы, какою яростию дышит на них. Не слушай его: молись Богу о укреплении сердца твоего. Сохрани любовь, держись любви, да Бог будет с тобою.

И золотуха моя способствует духу уныния и тоскливости.

Бог требует от тебя самоотвержения в пользу ближних – и покорись Его воле, и отвергнись себя и всякого мирского пристрастия, как апостолы, мученики, преподобные, а родных своих – мать и замужних, семейных сестер – предоставь Промыслу Божию, сам же будь покоен. Сострадай родственнице и будущему чаду ее, будь отцом для них. Пища, питье, сласти, деньги, одежда, жилище вечно были для людей и для тебя причиною вражды, холодности, разногласия, неудовольствий – отвергнись пристрастия к пище совершенно, сочти всё за сор.

В том и покажи христианское расположение своего сердца, что, когда берут у тебя твое, не вступайся, не ярись, не жалей, но уступай добровольно, говоря подобно Иову: Господь дал, Господь и взял [Иов. 1, 21]; не противься, но соглашайся, говоря: да будет воля Твоя, Боже.

Плоть моя беснуется, то есть диавол стоит за жизнь, за законы свои беззаконные во плоти моей, чтоб творить во мне волю свою, противную Богу и моему вечному благу; плоть беснуется, жить хочет беззаконною своею жизнию, жизнию страстей, которые надо отсекать; плоть, которую нужно распять, умертвить, то есть гнездо греха в ней совсем разорить.

И земля, и все блага, и дом мой, и живущие в нем – всё и все Божии, и я – Божий; о, только да не буду диавольский, да не буду стяжание и брашно чуждему.

Не чуждайся нимало ближних своих ради пристрастия к благам земли, но отчуждайся благ земных, считая их за прах.

Ты видишь, как дух злобы ищет дышать в тебе разными страстями и унынием, мрачностию: гони его именем Иисусовым и всегда радуйся о Господе, уповая на Него неизменно.

Относись с уважением к родильнице и к благостному и премудрому делу Божию – рождению человека, как к своему собственному, и к родильнице, как к своей матери или жене. 22 сентября 1870. Вторник.

Господи, благослови. Анне Константиновне Цветковой, моей сестре по жене, дал Бог дочь Руфину 22 сентября во вторник, в 1 час пополудни, благополучно. Она хотела ехать домой, в Петербург, вместе с мужем, но муки рождения схватили ее, и она должна была остаться у нас. Значит, Богу так угодно. А я, грешный, не хотел, чтобы они оставались у нас для родов из материальных расчетов; и она сама хотела дома на это время остаться, но Бог судил иначе. Грех мне думать о материальных расчетах. Это – безбожие, материализм, неверие. Должно презирать все материальные расчеты и любить нестяжание, бескорыстие, возлагая надежду на Бога Промыслителя, а не на деньги и пищу. Должно преуспевать в любви, ласковости и почтении к присным, невзирая на то, что они долгое время пользуются нашим добром даром, ибо и сам я даром имею всё от Бога. Любовь нетленна, досточтима, привлекает благословение Божие на любящих, а земные блага, которые мы так страстно, до глупости любим, тленны, как и самые тела наши, ничего не стоят сравнительно с душою, суть сор, и пристрастие к ним навлекает на нас проклятие и наказание Божие, как сущее идолопоклонство.

Погорельцы кронштадтские или другого какого-либо места не хотели бы, конечно, чтобы у них сгорели домы и имущество; однако же против воли должны были расстаться с дарами Божиими; когда огонь начал свирепеть и истреблять всё, тогда они рады были и того, что сами спаслись. А тебе еще легкий крест Господь послал. Терпи же с благодарностию и даже радостию. Не огонь ненасытный истребляет твое добро, не разбойники, не другое что, а твои свойственники, за которых Бог воздаст тебе.

Я решительно сумасшедший: чего я скучаю, плачу, вою, злюсь, что посторонние живут у меня на хлебах столь долго? Чего у меня мало? Не всего ли довольно? Смешно и досадно на себя и на мучителя Велиара, мучащего призраками сердца, пристрастиями сердца. Господи! Избави мя от лукавого. Надо обо всем радоваться, за всё благодарить Бога. (Я сейчас же успокоился, сказавши это в сердце своем с полным убеждением.)

Живи в любви с свойственниками так, как бы ты был с ними одна семья, забывая те вспышки злобы, которые они проявили против тебя, и памятуя свою частую против них злобу, которою ты вызывал их раздражение. Помоги, Господи! Утверди в любви!

Когда всё у меня благополучно и следует благодарить Бога, зачем я сам себе причиняю беспокойство своею мнительностию и раздражаю Господа, мысля злое о своих? Прочь дух уныния! Всё у меня прекрасно. Благодарю Господа. Прочь призраки злые!

Принеси в жертву любви к Богу и ближнему некоторые лишения и беспокойства, сопряженные с служением болящей по случаю родов сестре Анне Константиновне и болящему мужу ее; виждь в них членов Христовых и служи им с любовию, как Христу, по Писанию: был болен, и вы посетили Меня [Мф. 25, 36].

Привыкай думать так о мире сем, что в нем нет ничего твоего, даже в доме твоем, – всё Божие, а твоя только душа грешная; будь доволен своим уголком и благодари за него Бога; стяжи любовь к домашним своим, да не наг будешь для любви.

Благодарю Господа, дарующего нам всем всё: и теплый угол, и теплую одежду, и всякую пищу, и всякое питие, и средства на всё это, чего многие не имеют, притом лучшие меня в сто раз люди; благодарю Господа, дарующего чрез меня и матери моей, и сестрам моим, и дяде моему благая мира сего. Даруй мне памятовать, Господи, что я всё от Тебя имею чрез семейство Несвицких, вся благая мира сего, и премного [должен] любить их и угождать им. (И муж Анны болен, и она больна; какое высокое дело Христово – служить больным! Да радуюсь о Господе!)

Смиренное, незлобивое, терпеливое сердце даруй мне, Господи!

Помни, что любовь христианская не односторонняя, но полная, всеобъемлющая: любишь своих по крови – люби и не кровных, но свойственных, как кровных, и прочих людей тоже как своих.

Вспомни, какие лишения терпит брат Григорий Иванович из-за болезни своей, и пожалей его от души, как брата родного, а сестру больную пожалей, как сестру родную. Благодарю Тя, Господи, за чувство; даждь ему силу и постоянство.

Ни мыслию, ни движением сердца, ни словом, ни делом не нарушай любви к ближнему, наипаче – к Богу. Какою мерою меряешь, такою отмеряется тебе.

Сестра Анна (родильница) не притворялась, как мне казалось, для того чтобы остаться у меня и не ехать в Питер, а действительно болела родами. Да помилует и да благословит ее Господь и да отымет от сердца моего древнюю к ней неприязнь ради вспыльчивого ее и злопамятного характера, а равно и мой вспыльчивый и злопамятный характер, упорный, своенравный. О Владыко, Врачу душ и телес, уврачуй души моея многолетныя язвы!

Квартира моя пространна для родильницы и для мужа ее. Господи! да будет воля Твоя. Мне одному было бы широко жить в ней.

Даждь мне благодать безропотно, мирным духом переносить настоящее положение вещей в доме и с радостию служить болящим, якоже Тебе. Мне, глаголеши, сотвористе [рус.: сделали Мне] [Мф. 25, 40]. Да не искушает меня непрестанно сатана. Даждь мне надеяться на Тебя, Господи, яко не оскудеют мне блага Твои, но аще бы и оскудели, я достоин оскудения за оскудение любви. Да будет воля Твоя.

Лучше в тысячу раз спокойствие и немнительность, чем мнительность и беспокойство какими-то, Бог весть, призраками. Это возмущает душу и тело и болезнь, хандру наводит, вялость, расслабление.

Помни слова апостола: вы одно тело и один дух, как вы и призваны к одной надежде вашего звания; один Господь, одна вера, одно крещение, один Бог и Отец всех, Который над всеми, и через всех, и во всех нас [Еф. 4, 4–6]; и: стараясь сохранять единство духа в союзе мира [Еф. 4, 3]. Берегись дьявольского разногласия душевного и немирности.

По грехам моим я тюремного утла достоин, а не этого; черного, плесневелого хлеба и болотной воды достоин, а не этого чистого ржаного и пшеничного хлеба и не этого сладкого питья.

23 сентября

Служил молебен имеющим вступить в брак матросу Василию и Параскеве, бывшей служанке Серебреникова. Какая благодать молиться Господу и Пречистой Его Матери и святым! Как умиротворяется душа! Как умолкают страсти и козни врага разрушаются! Как[илш] ничтожными кажутся тогда все блага мира сего сравнительно с сею духовною пищею, с сим духовным сокровищем! Какое единение духа в союзе мира [Еф. 4, 3] ощущаешь во время молитвы со всеми молящимися! О, если бы непрестанно служить Богу! Ибо если не служим Богу, то служим диаволу. Это верно. Он не дремлет для того, чтобы учить нас своим пакостям. Господи! Ты зриши! Ты спаси нас от насильства вселукавого и всезлобного и всековарного диавола.

23 сентября, в среду, выпадал первый сырой снежок

Согреших ко Господу, резко, нелюбовно, враждебно выговорив брату за его неуместную предосторожность мне; согреших гордостию, злобою, самолюбием, нелюбием; жаловался, что стеснили меня отовсюду и ходить не дают мне. Не смирился, не послушался, не был агнцем кротким. Каюсь.

Перенеси вольное стеснение от домашних; если не перенесешь и раздражишься, то ощутишь внутреннее, тягчайшее стеснение от греха и диавола, – любы долготерпит &91;1Кор. 13, 4&93;, вся терпит.

Вот зло-то всё всплывает наружу и мучит меня – и благо: я должен знать себя и не мечтать о себе. Господи! из корене исторгни страсти мои. Случай с братом Алексеем, остановившим меня, чтобы я не стучал сапогами по комнате. Какой я самолюбивый, гордый, завистливый, упрямый, раздражительный, непослушный, сварливый. Каюся пред Господом. Даждь мне жития исправление, Господи! Я говорю: я стеснен, – чем я стеснен? Ничем.

Самолюбие мое унижено тем, что у сестры Анны родилось дитя, а у меня доселе нет! Но – Божия воля!

Где у меня любовь, всё терпящая? Чем я докажу свое христианское звание, если любви не имею? Небольшое испытание послал Бог, и того перенести не хочу. А кто был орудием моего спасения от суднокрушения в море?

Не сестра ли моя Анна Константиновна? Кто, после жены моей, был мне спутником в жизни и помощником? Не сестра ли сия? Где же благодарность моя? Да если бы не это, разве не должен я любить и врагов, добро творить ненавидящим меня? Разве я должен любить только любящих? Разве благотворить только благотворящим? Разве язычники не то же делают?.. Чем я отличаюсь от язычника? Ничем. Я хуже язычника: он не ведает воли Господина своего, а я ведаю и не творю. Доколе языческое у меня сердце, доколе неисправление, нераскаянность? Доколе житие неподобное? Доколе злоба, зависть, гордость, единообладание, скупость, жадность, чревоугодие, уныние? Как будто вы одни поселены на земле [Ис.5, 8]? Звери уживаются в одной яме, а я не могу ужиться в одной нетесной квартире; всякий запах тревожит меня, мою изнеженную плоть, изнеженное обоняние. Какую волю дал плоти?! И всё из-за плоти, всякая неприятность! Да терплю всё, да смиряю сердце мое! Вот проба, искушение моих внутренностей! Вот моя слабая сторона: не терпеть долго присутствия посторонних в своей квартире! Но надолго ли моя квартира? Не гроб ли будет моим жилищем? Не черви ли – моими соседями? Не тело ли мое будет пищею червей, как теперь моею пищею служат разные произведения земли и животные?

Господи! Даждь мне быть довольным Тобою единым, быть всецело в Тебе и презирать плоть свою – гнездо страстей, работницу диавола, виновницу смерти, этот гной, тлен. Да будут для меня все видимые вещи как не существующие; ближние – как Ты, наипаче христиане – члены Твои, ибо Ты – Глава наша. Сам себе, и друг друга, и весь живот мой предаю Тебе, Христу Богу. Разруши во мне самоуправство, своенравие, упорство; даждь мне отложить свое плотское мудрование и жить Твоею мудростию, в Твоем слове всегда поучаться, Твоему слову следовать. Ибо оно – светильник ноге моей и свет стезе моей [Пс. 118, 105].

В тесноте люди живут – и в обиде не живут; а я, грешный, привык жить в пространстве и обижаюсь, что меня стесняют свояки. Окаянный! Прочь всё земное! Хочу парить к Богу, Источнику живота! Не отделяй свояков от себя как члены свои, люби их, как себя, терпи всё неприятное от них, как свое. Ибо согласись: не в тысячу ли раз больше труда враждовать против ближних, ненавидеть их, завидовать им, нежели любить их, доброжелательствовать им? Не в тысячу ли раз лучше добровольно всего лишиться для них, нежели жалеть им и малого? Итак, возлюби легкий, святой, спасительный труд любви и возненавидь тягостный, греховный, мучительный труд вражды. Злоба – смертная болезнь души.

Всё Бог: на Него надежда моя. Бог благ: Не заботьтесь ни о чем... Все заботы ваши возложите на Него, ибо Он печется о вас [Флп. 4, 6; 1Пет. 5, 7].

Ради ли Положившего душу Свою за нас на кресте и избавившего нас от греха, проклятия и вечной смерти я не хочу отречься самого себя ради ближней моей Анны и ближнего моего Григория? Распнися, плоть моя!

Плоти моей привет: гидра ты, аспид ты, василиск128 ты.

В своем доме живи как в чужом, как гость в гостях, со всякою кротостию и смирением, с послушанием. Ибо сегодня он твой, а завтра другого; или блага жизни: сегодня твои, а завтра уже, быть может, не будут принадлежать тебе, если умрешь, – ибо всё отнимется от нас, кроме души и добрых дел.

Люби себя в ближнем до забвения себя, пренебрежения собой, своими выгодами, своим спокойствием, своею честию. Бог не попустит искуситься любви твоей сверх сил твоих. Правда Божия наградит тебя за терпение и убытки или бесчестие.

Всё это мучительное и беспокоящее меня терние есть плотское мудрование: презирай его, не обращай на него внимания.

Григорий, как Иосиф, Анна Константиновна, как Мария, младенец, как Христос, – так да почитаются мною.

Сопоставляй страсти свои мысленно одну с другою или все вместе и поражай плоть ее же оружием, коварства ее направь против ней самой.

Носите бремена друг друга, и таким образом исполните закон Христов [Гал. 6, 2].

Господи! Имя Тебе – Человеколюбец; даждь мне благодать с неизменным человеколюбием взирать на родителей и рожденную Твоим промыслом, поселившихся у нас и родившуюся, и послужить им от души, как я желал бы этого служения себе от других. Как Твой отеческий взор человеколюбно покоится на сих трех, тако даруй и моему сердцу покоиться с Тобою в них. Грехи мои презри и любовь Твою мне даруй. Послежде129 же, Господи, восстави их и даруй им самим делати всё около себя. Господи! даждь мне отрешиться от мысли, что всё дома – мое; нет ничего моего, всё Твое, и сии – у Тебя, и они Тебе одолжены, не мне. Да отступит от меня Велиар, мучитель мой.

Делай не то только, что тебе угодно или нравится, но наипаче то, что не угодно, не нравится, ибо в противном случае ты будешь угождать не Богу, но себе, своему ветхому человеку. Иди против своего сердца и против своей воли. Не хотел бы к бедному идти с требою – иди охотно; не хотел бы, чтобы нелюбимые тобою лица были у тебя в доме и пользовались от тебя, – охотно терпи их у себя и делай им одолжение и услуги. Чрез это исполнишь волю Божию. Не якоже аз хощу, но якоже Ты, Господи! Воля Божия и воля наша отстоят как небо от земли. Яко на небеси, и на земли... да будет воля Твоя... [Мф. 6, 10]. Вечно борись с собою, иди против себя, своего самолюбия.

Господи! отыми от меня духа нетерпения и отчуждения от близких моих и даруй дух приязни и присвоения сердечного.

Все мы концентрируемся в Боге. Все из Него, Им и к Нему [Рим. 11, 36]. Потому всех должна обнимать и проникать любовь. Вражду, как дикое мясо, отсекай; как яд, извергай в духе покаяния и в слезах.

Каков ты к ближним, таковы к тебе будут люди. Как хотите, чтобы с вами поступали люди... какою мерою мерите, такою и вам будут мерить [Лк. 6, 31; Мф. 7, 2].

Благодарю Господа, виновника всего доброго, за ласковый привет, сделанный мне сестрою Анною Константиновною. Но я должен любить ее не только тогда, когда она меня любезно приветствует, но и тогда, когда на меня сердится или бранит, а впрочем, она меня никогда не бранила в глаза прямо.

Зависть на всё доброе, изящное в других смотрит неблаговолительно: дитя народилось у нелюбимых родителей, сами ли родители видны собою, или богаты, или знатны – она на всё это смотрит строптиво, беспокойно; зависть – враг всякого добра, и она – исчадие диавола. Горе человеку, зараженному ею: в его душе вечно пылает ад, в его внутренностях разлит яд убийственный, яд змия-всегубителя, убившего первых человеков.

Божественная благость и премудрость, очищая избранных своих, поставляет их нередко для распинания или искоренения их самолюбия в такие обстоятельства, которых им от всей души хотелось бы избежать, на которые натолкнуться никак бы им не хотелось. Здесь-то они вступают в отчаянную борьбу с собою, с своим самолюбием, и больно им тогда бывает на душе, они бывают точно на кресте.

Об удовлетворении насущных потребностей плоти моей заботиться мне нечего: обо мне пекся Господь вот уже сорок с лишком лет и без забот с моей стороны давал мне всё нужное; даст, уповаю совершенно, и впредь. Мне остается только искать Царствия Божия и правды Его в любви совершенной к Богу и ближнему.

С чадами Творца бесконечного, сотворенными по образу и подобию Его, обращайся со всякою любовию – ибо Творец есть Любовь; наипаче с домашними, против которых наипаче вооружает враг. Господь да даст.

Заботиться о многострастной плоти, что ей есть-пить, чем одеваться завтра и т. д., не стоит, по ее многострастности и смертности и за то, что она умертвила меня и непрестанно умерщвляет, оскверняет и, будучи перстна, губит во мне то, что по образу Божию и по подобию: вовлекает в злобу, гордость, зависть, любостяжание, сластолюбие, уныние, леность, смущает, уязвляет непрестанно, отчуждает от Бога и ближнего ради тленных, эфемерных благ.

Сколько раз я, окаянный, выражал нетерпение и нелюбие к сродникам моим, Григорию и Анне, и всё из-за житейских сластей! О, как гибельны для нас сласти!

Благодарю Господа, услышавшего молитву покаяния моего и спасшего меня от огня злобы.

Любовь не тяготится никакими трудностями в пользу ближнего.

Се, что добро, или что красно, но еже жити братии вкупе [рус.: Как хорошо и как приятно жить братьям вместе!] [Пс. 132, 1]! Не тяготись ради любви жить вместе с своими, приехавшими к тебе, хотя они и имеют свой отдельный угол и свою оседлость. Квартира у тебя большая, и им и тебе достаточная, и в этом отношении тебе никакого беспокойства; они о себе, и ты о себе. Прочее, нужное для них и тебя, также дано тебе Богом; если что-либо еще стесняет – перенеси стеснение с любовию ради Бога, подъявшего на Себя безмерные тяготы твои и всего мира и Своими Богочеловеческими хождениями, страданиями и смертию избавившего тебя от вечных томлений во аде. Всё да облегчает тебе любовь.

Друг друга тяготы носите, и тако исполните закон Христов [рус.: Носите бремена друг друга, и таким образом исполните закон Христов] [Гал. 6, 2]. Не величайшая ли тягота для тебя – неприязнь и нетерпение и вообще всякий грех? Не легок ли для любви всякий труд? Вспомни труды апостолов, мучеников, преподобных для Христа и для спасения душ человеческих и своих! Что им было трудно? Ничто. Всё перенесли с радостию ради Господа и ради будущего вечного наслаждения. Не смотри на один труд – беспокойство соединяется нередко с добрыми делами, – но и на нравственную вменяемость от Бога труда или добрых дел, и благодари Его за самые труд и беспокойство, которые, быть может, доставят тебе вечную жизнь.

Ты спасаешься одними, а жена твоя другими добрыми делами: всё от Господа, хотящего всем спастись. Бремя грехов наших разрешается от трудов наших во славу Божию и на пользу ближнего. Чем работать себе и грехам своим, лучше работать Богу и ближнему.

Благодарю Господа за слово разума.

Сласть чресл и детородных удов и красота лиц женских дана для чадорождения, а не для наслаждения, как сладость пищи и питья для удобнейшего и охотного питания. Есть Красота Первообразная, духовная, преестественное и пречистое наслаждение которою уготовано верным и избранным в вечности. Наш долг – сохранить ненарушимо любовь к этой первоначальной красоте – Богу.

Здоровье дано нам от Бога для служения Ему и ближним, а не для покоя и лености или наслаждения видимыми благами.

Бог непрестанно являет ко мне безмерную любовь Свою, осыпая меня бесчисленными благодеяниями каждую минуту, и так как Самому Ему я ничем не могу воздать, ибо Он как Творец не нуждается ни в чем и не требует от меня ничего, то я должен из любви и благодарности к Нему служить ближним, ибо Он сделанное для них принимает как сделанное Ему лично... Сделали Мне [Мф. 25, 40].

Благодарю Господа за свет умный, при свете коего я спасаюсь Его благодатию от тьмы греховной, в которой я погряз бы во веки, если бы Он не просвещал, не озарял меня светом Своим. Во свете Твоем узрим свет [Пс. 35, 10]. Ты ecu истинный Свет, просвещаяй и освящаяй всяческая...

Лучше лишиться имущества, сластей, одежд, жилища, отличий, нежели уязвляться из-за чего-либо подобного злобою, ненавистию, завистию, жадностию и прочим. Как страдает бедная душа наша из-за пристрастий мирских! Как часто впадает в силки Велиара! Блажен, кто презирает всё земное и стремится всею душою непрестанно к горнему. И я тысячекратно испытал блаженство мудрствовать о горнем, блаженство бесстрастия, любви к Богу и ближнему и не знаю, каким образом доселе я погружен в слитность мира сего, каким образом доселе имею пристрастие к земным сластям и корысти и к земной красоте и славе! Боже! Духом Твоим Святым отыми от сердца моего любовь земную! Даруй всех любить в Тебе и ради Тебя, но не вне Тебя и не самих по себе. Да ношу Тебя в сердце моем непрестанно.

Как я доселе смею производить бунт в царстве всеблагого Бога моего, то есть грешить каждый день мыслию, чувством, словом и делом? Господи! Научи меня исполнять волю Твою, потому что Ты Бог мой [Пс. 142, 10]!

Всё в Боге одно: да люблю всех, как себя. Просто да будет всё.

25 сентября

Слава имени Твоему великому, животворящему сердце мое, отъемлющему тесноты вражии. Слава благопослушеству Твоему, Господи! Два часа сорок минут пополудни. Пятница. Дивно, как назойливо втесняется враг в сердце чрез помыслы, пристрастия, страсти, как хочет жить во мне этот незваный гость! Как быстро, воровски прокрадывается! С каким трудом выходит! Как неохотно! Как любит мучить!

Какое намерение врага бесплотного при возбуждении пристрастий к земным сластям, к пище, питью, деньгам, одежде? То, чтобы отвратить нас от любви к Богу и ближнему и насадить вражду и злобу в сердцах наших; возбуждает страсть к сластям для того, чтобы в то же мгновение возжечь вражду на тех, которые постоянно разделяют с нами любимые кушанья или едят вожделенные и более дорогие лакомства наши тогда, когда мы едим менее вожделенные и ценные и нежные. Поэтому отбрось всякое пристрастие к земным наслаждениям, довольствуясь простою и маловкусною, дешевою пищею. К Богу прилепись всем сердцем и ближнему будь готов с радостию отдавать всё сладостное и дорогое.

Благодарю Тя, Многомилостиве и благопослушливе Господи, яко скоро и державно спас еси мя от злобы диавольской в бытность у сестры моей, родильницы Анны, когда я воззвал к Тебе тако: Господи, вездесущием Твоим умоляю Тебя, спаси меня от дьявольской злобы, грызущей сердце мое. Надеждо моя, Спасение мое, Сило моя, Мир мой, Свет мой, Радость моя, Довольство мое, Господи, слава Тебе! Дай мне точию130 Тебя Самого – и довлеет131 мне.

Не унывай оттого, что Господь часто тебя бьет: Он ведет тебя чрез это к святыне, к соединению с Собою; если бы Он не любил тебя, то не наказывал бы тебя. Кого любит Господь, того наказывает и благоволит к тому, как отец к сыну своему [Притч. 3, 12].

Руфина дочь у Григория Ивановича и Анны Константиновны родилась 23 сентября, в четверг, в первый час пополудни. Я молитву читал родильнице и нарек имя новорожденной.

За то, что не считаю за сор пищи и питья, денег, одежд и прочих вещей века сего, а считаю за нечто важное, я страшно уязвляюсь от невидимых змей, терпя достойное наказание за свое вещественное, суетное мудрование. Отныне по крайней мере молитвами святого апостола и евангелиста Иоанна Богослова, егоже память нынешний день празднуется, даждь мне презирать всё плотское и земное и преуспевать более и более в любви. С чаем Григорий Иванович возился вторичным (после утреннего в двенадцать часов) для бабушки Юлии Ивановны. А чай-то мне вовсе не надо пить. Да буду весь в Боге.

Морковь свою не забывай: она лучше чаю и кофе. От дьячка тридцать пять копеек взять.

Велик святой Иоанн Богослов. Кем он велик? Богом, любовию к Нему. Без сравнения велика Пресвятая Дева Богородица. Кем? Богом, у Коего Она обрела благодать.

Велики все святые апостолы, пророки, мученики, иерархи, преподобные и все святые. Кем? Богом, Который соделал их за веру, простоту и святость, любовь к Нему жилищем Своим.

Мы кем велики – мы, ничтожные, грешные твари? Богом, поколику132 веруем в Него, уповаем на Него, любим Его; велики святыми Божиими, Божиею Материю, Которая есть наша Владычица и Которой мы – рабы; святыми апостолами, которые суть наши учителя и отцы, а мы их дети и ученики; пророками, иерархами, преподобными, кои суть наши отцы и учители, а мы их дети и ученики: они – красота и слава наша, ибо они составляют с нами едину Церковь, едино тело под единым Главою – Христом.

Господи! Даждь мне благодать быть беспечальным касательно благ земных и благим и щедрым к домашним моим без ропота; даждь мне уповать на слово Твое, даждь мне вменять себя грешнейшим и худшим всех; даждь мне искреннее сочувствие всем болящим и скорбящим, даждь мне слезно, от любящего сердца молиться о всех, требующих Твоея помощи и Твоего заступления.

Прилагай к жизни своей священную историю Ветхого и Нового Завета. Если ты, видя за своей трапезой неумеренно и много ядущих, и думаешь: откуда мне взять мяс, яиц и прочего, чтобы достаточно накормить имеющих вместительные желудки, то не бойся: рука Господня не оскудела, Он с избытком пошлет тебе, если нужно, и мяс, и яиц, и прочего добра; а если ты видишь прожорливость и опасаешься за болезнь болящих ею, то и это предоставь Господу: Он – Творец, Промыслитель и Судия, Он накажет и вразумит. Ты же делай свое дело, и будь покоен, и не смотри на то, что соблазняет, и не думай о том, думай же о Господе и о угождении Ему. Ищи Царствия Божия и правды Его.

Доколе священник новозаветный будет заботиться о хлебе, к ущербу своему спасению? Доколе не надеется на Господа? Доколе прогневляет Господа и, чем больше Бог посылает, тем больше жалеет, тем больше боится оскудения?

Злодейка плоть ужасно стоит за свои котлы египетские133 и забывает Плоть и Кровь Божию и то, что Царствие Божие не пища и питие, но праведность и мир и радость во Святом Духе [Рим. 14, 17], что Пища для чрева, и чрево для пищи; но Бог уничтожит и то и другое &91;1Кор. 6, 13&93;. Что за бессмысленная, за нелепая: и увлекает нового человека, по образу и подобию Божию, и отнимает у него и смысл, и сознание, веру, надежду и любовь! Будь проклят ты, ветхий, несмысленный, дьявольский человек!

Вот доказательство, что я буду жить во времени и вечности, – Крест Господа моего: Он умер для того, чтобы я был жив вовеки; вот утеха моя – Крест и распятый на нем Бог мой! Вот доказательство, что Тот, Кто даровал мне вечную жизнь, не лишит меня всего потребного (как не лишал доселе сорок лет) для жизни временной, меня и присных моих. Щедроты Его велики зело134, могущество Его бесконечно, всеведение Его совершенно, премудрость бесконечна.

Из-за меня, из-за моих грехов – моей жадности и скупости – беснуется духовный сын мой, купец Герасим Мурашов, притесняя жилицу свою Анну Андреевну, ибо я внутренно и иногда наружно побеждаюсь жадностию, жестокостию и придирчивостию, злобою к своим жильцам. Боже мой! Жадность, сластолюбие и сребролюбие разрывает узы родства и союз веры, уничтожает братство, поселяет в сердцах холодность, отчуждение, злобу, зависть, братоненавидение! Боже! Помилуй нас! Господи! Смягчи жестокое сердце духовного сына моего Герасима!

Всех нас одинаково пожирают грехи и страсти, и все мы достойны сожаления, а не презрения взаимного.

Если брат на твой привет неприветливо ответил тебе, не озлобляйся на него, как это бывает с тобою, и не считай его гордым, но войди в свое сердце и спроси себя: с подобающею ли любовию и смирением сам ты обошелся с ним, и если найдешь, что нет, то внутренно раскайся в своей к нему неискренности и скажи себе: я достоин был холодного обращения со мною брата потому, что я сам неискренно обошелся с ним. Как хотите, чтобы с вами поступали люди, так и вы поступайте с ними [Лк. 6, 31]. 26 сентября 1870 года.

Да насыщаются все домашние мои и нищие от меня, ибо Господня земля и что наполняет ее [Пс. 23, 1]. Мне, собственно, не много нужно.

Теперь, в очередную седмицу, когда я имею ежедневно служить Божественную литургию и причащаться Божественных Таин, да отложу всякое житейское попечение (Господи, помоги!) и всякую печаль земную. В Боге да будет ум мой и сердце мое. Заботы века сего, обольщение богатством и другие пожелания, входя в них, заглушают слово Божие, и оно бывает без плода [Мк. 4, 19]. Горе мне, если оно и во мне останется бесплодно, ибо я та земля, которую возделывал Господь столько лет учением, которая множицею135 пила сходивший на нее небесный дождь благодати, наипаче в святых Таинствах. Горе мне, доселе приносящему терния и волчцы страстей! Не близ ли я клятвы и не пожжение ли будет кончина моя? А как я пасу овец Господних, мне вверенных? Не разбрелись ли они?

Сегодня говорил отпуст заупокойный на улице, оборотившись лицом к людям, спокойно и твердо. Слава Богу!

Солнцу предшеству ет заря, литургии – вечерня и утреня. Литургия есть полное сияние Солнца Правды Христа. Вечерня – вечерняя заря, утреня – утренняя заря. Новозаветным временам предшествовали ветхозаветные, и в службах воспоминаются сперва времена Ветхого Завета, а потом Нового Завета.

Предай себя и брата Григория и Анну, сестру свою, его жену, Христу Богу. Бог – Плательщик и Мздовоздатель за любовь. Только люби.

Не убивай враждою, а оживляй любовию дух и тело брата и Анны, должных тебе, да и Бог и добрые люди также утешат тебя любовию. Помни, что ты сам без числа должен Богу и людям.

27 сентября

Святого мученика Каллистрата и дружины его, преподобного Савватия Соловецкого. Благодарю Тя, Господи, яко ни в коем прошении моем у Тебя не посрамляюся благостию и милостию Твоею, но всё просимое приемлю: купол собора по желанию и молитве моей вычищен и выкрашен с позолотою; бесноватый Евфим поправился; страдавшая припадками беснования девочка, младенец Елена (Мурашова купца), поправляется; жестокосердие сего купца Герасима против жилицы его Анны Андреевны Воротниковой отъял еси: он сегодня под благословение Твое чрез меня подошел, – уповаю, яко и Григорию и Анне, брату и сестре моей, сотвориши, елика просих им у Тебя благостыни.

Благодарю Тя, Милостивый Владыко, яко и нынешнее утро в храме спас еси мя по молитве моей от бессловесной внутренней ярости моей на чтеца и после тесноты даровал еси мне вожделенный мир: присно благотвориши мне тайно, Владыко мой, милуя, очищая и освящая меня!

Даждь мне благодать, Господи, ни в чем не завидовать ядущим у меня больше меня и с большим аппетитом. Ты моя пища и питие неисчерпаемое.

Пребывающий в любви пребывает в Боге, и Бог в нем &91;1Ин. 4, 16&93;. А пребывающий в злобе пребывает в диаволе, и диавол в нем пребывает и ведет его к погибели вечной.

О, какая великая и лютая прелесть греха – злобы, гордости, преобладания, зависти, сластолюбия, чревоугодия, сребролюбия, любостяжания и прочих. Молитва, непрестанная молитва должна гореть в нас, чтобы грех не вошел в сердце наше в случае его охлаждения к Богу или расслабления.

Ты приносишь Жертву Бескровную. Но принеси в жертву Богу, из любви к Нему, не пощадившему для тебя Сына Своего возлюбленного, себя самого, сердце чистое, душу возвышенную, не связанную житейскими похотями и сластями, веру, надежду, любовь; заколи, умертви ветхого человека с деяньми его, то есть злобою, гордостию, завистию, скупостию, любостяжанием, сластолюбием, любодеянием, жадностию, яростию бессловесною, леностию, нетерпением, плотским мудрованием, земным надеянием и прочим. Ибо, отдавая в жертву за нас Сына Своего Единородного, Отец Небесный требует и от нас жертвы себе благоприятной – умерщвления нашего ветхого человека и жизни нового, или дел праведных.

Поистине, лучше всего лишиться, нежели иметь злобу на обижающих и лишающих нас.

27 сентября

Воскресение. Благодарю Господа, даровавшего мне благодать совершить с силою, хотя и при противоборстве супостата, Божественную литургию позднюю и причаститься в мир душевных сил моих и сказать со дерзновением слово об огненном наказании.

Вечером совершил брак Петра и Анны с крайним душевным трудом и стыдением по причине внутренней тесноты вражией, постигшей меня из-за озлобления на брата моего Григория за то, что он долго живет у меня даром и ничего не делает, оставляя свою службу. А мое ли это дело? Пусть Господь всё строит. Я злиться ни в коем случае не должен: разве злобою дело можно когда-либо поправить или злобою можно ли брата исправить? Не пустой ли предлог диавольский? Не каинов ли нрав я поддерживаю? Согреших ко Господу, не доволен бывая щедрыми дарами Господа, которыми я с избытком сыт. Мне надо было бы с особенною любовию к своим жительствовать ради благословения на доме нашем, а я живу в злобе! Что за нелепость и неблагодарность! Зачем я ненавижу брата, на котором благословение чадородия? Господи! Нет во мне правды: всё ложь диавольская, и всё из-за пресыщения. (С братом Константином ел вместе – а его жизнь? Бог Судия, не я.)

Какой чувствительный и благодарный брат Григорий Иванович! Господь да будет с ним, Пастырь наш и Вразумитель наш. Да лежит сердце мое к нему и к жене его. Я обязан Несвицким всем.

Делай милость не тем только, кому ты хочешь, но и кому не хочешь и кому, однако же, Бог велит. Отсекай волю свою.

Взывал я ко Господу пред браком и во время оного много и сильно и почти не получил милости облегчения за злобу мою на брата Григория, совершенно невинного. Срамота покрывала лицо мое, смущение и теснота и омрачение были во мне великие! Враг пленил меня, воспользовавшись неприязненным чувством к брату Григорию за его, как мне казалось, леность и изнеженность и желание пожить на чужой счет. Господь рассудит. А ты покоряйся обстоятельствам и не жалей о потерях материальных, – Господь воздаст; враг устрояет мне ужасные западни из этих материальных благ, зная мое к ним пристрастие: он совсем хочет исторгнуть любовь христианскую из сердца и насадить диавольскую вражду. Да презираю эти блага и да утверждаюсь в любви, в которой весь закон, да терплю все лишения ради ея. Да не боюсь жертв: какою мерою мерю, возмерится мне.

Дай любовь – и получи любовь.

Помни одного философа (Диогена), который, увидав человека, пьющего рукою воду, разбил свой стакан, который носил с собою для пития воды, потому что он лишний, и не пекись о многом для жизни.

В Боге, в общении с Богом ищи широты духа твоего, а не в мире сем, не в широких палатах, в которых ты хотел один покоиться и расхаживать, что слишком самолюбиво. Помяни, в каких тесных кельях и вертепах заключались святые, желая угодить Богу. Вам не тесно в нас; но в сердцах ваших тесно. В равное возмездие, – говорю, как детям, – распространитесь и вы &91;2Кор. 6, 12 – 13&93;. Значит, любовь взаимная – вот широта наша.

Помяни гроб, который заключит нас по смерти, – как он узок! Как немного нужно тогда человеку места! Что же мы ширимся в жизни, тесним живущих с нами?

Много ли мне нужно, чтоб быть сытым? Весьма немного. Из-за чего же мы друг на друга враждуем? А как тяжек грех пред Богом – вражда.

Ты – Печальник наш, Господи, и всего мира; я должен быть покоен и не слушаться подстреканий врага бесплотного, выну136 подкапывающего мое упование и повергающего меня в уныние, да боязнию оскудения благ земных возбуждает во мне вражду на тех, которые, живя у меня туне, разделяют оные со мною. А много ли нужно человеку? И разве я не знаю, как силен Господь, водивший евреев пустынею и питавший их чудесною манною, а меня питающий Небесною Манною, Телом и Кровию Своею? Или забыл разве пять хлебов и две рыбы, которыми сверхъестественно напитаны Питателем твари пять тысяч человек?137

Ты, о иерей, приявший ангельское служение, стяжи ангельское бесстрастие, ангельскую беспечальность; впери разум к высоте и исправляй свое служение в простоте сердца, с ангельскою любовию и усердием. Люби непрестанное воздержание, бдение, молитву, братолюбие.

Где агнчая кротость и незлобие, когда ближние берут, и так умеренно, дары у меня Божии? Для чего я причащаюсь так часто Агнца Божия?

По христианской вере, упованию и любви надо желать пребывания у себя ближних как для нравственной заслуги и ненасытимости любви, желающей всегда видеть любимых, так и для материальной пользы, ибо всеблагой и всеведущий промыслитель Бог прибавляет даров Своих на каждого лишнего человека. А мы, по действию вражию, с каждым днем делаемся всё злее и нетерпеливее к своим гостям по причине недостатка веры, упования и любви и пристрастия к земным благам. За то и постигают нас иногда ужасные искушения, как, например, 27 сентября при браковенчании Петра певчего и Анны (из флигелей казенных губерн. дома). Сколько тесноты, срамоты на мне было, бесчестия, смущения, тесноты из-за нелюбви к брату Григорию!

Отнюдь берегись огорчаться на кого-либо пред браковенчанием, или литургиею, или другою какою-либо службою. Служитель Божий не должен быть слугою диавола никоим образом: Какое согласие между Христом и Велиаром?.. Какая совместность храма Божия с идолами? Ибо вы храм Бога живаго, как сказал Бог: вселюсь в них и буду ходить в них; и буду их Богом, и они будут Моим народом. И потому выйдите из среды их и отделитесь, говорит Господь, и не прикасайтесь к нечистому; и Я прииму вас. И буду вам Отцем, и вы будете Моими сынами и дщерями, говорит Господь Вседержитель &91;2Кор. 6, 15 – 18&93;.

Благообразен ли кто из своих лицом, обладает ли хорошим, цветущим здоровьем и хорошим аппетитом, ест ли и пьет ли хорошие яства, дети ли хорошие родятся у кого, средства ли к жизни у кого хорошие, доходы ли богатые и прочее – завистник всему этому завидует, всё это его мучит, терзает, как диавола: он – враг благосостояния человеческого. А между тем посмотришь: чем его самого Бог не наградил? Он имеет всё, и между тем по своей ненасытности как будто не имеет ничего: всего ему мало, хотя и того, что имеет, девать ему некуда. Вот как нелеп и свиреп грех вообще, и в особенности грех зависти! Именно всякий грех есть тьма, и ходящий во тьме не знает, куда идет, потому что тьма ослепила ему глаза &91;1Ин. 2, 11&93;.

Тот же завистник, если увидит хорошее лицо, прельщается им, услаждается, тает от удовольствия, ибо это льстит его чувственности, сластолюбию; если же видит лицо безобразное, отворачивается от него, чуждается его; если видит богатую, красивую одежду, то восхищается ею, если же грязное рубище – с досадою отвращает лицо свое. Так избаловано его сердце, его зрение, его вкус! А не помыслит он, что человек как в рубище, так и в порфире или в шелке и бархате – одинаково есть Царский, или Божий, образ досточтимый, [бессмертный, по душе красивый], и что одежда – суета и прах.

Ближние суть члены наши и члены Христовы, – как же я члены свои, паче же Христовы, могу ненавидеть, презирать, терзать? Как членам своим завидовать, жалеть им чего-либо вещественного, маловажного, ибо всё земное самим Богом покорено под нозе человеку, как царю и обладателю? Диавол развратил сердца наши и внес в оные самолюбие, разделение, отчуждение, холодность, ненависть, но ему надобно всеми силами противиться как врагу нашему всезлобнейшему, как извратителю нашей богоподобной природы, лестию нас обокравшему в раю и изгнавшему из рая сладости и ныне непрестанно обольщающему нас ко всякому греху.

Елицы во Христа крестистеся, во Христа облекостеся [рус.: все вы, во Христа крестившиеся, во Христа облеклись] [Гал. 3, 27]; если не во Христа, то в диавола облекается человек, в его ложь, вражду, зависть, гнев, сластолюбие, корысть, леность, пьянство, обжорство, неправду, лицемерие и прочее.

Мужество и мужество, дерзновение и дерзновение нужно мне.

Надо непрестанно молиться и славословить Господа, иначе страсти непрестанно будут действовать в нас и будет хулиться нами имя Божие.

Этот престол есть теперь престол милосердия, но он превратится некогда в престол Суда.

Табак курить вредно для души и тела: жало сатанинское изощряется на меня и действует во мне, десны пухнут, раздражительность злая.

При падениях частых, вольных и невольных, при искушениях постоянных разгорается, усиливается алчба и жажда правды, также – при виде и слухе о неправде человеческой.

Жало во всех нас (жаление благ); жалом смертным уязвлена душа наша; а в апостолах не было этого жала, жаления благ – они были к ним холодны и вменяли за сор.

Однажды враг подъел меня во время самого причащения и ужасно умертвил меня – чем же? Жалением отцу диакону антидора и теплоты! Вот вершина нелепости жадности бесовской. Едва избавился от тесноты молитвою искреннею и долгою. Отныне вижу его пакости, и не буду ничего жалеть домашним – никаких яств и пития или одежд и прочего, ибо это жаление, жадность, готовая всё поглотить, есть от диавола, – жалость неестественная, с нею соединяется противоестественная ненависть ко всем тем, которые против воли нашей, и даже по воле нашей, пользуются нашими благами.

Не приступающие к исповеди и причащению Святых Таин или колеблющиеся в истине их отвергают Совет Божий о себе, премудрый, всеблагой, всемощный, и горшей сподобятся муки, нежели язычники, магометане и иудеи.

Себя суди, а не брата: брата пасет Верховный Пастыреначальник и Посетитель душ наших; снисходи к братии, как к себе, ибо все недугуем душевно. Господь среди нас непрестанно; Ему да предаем себя.

Благодарю Тя, Господи, за чудное благодатное изменение души моей, за преложение от страсти во святыню, от смятения в мир.

Бывают частые душевные бури – во время этих бурь как хорошо помогает пост, как укрепляет душу. Как бессильна и беззащитна душа во время этих бурь у непостящегося!

С великим благоговением должно относиться к Откровенной Тайне Святой Троицы, к Тайне воплощения и к Тайне Святого Тела и Крови.

Будь и к себе всегда искренен и доброжелателен, о человек!

Если оставим пристрастие к себе и к земным благам, то сердца будут наши, и мы спасем души свои; а если не оставим пристрастия к земным благам и к себе, то сердца наши будут в руках диавола, и мы погибнем. Иже... восхощет душу... [Мф. 16, 25; Мк. 8, 35; Лк. 9, 24]. Великая утрата для благочестия – пристрастие к земным вещам и погубление энергии душевной и телесной.

Делай всё противное плоти: если нудит к злобе, будь благ; если скупится, будь щедр; если хочет лениться, трудись; если порывается к сластолюбию, воздержись; если к зависти, искренне доброжелательствуй; если хочет яриться, будь кроток; если нудит к унынию, будь весел.

Знаешь ли и ценишь ли ты, грешник, что Господь столько раз восставлял тебя от смерти духовной, сколько раз ты смиренно каялся пред Богом во грехах своих и просил у Него помилования, очищения, исцеления и спасения? Каждый раз, согрешая, ты умирал душою, и сия смерть отражалась и в теле твоем, по мере греха, но Господь воскрешал тебя от мертвых, растерзывая греховные смертные узы твои и выводя тебя на свободу. А ты, неблагодарный и злонравный, снова и снова подвергал себя смерти духовной, впадая в новые грехи.

За чем ты гонишься, человек, и зачем Меня гонишь, вещает Господь внутренно к человеку, гоняющемуся за суетным, за пищею, за корыстию, за честию и из-за этих суетных вещей гонящему ближнего ненавистию, завистию, скупостию, обидчивостию, неправдою и прочим.

Живу Христом, а не хлебом и деньгами или людьми. Это убеждение должно быть у каждого в глубине души, и тогда каждый будет спокоен и не будет унывать или обижаться на людей, взимающих его собственность или отнимающих у него что-либо.

Сколько раз ты угощался даром на разных требах у прихожан в продолжение шестнадцати почти лет, или на обедах званых, или по вечерам в гостях. Сочти ты это и скажи: чем ты воздал Господу за всё это? Ничем. Так вот Господь берет с тебя долг – повелевая жить у тебя на твоем содержании сродникам твоим. Прими это посещение Божие с радостию.

Вникни хорошенько в слова песни на благодарственном молебне: Твоих благодеяний и даров туне яко раби непотребнии сподобльшеся, Владыко... Ты, грешник непотребный, сподобляешься ежедневно от Господа туне, даром великих благодеяний и даров Божиих. Чем ты воздашь за них? Ничем. Не жалей, по крайней мере, давать нуждающимся эти дары Божии, не сердись на них, не враждуй на них, не завидуй им, живи с ними в любви и мире. Это будет приятная жертва Богу.

Благодарю Господа за великое спасение мое от адского огня и тесноты врага, объявших меня после размолвки с домашними касательно пребывания родильницы с младенцем в доме нашем. Помолился я ко Господу с горячим покаянием, и помиловал меня Господь, вняв моему толканию, ибо сказал: толцыте, и отверзется вам [рус.: стучите, и отворят вам] [Мф. 7, 7; Лк. 11, 9].

Что за нахал – бесплотный враг, и что за пристрастие глупое с моей стороны к хлебу, что я даже в церкви на проскомидии удовлетворяю сему пристрастию, требуя, чтобы просфорница доставляла побольше просфоры, как будто величина есть достоинство просфоры, как будто просфорою все должны досыта наедаться? Разве о хлебе единем жив бывает человек?.. Не о всяком ли глаголе исходящем изо уст Божиих [Мф. 4, 4]? Доколе этой азбуки я не затвержу? Доколе сердцем не восприму и делами не явлю, то есть равнодушием к пище и питью?.. Еда бо домов не имамы, во еже ясти и пити [рус.: Разве... нет домов на то, чтобы есть и пить] &91;1Кор. 11, 22&93; ? Нет ли у нас и булок, и пирогов, и кренделей, и домашних белых хлебов, чтобы удовлетворять своему голоду или жадности?.. Грешен есмь, Господи! исправи мя, окаянного.

27 сентября

Поздняя литургия. Всё было благополучно, только на великом входе, взглянув на народ и увидев впереди офицеров флотских, несколько смутился и усумнился в своей способности выговорить имена царского дома, и действительно, от глупого смущения и сомнения не выговорил всех имен, а многие пропустил. Каюсь, что пред лицом Живого Бога, бесначального, всесильного, всесвятого, всеведущего, великого, пред Коим каждый из нас – ничтожная былинка, инфузория, капля, я убоялся людей. Зато проповедь, по благодати Божией, сказал с дерзновением и силою.

28 сентября

28-го числа, в понедельник, за вечерней, говоря прощение, тоже испугался, не знаю сам чего, посмотрев на стоящих в церкви Гречухину и Юдину; я смутился и уязвился от врага и не выговорил слов прощения. А это на мне сильно отозвалось при чтении акафиста Иверской Царице Богородице: я долго не мог успокоиться – враг резал меня внутренно.

Благодарю Господа за благодатное, легкое, непреткновенное совершение утрени 29 сентября. Память преподобного Кириака отшельника. В четыре часа утра пробужден был к больной – к требе в дом Юркевича, к жене Михаила Лавр, маляра.

В гимназии в IV классе блудом, дома ненавистию к Григорию Ивановичу палил и доселе палит враг. Если бы я бросил жадность, тогда сама собою отъята была бы и злоба, ибо злоба из-за хлеба (пищи и питья). Какая нелепость эта жадность ненасытимая! Какую она возбуждает злобу!

Папенька и маменька радуются о благополучном разрешении Анны, дщери их, а моей сестры, от бремени. А я отчего не радуюсь? Да взираю на нее как отец на дочь.

Приходящего ко Мне не изгоню вон [Ин. 6, 37]. Если Григорий Иванович и Анна Константиновна пришли к тебе по нужде: один по болезни, другая за больным, и оба остались у тебя надолго, на твоем иждивении, то не выгоняй их вон, но ради Христа и ради родства и человеколюбия потерпи их у себя, ибо Бог тебя не оставит и наградит за терпение, только не озлобляйся на них и не ропщи на них.

Молитву родильнице дать к Естафьеву в дом.

Живи с оставшимися у тебя по нужде так, как будто тебе присуждено жить вместе от твоего начальства или от Самого Бога, и как будто они высшие у тебя в квартире, а ты низший, они господа, а ты слуга. Кто хочет быть первым, будь... всем слугою [Мк. 9, 35].

Так обращайся с братьями своими, живущими у тебя, как с приходящими к тебе гостями, ни во что вменяя долговременность их пребывания у тебя; любовь да будет николиже138 отпадающая; пищу и питие, как сор, считай за ничто. Противнику твоему диаволу всеми мерами противься.

Гopé зреть, горняя мудрствовать – значит ни к чему земному не прилепляться, ко всему быть равнодушным, охотно давать требующим нужное для жизни; не сердиться, когда берут наше или живут на нашем содержании или когда помещаются свойственники в нашей квартире; не быть жадным к пище и питью, но всегда равнодушным и воздержным; не иметь пристрастия к нарядной одежде; жить в Боге и для Бога, в посте, бдении, молитве, богомыслии.

Люби ближнего, как себя, как свой член; чужое дитя люби, как свое; чужую пользу считай как свою собственную; чужие вещи береги, как свои; чужую честь охраняй, как свою; к чужим недостаткам снисходи, как к своим.

Ты своим родственникам делаешь многое – дай же и жене твоей, которая одна плоть с тобою, делать доброе своим и твоим родственникам, коих немного. Это достойно и праведно, тем паче что из-за жены твоей и ее рода ты имеешь настоящее хорошее место, текущее млеком и медом.

Пример для тебя – Агнец Божий, вземляй грехи мира: будь агнцем незлобия и терпения. И угрюмого вида не имей.

О, если бы действительно тебя обижали люди посторонние или родные твои, ты достоин был бы того за грехи твои. Но тебя никто не обижает: ты живешь покойно, только твои страсти обидят тебя. Берут твое, но гораздо больше того и избытки находятся у тебя в руках.

Бей свое «я», иначе оно тебя убьет душевно и телесно.

29 сентября

Благодарю Господа, даровавшего мне благодать прощения грехов моих и непреткновенного, в силе сердечной, совершения Божественной литургии с неосужденным причащением Святых Таин и с победою над лютыми невидимыми врагами, нещадно теснившими меня и раздражавшими мою немощь. (Родственники Зеленого были у обедни.)

Благодарю Господа, помиловавшего меня и спасшего меня от великой душевной тесноты адовой, постигшей меня за грехи мои: за ярость на нищую девушку, преследовавшую меня до дверей моих, и на брата Григория. Долго я стучал в двери милосердия Божия, наконец достучался. (Ярость происходила и оттого, что тяжело было на сердце от гречневой каши с русским маслом и от двух стаканов с половиной молока пресного, выпитых за обедом.)

В жизни каждого из христиан бывают неизбежно дни или часы лютые, в которые ветхий его человек сильно беснуется страстями и опаляется яростию. Для этих-то часов искушений христианин должен запастись верою, чтобы, всё преодолев, устоять [Еф. 6, 13]. Горе маловерным и малодушным!

Господи, благослови! Отрицаюсь сатаны и всех дел его: злобы, зависти, жадности, скупости, уныния, лакомства, любостяжания, нечистоты, своенравия, непокорства и прочего. Знаю, что враг будет принуждать меня ко греху, смущать меня, теснить меня, но на Господа возлагаю надежду – моего дивного Промыслителя. Он да руководствует меня.

Сегодня спал довольно плохо, неспокойно, вероятно из-за того, что с вечера много пил сладкого чаю.

Все мне говорят, что разрешение Анны Константиновны от бремени у меня в квартире есть дело Божие. Да будет слава Господу о всем; мне же стыдение лица за мое малодушие и нетерпение. Дай Бог здоровья матери, отцу и младенцу. Дай Бог мне сделать отцу и матери с дочерью больше добра во славу Божию, вопреки желанию ветхого человека лишить их добра. Да разрушатся козни сатаны во мне против сего семейства, ибо враг дышит на них во мне злобою. Агнцем даждь мне быти, Господи! Враг то возбуждает во мне лицеприятие и похоть к красивым, и притом с крайним томлением и теснотою, то отвращение и ненависть к своим за пользование их моею квартирою и столом. Что за вражда на меня ужасная! Что за преследование!

Точно тяготы душевные Григория Ивановича и Анны Константиновны на мне лежат: из-за них враг беспокоит меня. А что они чувствуют, когда я так страдаю ради их от врага! И из-за чего? Из-за пустяков. Если бы их не было, не было бы и искушений горьких. Но не моя воля, Господи, а Твоя да будет: Ты судил мне идти путем узким и прискорбным.

Какая ожесточенная, огненная война диавола против меня ежедневно! Как ужасно я падаю! Как трудно восстаю! Как таю волей-неволей во страстях! Боже! Помилуй мя. Научи меня воздержанию и посту, любви, кротости, незлобию, целомудрию, терпению.

В том и вера наша христианская состоит, чтобы уповать всегда на Бога и быть беспечальным касательно земных благ, да с радостию служить ближним, по любви к ним, да страдать за Христа, за благочестие, а не в том, чтобы есть и пить и с жадностию собирать имущество и уют дать только себе.

Вспоминай, с какою готовностию служила тебе сестра Анна Константиновна, когда ты просил ее о чем-либо, и не забывай этого, и люби ее, а болезненного Григория Ивановича терпи любовию и люби с терпением.

За то, что я стараюсь служить по силам Богу, враг бьет меня, мучит, томит меня страстями, подстрекая с ужасною силою к ним.

От потока на пути пиет: сего ради вознесет главу [рус.: Из потока на пути будет пить, и потому возне сет главу] [Пс. 109, 7]. Воздержание ведет к духовным плодам и высоте духа.

30 сентября

Благодарю и славословлю и превозношу Бога спасений наших, услышавшего пламенную молитву мою о исцелении младенца Елены (дочери купца Герасима Мурашова) от родимца. Три недели уже как она здорова, между тем прежде било ее по три раза в день. За три недели назад я пламенно молился у престола Божия в соборе о Елене, Василии и Марии. Что-то с этими делается? Поправились ли? Если бы Господь дал известие! Впредь надежда и дерзновение пред Господом!

* * *

116

См. прим. 69.

117

Ср.: без Мене не можете творити ничесоже (рус.: без Меня не можете делать ничего) (Ин. 15, 5).

118

Ср.: А всякий, кто слушает сии слова Мои и не исполняет их, уподобится человеку безрассудному, который построил дом свой на песке; и пошел дождь, и разлились реки, и подули ветры, и налегли на дом тот; и он упал, и было падение его великое (Мф. 7, 26–27).

119

Позо́рище (церк.-слав.) – зрелище, зрелищное место: цирк, театр, ристалище.

120

Взима́ти (церк.-слав.) – отнимать; взимающие – отнимающие.

121

Ба́ба – народное название водоплавающей птицы пеликана.

122

Ср.: Итак не заботьтесь и не говорите: что нам есть? или что пить? или во что одеться?потому что всего этого ищут язычники, и потому что Отец ваш Небесный знает, что вы имеете нужду во всем этом. Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам (Мф. 6, 31–33). См. также: Мк. 10, 29–30; Лк. 12, 29–31.

123

См. прим. 99.

124

См. прим. 36.

125

Изъя́н (церк.-слав.) – ущерб, убыток, наклад.

126

О́стен – жало, бодец (см. прим. 60).

127

См. прим. 125.

128

Васили́ск – мифологическое чудовище с головой петуха, туловищем жабы, хвостом змеи и короной на голове, убивающее своим взглядом все живое.

129

Послежде (церк.-слав.) – после.

130

См. прим. 82.

131

См. прим. 99.

132

Поколику (церк.-слав.) – сколько, насколько, поскольку.

133

Ср.: И возроптало все общество сынов Израилевых на Моисея и Аарона в пустыне, и сказали им сыны Израилевы: о, если бы мы умерли от руки Господней в земле Египетской, когда мы сидели у котлов с мясом, когда мы ели хлеб досыта! ибо вывели вы нас в эту пустыню, чтобы все собрание это уморить голодом (Исх. 16, 2–3).

134

Зело́ (др. рус.) – очень, весьма.

135

Мно́жицею (церк.-слав.) – много раз, многократно.

136

См. прим. 51.

138

Николи́же (церк.-слав.) – никогда.


 АвгустСентябрьОктябрь