мученик Иоанн Васильевич Попов

Григорий Нисский755

Григорий Нисский, Отец и учитель Церкви, впоследствии епископ Нисский, брат Василия Великого, был значительно моложе его годами. Григорий Нисский называет Василия Великого своим учителем и отцом (о родителях и братьях Григория Нисского смотри в статье о Василии Великом). Для определения года рождения Григория Нисского, кроме того факта, что он был значительно моложе Василия Великого, нет никаких данных. Нет определенных свидетельств как о годах его детства, так и о его воспитании. Образование Григорий получил уже не такое блестящее, как его брат Василий. Оно ограничилось посещением отечественных школ и не было восполнено образовательным путешествием в центры просвещения. Знания, приобретенные им в языческой школе Кесарии, были потом восполнены самостоятельными научными занятиями и уроками Василия Великого, которым Григорий, по его словам, был очень многим обязан. В ранней молодости Григорий не обнаруживал большой религиозности. Из этого периода его жизни известен следующий факт. Однажды в имении его матери предполагался праздник перенесения мощей Сорока мучеников. Григорий, обучавшийся в Кесарии, был приглашен принять участие в этом семейном торжестве. Раздосадованный необходимостью прервать свои занятия и негодуя на то, что празднество не было отложено до другого более благоприятного времени, равнодушно слушал Григорий песнопения богослужения, происходившего в саду и длившегося всю ночь, и, наконец, удалившись в одну из беседок, лег спать. Здесь он увидел сон, имевший на него некоторое влияние. Ему снилось, что он хочет войти в сад, но какие-то светоносные воины не пропускают его и только благодаря заступничеству одного из них ему удается избежать наказания. Вероятно, под влиянием этого устрашающего сновидения он принял на себя обязанности анагноста, состоявшие в чтении Св. Писания в богослужебных собраниях. Однако его религиозное одушевление не было продолжительным. Мечты о светской карьере скоро отвлекли его в другую сторону. Он избрал для себя призвание преподавателя риторики, что вызвало разные пересуды в обществе и недовольство друзей. По всей вероятности, в это же время Григорий вступил в брак с Феосевией, о благочестии и высоте религиозного настроения которой много говорит Григорий Богослов в письме к Григорию Нисскому по поводу ее смерти. По-видимому, со времени посвящения Григория Нисского супруги по взаимному соглашению отказались от супружеских сношений. Хотя на это нет никаких указаний в источниках, но биографы Григория Нисского обыкновенно предполагают, что он недолго стремился к славе ритора, но скоро под влиянием членов своей аскетически настроенной семьи и друзей оставил мир и удалился в монастырь, основанный Василием Великим на берегу Ириса. Избрание Василия Великого в епископы, нежелательное для известной части кесарийского духовенства, послужило причиной разрыва вновь избранного епископа с дядей, епископом Григорием, человеком очень близким и уважаемым в семье Василия Великого. Желая примирить родственников, неопытный в делах житейских, Григорий Нисский написал два подложных письма к Василию от имени дяди, делая за него и вопреки его воле этот первый шаг к примирению. Подлог, конечно, тотчас же был раскрыт, епископ отрекся от писем, и Василий Великий оказался в таком положении, что желал, чтобы под ним «расступилась земля». Немного ранее Пасхи 372 г. Григорий был посвящен Василием Великим в епископы незначительного города Ниссы. Но и в епископском сане Григорий Нисский остался таким же неопытным в делах житейских. Желая оказать услугу Василию Великому, он собрал какой-то собор в Анкире, но сделался сам орудием интриг и только повредил делу. Хорошо зная неопытность брата в делах церковных, Василий Великий отклонил предложение некоторых епископов включить епископа Ниссы в число членов посольства, которое предполагалось послать в Рим к папе Дамасу. В царствование Валента Григорий подвергся несправедливым гонениям со стороны арианского правительства, старавшегося замещать епископские кафедры своими приверженцами. Зимой 375 г. в Каппадокию прибыл наместник Понта Демосфен. Вскоре после этого в Анкире составился собор из покорных правительству епископов. На этом соборе Григорий был обвинен в растрате церковных денег. Кроме того, были выставлены какие-то основания против законности его поставления в епископа. По приказанию Демосфена Григорий был арестован и под конвоем отправлен в Анкиру. Дорогой он очень страдал от грубости солдат и собственной болезни. У него была лихорадка и колотьё в боку, причинявшее ему страдание при каждом толчке и сотрясении. Не видя другого исхода, Григорий решился бежать и, каким-то образом ускользнув от стражи, скрылся в безопасное место. На этот раз осуждение Григория по случаю его отсутствия не состоялось. Но весной 376 г. созван был новый собор из епископов Понта и Галатии в самой Ниссе. Григорий опять не явился на суд, но был низложен заочно и сослан, а его кафедра отдана человеку, которого можно было «купить за несколько оболов». По смерти Валента (9 августа 378 г.) Григорий был возвращен к своей кафедре православным императором Иовианом и с искренней радостью был встречен своей паствой. Скоро, однако, радость возвращения была отравлена семейным несчастьем. 1 января 379 г. скончался Василий Великий. На его погребении Григорием было произнесено похвальное слово в честь почившего. В сентябре того же года Григорий принимал участие в Антиохийском соборе. Возвращаясь оттуда к своей кафедре, Григорий получил известие о болезни своей старшей сестры Макрины, с которой он не встречался уже десять лет. Григорий Нисский тотчас же поспешил к обители, где Макрина стояла во главе монашеской общины, но застал ее уже на смертном одре. Последний разговор с этой замечательной христианской подвижницей, ее кончину и погребение Григорий описал в двух сочинениях – в послании к монаху Олимпию и в трактате о душе и воскресении. В отсутствие Григория в его епархию было занесено арианство, которое ему с трудом удалось побороть по возвращении домой. В это же время он принимал участие в избрании епископов для Иворы и Севастии по просьбе жителей этих городов, опасавшихся, что преемниками почивших епископов будут избраны еретики. В Севастии совершенно неожиданно для себя в епископы был избран сам Григорий Нисский и только с большим трудом и неприятностями мог отказаться от этого незаконного избрания. В 381 г. Григорий присутствовал на II Вселенском соборе и благодаря своей учености был одним из влиятельнейших деятелей собора. В это время он произнес две проповеди – одну по случаю избрания Григория Богослова епископом столицы, другую, надгробную, на погребении Мелетия Антиохийского. Императорским эдиктом 30 июля 381 г. Григорий вместе со своим митрополитом Елладием Кесарийским и Отрием Митиленским был объявлен хранителем православия для Понта; все епископы, желавшие сохранить за собой свои кафедры, должны были, согласно этому эдикту, находиться в общении с этими епископами. Григорий не нашел, однако, в митрополите доброго сотрудника в деле утверждения православия. Этот честолюбивый, властный и богатый церковный вельможа за что-то был недоволен Григорием. Возвращаясь из Севастии после первого поминовения год тому назад скончавшегося брата Петра, Григорий решил заехать к Елладию и объясниться. Елладий был в горах, совершая память мучеников. Пришлось оставить повозку и пятьдесят стадий сделать по горным тропинкам отчасти верхом, отчасти пешком. Усталый и разбитый, Григорий прибыл к месту назначения в тот момент, когда Елладий, окончив богослужение, возвратился домой. О прибытии Григория тотчас же доложили, но Елладий не торопился принять его. Под раскаленными лучами солнца, усталый и голодный, окруженный толпой зевак, указывающих на него пальцами, сидел Григорий, ожидая, пока его позовут к епископу. «Наконец, – говорит он, – были отверсты нам царские палаты, и мы вошли внутрь святилища». Елладий не сказал ни слова в приветствие, не пригласил Григория сесть. После нескольких минут тягостного молчания Григорий заговорил первый, но Елладий не пожелал слушать его объяснений. Несмотря на то, что был уже готов праздничный обед, Григорию не было предложено подкрепить свои силы. Под проливным дождем вынужден был он тотчас же возвратиться тем же трудным путем. Вероятно, после II Вселенского собора Григорию пришлось переезжать от церкви к церкви для приведения в порядок церковных нестроений и утверждения православия. Неизвестно наверно, когда именно – после Антиохийского собора 379 г. или после II Вселенского собора, – но Григорий посетил Церкви Аравии и Святую Землю. Для этого путешествия императором ему были предоставлены все удобства и была дана казенная колесница. Иерусалим произвел на Григория Нисского самое отталкивающее впечатление. Ссылаясь на свои личные впечатления, Григорий восстает против паломничеств во Святую Землю, потому что они не заповеданы Евангелием, сопряжены с нравственными опасностями, особенно для девственниц, и потому что вообще «перемена мест не приближает к нам Бога». В 383 г. Григорий был на соборе в Константинополе, где произнес слово о Божестве Сына и Духа Святого. В 385 или 386 г. Григорий снова был в Константинополе и здесь произнес речи над гробом шестилетней дочери императора Пульхерии и императрицы Плакиллы. В это же время он познакомился со знаменитой диакониссой и почитательницей Златоуста Олимпиадой. В 394 г. он снова присутствовал на соборе в Константинополе, созванном для решения вопросов по делам Церкви Аравии. Это последнее известие о Григории Нисском. Год его смерти неизвестен.

Не будучи администратором и выдающимся церковным деятелем, Григорий Нисский известен своей плодотворной литературной и ученобогословской деятельностью. Догматическое учение Григория складывалось под влиянием общественных верований, оригенизма и мистической философии Филона и неоплатоников. Самостоятельность Григория выразилась в слиянии и примирении этих трех элементов. Он сумел быть философом и почитателем Оригена, оставаясь на почве церковного учения своего времени. Изложить оригинальную догматическую систему Григория Нисского в узких пределах настоящей статьи невозможно. Мы лишь перечислим здесь те идеи Григория Нисского, которые отличают его от других писателей.

Средством богопознания служит: 1) рассудочное заключение от свойств мира к свойствам его первопричины; 2) созерцание собственной богоподобной души после предварительного очищения ее от пороков; 3) экстаз как отрешение не только от чувств, но и от разума, во время которого душа непосредственно ощущает непознаваемость и необъятность Бога. Сущность Божия непознаваема, поэтому всякое понятие о ней, составленное человеком, есть «кумир». Но на основании проявлений Бога в мире мы познаем Его как самосущее Бытие, верховное Благо, первообраз Красоты. Как Благо и Красота, Бог есть предмет томительного стремления к Нему всего живущего, всегда манящий к Себе и всегда ускользающий от объятий любящей души (весь изложенный ряд мыслей носит следы влияния философии Филона и неоплатоников).

В учении о Троице Григорий Нисский совпадает с Василием Великим и Григорием Богословом, его оригинальность выражается лишь в подробностях аргументации.

Особенностями учения Григория Нисского об ангелах служат: 1) строгое понятие об их духовности и о неприложимости к ним никаких пространственных и материальных определений; 2) учение о количестве ангелов, число которых относится к числу людей, как 99:1; 3) учение о размножении ангелов непонятным для человека чистым и святым способом; 4) объяснение различий в мире ангелов, равных по природе, из-за степени их свободно-нравственных усилий приблизиться путем саморазвития к Богу (оригенизм).

В истории происхождения мира Григорий различает: 1) творение Богом хаоса, заключавшего в себе в неупорядоченном виде все вещества, силы и потенции природы; 2) механическое развитие мира из хаоса в шестидневный период вследствие различия по весу и плотности частиц, составляющих его. Для объяснения происхождения телесного из бестелесного Григорий Нисский отрицает материальность вещества: если мы отнимем у предмета все его качества, в остатке получится ноль. Качества же суть наши понятия, следовательно, бытие духовное. Бог творит качества как духовные начала, а их совокупность и есть материальный мир.

Учение Библии о рае и первобытном состоянии человека Григорий Нисский считал слишком детским и не соответствующим величию Божию и потому объяснял его аллегорически. Рай, по его толкованию, находился не на земле, а на небе. Человек мог обитать в нем потому, что был чужд грубой плотяности. Только после греха Бог облек его кожаными ризами, то есть заменил эфирную телесность более грубой. Древо жизни и древо познания добра и зла не существовали реально. Они означают субъективное состояние первых людей. Вкушение от древа жизни означает повиновение верховному закону блага и блаженство, как следствие этого. Вкушение от древа познания добра и зла символизирует то, что человек избрал для себя зло, введенный в заблуждение свойственной ему видимостью добра.

Учение о Лице Иисуса Христа Григория Нисского совпадает с учением Григория Богослова. В Лице Богочеловека он видит соединение двух совершенных природ – Божеской и человеческой. «Две полных природы соединены в единстве личности» (καθὑπόστασιν составляют ἓν πρώσωπον). Но терминология учения Григория Нисского о Лице Иисуса Христа является далеко не законченной и не безупречной с точки зрения позднейшего православия. Для обозначения единения двух совершенных природ в Лице Иисуса Христа Григорий Нисский употребляет термины ἕνωσις [единство], κρσις [смешение], συνάφεια [соседство], μῖξις [смешение], из них термином συνάφεια пользовались впоследствии несториане, а терминами κρσις, ἀνάκρασις и κατάκρασις [все термины означают «смешение"] – Евтихий и монофизиты. Тело Христа, вполне подобное нашему во время Его земной жизни, после Его Воскресения обоготворилось, растворилось в Божестве, как капля уксуса, упавшая в море, утратило свойства тела.

Григорий Нисский защищал сотериологическую теорию Оригена, согласно которой Сын Божий воплотился для того, чтобы обольстить диавола, скрыв Свое Божество под видом смиренного человека, а страдал и умер для того, чтобы по договору с сатаной заплатить ему Своей душой за освобождение всего рода человеческого.

В эсхатологии Григорий Нисский повторяет учение Оригена о всеобщем восстановлении (ἀποκατάστασις) и уничтожении зла. Это учение Григория Нисского вытекает из его неоплатонического понятия о зле. Бытие в собственном смысле принадлежит только Богу. Все существующее может иметь источник своего бытия только в Боге. Зло не может происходить от Бога. Следовательно, оно не есть реальность. Оно – отсутствие добра, как тьма есть отсутствие света. Как явление отрицательное, оно не может существовать вечно. Смерть есть величайшее благо. Тело человека должно умереть и разложиться для того, чтобы от него отделилось все, привнесенное в него грехом: тленность и закон греха. Нравственное развитие продолжается и за гробом. Души младенцев начинают свое нравственное развитие уже за гробом и переходят постепенно от безразличного состояния к блаженству. В последний день человек воскреснет в том же теле, которое он имел во время земной жизни. Это возможно, во-первых, потому что и по разложении тела непространственная душа остается связанной со всеми частицами материи, входившей в состав его тела, и, во-вторых потому что душе, как формующей силе, принадлежит способность сообщать телу, оживляемому ею, определенный облик (είδος), остающийся неизменным при всех изменениях тела. В последний день душа соберет все частицы принадлежавшего ей тела и сообщит им свойственную ей форму (оригенизм). На всеобщем суде вся тварь почувствует все безумство греха и пожелает врачевания. Согласно этому желанию, любовь Божия пошлет ей спасительные страдания в очистительном огне. По истечении весьма долгого времени этими страданиями будут очищены все грешники и сам инициатор греха – диавол. Вместе с этим исчезнет бесследно зло, и будет Бог всяческая во всех. Патриархи Константинопольские Герман и Фотий полагали, что сочинения Григория Нисского в их эсхатологических частях интерполированы оригенистами, но мнение это отвергнуто современной научной критикой.

Григорию Нисскому принадлежат следующие сочинения:

I. Экзегетические: а) «О шестодневе». Написано в дополнение к «Шестодневу» Василия Великого; b) «Об устроении человека»; с) «О жизни Моисея Законодателя»; d) «О надписании псалмов»; е) «На псалом шестой»; f) «Точное истолкование Екклесиаста Соломона»; g) «Точное изъяснение Песни Песней»; h) «О чревовещательнице»; i) «О молитве»; j) «О блаженствах».

II. Догматико-полемические: а) «Большое огласительное слово». Оно содержит в себе богословско-философскую защиту христианского учения о Троице, Искуплении, Крещении и Причащении против язычников, иудеев и еретиков; b) «Опровержение Евномия», в 12, по другому счету в 13 книгах, – обширнейший из противоарианских патристических трудов. Направлено против ответа Евномия на сочинение Василия Великого «Против Евномия»; с) «Опровержение мнений Аполлинария»; d) «Против Аполлинария к Феофилу, епископу Александрийскому». Оба сочинения важны для изучения истории христологических споров. Далее, выяснению учения о Троице посвящены: е) «К Симпликию о вере»; f) «К Авлалию о том, что не три Бога»; g) «К эллинам на основании общих понятий»; h) «Слово против Ария и Савеллия»; i) «Слово о Святом Духе против македониан»; j) «Слово о Божестве Сына и Духа и похвала праведному Аврааму». Предметом следующих двух сочинений служат вопросы эсхатологические: k) «О душе и воскресении»; l) «О младенцах, преждевременно похищаемых смертью». Наконец, в защиту свободы воли против фатализма написано сочинение «Против учения о судьбе».

III. Нравственно-аскетические сочинения; а) «К Армонию о том, что значит имя и название христианин»; b) «О совершенстве и о том, каким должно быть христианину». «К Олимпию монаху»; с) «О цели жизни по Боге». «Об истинном подвижничестве»; d) «O девстве».

IV. Проповеди Григория Нисского немногочисленны и по своим достоинствам стоят гораздо ниже ораторских произведений Василия Великого и Григория Богослова. По содержанию проповеди Григория можно разделить на догматические (на свое рукоположение), нравственные (против ростовщиков, против тяготящихся церковными наказаниями, о нищелюбии и благотворительности, против отлагающих крещение, слово к скорбящим о преставившихся от настоящей жизни в вечную), похвальные (в честь первомученика Стефана, великомученика Федора Тирона, Георгия Чудотворца, Сорока мучеников, Ефрема Сирина, Василия Великого, прп. Макрины), произнесенные в большие праздники.

V. Письма – числом 26.

Сочинения, признаваемые неподлинными: In diem natalem Domini. De ascensione Domini. In ex scripturae verba «Faciamus hominem ad imaginem». Ex quaestionbus de eo, quid sit «ad imaginem». De anima (принадлежит Немезию). Testimonia adversus Judaeos. Contra manichaeos sillogismi X.

VI. Сомнительные: De pauperibus amandis (oratio II). Epistula canonica ad Litoium. De fugienda fornicatione. De laudibus martyris Theodori.

Хорошего критического издания всех творений Григория Нисского до сих пор не имеется.

Наиболее полным служит изд. Migne, PG 44–46.

Русский перевод творений Григория Нисского печатался в «Христианском чтении» за 1826; 1830–31; 1834; 1842; 1847.

Полное собрание подлинных сочинений Григория Нисского в русском переводе издано Московской дух. акад. в 8 томах (М., 1861–1872).

Арх. Порфирий. Св. Григорий Нисский // Прибавления к творениям святых отцов Церкви. М., 1861. Т. 20.

Несмелов В. Догматическая система св. Григория Нисского. Казань, 1887.

Тихомиров Д. Св. Григорий Нисский как моралист. Могилев-на-Днепре, 1888.

Rupp J. Gregors, des Bischofs von Nyssa, Leben und Meinungen. Leipzig, 1834.

Krampf A. Der Urzustand des Menschen nach der Lehre des Hl. Gregor von Nyssa. Wuerzburg, 1889.

Mit Fr. Des hl. Gregor v. Nyssa Lehre von Menschen systematisch dargestellt. Koeln, 1890.

* * *

755

Печатается по изданию: Попов И. В. Григорий Нисский // Православная богословская энциклопедия. СПб., 1903. Т. 4. К 633–643.


Источник: Труды по патрологии / И. В. Попов ; Свято-Троицкая Сергиева Лавра, Московская Духовная Академия, Учебный Ком. Русской Православной Церкви. - Сергиев Посад : Свято-Троицкая Сергиева Лавра : Московская Духовная Академия, 2004-. В 2-х / Т. 1: Святые отцы II-IV вв. - 2004. - 743 с.

Комментарии для сайта Cackle