архиепископ Иоанн (Шаховской)

О трудности высоких самоименований

«Он, обратившись к ним, запретил им и сказал: не знаете, какого вы духа» (Лк. 9, 55)

Слово «христианин» не удержало своей первохристистанской белоснежности. Однако, если сказать (с уважением и многозначительностью) о каком либо человеке: «он – христианин», это прозвучит хорошей характеристикой человека и может прозвучать высоко, даже для слуха неверующих. С именованием «православный» дело обстоит не так хорошо. Призванное обозначать подлинное христианство, среди появившихся подделок и извращений апостольской веры, понятие «православия» и «православности», истинного прославления Бога, посерело в истории... Всякое именование может, вообще, быть сведено к отвлеченности и номинальности, но «высокое» особенно не выдерживает двусмысленности. Имя «христианин» поблекло, потому что в мире было и остается немало номинальных христиан (и православных, и католиков, и протестантов) ничем, в сущности, не отличающихся, по своей психологии и по делам, от людей всецело погруженных в чувственность и суетные дела «мира сего». Но понятие «православный» особенно пострадало в истории.

Имя «христианин» несет в себе свое содержание и цель: Господа Иисуса Христа. Христово Имя светит даже среди несоответственного ему «христианства». Слово же «православный» заключает в себе, кроме исповедания истинной веры, еще и понятие какой-то человеческой исключительности, выделенности человека в самом христианстве, как бы возвышения его правды и его веры над правдой и верой других людей.

Беда в том, что исключительность и чистоту самого православия многие в истории переносили и переносят на себя, возвышая тем себя и обольщая. Высокая самоквалификация опасна, особенно в религии – об этом ясно предупреждает Слово Божие. «Когда зван будешь на брак, пришедши, садись на последнее место, чтобы звавший тебя, подошед, сказал: друг! пересядь выше; тогда будет тебе честь пред сидящими с тобою» (Лук. 14, 10). Мы видим, Спаситель внушает человеку скромность вообще, а в религиозной области особенно, так как религиозная гордость наиболее близка к фарисейству. И желание молиться Богу только с первого места – есть, конечно, очень вредное и предосудительное, для души, желание.

Православие, т. е. горячность и чистота веры Христовой, началось среди мученичества. И оно было знаменем страдальчески-огненного пути к Богу, и высоко несло в веках эту царственную печать и было в истории самим удостоверением о мученичестве... Но, что мы видим теперь? Вследствие долгого союза, почти слияния психологии церковной и государственной, в «православных» странах, «православие» стало обращаться в законничество, в некую легалистическую привилегированность некоторых на земле и пред Небом. Люди присваивали себе эту привилегированность близости к Богу чрез свое рождение и крещение. И «православными» в истории стали себя именовать люди не только мало верующие, но и совсем неверующие, или не знающие во что они верят, не знающие духа веры, разума Церкви... На Балканах и в России можно было встретить, например, «православного» не верящего в загробную жизнь, или верящего «в перевоплощение», и т. д... Произошла подмена содержания в самом термине «православный» и потускнело целостное, жизненное его содержание.

И лишь смиренное осознание православными людьми своей слабости, грешности и великой ответственности пред Богом может вернуть истине Православия ей подобающее сияние. Необходим православию дух смиренности и покаянности! Только он является печатью Православия, духовным о нем удостоверением. Дух Православия стыдится тщеславного подчеркивания своей православности. Праведные не выносят разглашения своей праведности и православные – рекламы своей православности. Свое именование «православный» православные несут радуясь об истине Господней и стыдясь за себя. И этот дух не мешает, а помогает быть смелым в исповедании веры.

Отдалившиеся же от духа православия воспринимают свою «православность» именно так, как понимал свое сыновство Старший Брат в евангельской Притче о Блудном Сыне. Чувствуя свое «старшинство», они зазирают сперва нехристиан, потом «не таких как они» христиан, и, наконец, кончают осуждением всех православных, которые не принадлежат к их малой группировке... Разве мы не видим именно этого и в наши дни? По мере зазирания других людей, мнимо-православные считают себя всё более чистыми, более избранными и «исповедническими» в православии. Так рождается отвратительное новозаветное фарисейство, – утешение людей не Божьей, а своей святыней.

Это состояние бывает, конечно, не только у «православных», но и у «римо-католиков» и у так называемых «евангельских христиан», которые так наивно подчеркивают свою будто бы особую «евангельскую» чистоту пред другими христианами и проповедуют чувство своей будто бы особой, по сравнению с другими, «спасенности», судя слишком легко (и, главное, преждевременно!) о том, кто из живущих в мире «спасен», а кто «не спасен».

Верующему в Истину Христову естественно переживать драгоценность этой Истины. Кто искренно верует во Христа, тот не может не видеть всей благодатности и великости данного ему – и всем людям – спасения во Христе, в Его вечности. И нет, вообще, религиозной веры без чувства ее святости и драгоценности. Не может быть обращения к истине без осознания величия этой истины. Но нельзя забывать, что именно Христова истина является прежде всего в пути и блаженстве духовного нищания. Это ее первый признак в человечестве.

Веяние духа явлено в словах и делах апостолов, пророков, пастырей, мучеников и праведников Церкви. И все верующие призваны жить в веянии этой Благодати истины, храня правоверие, не только радуясь ему, но и нищая в нем. Нельзя рационализировать правоверия, как и нельзя его «национализировать». И совсем уже нельзя делать его своей привилегией.

Вера в Бога во многом выражается в мире, но духовное умаление человеком себя, чтобы возвеличивался Господь, это – первый признак живой веры в Живого Бога.

Кто поймет свою верность правой вере не как свою истинность, а как Божью милость и правду, тот сядет у самого дальнего конца Христовой истины и будет более скор на замечание немощей в себе и в своей церковной ограде, чем в оградах других. Только в таком приятии ответственности пред лицом Божьего дара открывается красота Православия.

Вам может быть интересно:

1. Логотерапия архиепископ Иоанн (Шаховской)

2. Неопубликованное произведение макарьевского книжника архимандрит Макарий (Веретенников)

3. О физико-телеологическом доказательстве бытия Божия протопресвитер Евгений Аквилонов

4. Неизданное произведение св. Марка Ефесского "О воскресении" протопресвитер Александр Шмеман

5. Да не будут тебе бози инии! священномученик Иларион (Троицкий), архиепископ Верейский

6. Новый Завет (рецензия) епископ Кассиан (Безобразов)

7. Два зверя. Статьи 1906-1919 гг. профессор Евгений Николаевич Трубецкой

8. Книга против Вигилянция преподобный Иероним Блаженный, Стридонский

9. Труды и дни архиепископа Димитрия (Самбикина) архимандрит Иннокентий (Просвирнин)

10. Мицкевичу, стих Иван Васильевич Киреевский

Комментарии для сайта Cackle