епископ Иоанн (Соколов)

Общие постановления

Общее основание церковных постановлений о таинстве крещения заключается в словах самого Спасителя: шедше научите вся языки, крестяще их во имя Отца и Сына и Св. Духа (Матф. 28, 19). В этих словах выражается и необходимость крещения для всех обращающихся ко Христу, и право совершения его, принадлежащее власти апостольской и сохраняющееся в Церкви непрерывным преемством этой власти, и видимый образ крещения, погружение (βαπτιζοντες) и таинственная сила его, заключающаяся в освятительном призывании лиц св. Троицы, и необходимое условие к правильному совершению таинства,–раздельное призывание всех трех Лиц Божеских. Апостолы, исполняя эту заповедь Спасителя, раскрыли ее и предали Церкви в своих положительных правилах (писанных) и в устных преданиях. Церковь вселенская сохранила эти правила и предания, ограждая их подробнейшими постановлениями.

Крещение в православной Церкви совершается через троекратное погружение тела в воду, с призыванием Бога Отца и Сына и Св. Духа. Как духовное возрождение человека, крещение, по разуму православной Церкви, полагает в душе его печать неизгладимую1. Поэтому, принятое однажды, крещение не повторяется, если только оно правильно совершено, т. е. чрез троекратное погружение во имя св. Троицы, и, если слова: во имя Отца, и Сына и Св. Духа произнесены при крещении по точному разумению православной католической Церкви. Оно не повторяется и по совращении в ересь и даже по отпадении от веры, когда падшие снова в православную Церковь возвращаются (2). За повторение правильного крещения, правила подвергают священнослужителя лишению сана (апост. 47). Видимый образ крещения обозначен самим Иисусом Христом, когда Он говорит о погружении, выражаемом в самом слове крещение, – во имя Отца и Сына и Св. Духа, и с точностью определен апостолами, которые положили следующее правило: «аще кто, епископ, или пресвитер, крестить не по Господню учреждение во имя Отца и Сына и Св. Духа, или совершит не три погружения единого тайнодействия, но едино погружение: да будет извержен» (апост. 49 и 50). Православно-кафолическая Церковь сохранила такой образ крещения со всею точностью, не допуская в нем ни малейшего изменения, как потому, что он определен самим Иисусом Христом и апостолами, так и потому, что в нем выражается сущность и сила таинства.

Итак, видимый образ крещения составляет во 1-х погружение тела в воду. Основываясь на примере самого Иисуса Христа, который крестился погружением в Иордан, на примере апостолов, таким же образом крестивших, и в своих положительных правилах утвердивших этот образ крещения, православно-кафолическая Церковь никогда не изменяла его и не вводила другого, напр. обливания. После правил апостольских II вселенский собор и св. Василий великий, в своих правилах упоминая о видимом образе крещения, говорить о погружении и последний называет его изначальным преданием в Церкви (Вас. в. прав. 91). Вообще древняя вселенская Церковь, в своих постановлениях, когда касалась св. крещения, всегда употребляла одно слово: погружение (βάπτισμα). Были, правда, в первые века случаи обливания в крещении; но это бывало только в таких случаях, когда не было возможности совершить погружение, как напр., по недостатку воды, особенно же когда крещение совершалось над больными, или умирающими. Церковь не отрицала таинства ц в таком образе крещения (3): но как далека была Церковь от мысли ввести обливание во всеобщее употребление, и как редко, (только в крайней необходимости, в виде исключения из общего правила), допускала его, видно из того, что. крещенные через обливание в древней Церкви не были допускаемы в клир церковный: потому что такое поспешное, и только крайними обстоятельствами вынужденное крещение оставляло в Церкви опасение о несовершенстве веры крещенных таким образом, а отсюда о несовершенстве их внутреннего, духовного возрождения и обновления, о нетвердости их духовного союза с Церковью (4). Крещение через обливание, употребляемое западною Церковью, есть уже позднейшее нововведение, не ранее XIV столетия, по сознанию самих западных писателей (5).

Во 2-х православная Церковь совершает крещение не иначе, как чрез погружение троекратное, во имя св. Троицы. Она никогда не признавала правильным крещения, совершенного однократным погружением: ибо в таком случай не выдерживалась бы сила таинства, заключенная в имени св. Троицы. Так апостольское правило говорить: «аще кто, епископ, или пресвитер, совершит не три погружения единого тайнодействия, но едино погружение, даемое в смерть Господню: да будет извержен. Ибо не рек Господь: в смерть мою крестите, но: шедше научите вся языки, крестяще их во имя Отца и Сына и Св. Духа» (пр. 50). Так крестили некоторые из еретиков первых веков, в особенности евновмиане (6). Поэтому крещенных однократным погружением Церковь православная почитала нужным снова крестить. Так определил II вселенский собор о евномианах: «Евномиане, едино кратным погружением крещающихся, которые из них желают присоединены быть к православию, приемлем, я коже язычников. В первый день делаем их христианами, во второй оглашенными, потом в третий заклинаем их, с троекратным дуновением в лицо, и в уши: и так оглашаем их и заставляем пребывать в церкви, и слушать писание, и тогда уже крещаем их» (II всел. пр. 7. сн. VI всел. 95).

В 3-х Церковь при крещении требует раздельного призывания имен всех трех Лиц св. Троицы, а не дозволяет упоминания только одного из них, или крещения вообще – во имя Божие или Христово. Ибо в первом случае нарушалось бы единство св. Троицы и крещение по существу своему было бы неправильно; во втором не выдерживалась бы сила таинства, заключающаяся именно в раздельном призывании трех Лиц Божества. Хотя в св. Писании и употребляется выражение– крестить во имя. Христово, но тем выражается не самый образе крещения, а только та мысль, что мы крестимся по вере во Христа и по учению его, и крещением обязываемся последовать Ему, подобно как о израильтянах сказано, что они во облаке и в мори крестились в Моисея,–разумея не то, что они крестились с призыванием имени Моисея, а то, что веруя божественному призыванию Моисея, они обязывались последовать во всем его водительству. Так изъясняют крещение во имя Христово и св. отцы (7). Поэтому правилами древней Церкви повелено было перекрещивать павлиан (учеников Павла самосатского), отвергавших ипостасное бытие Лиц в Божестве, савеллиан, которые сливали в одно Лица Отца и Сына, монтанистов, которые крестили только во Отца и Сына, а вместо Св. Духа упоминали имя своего учителя Монтана (II всел. 7. VI всел. 95. Вас. в. 1).

В 4-х самое действие крещения, т. е. погружение, сопровождается следующими словами лица, таинство совершающего: «крещается раб Божий (имя) во имя Отца (аминь) и Сына (аминь) и Св. Духа (аминь)». С назначением служителя Церкви, который есть только орудие благодати Божией, действующей в таинстве, есть только слуга Христов в совершении его, сообразнее такой образ выражения, чем тот, который употребляется в западной Церкви: «я крещаю тебя» и пр.

* * *

1

Исповедание восточн. патриар. 1672–1723. чл. 16.

2

Православ. исповед. вопр. 102. сн. Исповед. патр. там же, и Чин присоединения к Церкви иноверцев.

3

У св. Киприана есть целый трактат, в котором он доказывает, что крещение через обливание не меньшую имеет силу, как и погружение epist. 26. 27. ad Magn.

4

Крещенные таким образом отличались особым названием: κλῑνικός, от слова : κλίνη, ложе, одр, так как они крестились обливанием на одре, не имея сил погрузиться в купели. Св. Kunpиaн: epist. 26 ad Magn. Cornel, pap. ep. ad Fabium ap. Euseb. 6, 43. Епифаний-. haer, 28. св. Василий в. ер. 386.n

5

Писатели западной Церкви сами сознаются, что первоначальный, апостольский и всеобщий образ крещения есть троекратное погружение: но в оправдание своих обычаев представляют причины времени, будто бы требующие перемен в древних обычаях, причины однако странные и неуместные. Так один писатель говорит: ritus baptizandi antiquissimus et communis erat per trinam immersionem, quam indicunt apostoli, quia immersion plus habebat mysterii ob Dominicae mortis, sepulturae et ressurrectionis conformitatem, neque adhibebatur infusionis ritus, nisi erga periculose aegrotantes. Nure vero major habetur incommodorum corporis atque pudoris ratio simulque amorendarum tentationis illecebrqrum. Cabassut. synops. council. tom. 3. pag. 331. Paris. 1838. Но еще в VI в. папа Григорий вел. в своем чинопоследовании крещения установил, что бы крещение самых младенцев было совершаемо не иначе, как погружением. S. Gregor. sacrament. de bapt. infant. Так же следует заметить, что римская Церковь дозволяет в крещении и однократное обливание; а в некоторых частных церквах Запада (напр. испанских), совершается крещение и погружением, но одним, а не тремя; в других (в миланской) погружается только голова крещаемого, а не все тело. Cabassut. ibidem t. 2. pag. 13.

6

Евномиане, совершенно отвергая единосущие лиц св. Троицы и божественность второго и третьего Лиц, крестили не во имя Отца и Сына и Св. Духа, а только в смерть Христову, т. е. давали крещению только нравственное значение спогребения Христу или умерщвления в ceбе греха, а не благодатного возрождения именем и силою св. Троицы. Поэтому и крестили однократным погружением. Созомен: 6, 28. Впрочем о таком крещении упоминает и Ориген, еще прежде евномиан. Comment. ad Rom. cap. 6.

 
7

У св. Василия в книге о Св. Духе есть глава против тех, которые говорили, что достаточно креститься во имя одного Господа. См. многие места у св. Киприана, Афанасия, Григория богослова, Григория нисского, и др.


Источник: Православный собеседник, 1859 г. Часть первая. Казань. с. 55

Комментарии для сайта Cackle