святитель Иоанн Златоуст

Беседа LVII

«Бысть же, яко роди Рахиль Иосифа, рече Иаков Лавану: отпусти мя, да иду на место мое и в землю мою» (Быт.30:25).

1. Сегодня надобно передать любви вашей остатки вчерашней беседы, дабы, и из сообщаемого ныне познав и попечение Божие об Иакове, и собственное благочестие праведника, мы поревновали его добродетели. Не без цели благодать Св. Духа сохранила для нас в письмени все эти повествования, – но для того, чтобы побудить нас к соревнованию и подражанию добродетельным мужам. И действительно, когда мы слышим о терпении одного, о смиренномудрии другого, о страннолюбии третьего, и о великой добродетели каждого из них, слышим то, как все они прославились и возвеличились, – то возбуждаемся к соревнованию в этом. Итак, изложим сегодня остальное повествование об этом праведнике и тем заключим нашу беседу. "Бысть же, – сказано, – яко роди Рахиль Иосифа, рече Иаков Лавану, отпусти мя, да иду на место мое и в землю мою. Отдаждь ми жены и дети моя, их же ради работах тебе» (Быт.30:25–26).

Смотри, какое благомыслие в этом праведном муже: видя явное благоволение Божие к себе, он не возгордился пред Лаваном; но с великою кротостию говорит: «отпусти мя, да иду». Поистине, ничего нет сильнее кротости, ничего нет ее могущественнее. Вот смотри: как Иаков сам сначала показал кротость, то и Лавана заставил отвечать себе с добрым расположением сердца. «Рече же ему Лаван: аще обретох благодать пред тобою: усмотрих бо, яко благослови мя Бог пришествием твоим, определи мзду свою у мене, и дам» (Быт.30:27–28) Не могу не признать, говорит, что после твоего прибытия я пользовался великим благоволением Божиим; итак как я чувствую благодеяния, полученные мною ради прибытия твоего, то предложи, какую хочешь, награду себе, и я дам с готовностию. Заметь же, что значит кротость, и не оставим без внимания этого сказания. Обрати внимание на то, что тогда как праведник не напоминал и не искал награды за труды, а сказал только: «отдаждь ми жены и дети моя, их же ради работах у тебе, да иду», Лаван, уважая великую кротость праведника, сам говорит: скажи, какую хочешь получить от меня награду, и я дам ее охотно. Да разве жены и дети Иакова не были с ним? Для чего же он говорил: «отдаждь ми жены и дети моя»? (Иаков говорил так), воздавая ему надлежащую честь, во всем обнаруживая собственный свой нрав и желая мирно расстаться с Лаваном. И вот видишь, как этими словами он расположил к себе Лавана, так что он обещал дать ему награду и выбор ее предоставил ему самому. Что же праведник? Посмотри опять на великую его кротость, как он и при этом не хочет быть неприятным и неучтивым к Лавану. Что же он делает? Он снова призывает его самого во свидетели своего к нему расположения и оказанной ему преданности во все время служения. "Ты веси, – говорит, – яже работах тебе, и колика бе скота твоего у мене. Мало бо бе, елико твоего у мене, и возрасте во множество: и благослови тя Господь пришествием моим: ныне убо когда сотворю и аз себе, дом» (Быт.30:29–30)? Тебя, говорит, призываю во свидетели моих трудов; ты сам знаешь, с каким усердием я делал все с своей стороны: приняв от тебя стадо немногочисленное, я своим старанием и неусыпною заботливостию увеличил его до множества. Потом, обнаруживая благочестие свое, продолжает: «и благослови тя Господь пришествием моим: ныне бо когда сотворю и аз себе дом?» Знаешь и сам, что, с пришествием моим к тебе, благодать свыше умножила достояние твое; и так как и я с своей стороны делал для тебя все с полным усердием, исполняя службу, и Божия помощь явно оказана тебе, то теперь по справедливости надобно мне и для себя устроить дом. Что значит: «сотвори и аз себе дом»? Значит – жить на свободе и заняться своими собственными делами. Выслушав это, Лаван сказал ему: «что ти дам»; или: скажи, что хочешь ты получить от меня? (Быт.30:31). Я и сам сознаю это, и не отрицаю; знаю, как много мне дано от Бога и что с пришествием твоим благословил меня Бог. «Рече же ему, – сказано, – Иаков: не даси ми ничтоже: аще же сотвориши ми глагол сей, паки пасти имам овцы твоя» (Быт.30:31). Ничего, говорит, я не хочу получать от тебя в виде платы; но дай мне только то, что скажу, и я опять буду пасти овец твоих. Вот чего именно я хочу. Посмотри, какое предложение делает праведник Лавану, уверенный в Божией помощи: «да мимо идут, – говорит, – овцы твоя ныне, и разлучи оттуду всякую овцу пелесую во овцах, и всяку беловатую и пеструю в козах, будет ми мзда: и послушает мене правда моя пред тобою во утрений день, яко есть мзда моя пред тобою: все, еже аще не будет пестро и беловатое в козах, и пелесо во овцах, за украденное будет мною» (Быт.30:32–33).

2. Заметь благоразумие праведника! Зная, сколь велико к нему благоволение свыше, он просит у Лавана того, что, по естественному порядку вещей, казалось или трудным или и вовсе невозможным (потому что редко бывает, чтобы рождались животные с разнообразным цветом шерсти); а Лаван по этой самой причине не замедлил согласиться на требование Иакова и сказал: «буди по словеси твоему» (Быт.30:34). «И разлучи в той день козлы пестрые и беловатые, и вся козы пестрые и беловатые, и все, еже бяше белое в них, и все, еже бе пелесо во овцах580 и даде в руце сыном своим581. И расстави путем трех дней между ими и между Иаковом» (Быт.30:35–36). Разделив, то есть, свои стада по предложению Иакова, он (одну часть) поручил своим сыновьям. «Иаков же пасяше овцы Лавановы оставшияся» (Быт.30:36). Какие же это? Именно те, которые не имели никакой пестроты в цвете шерсти... А все это делалось для того, чтобы и праведник на самом опыте узнал величие Божия попечения о себе, и Лаван увидел, какою помощию свыше пользуется Иаков. «Взя же себе, Иаков, – сказано, – жезл стиракинов зеленый, и орехов и яворовый: и острога я Иаков пестрением белым, сострогая кору: являшеся же на жезлах белое, еже острога, пестро. И положи жезлы, яже острога, в поильных корытех воды: да егда приидут овцы пити, пред жезлы пришедшим им пити, зачнут овцы по жезлом. И зачинаху овцы по жезлом582, и раждаху овцы беловатые, и пестрые, и пепеловидные пестрые» (Быт.30:37–39). Так поступает праведник не по собственному своему побуждению, но так благодать свыше внушала разуму его, потому что совершавшееся происходило не по обыкновенному порядку природы, а было много дивного и превышающего естественный порядок вещей. «И агнцы разлучи583 и постави584 прямо овцам овна беловатого, и всякое пестрое во агнцах, и разлучи себе стадо585 по себе, и не смеси сих со овцами Лавановыми» (Быт.30:40). поелику рождавшиеся животные были все именно такие, какие он предназначил (для себя), то он и отделял их и таким образом составил для себя особое стадо. «Бысть же во время, в неже зачинаху овцы во чреве приемлюще, положи Иаков жезлы пред овцами586 еже зачинати им по жезлом. Егда же раждаху овцы, не полагаше: Быша же неназнаменанные Лавановы, а знаменанные – Иаковли. И разбогате человек зело зело» (Быт.30:41–43). Что значит повторение этого последнего слова? Оно выражает великое изобилие, – то, что Иаков не только значительно, но и весьма разбогател. "Быша бо, – сказано, – ему скоти мнози, и волове, и раби и рабыни» (Быт.30:43). Но посмотри, как это опять возродило зависть к праведнику. «Слыша же словеса сынов Лавановых: взя Иаков вся, яже отца нашего и от сущих отца нашего сотвори всю славу сию» (Быт.31:1). Заметь, как зависть доводит их до неблагодарности, да и не их только, но и самого Лавана: "виде, – сказано, – Иаков лице Лаване, и се не бяше к нему, яко вчера и третиего дне» (Быт.31:2). Слова сыновей встревожили дух Лавана, и заставили забыть то, что он прежде сказал Иакову, в беседе с ним: «благослови мя Бог пришествием твоим» (Быт.30:27). Человек благодаривший Господа за то, что с приходом праведника Он благоволил умножить его богатство, теперь, переменив под влиянием детей свои мысли, воспламенился завистию и, видя праведника в великом изобилии, не хотел более обращаться с ним по прежнему. "Виде же, – сказано, – Иаков лице Лаване, и се не бяше к нему, яко вчера и третиего дне». Видишь ли, как велика кротость праведника и сколько неблагодарности у тех; как они, не думая подавить в себе зависть, смутили и дух отца? Посмотри же далее, как неизреченно попечение Божие, какое снисхождение являет Он, когда видит, что мы с своей стороны делаем все возможное. Бог, видя ненависть их к праведнику, говорит Иакову: «возвратися в землю отца твоего, и в род твой, и буду с тобою» (Быт.31:3). Довольно, говорит, пожил ты на чужой стороне; Я хочу теперь исполнить то, что обещал тебе прежде, когда говорил: «возвращу тя в землю твою». Итак, возвращайся без всякого страха, потому что Я с тобою буду. Для того именно, чтобы праведник не медлил своим возвращением, но смело предпринимал обратный путь, для того Господь и говорит: Я с тобою буду. Я, доселе благоустроявший жизнь твою и умноживший семя твое, Я и впредь буду с тобою. Праведник, услышав это от Бога, уже не медлил, но стал приготовляться к путешествию. "Послав же, – сказано, – призва Рахиль и Лию587 на поле, идеже пасяше588 стада: и рече им». Он хочет сообщить женам свое намерение касательно путешествия, объявить Божие повеление и (сказать) о ненависти к нему отца. «И рече им: вижду аз лице отца вашего, яко несть ко мне, якоже вчера и третиего дне: Бог же отца моего бе со мною. Сами же589 весте, яко всею силою моею работах отцу вашему: отец же ваш обиде мя, и измени мзду мою десяти агнцев: но не даде ему Бог зла сотворити мне. Аще бо сице речет: пестрые будет твоя мзда: и родятся вся овцы пестрые. аще же речет: белые будет твоя мзда: и родятся вся овцы белые. И отъя Бог вся скоты отца вашего, и даде я мне» (Быт.31:4–9).

3. Смотри, как он объявляет им и неблагодарность к нему отца, и свое усердие, какое сам оказывал в служении ему: вы знаете, говорит, что я всеми силами служил вашему отцу. Вместе с тем он изображает им попечение о нем Божие, показывая, что все делала вышняя помощь, и богатство Лаваново передала ему. "Отъя Бог, – говорит он, – вся скоты отца вашего, и даде я мне. Бысть же590, егда зачинаху овцы, и видех очима моима во сне: и се козлы и овны восходяще бяху591 а овцы и козы, беловатые, и пестрые, и пепеловидные пестрые592. И рече ми Ангел Божий во сне: Иакове. Аз же рех: что есть; И рече: воззри очима твоима, и виждь козлы и овны восходящие на овцы, и козы, белые, и пестрые, и пепеловидные пестрые: видех бо, елика тебе Лаван творит» (Быт.31:10–12).

Видишь ли, что сила вышняя творила все это, вознаграждая праведника за труды? поелику тот был неблагодарен к нему, то щедролюбивый Господь обильно награждает праведника: "видех бо, – говорит, – елика тебе Лаван творит». Научимся отсюда, что, если мы кротко и терпеливо будем переносить обиды от кого бы то ни было, то тем более великой и щедрой помощи удостоимся свыше. Поэтому не будем противоборствовать старающимся вредить нам; а будем великодушно переносить, зная, что Господь всяческих не презрит нас, если только мы с своей стороны окажем благомыслие: "Мне, – говорит Он, – отмщение: аз воздам, глаголет Господь» (Рим.12:19). По этой причине и Иаков сказал: «не даде ему Бог зла сотворити мне». Тогда как Лаван хотел лишить меня, говорит, награды за труды, Господь в таком обилии явил нам Свою милость, что все достояние его передал нам. Видя, что я исполнял работу добросовестно, а тот поступал со мною ненадлежащим образом, Господь и показал такое промышление о нас. А что я говорю это не без причины, и не напрасно хочу обвинить Лавана, имею Бога свидетелем всех поступков отца вашего со мною. "Видех бо, – говорит Он, – елика тебе Лаван творит», потому что не только лишил тебя воздаяния, но и не так расположен теперь к тебе, как прежде, и изменился в своих намерениях. «Аз есмь Бог твой, явивыйся тебе на месте Божии, идеже помазал ми еси тамо столп» (Быт.31:13). Господь хочет таким образом привести на память Иакову то, что обещал Ему тогда, сказав: весьма размножу тебя и буду хранить тебя до земли твоей593 (Быт.28:14–15). Я, говорит, тот, который явился тебе и дал тебе свои обетования; Я и ныне, поелику настало время, привожу в исполнение обещанное тебе тогда и повелеваю тебе возвратиться без опасения, потому что Я буду с тобою. «Аз есмь Бог явивыйся тебе, на месте, идеже помазал ми еси столп, и обетовал ми еси обет»594 (Быт.31:13). Господь напоминает Иакову его молитву и сделанное им обещание. В чем же состояла молитва? «В том, что яже ми даси, одесятствую та тебе» (Быт.28:22). Так как Иаков дал этот обет в то время, когда ничего не имел с собою и странствовал, как беглец, то Господь и говорит ему теперь: когда Я явился тебе, ты дал Мне обет, сказав: «от тех, яже ми даси, десятину одесятствую тебе», этою молитвою и обетом исповедуя Мое всемогущество и очами веры прозревая будущее свое благосостояние; ныне, когда должны совершиться изреченные Мною обетования, настало время и тебе исполнить обет свой. Итак возвратись "ныне595, восстани и изыди, – сказано, – от земли сея, и иди в землю рождения твоего, и буду с тобою» (Быт.31:13). Я везде буду соприсутствовать тебе, благоустроять для тебя путь твой, и ты ни от кого не потерпишь никакого вреда, так как десница Моя будет для тебя повсюду покровом. Услышав это, Рахиль и Лия596 сказали ему: «еда есть нам часть или наследие в дому отца нашего597? Не яко ли чужия вменихомся ему; продаде бо нас, и снеде снедию сребро наше. И все598 богатство и славу, юже отъя Бог от отца нашего, тебе даде599. Ныне600 елика тебе рече Бог твой, твори» (Быт.31:14–16). Вот и они повинуются воле Божией и еще представляют неоспоримое рассуждение. Что у нас есть еще общего, говорят они, с отцем нашим? Однажды навсегда он отдал нас тебе. А «богатство и славу, юже отъя Бог от отца нашего» и дал тебе, мы будем иметь и чада наши. Не медли же. Не откладывай, а делай, что повелел тебе Бог. «Ныне убо, елика рече Бог твой, твори». Выслушав это, «Иаков, востав, взя жены своя и дети, и посади их601 на велблюды: и забра вся имения своя, и602 стяжание, еже притяжа в Месопотамии, и вся своя, еже отыти ко Исааку отцу своему» (Быт.31:16–18).

4. Заметь, какое мужество духа имел праведник и как, отбросив всякий страх и опасение, повиновался повелению Господа. Видя уже нечистоту совести в Лаване, он не стал теперь, как прежде, рассуждать с ним, а только исполнял повеление Господне, и, взяв жен и детей, отправился в путь. "Лаван же, – сказано, – отыде острищи овцы своя: украде же Рахиль идолы отца своего» (Быт.31:19). Не без цели и это замечено, а с целию – показать, что (дочери) еще держались отеческого обычая и имели большое уважение к идолам. Рассуди, в самом деле, с какою заботливостию она это сделала, – не унесла у отца другое что-либо, а одних только идолов, при том сделала это тайно и от мужа, потому что он, конечно, не позволил бы этого сделать. "И утаи, – сказано, – Иаков от Лавана Сирина не поведати ему, яко уходит. И отбеже сам, и вся, яже его, и прейде реку, и взыде на гору Галаад» (Быт.31:20–21). Прошу заметить и здесь великий промысел Божий – именно в том, что Бог не попустил Лавану узнать об удалении Иакова до тех пор, когда праведник был уже далеко. По прошествии трех дней, сказано, сделалось это известным Лавану603. «И поим всю братию свою604 с собою, гна в след его путем семь дней: и достиже его на горе Галаад» (Быт.31:22–23). Вот и опять видно неизреченное попечение Божие. Тот, кто сказал: «возратися в землю твою, и буду с тобою», – Сам и теперь являет Свое промышление. Видя, что Лаван с сильным негодованием преследует праведника и хочет взыскать с него, так сказать, пеню за побег, Бог является Лавану ночью во сне. "Прииде же, – сказано, – Бог к Лавану Сирину нощию605, и рече ему» (Быт.31:24). Посмотри, как Бог в попечении Своем о праведнике, снисходит до того, что беседует даже с Лаваном, дабы потрясши его душу удержать его от нападения (на Иакова). «Блюди себе, да не когда возглаголеши с Иаковом606 зла" (Быт.31:24). Велика благость Господа! Он видел, что Лаван спешит на битву, хочет напасть на праведника: поэтому Бог словом Своим останавливает его намерение и говорит: «блюди себе, да не когда возглаголеши с Иаковом зла». Не покушайся, говорит, опечалить Иакова даже словами; берегись; удержись от своего злого намерения, укроти гнев, обуздай свой раздраженный дух, и не позволяй себе даже словом опечалить Иакова. И заметь человеколюбие Господа: Он не повелел Лавану возвратиться в свой дом, а только повелел ему не говорит праведнику ничего тяжелого, ничего оскорбительного. Почему же это и для чего? Для того, чтобы праведник на самом деле, из опыта видел, сколь великого попечения удостаивает его Бог. Если бы Лаван возвратился, то откуда узнал бы это Иаков, или его жены? И для того Бог дозволяет Лавану идти и своими устами пересказать Иакову то, что было сказано ему от Бога, дабы и сам праведник с большею поспешностию и смелостию продолжал путешествие, и его жены, узнав, какого попечения удостаивается Иаков от Бога всяческих, отвергли отеческое заблуждение, подражали праведнику и получили отсюда достаточное назидание к богопознанию. Для них не столь, конечно, достоверны были слова Иакова, сколько слова Лавана, еще преданного идолопоклонству, потому что свидетельства (о вере) неверующих и врагов благочестия всегда имеют особенную важность; – и это есть дело благоискусной премудрости Божией, когда она и врагов истины делает свидетелями истины и заставляет их собственными устами подтверждать ее. «И постиже Лаван Иакова. Иаков же постави кущу свою на горе: Лаван же расстави братию свою на горе Галаад. И рече607 Лаван Иакову: что сие608 сотворил еси?» (Быт.31:25–26). Смотри, как повеление Божие укротило его пыл, обуздало ярость! Поэтому он с кротостию обращает речь свою, как бы оправдываясь и выказывая отеческую любовь к нему. Так, когда мы пользуемся попечением свыше, то не только можем избегать наветов злых людей, но если и лютые звери нападут на нас, мы не подвергнемся никакой беде. Владыка всяческих, по преизбыточеству силы Своей, изменяет и естество зверей и влагает в них кротость овчую, не отнимая у них природной лютости, но, оставляя при той же природе, заставляет проявлять свойства овец. И это можно видеть не на одних только зверях, но даже и на стихиях. Когда Он хочет, то и самые стихии забывают свойственную им силу и огонь не обнаруживает свойств огня. Всякий может убедиться в этом из примера трех отроков и Даниила. Даниил, окруженный львами, не потерпел никакого вреда, находясь как бы среди овец, потому что вышняя сила удерживала свирепость первых. А что они действительно остались зверями, не проявляя только своих зверских свойств, это на самом деле узнали те, которые были свирепее бессловесных зверей.

5. И это было для большего обличения последних, потому что они, будучи почтены разумом, превзошли однако жестокостию и неразумных зверей. И они узнали на деле, что по действию промысла Божия и лютые звери убоялись праведника и не дерзнули коснуться тела его; а сами они хотели поступить с ним хуже, чем звери. А чтобы они не сочли такого явления только каким-либо призраком, пример в след затем брошенных в ров уверил их, что только в отношении к праведнику они обнаружили кротость овец и забыли свою природу; а над брошенными после того показали свойства лютости. Подобное же произошло и в пещи огненной. Стихия эта устрашилась тех, которые были в печи, среди огня, и не оказала над ними обыкновенных действий огня: сила ее, будучи как бы связана, невредимыми сохранила тела этих отроков, не коснулась даже волос их, как будто чье-либо повеление воспрепятствовало стихии обнаружить свойственное действие, а между тем находившихся вне пещи она истребила, в том и другом проявляя величие силы Божией: как в том, что бывшие внутри пещи остались невредимыми, так и в том, что находившиеся вне ее погибли. Так, когда мы пользуемся благоволением свыше, то не только избавляемся от наветов людей, враждующим против нас, но если подвергнемся нападению и самых зверей, и тогда не потерпим никакого вреда, потому что рука Божия могущественнее всего, она отовсюду ограждает нашу безопасность и делает нас необоримыми. Так случилось и с Иаковом. Тот, кто с таким раздражением хотел настигнуть праведника и наказать его за побег, не только не говорит ему ничего грубого и неприятного, но, как отец в беседе с сыном, кротко обращает речь к нему и говорит: «что сие сотворил еси: Вскую тайно ушел еси?» (Быт.31:26). Смотри, какая перемена! Смотри, как тот, который неистовствовал подобно зверю, подражает теперь кротости овец! «Вскую тайно ушел еси, и окрал еси мя, и отвел дщери моя, яко пленницы оружием?» Зачем, говорит, ты это сделал? Что тебе это вздумалось? Для чего так скрытно устроил свой уход? «Аще бы ми поведал еси, отпустил бых тя со многою честью609 и с веселием» (Быт.31:27). Если бы я знал об этом, говорит, я проводил бы тебя «с мусикиею, и тимпаны, и гусльми. И не сподобихся целовати610 дщерей моих: ныне же несмысленно сотворил еси» (Быт.31:27–28). Посмотри, как он сам себя обличает и собственными устами сознается, что он приготовлялся худо поступить с праведником; но промысл Божий воспрепятствовал его намерению:611 "рука моя, – говорит, – может озлобити тя: но Бог отца твоего вчера рече ко мне, глаголя: блюди себе, да не когда возглаголеши ко Иакову612 зла" (Быт.31:29). Представь себе, каким утешением слова эти были для праведника, и посмотри, как Лаван открыл ему и свои намерения, и цель, с какою хотел его настигнуть, и то, что страх Божий удержал его от исполнения своих злых намерений: «Бог отца твоего», говорит. Видишь, что и сам Лаван приобрел отсюда не малую пользу, получив из того, что сказано было ему (Богом), величайшее свидетельство о Божием всемогуществе. Но так как и ты, продолжает он, этого захотел, и Бог являет столь великое о тебе попечение: «ныне, убо отшел еси: желанием бо возжелал еси отыти в дом отца твоего: то Вскую украл еси боги моя» (Быт.31:30)? Пусть так, говорит; тебе это вздумалось, ты решился возвратиться в дом отца твоего: но зачем же украл богов моих? О, крайнее несмыслие! Таковы-то твои боги, что их и украсть можно? Не стыдно тебе говорит: «вскую украл еси боги моя»! Посмотри, какое крайнее было заблуждение, что люди, украшенные разумом, покланялись деревам и камням. Так боги твои, Лаван, не в силах были защитить себя и тогда, как их захотели украсть! Да и как могли это, когда были сделаны из камня? А Бог праведника удержал твою ярость, даже без его ведома. И ты не думаешь о том, как велико твое ослепление а еще обвиняешь праведника в похищении! Да для чего праведник решился бы похитить твоих богов, которых он гнушался, даже более, у которых он знал, что они – камни бесчувственные? Но Иаков, выслушав слова Лавана с великою кротостию, сперва оправдывается в высказанных против него обвинениях, а потом предлагает сделать розыск о богах. "Рех613 бо, – говорит он, – да не како отымеши дщери твоя и вся моя» (Быт.31:31). поелику я видел, что ты ко мне не хорошо расположен, то я стал беспокоиться, чтобы ты не вздумал отнять у меня своих дочерей и все, что у меня есть, – лишить меня моей собственности, как ты уже делал. Эта причина и страх побудили меня тайно уйти от тебя. Но «у него же аще обрящеши614 бози твоя, да не будет жив пред братиею нашею» (Быт.31:32). Видишь, что Иаков не знал о похищении, сделанном Рахилью, смотри, какое строгое наказание определяет он сделавшему кражу: «у него же аще обрящутся, – говорит он, – да не будет жив пред братиею нашею». Не за то только, говорит, что украл, но и зато, что таким похищением он дает явное доказательство собственного заблуждения615. «Узнавай, что есть твоего у мене, и возми» (Быт.31:32). Обыщи, то есть, действительно ли похитил я что-нибудь непринадлежащее мне. Ты не можешь обвинить меня ни в чем, кроме того, что я скрытно ушел от тебя, и на это я решился не по своей воле, а предвидя обиду, и боясь, чтобы ты, узнав об этом, не вздумал отнять у меня своих дочерей и все другое, что я имею. "И не позна, – сказано, – у него ничтоже: не ведяше же Иаков, яко Рахиль жена его украде я. Вшед же Лаван, обыска кущу616 Лиину, и не обрете617, вниде же и в кущу Рахилину. Рахиль же взя идолы и положи оные под седло велблюже, и седе на них. И рече отцу своему: не имей себе тяжко, господине мой618, не могу619 востати пред тобою, яко обычная женская ми суть. Иска же Лаван620 по всей кущи ее621, и не обрете622" (Быт.31:32–35).

6. Много было ума у Рахили, что успела она перехитрить Лавана. Пусть слышат люди, доселе еще преданные заблуждению и дорожащие идолослужением: «положи оные, – сказано, – под седло велблюже, и седе на них». Что смешнее этого? Люди, разумом украшенные, удостоенные столь великих преимуществ от человеколюбия Божия, хотят чтить бесчувственные камни, и не скрываются, не подумают, как это нелепо, но, как животные, руководятся только привычкою. Поэтому и Павел пишет так: «весте, яко егда неверни бысте, ко идолом безгласным, аки ведомы, ведостеся» (1Кор.12:2). И хорошо сказал он: «безгласным». А вы, говорит он, имеющие голос, наделенные слухом и словом, вы, как бессловесные, стремитесь к тому, что не имеет никакого чувства. И какое снисхождение может быть оказано таким людям! Но посмотрим, что говорит праведник, ободренный признанием Лавана, равно и тем, что Лаван не нашел никакой благовидной причины к порицанию его. «Разгневася же, – сказано, – Иаков, и пряшеся с Лаваном, и623 рече". Заметь, как и в самом споре обнаруживает добродетель своей души: "кая, – говорит он, – неправда моя, и кий грех мой, яко погнал еси вслед мене» (Быт.31:36)? Из-за чего, то есть, ты с такою стремительностью погнался за мною? В какой несправедливости можешь меня обвинить? В каком проступке? Мало того, ты нанес нам еще и ту обиду, что обыскал все имение мое! «Что обрел еси от всех сосудов дому твоего; положи зде пред братиею твоею и братиею моею, и да рассудят между обема нама» (Быт.31:37). То есть, сделав такой обыск, мог ли ты найти что-нибудь, непринадлежащее мне, или что-либо твое? Если нашел, вынеси на средину; и пусть все, находящиеся при мне и прибывшие с тобою, рассудят между нами. Так как он видел, что ни в чем не виновен, то с большим дерзновением он напоминает преданность, с какою служил ему во все время, и говорит: «се двадесять лет624" (Быт.31:38). После трудов стольких лет, заслуживаю ли я такую обиду? «се двадесять лет». До настоящего времени я полных двадцать лет жил в твоем доме. «Овцы твоя, и козы твоя не Быша без плода: овнов овец твоих не поядох. Звероловли625 не принесох к тебе: аз воздаях от Мене самого626 татбины денные, и татбины нощные. Бых во дни жегом зноем, и студению в нощи, и отхождаше сон от очию моею» (Быт.31:38–40). Или ты забыл труды мои, какие понес я во время пасения овец и коз твоих? Можешь ли обвинить меня даже в том, что когда-нибудь овцы или козы твои были неплодны? Смотри, как он указывает на благоволение Божие, бывшее к дому Лавана вследствие его пребывания в нем; это тоже, что он и прежде говорил: «благослови тя Господь пришествием моим» (Быт.30:30), так как никто не может требовать этого от пастуха и не от присмотра пастушеского это зависит, а есть дело природы. Поэтому Иаков прежде всего на это указывает Лавану, давая ему понять, что о его стадах было особенное промышление свыше. «Овнов овец твоих не поядох». Можешь ли ты сказать, чтобы я когда-нибудь съел барана из твоих овец, как это обыкновенно делают многие пастухи? Звероловли «не принесох тебе». Ни сам я, то есть, никогда не съел, ни зверь не мог у меня когда-либо похитить. Приносил ли я тебе когда-нибудь растерзанное зверем? А не каждый ли день ты видишь, как другие, пасущие стада, приносят хозяевам звероядину? Но меня ты ни в чем таком не можешь обвинить, или указать на подобный случай со мною в продолжение двадцати лет. Да и что говорить о растерзанном зверями? Если когда и была пропажа, какая всегда может случиться, я не доводил ее до сведения твоего, а от себя вознаграждал украденное, было ли то днем или ночью. И постоянно с терпением переносил я и знойный жар, и ночной холод, только бы сберечь в целости стада твои. Мало того: и сон даже бежал от меня вследствие большой заботы.

Видишь ли неусыпность пастыря? Видишь ли напряженное старание? Какое оправдание могут иметь те, которым вверены паствы словесные и которые оказывают нерадение и каждодневно, по слову пророка (Иез.34:3–4), одних овец закалают, а других оставляют без всякого попечения, хотя и видят, что их то пожирают звери, то похищают чужие люди, хотя здесь труда меньше и забота легче, так как (здесь) руководствуется душа, а там много труда и для тела и для души.

7. Послушай, что говорит: «бых во дни жегом зноем, и студению в нощи и отхождаше сон от Мене». А может ли кто ныне сказать, что для спасения своих пасомых он подверг себя опасностям и бедствиям? Из нынешних (пастырей) никто не может отважиться на то, чтобы сказать это. Один только Павел, учитель вселенной, мог с дерзновением говорить это, и даже больше этого. Но где же, скажет кто-нибудь, потерпел Павел такие труды? Послушай, что он говорит: «кто изнемогает, и не изнемогаю; кто соблазняется, и аз не разжизаюся» (2Кор.11:29). Вот пастырская любовь! Падения других, говорит он, усиливают мои собственные страдания; соблазны других усиливают мою скорбь. Ему должны поревновать все, которым вверено водительство словесных овец; и пусть они не будут хуже того, который показал такую неусыпную заботливость о бессловесных и притом в течение стольких лет! Там, если бы и была небрежность какая-либо, – не было бы беды; а здесь, если и одна словесная овца погибает, или будет похищена зверем, – большая потеря, величайший вред, неизобразимое наказание! Если Господь наш не отрекся пролить за нее собственную кровь, то будет ли заслуживать какого-нибудь снисхождения нерадеющий о том, который так почтен от самого Господа, и не исполняющий своего долга в попечении об овце? Но возвратимся к продолжению (библейского) повествования. «Се мне двадесять лет, – говорит Иаков, – аз есмь в дому твоем. Работах тебе четыренадесять лет двух ради дщерей твоих: и шесть лет за овцы твоя, и преобидел еси мзду мою десять агнцев627. Аще не бы Бог отца моего Авраама, и Бог628 Исаака был со мною629 ныне тща отпустил бы мя еси: смирение мое и труд630 руку моею увиде Бог и обличи тя вчера» (Быт.31:41–42). Смотри, как ободрило праведника признание Лаваново, и с какою смелостью он продолжает свое обличение! Ты знаешь, говорит он, что я служил тебе в продолжение двадцати лет, – четырнадцать лет за дочерей твоих, а в остальные пас твоих овец; однако, ты хотел лишить меня награды; и все таки я не жаловался на это. А из того, что ты сам сказал, я вижу, что если бы Бог Авраама и Исаака не был мне помощником, теперь ты отпустил бы меня совершенно ни с чем; ты отнял бы у меня все и привел бы в исполнение обиду, какую предположил сделать. Но Бог, видевший «смирение мое и труд руку моею»... Что это значит: с «смирение мое и труд руку моею»? Значит: так как Богу известно, с каким великим усердием исполнял у тебя службу и какие труды переносил я, пася овец твоих, в заботах проводя день и ночь, то, призирая на это, Он, как Господь человеколюбивый, вчера обличил тебя, отвратил от меня несправедливые и неразумные покушения с твоей стороны. Своим оправданием Иаков достаточно подействовал на Лавана, обличая несправедливость к нему и исчисляя свои благодеяния, ему оказанные; поэтому тот, пристыженный его словами, уже впадает в страх и желает заключить союз с праведником. Вот что значит попечение Божие! Тот, кто сам так устроил и с такою горячностию преследовал праведника, впадает в такую боязнь, что ищет у него союза. «Отвещав же Лаван, рече ко Иакову: дщери твоя – дщери моя; и сынове твои – сынове мои, и скоти твои631 – скоти мои, и вся, елика ты видишь, моя суть и дочерей моих: что сотворю им днесь или чадом их рожденным632" (Быт.31:43)? Я знаю, говорит, что и дочери это мои, и все, что у тебя есть, "перешло" к тебе от моего достояния: что же я могу сделать им или их детям? «Ныне гряди, завещаем завет аз и ты: и будет во свидетельство между633 мною и тобою» (Быт.31:44). Заключим, говорит, договор, и он «будет между мною и тобою во свидетельство», – то есть, будет служить уликою, доказательством. «Рече же ему»: если кто решится нарушить постановленное нами теперь, то «се никтоже с нами634, но Бог свидетель между мною и тобою».

8. Замечай, как мало-помалу Лаван приводится и к богопознанию. Тот, кто недавно обвинял праведника в похищении своих богов и делал из-за них такой обыск, теперь говорит ему: так как нет с нами никого, кто мог бы, в случае нужды, засвидетельствовать настоящий наш договор, то «Бог свидетель между мною и тобою»: Он присутствует здесь, Он – всевидящий, от Которого ничто не может скрыться, Он, ведущий намерение каждого. "Взем же, – говорит, – Иаков постави столп...635, и сотвори холм, и ядоша на холме». Затем «рече ему Лаван: холм сей свидетельствует между мною и тобою» (Быт.31:45–46). Что значит: "холм сей"? Значит: слова, сказанные здесь, на этом холме, да будут для нас всегда памятны. «И прозва имя места636: холм свидетельства» (Быт.31:47); потом говорит: «да видит Бог между мною и тобою» (Быт.31:49). Смотри, как Лаван опять призывает суд Божий. Он говорит: «да видит Бог между мною и тобою, яко отыдем друг от друга», – теперь, говорит, мы разойдемся; ты отправляйся в свою землю, а я возвращусь в дом свой. «Аще смириши дщери моя, аще поймеши жены над дщери моя, виждь, никтоже с нами есть видяй637 Бог свидетель»638 (Быт.31:50). Заметь, как и раз, и два, и много раз Лаван призывает Бога во свидетеля. Промышление Божие об Иакове вразумило Лавана относительно того, как велика сила Господа и как не возможно укрыться от недремлющего Ока. Поэтому он и говорит: хотя мы и разойдемся, хотя и нет никакого другого свидетеля, но свидетелем будет Сам вездесущий; таким образом он каждым словом выражает то, что есть Господь вселенной. «И рече (Лаван)639: се столп сей свидетельствует» (Быт.31:51). Потом опять говорит Лаван: «аще бо аз не прейду к тебе, ниже ты да прейдеши ко мне холма сего и столпа сего со злобою, Бог Авраамль, и Бог Нахоров да судит640 между нами» (Быт.31:52–53). Заметь, как после отца он присоединил и имя деда, который был брат патриарха, а его дед641. «Бог Авраамль, и Бог Нахоров да судит между нами. И кляся Иаков страхом отца своего Исаака, и пожре жертву на горе, и воззва братию свою и ядоша, и пиша, и спаша на горе» (Быт.31:53–54). «Пожре жертву на горе», – то есть, возблагодарил Бога за то, что совершилось. «И ядоша и пиша, и спаша на горе. Востав же Лаван заутра, лобыза сыны своя642 и дщери своя, и благослови их: и возвратився Лаван, отыде в дом свой643" (Быт.31:54–55). Видишь, возлюбленный, как велика премудрость Божия, как в одном и том же деле Господь показал и об Иакове промышление Свое, и Лавана удержал от несправедливости к праведнику, и тем самым, чрез что внушил ему не говорить Иакову худого, привел мало-помалу на путь богопознания, и тот, кто набежал, как зверь, намереваясь схватить и растерзать, возвратился домой, принесши оправдание и облобызав дочерей своих и детей их. Может быть, мы продлили свое слово уже слишком долго; но нас поставил в эту необходимость порядок самого повествования.

Итак, оканчивая здесь слово, просим любовь вашу так делать и располагать все дела свои, чтобы удостоиться благоволения свыше. Если будет благоволить к нам Бог, – тогда все будет для нас удобно и легко, и ничто не сможет опечалить нас в настоящей жизни, хотя бы и казалось что-нибудь прискорбным. Таков преизбыток Его могущества, что Он, когда благоволит, обращает и самые печали в радости. Так и Павел, среди скорбей, радовался и веселился, окрыляемый ожиданием уготованных ему наград. Потому и пророк сказал: «в скорби распространил мя еси» (Пс.4:2), вразумляя нас, что Бог, и в самых бедствиях даровал ему наслаждаться безопасностью и спокойствием. Такого имея Владыку, столь могущественного, столь благопромыслительного и премудрого, столь человеколюбивого, приложим свое усердие и будем иметь великое попечение о добродетели, чтобы получить и настоящие и будущие блага, благодатию и человеколюбием Господа нашего Иисуса Христа, с Которым Отцу, и Святому Духу, слава и держава, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

* * *

580

Злат.: καὶ πᾶν ὅ ἧν λευκόν ἐπ᾿ αὐτοῖς καὶ πᾶν ὅ ἧν φαιὸν ἐν τοῖς ἀρνάσι согласно с Алекс., Коттониан. и др., а также евр. т.; в Лукиан. сп., с которым согласуется здесь Слав. Б., читаются те же слова в измененном порядке: καὶ πᾶν φαιὸν ὃ ἧν ἐν τοῖς ἀρνάσι, καὶ πᾶν ὃ ἧν λευκὸν ἐν αὐτοῖς ­­ «и все еже бе пелесо во овцах, и все еже бяше белое в них».

581

Здесь в Лукиан. сп. читается еще: ποίμνιον κατὰ μόνας ­­ «стадо особо».

582

Злат.: Καὶ ἐνεκίσσων τὰ πρόβατα εἰς τὰς ῥάβδους согласно с Бодлеан. сп. и евр. т.; в Лукиан. и нек. др. сп. эти слова отсутствуют.

583

καὶ τοὺς ἀμνοὺς διέστειλε; в Лукиан. и др. сп.: τοὺς δὲ ἀμνοὺς διέστειλεν ᾿Ιακὼβ ­­ «агнцы же разлучи Иаков».

584

ἔστησεν; в Лукиан. сп. ἔθηκεν ­­ «положил».

585

ποίμνιον; в Лукиан. и мн. др. – ποίμνια ­­ "стада".

586

ἐν τοῖς ληνοῖς ­­ "в корытех", читаемые обыкновенно в сп., у Злат. опущены.

587

Злат.: Ῥαχὴλ καὶ Λείαν согласно с большинством сп. и евр. т.; в Лукиан. и Бодлеан. сп. Λείαν καὶ Ῥαχὴλ ­­ «Лию и Рахиль» (Слав. Б.).

588

ἐποίμαινεν; в Лукиан. и др. сп.: οὗ ἦν τά ποίμνια ­­ «идеже бяху стада» (Слав. Б.).

589

Αὐταὶ δὲ; в Лукиан. и др.: καὶ αὐταὶ ­­ "и сами".

590

Злат. ἐγένετο δὲ; в Лукиан. и др.: καὶ ἐγένετο ­­ "и бысть".

591

ἀναβαίνοντες ἧσαν согласно с Алекс., Бодлеан. и мн. др.; в Лукиан. сп. ἧσαν ­­ "бяху" согласно с евр. т. не читается; в сп. Дорофея – ἐπιβαίνοντες ­­ «находящие».

592

διάλευκοὶ καὶ ποικίλοὶ καὶ σποδοειδεῖς ῥαντοί по обычному чтению греч. сп. относится к οἱ τράγοι καὶ οἱ κριοὶ ­­ «козлы и овны», почему в Слав. Б. следовало бы читать: «беловатые и пестрые и пепеловидные пестрые», а не «беловатые» и т. д.

593

Εἰς πλῆθός σε αὐξηθῆναι ποιήσω καὶ ὅτι διαφυλάξω σε εἰς τὴν γῆν σου.

594

καὶ ηὔξω μοι εὐχῆν ­­ (букв.) «ты молился Мне молитвою».

595

᾿Επάνιθι νὖν οὑν, каковые слова не находятся в известных сп. и прибавлены, вероятно, Златоустом для большей ясности.

596

αἱ περὶ τὴν Ῥαχὴλ ­­ окружающие Рахиль, т. е. Рахиль и Лия по библ. тексту.

597

Μὴ ἔστιν ἡμῖν μερὶς ἠ κληρονομία ἐν τῷ οἴκῳ τοῦ πατρὸς ἡμῶν; в Лукиан. сп. – Μὴ ἔστιν ἠμῖν ἔτι μερὶς κληρονομίας ἐν τοῖς τοῦ πατρὸς ἡμῶν ­­ «еда есть нам еще часть наследия в том, еже отца нашего».

598

Злат.: Και πάντα согласно с Глазгов. сп. (59 у «Holmes») вместо πάντα в Лукиан. и всех др. сп.

599

σοὶ ἔδωκε вместо: ἡμῖν ἔσται καὶ τοῖς τέκνοις ἡμῶν ­­ «нам будет и чадом нашим» (Слав. Б.) в Лукиан. и др. сп.; см. однако далее, через несколько строк, где эти слова жен Иакова выражены ближе к библ. тексту, хотя и не буквально его словами.

600

Здесь οὖν ­­ "убо", читаемое в Лукиан. и др. сп. опущено, а далее читается.

601

και ἀνεβίβασεν αὐτὰς согласно с сп. Дорофея, Циттав. и Ватикан. (55 у «Holmes») и отчасти евр. т. («ваийисса» ­­ «поднял, посадил»); в Алекс. и Лукиан. сп., с которыми согласуется Слав. Б., эти слова не читаются.

602

πᾶσαν ­­ "вся", читаемое в Алекс. и Лукиан. сп., у Злат. отсутствует согласно с Феррар. сп. (106 у «Holmes»).

603

Злат.: τριὦν γὰρ ἡμερῶν, φησὶ, παρελθουσῶν, τῷ Λάβαν ἐγνώσθη, что представляет не буквальную передачу греч. перевода 70-ти: ἀνηγγέλη δὲ Λάβαν τῷ Σύρῳ τῇ ἡμέρᾳ τῇ τρίτῃ, ὅτι ἀπέδρα ᾿Ιακὼβ ­­ «поведася же Лавану Сирину в третий день, яко бежа Иаков».

604

Злат.: πάντας τοὺς ἀδελφοὺς αὐτοῦ согласно с Алекс., Коттон. и мн. др. сп. и евр. т.; в Лукиан. сп., с которыми согласуется Слав. Б., – τοὺς υἱοὺς αὐτοῦ καὶ τοὺς ἀδελφοὺς αὐτοῦ ­­ «сыны (своя) и братию свою».

605

καθ᾿ ὕπνον ­­ во сне, читаемые обыкновенно в греч. сп., как и евр. т., у Злат. отсутствуют.

606

μετὰ τοῦ ᾿Ιακὼβ согласно с Алекс. сп. и евр. т.; в Лукиан. и мн. др. сп. – πρὸς ᾿Ιακοβ ­­ "ко Иакову" (Слав. Б.); в сп. Дорофея – κατὰ ᾿Ιακὼβ ­­ «против Иакова».

607

Злат.: καὶ εἶπε согласно с Бодлеан. («de Lag»). Gen. gr.) и Ватик. (129 у «Holmes»); в Лукиан. и проч. сп. – εἶπε δὲ ­­ "рече же" (Слав. Б.).

608

Τί τοῦτο согласно с сп. Дорофея и Циттав.; в Алекс., Лукиан. и др. – τί ­­ "что" (Слав. Б.).

609

Слова: μετὰ πολλῆς τῆς πομπῆς взяты не из библейского текста, а принадлежат Златоусту.

610

Слова: τὰ παιδία μοῦ ­­ «детей моих» (Слав. Б.), читаемые обыкновенно в сп., отсутствуют у Злат.

611

Слова: καὶ νῦν ­­ "и ныне", читаемые обыкновенно в греч. сп., отсутствуют у Злат., как и евр. т. и сп. 135 (у «Holmes»).

612

Здесь πρὸς ᾿Ιακὼβ, хотя в издании Миня замечено, что в пяти сп. читается: μετὰ ᾿Ιακὼβ ­­ «с Иаковом».

613

Слова: ὅτι ἐφοβήθην ­­ «понеже убояхся» (Слав. Б.) не читал, по-видимому, Злат. согласно с Алекс., Лукиан. и мн. сп., хотя они находятся в евр. т., из которого внесены были Оригеном в Гекзаплы («Field»).

614

Злат.: ἀν εὕροις согласно с сп. Дорофея и евр. т., в Лукиан. сп. – ἄν εὑρεθῶσιν ­­ «аще обрящутся»; через несколько строк встречается однако у Злат. и это второе чтение.

615

Т. е. приверженности к идолопоклонству.

616

Злат.: τὸν οἶκον с опущением ἐις ­­ "в" согласно с сп. Лукиан., Дорофея («Holmes») и др. («de Lag». Gen. gr.).

617

Дальнейшие слова: καὶ ἐξῆλθεν ἐκ τοῦ οἶκου Λείας, καὶ ἠρεύνησε τὸν οἶκον ᾿Ιακὼβ καὶ ἐν τῷ οἴκῳ τῶν δυο παιδίσκων καὶ οὐχ εὖρεν (Сикстин. изд.) ­­ «и изыде из кущи Лиины и обыска кущу Иаковлю, и в кущи двоих рабынь, и не обрете» (Слав. Б.), у Злат. не читаются согласно с нек. сп., в которых опущены эти слова: Глазгов., Оксфорд. (59 и 75 у «Holmes») и Монакским («de Lag». Gen. gr.); в Лукиан. сп. приведенные слова читаются с тою особенностью, что вместо: καὶ ἐξῆλθεν имеется: καὶ ἐξελθὼν ­­ «и исшед».

618

Злат.: κύριέ μου согласно с сп. Дорофея, Монак. и нек. др.; в Лукиан. μοῦ ­­ "мой" отсутствует.

619

οὐ δύναμαι; в Лукиан. – οὐ δυνήσομαι ­­ «не возмогу».

620

В Лукиан. сп. здесь читается ἐνώπιον αὐτοῦ ­­ «пред ним», отсутствующее у Злат.

621

Злат.: αὐτῆς, что в списках греч. перевода, равно как и в евр. т., не читается.

622

τά εἴδωλα"идолов" (Слав. Б.), читаемое в Алекс., Лукиан. и др. сп., отсутствует у Злат.

623

Читаемые затем в Лукиан. и др. сп. слова: αποκριθεὶς δὲ ᾿Ιακὼβ ­­ «отвещав же Иаков» (Слав. Б.), у Злат. не читаются, как и в Бодлеан., Циттав. («de Lag». Gen. gr.), Оксфор., Феррар. (75 и 107 у «Holmes»).

624

Злат.: Ταῦτά μοι εἴκοσιν ἔτη с опущением дальнейших слов: ἐγὼ εἰμὶ μετὰ σοῦ ­­ «аз есмь с тобою», неопустительно читаемых в сп., как и евр. тексте.

625

θηριάλωτον ­­ «звероуловленное»; в Лукиан. – θηριόβρωτον ­­ «пожранное зверем, «звероядина»".

626

᾿Εγὼ ἀπετίννυον παῤ ἐμαυτοῦ; читаемое здесь в (Слав. Б.) "тебе" не имеет себе соответствия ни в тексте Злат., ни в др. списках.

627

Злат.: δέκα ἀμνάδας согласно с сп. Дорофея, Циттав. (de Lag. Gen. gr.) и Феррар. (106 и 107 у Holmes); в Лукиан. и др. – δέκα ἀμνάσιν ­­ «десятию агнцами» (Слав. Б.).

628

ὁ Θεὸς ᾿Ισαὰκ согласно с Венециан. и Париж. сп. (72 и 76 у "Holmes"); в Лукиан. и др. – ὁ φόβος ᾿Ισαακ ­­ «страх Исаака» (Слав. Б.).

629

μετ᾿ ἐμοῦ вместо μοῖ, как в Лукиан. и др. сп. (59, 73, 106 и 107 у "Holmes"), в которых слова: ἦν μοῖ ­­ "был мне" читаются после слов: «отца моего Авраама».

630

τὸν κόπον ­­ «усталость, изнурение» согласно с Алекс. сп.; в Лукиан. и мн. др. – πόνον ­­ "труд".

631

Злат.: καὶ τὰ κτήνη σου согласно с сп. Дорофея, Алекс. и нек. др.; в Лукиан. сп., согласно с евр. т., σοῦ ­­ «тебя» или «твой» не читается, как и в Слав. Б.

632

τοῖς τεχθεῖσιν; в Лукиан. и прочих сп. – «яже родиста» (Слав. Б.).

633

ἀνὰ μέσον; в Лукиан. сп. отсутствует.

634

ἐστίν ­­ "есть", читаемое в Лукиан. и др. сп., отсутствует у Злат.

635

Злат.: Λαβὼν δὲ ᾿Ιακὼβ ἔστησεν στήλην вместо полной речи, читаемой в списках: Λαβὼν δὲ ᾿Ιακὼβ λίθον ἔστησεν αὐτον στήλην ­­ «взем же Иаков камень, постави его (в) столп» (Слав. Б.); такое же сокращение святитель делает и в след. затем словах.

636

τὸ ὄνομα τοῦ τόπου вместо αὐτὸν ­­ "его" (Слав. Б.), как в Лукиан. и проч. сп.

637

ὁ ὁρῶν согласно с сп. Дорофея и Венециан. (72 у «Holmes»); в Лукиан. и мн. др., согласно с евр. т., не читается.

638

Θεὸς μάρτυς согласно с евр. т., Сикстин. и Комплютен. Изданиями; в Алекс., Лукиан. и мн. др. сп. не читаются; в Моск. греч. Б. читаются вопреки Алекс. списку.

639

По тексту у Миня: καὶ εἶπεν ᾿Ιακὼβ ­­ «и сказал Иаков»; но здесь, вероятно, опечатка в виду обычного чтения в греч. сп. начала 51-го ст.: καὶ εἶπε Λάβαν τῷ ᾿Ιακὼβ ­­ «и рече Лаван Иакову» (Слав. Б.); затем у 70-ти (по «Field» Orig. Hexapla): ἰδοὺ ὁ βουνὸς οὗτος καὶ μάρτυς ἡ στήλη αὐτη ­­ «се холм сей свидетель и столп сей»; у Злат. вместо μάρτυς ­­ «свидетель» читается μαρτυρεῖ, что указывает на те списки, которые положены в основу Комплютен. Полиглотты, где вместо μάρτυς читается μαρτυρεῖ (Holmes, de Lagarde Genesis gr.). В Лукиан., Алекс. и нек. др. сп. 51-й ст. не читается; в Москов. издании греч. Библии он читается в двух видах вопреки Алекс. сп.

640

Злат.: κρίνοι согласно с сп. Дорофея; в Лукиан., Алекс. и др. – κρινεῖ ­­ «будет судить».

641

Θέα, πῶς μετὰ τοῦ πατρὸς καὶ τὸν πάππον τὸν ἑαυτοῦ συνῆψεν, ἀδελφὸν μὲν τοῦ πατριάρχου τυγχάνοντα, ἕαυτοῦ δέ πάππον. Под дедом Лавана святитель разумеет здесь, конечно, Нахора, отца Вафуила, сыном которого был Лаван; говоря, что «после отца он (Лаван) присоединил», под «отцем» разумеет, очевидно, Авраама, каковое название святитель не мог дать ему, как совершенно не соответствовавшее родственным отношениям ни Лавана, ни Иакова к Аврааму, а потому слово: πατρὸς ­­ «отца» представляется неправильным и составляет, вероятно, опечатку в тексте издания Миня; вместо этого нужно, вероятно, читать: πατριάρχου ­­ «патриарха».

642

τοὺς υἱοὺς αὐτοῦ согласно с Алекс. и мн. др., а равно евр. т.; в Лукиан. – αὐτοῦ ­­ «его, своих» отсутствует.

643

εἰς τὸν οἶκον αὐτοῦ; в Лукиан. – καὶ ἀπεστράφη Λάβαν εἰς τὸν τόπον αυτοῦ ­­ «и возвратился Лаван в место свое».


Вам может быть интересно:

1. Беседы на Псалмы – Беседа 34 на псалом 124 святитель Иоанн Златоуст

2. Книга Бытия – Глава 31 преподобный Ефрем Сирин

3. Толкование на пророка Малахию – Глава III преподобный Иероним Блаженный, Стридонский

4. Глафиры, или объяснения избранных мест из Пятикнижия Моисея – Книга четвертая святитель Кирилл Александрийский

5. Алфавитный указатель предметов, содержащихся в Словах святаго Исаака Сирина – Беседа преподобный Исаак Сирин Ниневийский

6. Симфония по творениям святителя Василия Великого – Красота святитель Василий Великий

7. Слова – Слово 35 святитель Григорий Богослов

8. Практическая энциклопедия – Ц святитель Игнатий (Брянчанинов)

Комментарии для сайта Cackle