протоиерей Иосиф Фудель

Вопросы церковной жизни

Московское Общество Любителей Духовного Просвещения; краткий очерк его деятельности; ее желательное развитие. – Хроника.

17 сентября нынешнего года исполнилось тридцать лет со времени учреждения в Москве Общества Любителей Духовного Просвещения. Общество это принадлежит к числу старейших в России просветительных обществ и братств, обозрению коих была посвящена предыдущая наша статья. Деятельность этого Общества, сосредоточенная в сердце России, – Москве, распространяется и на другие города и местности, до окраин включительно. В основу этой деятельности положены начала, выработанные самим приснопамятным святителем Филаретом, незабвенным для каждого православного Русского, а тем более, – Москвича.

Сказать, поэтому, несколько слов об Обществе Любителей Духовного Просвещения, кратко очертить его тридцатилетнюю деятельность, напомнить о ней истинным ревнителям духовного просвещения в России, – представляется нам делом в высшей степени благовременным и полезным.

Возникло Общество в 1863 году и конечно, не по случайному поводу. Бывший председатель Общества прот. И. Рождественский, во время празднования двадцатипятилетия деятельности Общества, в своей речи, так охарактеризовал мотивы его возникновения: «В 1860 годах, говорил он, брожение умов, восставших на разум Божий, из Западной Европы распространялось повсюду тайными и явными путями и смущая совесть людей благочестивых, волновало общество несбыточными мечтами и разрушительными стремлениями. Такое состояние общества, в людях здравомыслящих и между прочим, в московском духовенстве, возбудило заботу оградить народ, от влияния пагубных иноземных идей и доктрин, основанием Общества для противодействия им. Эта забота доведена была до сведения, управлявшего тогда московской паствой, святителя Филарета; он одобрил и благословил ее, дал ей движение и направление, указал путь, по которому она должна следовать, и довел эту заботу до Царского воззрения. Вследствие этого, возникло правильно организованное Общество, под именем Общества Любителей Духовного Просвещения.

Сначала оно было немногочисленно и состояло почти исключительно из лиц московского духовенства, в союзе с некоторыми профессорами Московской Духовной Академии, Московского Университета и Духовной Семинарии. Потом стали присоединяться к нему лица из других городов и сословий"…

Таким образом, потребность и характер времени вызвали саму мысль о необходимости сплотиться духовенству и верующим мирянам для отпора враждебным христианству веяниям времени. Но для того, чтобы противодействие общему течению, было более удачно, необходимо было пользоваться оружием знания и науки, а для этого необходимо было дать московскому духовенству возможность пользоваться такими пособиями и научными изданиями, которые доступны только в обширных книгохранилищах. Поэтому мысль об устройстве Епархиальной библиотеки в Москве возникла еще в 1859 году, а в 1862 г. эта мысль получила свое одобрение со стороны митрополита Филарета и свое осуществление. Приискано было удобное для библиотеки помещение (в Высоко-Петровском монастыре) и положено основание ей первыми пожертвованиями. Так как, в то же самое время, учреждался в Москве публичный музей, то в обществе стал возбуждаться вопрос о присоединении к этому музею Епархиальной библиотеки. Вопрос этот был отдан митрополитом на обсуждение самого духовенства и решен был им в отрицательном смысле.

В собрании 4 ноября 1862 года решено было не только устроить самостоятельную епархиальную библиотеку, но и учредить при ней ученое Общество, которое бы соединило в себе силы духовенства и лиц других званий, сочувствующих успехам православно-христианского просвещения.

В учреждении Общества деятельное участие принял сам приснопамятный владыка Филарет. Он сам составил Положение об учреждении Общества, представил его на утверждение высшей власти и по получении Высочайшего соизволения на учреждение, сам открыл Общество 17 сентября 1863 года.

Цель учреждения Общества, по словам Положения, заключается в том, чтобы «способствовать распространению и возвышению в духовенстве, а также в прочих классах народа, религиозно-нравственных и других потребностей православной веры соответствующих познаний». Средствами для достижения этого дела признаются: 1) учреждение в Москве Епархиальной библиотеки, 2) издание сочинений религиозного и нравственного содержания, 3) основание периодического издания и 4) чтение о предметах Православной веры, Церкви и жизни христианской.

В течение тридцати лет Общество неуклонно преследовало эти задачи, начертанные ему его основателем. He имея возможности сразу воспользоваться всеми намеченными средствами для достижения своих задач, оно развивало свою деятельность постепенно, по мере накопления сил и материальных средств. На первых порах было обращено особенное внимание, конечно, на Епархиальную библиотеку. Основание ей было положено собраниями книг кн. Ю. Долгорукого, графа А. П. Толстого, пром. Терновского и др. В числе книг, принесенных в дар Обществу, были особенно редкие и дорогие, как например, пожертвованные профессором Невоструевым, курс патрологии Миня, Тишендорфово издание Синайской Библии, пожертвованное покойным Государем императором и т. п. В настоящее время, в библиотеке имеется более 10.000 томов, рукописей 1003 и старопечатных книг 211. Наиболее богат отдел библиотеки по святоотеческой литературе, также по проповеднической и церковно-исторической. Недавно библиотека Общества обогатилась новым вкладом от прот. A. М. Иванцова-Платонова. Составленная им прекрасная библиотека книг религиозно-нравственного, научно-богословского и церковно-исторического содержания, приспособленная для нужд образованных людей, предоставлена в пользование членов Общества и вообще всех желающих на некоторых особых условиях. Находится она в помещении Епархиальной библиотеки и составляет необходимое ее дополнение, так как составлена из книг, которых большей частью не хватает в Епархиальной библиотеке.

Книгами Епархиальной библиотеки пользуется каждый член Общества без особой платы. При библиотеке же открыта особая читальная зала, в которой может всякий желающий пользоваться книгами, журналами и газетами, получаемыми Обществом. В той же читальной зале ежемесячно устраиваются собрания членов Общества для чтения рефератов, докладов, сообщений и обмена мыслей по поводу прочитанного. Один раз в год бывает торжественное собрание, на котором читается годовой отчет. Всех очередных собраний, за все время деятельности Общества, было более 300. Характер чтений, предлагавшихся на означенных собраниях, был самый разнообразный. Всевозможные вопросы, начиная с самых специальных научно-богословских и кончая самыми популярными, подсказанными злобой дня и настроениями общественной жизни, были предметом обсуждения на собраниях Общества. Каждое новое течение и направление общественной мысли, каждое новое умствование «лжеименных философов», в роде Льва Толстого и Вл. Соловьева, находило в Обществе свое беспристрастное, но строгое и справедливое, в духе Православной Церкви, разоблачение и должную оценку.

Вместе с тем и специальные вопросы, научно-богословские или практически-церковные, иногда привлекали к себе внимание членов Общества, положивших не мало трудов на должную разработку этих вопросов. Так, в конце шестидесятых годов внимание Общества привлечено было к вопросам иконографии и иконоведения. Вопросы эти имеют крайне важное значение в виду того не церковного и не православного характера, какой приняла в последнее время наша иконопись. По инициативе члена Общества художника Д. М. Струкова составлена была комиссия, под председательством архимандрита Амфилохия, взявшая на себя труд указать правильный путь для иконографии. Комиссия скоро превратилась в особый отдел Общества со своими специальными задачами и особым кругом действий. Отдел прежде всего приступил к литературной разработке вопросов иконоведения и к собиранию материалов и образцов древнего иконописания. В отдел стали быстро поступать пожертвования, – и древними иконами, и разного рода гравюрами, картинами и фотографиями. Труды отдела обратили на себя общее внимание. В Бозе почившая Государыня императрица Мария Александровна, в знак своего сочувствия к учреждению отдела, соизволила пожертвовать ему три древних иконы в драгоценных окладах, хранившиеся в покоях Ее Величества. В память этого события решено было учредить при отделе иконописную школу для детей бедного духовенства. Для этой цели был пожертвован Д. Хлудовым и им же обещан был денежный капитал на поддержку школы иконописания. Два года спустя школа была открыта, но вскоре, по решению митрополита Иннокентия, отделена была от Общества, поставлена самостоятельно, а в 1886 году присоединена к школе иконописания, существующей в Троице-Сергиевой Лавре. Туда же поступили и многие из икон, собранных отделом; гравюры и картины пожертвованы в некоторые древле-хранилища и сам отдел временно приостановил свою деятельность.

Более широкое развитие и более устойчивое положение приобрел другой отдел Общества, – Отдел распространения духовно-нравственных книг. Одним из средств, для достижения своих задач, Общество считает издание сочинений религиозного и нравственного содержания. Вследствие этого, Общество решилось в 1870 году открыть особый Отдел по распространению в народе духовно-нравственных книг. Мысль была одобрена митрополитом Иннокентием и скоро осуществлена, благодаря сочувствию к ней многих лиц из нашего высшего общества. Ближайшей задачей нового Отдела на первых порах было распространение в народе по дешевой цене книжек и брошюр духовного содержания для подготовления и руководства народа к правильному пониманию Священного Писания. Успех, которым пользовался Отдел на бывшей в Москве в 1872 году Политехнической выставке, расширил деятельность Отдела и сделал ее известной в отдаленных местностях России. С этого времени, деятельность Отдела растет с каждым годом и завоевывает себе всеобщие симпатии. Деятельность эта уже не ограничивается первоначальными задачами, а распространяется на само издание полезных для народа книг и брошюр. Чтобы судить об этой деятельности, надо заметить, что в настоящее время Отдел уже издал до 150 брошюр и книг, из числа коих многие вышли уже в нескольких изданиях. В первый год своего существования, Отдел имел 109 руб. своего капитала, а книг продал на 487 р.; въ 1887 же году продал брошюр на 13441 р. и кроме того, даром роздал 12343 экземпляра. Операции Отдела по продаже книг распространяются не только по Европейской России, но захватывают и дальние местности Сибири до Камчатки включительно.

Труды Общества Любителей Духовного Просвещения на пользу народа не ограничиваются одной деятельностью вышеназванного Отдела. С первых лет своего существования, Общество стремилось распространять в народе христианские познания посредством устных бесед и чтений. Еще в 1886 году в зале Епархиальной библиотеки были открыты по воскресеньям собеседования с народом и несколько лет велись они очень успешно по выработанной заранее программе. Слушателей являлось на беседы такое множество, что не хватало для всех места в зале, поэтому в 1872 году собеседования были перенесены в церковь Петровского монастыря, а в следующем году в церковь Златоустого монастыря, где к концу семидесятых годов пришли в упадок. С 1881 года дело собеседования с народом оживилось и стало на более прочную почву. По предложению митрополита Макария, решено было открыть воскресные беседы не в одном каком-либо месте, а в различных приходских церквах города Москвы. Предложение это скоро было осуществлено. Программа бесед выработана и к ведению их привлечены чрез отцов-благочинных многие священнослужители и не состоящие членами Общества. В настоящее время, собеседования ведутся в 10 церквях, преимущественно центральных, по каждому благочинию. Количество слушателей доходит до нескольких сот в одном месте.

Обозрение трудов Общества на пользу народа было бы неполно, если бы мы не упомянули об издании Воскресных Бесед. Вопрос об издании органа общедоступного, в котором простой народ находил бы себе чтение ясное и назидательное, поднимался в Обществе еще в 1864 году, но осуществился только в 1868, когда Общество стало издавать Воскресные Беседы в виде небольших выпусков (по 10 к. за экз.) не в срочное время. С 1870 г. и по настоящее время, Воскресные Беседы выходят еженедельно отдельными листками, по 1 коп. за листок. Распространяются эти листки тысячами экземпляров преимущественно по приходским церквам города Москвы. Большому распространению листков помогает, конечно, общедоступность, ясность и назидательность предлагаемых в них бесед. Дело ведется очень умело и толково.

Отзывчивость Общества Любителей Духовного Просвещения на важные вопросы нашей церковной, а также общественной жизни, выражалась часто не только в обсуждении этих вопросов на собраниях членов Общества, но и в подъеме его внешней деятельности по поводу этих вопросов. Отметим здесь три таких выдающихся случая.

В 1872 году, по мысли некоторых членов Общества, живущих в Петербурге, там был открыт особый Отдел Общества. Первым учредителем отдела был Великий Князь Константин Николаевич. Главным поводом к учреждению Отдела и вместе главным предметом его занятий было возникшее в то время движение старо-католиков к сближению с Востоком. Петербургский Отдел задался целью следить за этим движением, содействовать ему насколько это возможно и вести внешние непосредственные сношения с представителями старокатолицизма. Обладая некоторой самостоятельностью в действиях, Отдел все-таки постоянно сообщал Обществу о положении вопроса и спрашивал его мнение по многим спорным пунктам в ходе переговоров. Для обсуждения этих пунктов Общество имело много очередных и экстраординарных заседаний, в которых со всей тщательностью и серьезностью, многие ученые члены Общества, высказались по поводу спорных вопросов и пунктов соглашения со старокатоликами. Результаты, к коим пришло Общество при этом обсуждении, были сообщены Петербургскому Отделу. Общество и само принимало участие в 1874 г. в Конференциях на четвертом конгрессе старокатоликов, на котором представителем Общества был член его, Ф. М. Сухотин. С ослаблением интереса к старокатолическому движению, ослабла и деятельность Петербургского Отдела, а в 1874 г. и совсем прекратилась.

В 1872 году, в Москве состоялась Политехническая выставка. Общество приняло и в ней участие по педагогическому отделу, относительно преподавания Закона Божия. Многие законоучители и учители, приехавшие на выставку, обратились в Общество с просьбой дать им несколько руководственных указаний по предмету преподавания Закона Божия. Общество охотно исполнило эту просьбу. В течение четырех дней подряд состоялись четыре заседания Общества, на которых читаны были рефераты о преподавании Закона Божия и произнесена была для образца одна воскресная беседа. На первое заседание явилось слушателей около 500 человек, на остальные по 250. Согласно желанию слушателей Общество напечатало затем все, что было читано на этих заседаниях.

Весьма важный в нашей церковной жизни вопрос о реформе духовного суда, ставший на очередь в семидесятых годах и возбудивший много толков в печати, отразился и в деятельности Общества Любителей Духовного Просвещения. По почину председателя его, Общество предприняло капитальный труд издания в греческом и славянском текстах, с переводом на русский язык, Правил вселенских и поместных соборов и Свв. Отцов, с присовокуплением к ним в переводе толкований на них. Это ценное издание, предпринятое с целью дать строго-православную каноническую постановку вопроса о духовно-судебной реформе, велось под редакцией, сперва архиепископа Литовского Алексия, а затем профессора А. Павлова и закончилось лишь в 1884 году. Издание вышло в трех томах; в настоящее время уже трудно добыть полное издание, так как некоторые тома уже все распроданы. Желательно было бы, конечно, новое издание толкований, имеющих такое важное значение в нашей церковно-практической жизни.

Чтобы закончить краткое обозрение деятельности Общества, нам остается только сказать несколько слов о печатных органах его. Относительно Воскресных Бесед, мы говорили выше. Есть еще два издания Общества: одно ежемесячное: Чтения в Обществе Любителей Духовного Просвещения, другое еженедельное: Московские Церковные Ведомости. Издание Чтений началось чуть не с первых годов существования Общества, но тогда это был не ежемесячный журнал, а сборник рефератов, читаных в собраниях Общества, выходивший не в определенные сроки. – Только с 1871 года, Чтения стали журналом ежемесячным с строго определенным направлением. Первое место в журнале отводилось всегда статьям по изучению Св. Писания. Ни в одном духовном журнале, отдел этот не был так богат и полон, как в Чтениях. Здесь помещались труды митрополита Филарета, епископа Михаила и многих молодых богословов, наплавлявших свои научные изыскания по Св. Писанию в защиту его от нападений отрицательной критики. He менее важное место в Чтениях занимал отдел церковно-исторический, в котором видное место занимали статьи профессора А. П. Лебедева по Византийской истории. Отводилось место в Чтениях философии, апологетике и многим вопросам церковно-общественной жизни, так что журнал, при всей своей научной серьезности, не терял характера живаго органа церковной жизни. С 1869 года, Общество стало издавать еженедельную газету, сперва под названием: Московских Епархиальных Ведомостей, а потом (с 1880 года) под названием: Московские Церковные Ведомости. Это издание, по мысли Общества, должно проводить в жизнь религиозно-нравственные начала, обсуждать явления современной жизни с точки зрения Православной Церкви, защищать интересы и нужды духовенства и кроме того, быть органом церковной жизни Московской епархии. Программу эту газета осуществляет и теперь.

***

Такова, в самых общих очертаниях, деятельность Общества Любителей Духовного Просвещения за тридцать лет его существования. Возникнув из потребностей времени, получив свое первоначальное устройство от приснопамятного святителя Филарета, от него же приняв мудрые указания дальнейшего пути, Общество, иногда малозаметно и тихо, иногда энергично, но всегда неуклонно шло по этому пути распространения и возвышения в духовенстве, а также и в прочих классах народа, религиозно-нравственных и других, потребностям Православной веры соответствующих, познаний. Верное заветам своего приснопамятного основателя, оно всегда служило только делам духовного просвещения, оно, по выражению архиепископа Алексия Литовского, «с самого начала начертало на своем знамени «Духовный Свет», «Православие», «Верность преданиям Церкви и Отцов» и никогда не изменяло этим коренным основам своего бытия». В этой постоянной неизменности своим основам заключается, по нашему мнению и залог дальнейшего процветания Общества.

Но если можно с уверенностью констатировать неуклонность в преследовании своих общих задач Обществом и неизменность в следовании тому пути, на который оно поставлено с начала, то это тем более дает право высказать те или иные пожелания, касающиеся частных способов осуществления Обществом своих задач, более удачных и полезных средств для высшего развития своей деятельности. Времена меняются; каждое время имеет свой характер; настроения общественные, направления мысли, положение разных слоев и классов народа, – все это с каждым поколением изменяет свой вид и внутреннюю сущность. Новые вопросы в потребности появляются иногда неожиданно, но всегда с настойчивым исканием ответа. Это понятно, но для того, чтобы искание ответа не было бесплодно или не ушло по ложному пути, необходимо пользоваться теми средствами, которые наиболее пригодны в данное время; это же усиливает и результаты деятельности.

В сентябрьской книге Русского Обозрения, мы сделали краткий очерк развития наших церковных братств. Из тех данных, которые представляет нам история деятельности братств, мы вывели заключение, что главным условием в развитии этой деятельности служит взаимный труд духовенства и мирян, объединенный и направленный к одной цели. Это главный фактор того быстрого успеха, который имеет церковно-братское дело в России. Мы глубоко убеждены, что этот вывод имеет силу и по отношению к Обществу Любителей Духовного Просвещения. И здесь, так же, как в каждом церковном братстве, чем более единства в труде духовенства и преданных делу духовного просвещения мирян, тем более энергична деятельность, тем больше плодов приносит она. Поэтому, желательно с одной стороны, чтобы русское православное общество больше знало о существовании плодотворной деятельности Общества Любителей Духовного Просвещения, чтобы сведения об этой деятельности чаще проникали в общую печать, чтобы было рассеяно прискорбное мнение о какой-то мнимой замкнутости Общества по отношению к мирянам. С другой стороны желательно, чтобы и миряне, ревнующие о распространении духовного просвещения, не на словах только о том ревновали, а отдавали бы силы свои и труды, и жертвы на дело общее, на деятельное распространение всюду познания Света Истины. Только в этом единении духовенства и мирян условие достижения высших результатов при наименьшей затрате энергии.

Это относительно общих условий. А в частности, необходимо пожелать Обществу Любителей Духовного Просвещения пользоваться теми средствами, какие указывает опыт тридцатилетней жизни и какие намечены приснопамятным основателем Общества. Мы разумеем здесь специализацию общей деятельности по частным отделам. Задачи, преследуемые Обществом, так широки, средства для достижения цели так многообразны, что нет никакой возможности сосредоточить всю деятельность в одном центре. Практика жизни, в первые же годы существования Общества, указала единственный выход из этого положения, – это раздробление труда по отдельным задачам общим и частным. Группа членов Общества, специально знающих данный предмет и интересующихся развитием его, соединяется в отдельный кружок, получающий от Общества право на самостоятельную работу в известном направлении. Так возник Отдел распространения духовно-нравственных книг; так получили начало Отдел иконоведения и Петербургский Отдел; так же выделено (отчасти) и дело редактирования современных изданий Общества. Этот путь, нам кажется, самым лучшим путем в таком громадном деле, как дело Общества. Специализация знаний и труда всегда приносила только одну пользу; доказывать этого нечего. He надо и смущаться тем, что некоторые Отделы, как например, Петербургский или Отдел иконоведения, прекратили свою деятельность. Отдел не есть Общество. Возникает временная потребность развить известную деятельность, достичь известных целей, – возникает Отдел; прекращается эта потребность, исчезает причина существования Отдела и он прекращает свою работу. В этом и заключается развитие. Новая потребность должна вызывать новые органы.

Мы не станем здесь останавливаться подробно на нуждах и вопросах церковно-общественной жизни, которые ждут еще своей разработки; это предмет слишком обширный. Отметим только те потребности времени, которые достаточно назрели и чувствуются всеми слишком ясно. В последнее время, стала чаще высказываться мысль о необходимости восстановить отдел иконоведения. Мысль имеет твердое основание. Москве, – центру Православия, стыдно не иметь своего музея церковных древностей, своего органа изучения и распространения православного иконописания, которое так страдает в наше время. А силы для этого органа найдутся, было бы только доброе желание, да возможность. Точно также довольно настойчиво поднимаются в печати вопросы пастырского проповедничества. Вопросы эти крайне сложны, требуют серьезного отношения к себе и духовной опытности; единолично вопросы эти решаются вкривь и вкось; группа лиц, заинтересованных в этом деле, могла бы и теоретически, и практически поставить вопросы проповедничества на твердую почву; если присоединить к этому дело организации собеседования с народом, то получится задача, достойная существования особого проповеднического Отдела, хотя бы даже и временного. Часто также приходиться встречаться с мнением о необходимости и апологетического отдела; наше время требует особенно напряженного внимания апологетов, так как подделки христианства слишком часто стали предлагаться вниманию малоопытных светских людей. Жажда знания есть, но что предлагается вместо знания?… Отдел нашел бы средства усилить в светском обществе знание и понимание христианских истин в духе Православной Церкви, что и есть настоящая апологетика.

Но это все подробности, которые не так важны. Главное дело в принципе, в признании важности и необходимости специализирования труда.

Заканчивая наши частные указания на желательное и возможное развитие Общества Любителей Духовного Просвещения, от всей души присоединяемся к пожеланию ему, высказанному на юбилее двадцатилетия его деятельности, от ревнителей Православия и духовного просвещения из крестьян: «Господь Сил, да даст родному нашему и дорогому Обществу Любителей Духовного Просвещения мудрость и силу неослабно продолжать свою, знаменитым основателем его, незабвенным святителем Божиим, Филаретом, митрополитом Московским, предначертанную, благотворную просветительную деятельность, и посредством своих писаний и церковных собеседований, основанных на Слове Божием и учении Святых Отцов, постоянно вразумлять и отрезвлять, как отдалившихся от истинного духа учения Христова самозванных и самочинных учителей, так введенных ими в заблуждение неразумных и слепых последователей от обуявшего их легкомыслия, маловерия и безверия, столь гибельного для них самих и столь вредного, и для Церкви, и для отечества».

Хроника1

С 23 по 28 сентября, высокопреосвященнейший Сергий митрополит Московский изволил пребывать в Троицкой-Сергиевой Лавре. Приводим здесь два его слова из числа произнесенных им за это время.

Вступив впервые в сане митрополита Московского в Троицкий Лаврский собор и поклонившись мощам Преподобного Сергия, владыка-митрополит обратился к братии и наполнявшим собор богомольцам со следующей речью:

«Много лет тому назад вошел я в эту обитель и водворился в учебной обители, находящейся в стенах ее. Там я не только учился наукам, но и навыкал послушанию. Для меня было утешением быть в подчинении. Потом, чтобы лучше навыкнуть послушанию, я принял иноческое звание и в этом самом храме, на этом месте неожиданно для меня наречено мне имя, которое недостойно ношу. Вскоре, затем у этого престола я получил первую священную степень; был рукоположен в иеродиакона. В этой святой обители в течение шестнадцати лет я находился в послушании у моих добрых незабвенных начальников, которым да будет вечная память».

«He по своему хотению я вышел отсюда, но был выведен изволением Божиим. Прошло время послушания и наступило для меня бремя начальствования. В нескольких епархиях, мне пришлось быть пастырем словесных овец. Теперь, если бы кто меня спросил: что легче, – жить в послушании или начальствовать; то не только по учению Св. Отцов, но и по собственному опыту, при всех, не обинуюся, скажу: легче быть подначальным, нежели повелевать. Был я послушником, исполнявшим мне повеленное с готовностью и я был спокоен. В моих недоумениях я обращался к начальникам и к архипастырю. При моих ошибках получал указания, как их исправлять. Малое стадо, мне вверенное, юношество учащееся шло за мной и мы, под общим руководством начальствующих, вели жизнь безмятежную. Но, когда пришло время повелевать, – я почувствовал себя одиноким; не у кого мне было спрашивать советов, другим надобно было их давать; никто меня не предупреждал, как должно было действовать, надобно было других вразумлять, за других отвечать».

«Ныне призванный руководить здешней паствой, я чувствую бремя более тяжким, потому что к нему присоединяется еще и управление этой великой обителью. В сем затруднении повергаю себя в настоятельство тому, кто первый здесь возрастил многих чад послушания, кто в течение пяти веков настоятельствует в сей обители. Ему возвещаю печаль мою, от него требую помощи и таинственного наставления, как мне действовать. Достоин подражания дух его кротости, которым он и строптивых обуздывал; любезен моему сердцу дух той простоты, в которой он жил; вожделенен дух его совета, силой которого он давал вразумления не только своим ученикам, но и лицам высоким в обществе. Приходя сам, привожу и вас, братия, к сему цельбоносному гробу. He столько меня почитайте настоятелем, сколько сего приснопамятного настоятеля, свыше во святыни благодатно на вас презирающего. В его наставлениях ходите, в его духе живите и действуйте. Когда он жил на земле, то свет добродетельной жизни исходил из пустыни и проводил к нему многих. В настоящее время, множество богомольцев посещают эту обитель. Их должны мы утешать богослужением, назидать словом, кто может, а все примером; ибо добрый пример есть лучший учитель и поэтому, мы должны вести себя так, чтобы никто не мог сказать о нас укоризненного слова, а наоборот, вынес убеждение, что и в настоящее время здесь есть люди, крепкие нравами, благим житием и молитвой».

«Миряне, входящие в эту святую обитель, более всего да помнят, что они пришли сюда для молитвы пред мощами Преподобного и по его молитвам каждый получит утешение, какое кому потребно. Всем же, меня сретившим и здесь предстоящим, желаю здравия, мира и спасения. Господь Бог молитвами Своего Угодника Преподобного Сергия да помилует и спасет нас, яко благ и человеколюбец».

Затем 28 сентября, посетив Московскую Духовную Академию, преосвященнейший владыка в академической церкви обратился к студентам с следующим словом назидания:

«Для чего у вас устроен этот храм? Если сказать: доя того, чтобы здесь ближе и удобнее было вам молиться Богу; то не знаю, так ли это будет. Вы со всех сторон окружены храмами. Прежде студенты ходили за богослужения в трапезную церковь. Помню, как и я ходил со студентами в церковь; шли они по два в ряд, – младшие впереди, старшие за ними, a позади всех я, – и никто не тяготился этим. Значит есть причины более высокие и важные почему для вас устроили особый храм Божий… Приближая к вам храм Божий, начальство, думаю я, хотело и вас приблизить более к Церкви. От храма Божия все душеполезное вы можете получить, что вам отчасти может сказать и верующее ваше сердце. Тут озаряющая благодать от престола Божия будет приходить на вас, на ваши мысли, на ваши умственные работы и будет помогать смотря потому, кто и как усвоит эту таинственную помощь. Это, – одна сторона. Вторая, – нравственная, сем ближе кто живет к храму Божьему, тот больше одухотворяется и это одухотворение удерживает волю от неблаговидных действий и сердце от греховных помышлений. И еще одно желание было, может быть, при устроении этого храма, именно, чтобы вы и по внешности, по своему внешнему состоянию и будущему положению, не удалялись от храма Божия и от служения нашей святой Церкви. Ныне всем вам известно, но однако это очень печально, что многие студенты Духовной Академии только и остаются духовными до выхода из нее, а потом расходятся в разные стороны служить в различных ведомствах и общеизвестного нельзя утаить, некоторые уходят на службу даже в питейное ведомство. Это те, которых считают духовными людьми! Молодые эти люди имеют несколько неблагородное желание, служа в том ведомстве, уклоняться от платы за свое обучение и ходатайствуют пред Святейшим Синодом об освобождении их от этой платы, кажется не без внутренней насмешки прописывая в своих прошениях, что и они тоже приносят пользу Государству. Кто из вас и куда пойдет, – это известно только вам самим, ибо кто весть от человек, яже в человеце, точию дух человека живущий в нем. Но вы не детьми поступали сюда, а взрослыми, – рассуждающими; стремление было у вас неудержимое; курсы ваши переполнены и многие старались поступить не только студентами, но и вольными слушателями; вы могли рассуждать к чему вы стремитесь. Неблаговидно чрез Духовную Академию идти в другие ведомства. Если это делается предумышленно, то нечестно было и вступать в Академию. Если вы пришли сюда, то идите прямым путем, царским, как и Григорий Богослов называет прямой путь царским, – идите к той цели, выше которой не может быть на земле. Служение Церкви Божией есть высшее служение на этом свете; так и приготовляйте себя, одушевляемые благодатью Божией и руководствуясь наставлением вашего начальника, и прочих его сотрудников, которые, конечно, не учат вас удаляться от этого служения. В этом расположении и желаю преуспевать вам в науках и окончить курс, чтобы получить потом место, а это не трудно. Мы, епархиальные архиереи, – нуждаемся в людях, потому что наши от нас уходят. Если кто не получит места по духовно-учебному ведомству, то что же мешает прийти ему к своему епархиальному преосвященному и просить об определении во священника. Если бы был тот ответ, что места нет, говорите: я хочу быть церковно-служителем. Я с утешением встретил трех кандидатов богословия и кажется, все они из этой Академии; они просились на места причетнические, захотели быть псаломщиками и одного, – москвичи это знают, – я уже определил к Московской Казанской, у Калужских ворот, церкви. Думаю, что они идут по призванию и это стремление их искреннее; в Церкви и низшая должность высока, – не унизительно значит быть и псаломщиком. Я рассуждал с московскими протоиереями и священниками, и говорил, что это весьма важно, когда кандидат богословия хочет быть псаломщиком; некоторые на это мне с улыбкой говорили: Куда годится? Как куда?, – заметил я: к своей должности. А устав знает?… Вот какое возражение делали мне; и вам я дам этот вопрос: a устав знаете? Он был предметом науки, но эта наука, кажется, забыта. А знать устав весьма важно… Когда простые крестьяне приходские, даже дети могут исполнять церковные песнопения и службу, то было бы постыдным не знать этого вам, которые должны быть их руководителями. Положим, студенты здесь поют и читают, но не все, никто не должен отговариваться слабостью голоса; здесь, я полагаю, кто и тихо читает будет слышан; между тем, – это честь и чтецу, a порядок соблюдается и мы упрека избежим. А быть чтецом не унизительно; кто читает Святых Отцов, тот может вспомнить, что и Святой Иоанн Златоуст был чтецом… Так вот моя заповедь, которую всем вам заповедую, – заповедь, чтобы вы, готовящиеся быть служителями Церкви, были в ней, знали, что в ней происходит и что видится, и слышится в этом святилище, знали, что надобно петь и читать в какой день и почему… He знаю, что еще сказать вам; довольно на первый раз и этого, остается призвать на вас божественную благодать, чтобы она осенила вас и внушила не забывать наших благожеланий. Отец ректор передавал мне, что каждый из вас желает получить мое благословение, рука моя готова и я призываю благословение Божие на вас».

***

В Англии замечается сильное движение в пользу Православия, а между тем, единственная православная церковь в Лондоне, на Вольбан-Стрит, бедна и мала; только благодаря стараниям настоятеля ее, отца Е. Смирнова, удается поддерживать в ней известное благолепие при богослужениях. Православная колония в Лондоне растет с каждым годом, так что явилась потребность в издании специального духовного православного журнала. Журнал издается доктором богословия и философии Овербеком и называется «Orthodox Review». Распространению Православия в Лондоне много содействуют: протоиерей С. Гаферлей (Gatherley), переведший на английский язык литургии Василия Великого и Иоанна Златоустого; леди Лечмер, переводчица канона Андрея Критского и многие другие лица. По словам С.-Петербургских Ведомостей, предполагается нашу православную церковь в Лондоне значительно расширить и украсить, а также отпускать большую сумму на расходы по православному приходу Лондона (Моск. Вед.).

***

Православное эстонское население Петербурга недавно получило разрешение, от высшего духовного начальства, построить в столице свой собственный храм, в котором богослужение будет совершаться на эстонском языке. Храм проектируют построить в Коломенской части Петербурга, так как здесь сосредоточивается 16-тысячное эстонское население, из которых более 4000 православных Эстонцев, могущих составить отдельный самостоятельный православный приход. Специальных сумм на сооружение храма пока не имеется; поэтому приступили к сбору доброхотных пожертвований. Протоиерей отец Иоанн Кронштадтский первый пожертвовал на этот предмет 200 рублей.

Сбором пожертвований заведует эстонский священник гор. Кронштадта отец Адам Симо.

Нужда в особом эстонском храме, в котором бы православное богослужение в противовес протестантскому богослужению местных кирок совершалось на эстонском языке, чувствовалась уже давно. В этих целях в прошлом году уже было организовано православное богослужение на эстонском языке, совершавшееся в церкви Св. Михаила Архангела. Богослужение совершал отец Симо, причем пел на эстонском языке прекрасно сформированный хор эстонцев-любителей под руководством эстонца, студента здешней Духовной Академии, г. К.

В нынешнем году, к эстонскому богослужению в церкви Св. Михаила Архангела будут присоединены вне богослужебные собеседования на эстонском языке. Собеседования будут вести по очереди отец Симо и вышеупомянутый студент Духовной Академии, г. К.

В делах православных Эстов, близкое участие принимает «Общество веры и милосердия», обещающее в ближайшем будущем построить на свои средства, в миссионерских целях, школу для детей петербургских Эстонцев. В этой школе преподавание будет идти на русском языке. (Моск. Вед.).

***

4 октября состоялся отъезд из Москвы в Америку двух студентов Семинарии Александра Протопопова и Сергея Соколова. Оба они приглашены занять места псаломщиков при новооткрытых храмах в Северной Америке, в приходах составившихся из переселенцев-униатов, воссоединившихся с Православием. Той же Московской Семинарии студент Николай Орлинков, окончивший курс в этом году, выразил желание поступить в Алтайскую миссию с принятием монашества.

* * *

1

В прошлой хронике, по случайному недосмотру, вставлена в примеч., принадлежащем редакции и заимствованном из статьи г. Георгиевского, лишняя последняя строка. Ред.


Источник: Фудель И., протоиерей. Московское общество любителей духовного просвещения: краткий очерк его деятельности, ее желательное развитие; хроника. // Русское обозрение. 1893. С. 361–378.

Комментарии для сайта Cackle