архиепископ Ириней (Клементьевский)

Псалом 17

Пс.17:1. В конец, отроку Господню Давиду, яже глагола Господеви словеса песни сея, в день, в оньже избави его Господь от руки всех враг его и из руки Саули: и рече:

НАДПИСАНИЕ, СОДЕРЖАНИЕ

Самое надписание показывает, что псалом сей сложил Давид в возблагодарение Богу, когда избавлен был от всех врагов своих, наипаче же от Саула, котораго имя по всей причине ясно здесь изображает. Сейже самый псалом читается во второй книге Царств, во главе 22, с малою токмо пременою слов, которая от самого ли Давида учинена, или от Ездры, собравшаго псалмы, неизвестно. А понеже Давид образ Христов носил: того ради можно псалом сей и о Христе разуметь.

Пс.17:2. Возлюблю тя, Господи, крепосте моя:

Пс.17:3. Господь утверждение мое, и прибежище мое, и избавитель мой, Бог мой, помощник мой, и уповаю на него: защититель мой, и рог спасения моего, и заступник мой.

Пророк начинает псалом от любве, еюже тщится возблагодарить за благодеяния, оказанныя ему Богом. Сию бо едину жертву может принесть Богу благодетелю своему человек облагодетельствованный; сию и сам Бог в самом начале закона положил: возлюбиши Господа Бога твоего от всего сердца твоего, и от всея души твоея, и всею крепостию твоею (Лк. 10:27). За любовию же следует почтение к лицу любимому: ибо любы вся любит, всему веру емлет, вся уповает, вся терпит (1Кор. 13:7). Обещает же блаженный Давид возлюбить Бога не потому, аки бы доселе не имел любви к Нему, или бы не совершенно сие исполнил, но поелику не терпит иметь сытости в любви. Потом к каждому благодеянию Божию приличное наименование присовокупляет, и по числу полученных благ число имен умножает, глаголя: возлюблю Тя Господи, крепосте моя: Господь утверждение мое, прибежище мое, и избавитель мой.

Пс.17:4. Хваля призову Господа и от враг моих спасуся.

Хотя призывание Бога составляет главное в Богопочтении дело, однако Пророк полагает здесь оное вместо заключения, понеже и выше оное же в намерении имел. За вся, глаголет, благодеяния, мною восприятая, непрестанно буду хвалить Бога, и с великим упованием во всю мою жизнь имя Его призывать не престану, и тако присно над врагами моими торжествовать буду. Сего ради и Павел увещавает верных: во всем молитвою и молением со благодарением прошения ваша да сказуются к Богу (Флп. 4:6).

Пс.17:5. Одержаша мя болезни смертныя, и потоцы беззакония смятоша мя:

Отсюду начинает Пророк подробнее повествовать о восприятых от Бога благодеяниях: и, во-первых, глаголет о том, что он безчисленными опытами дознал, колико рука Божия крепка и мощна ко отражению всякаго рода зол. И не дивно, что он стихотворческим высоким слов прибором распространяется во изъяснении того, что бы мог простым и умеренным изобразить штилем. Ибо Дух Святый, желая с кичливыми злых людей умами в брань вступить, вооружил здесь Давида иперболическим витийством, дабы возбудить мир как бы от сна к размышлению о Божиих благодеяниях. Ибо как нет толь ощутительныя Божия помощи, которую бы злость человеческая не помрачила, то Давид, дабы сильнее поразить чувства наши, глаголет, что спасение, устроенное ему Богом, во всем творении мира явственно было. Сие намерение его заметить должно, дабы мы не думали, что он в высоком слоге своем не сохраняет меры. Сущность слов состоит в том, что Давид, находяся в крайностях, всегда прибегал к помощи Божией и чудным образом сохраняем был. Что касается до слов, то Евреи нарицают болезньми и сетьми смертными все то, что умерщвляет человека, или что клонится к погибели его: аки бы сказал, что он опасностьми смертными аки бы сетьми отвсюду был окружен. Болезни адовы то же означают, что и опасности смертныя. Ибо как прежде пришествия Христова все умирающие во ад нисходили: сего ради Пророки и смерть и ад за одно и то же полагают. Потоками беззакония нарицает насильственныя стремления врагов, или наветы людей беззаконных, которыми влечен был на смерть аки корабль на крушение.

Одержаша мя, глаголет, болезни смертныя. То есть, такия опасности отвсюду окружали меня, что я отчаявался о моей жизни, и потому объят был такими болезньми, какими обыкновенно объемлются те, которые видят предстоящую смерть. Потоцы беззакония смятоша мя. То есть: оныя болезни происходили от того, понеже беззаконные люди, нападая, в такое смятение приводили, какому обыкновенно подвержены бывают те, которые стремлением вод уносятся и поглощаются. Следующия слова: болезни адовы обыдоша мя, и: предвариша мя сети смертныя, имеют тот же разум, как уже сказано, и положены для означения разнообразных вражеских наветов.

Пс.17:7. И внегда скорбети ми, призвах Господа и к Богу моему воззвах: услыша от храма святаго своего глас мой, и вопль мой пред ним внидет во ушы его.

Что Давид, находяся в самых уже челюстях смерти, сердце свое с молитвами возносит к небу, сие было светлым свидетельством редкия веры. Таковое зерцало представляется нам пред очи с тем, дабы мы во всех злоключениях, сколь бы они тяжки ни были, не оставляли молитвы. А каков плод принесла Давиду молитва, из следующих стихов лучше увидим.

Под именем вопля жаркое и сильное движение сердца означает. Потом, нарицая Бога своим (к Богу моему воззвах), отличает себя от ложных богомольцов или лицемеров, которые, будучи принуждены необходимостию, хотя Бога и призывают, но не усердно, ниже с чистою верою молятся Ему. К сему присовокупи, что Давид, поставляя Бога от страны своея, и противополагая Его врагам своим, доказывает чрез то свое благочестие. Под именем храма в сем месте разумеется не святилище (как часто на других местах), но небо, еже есть храм Божий нерукотворенный и святый, то есть, никакой скверне непричастный.

Пс.17:8. И подвижеся и трепетна бысть земля, и основания гор смятошася и подвигошася, яко прогневася на ня Бог.

Понеже Давид не мог по достоинству превознести помощь Божию, которую он на себе испытал: то образ ея живо написует на небеси и на земли, представляя, что она была так очевидна, коль приметны бывают перемены, производящия различные виды на небеси и на земли. Ибо ежели бы положение вещей всегда находилось в равномерном и том же порядке, то не так бы ощутительно было могущество Бога. Но когда Бог или дождем, или громом, или бурею внезапно преображает небо, тогда и самые нечувствительные как бы от сна пробуждаются: ибо такия внезапныя перемены присутствие Божие показывают лучше. Хотя же и при ясном и спокойном небе зело явно усматривается величество Божие; но понеже люди внимания своего к оному не обращают, пока Бог не снидет к ним ближе: то Давид, дабы сильнее нас тронуть, исчисляет здесь внезапныя оныя перемены, которыми обыкновенно поражаемся, и вводит Бога, то одеяннаго густым облаком, то бурями возмущающаго и сильным стремлением ветров разсекающаго воздух, то молнию и гром мещущаго. Мысль Пророка относится к тому, дабы показать, что Бог, восхотев его избавить от врагов, не меньше светлыя явил в том знамения, как если бы силою Своею потряс небо и землю, и все твари превратил вверх и вниз. Ибо глаголет, что и земля потряслася, и основания гор подвиглися с места: то есть, что не было ничего столь твердаго и непоколебимаго в мире, что бы не пришло в движение, или не потряслося. Впрочем надлежит знать, что Давид не исторически повествует о сем, но употребляет подобия сии, снисходя невежеству людей, которые не понимают Бога, как разве по внешним знакам. А что некоторые мнят, аки бы чудеса сии видимым образом произведены были, сие неосновательно. Ибо Священное Писание, повествуя о жизни Давида, ничего о сем не упоминает. Итак, вышереченными словами не что иное показывает Пророк, как безпредельную силу Божию, которая в едино мгновение ока может потрясти землю даже до оснований ея, и в воздухе внезапно произвести сильные ветры, густыя облака, ужасные громы и молнии, как учинил сие на горе Синайстей, предавая закон, и преводя людей через Чермное море. Оныя слова: яко прогневася на ня Бог, сказаны относительно ко врагам или нечестивым людям: тако бо часто глаголет Бог, что Он воспламеняся негодованием и ревностию, исходит вооружен для защищения и охранения верных.

Пс.17:9. Взыде дым гневом его, и огнь от лица его воспламенится: углие возгореся от него.

Пс.17:10. И приклони небеса и сниде, и мрак под ногама его.

Облака и пары, которыми закрывается небо, сравнивает Давид с густым дымом, исходящим из ноздрей разгневаннаго человека: чрез что дает знать, коль есть страшен гнев Божий, когда единым дохновением своим помрачает небо, и отъемля сияние солнца и звезд, покрывает нас тьмою. Сему соответствуют и следующия за сим слова: огнь от лица Его воспламенится, которыя означают, что Бог без малейшаго усилия, как скоро дым испустит из ноздрей и уста Свои откроет, тот час огнь возгорится, который дымом своим весь мир помрачит, а потом все в пепел обратит. Оныя слова: углие возгореся от Него, присовокупляет для различия скоро исчезающаго пламени. Преклонение небес означает воздух, облаками покрытый. Ибо когда густые пары покроют его, то кажется, что облака как бы над главами нашими висят. Мрак же означает мглу или пасмурное небо; не токмо же сие, но и страх, который производит в нас Бог ближайшим присутствием величества Своего, и обуздывает безпечность тех, которые, при ясном небе забывая Его, препровождают время в веселостях и забавах.

Пс.17:11. И взыде на херувимы и лете, лете на крилу ветреню.

Продолжает описывать действие силы Божией в воздухе, когда хощет Бог явить человекам гнев Свой; и как выше знамение гнева Его живо изобразил во облаках, во огни, в громе и молниях, тако здесь вводит Бога, ездящаго на ветрах и вихрях, и скорым шествием, или паче, быстропарящим летанием, всю вселенную протекающаго. Подобное сему описание находится во псалме Пс. 103:3, где говорится, что Бог ходит на крыльях ветреных и посылает ветры, яко скоротечные вестники, куда ему угодно. Впрочем представляет Бога не простым правителем ветров, но аки царя седящаго на колеснице зело скоро текущей, и с оныя на врагов своих стрелы мещущаго. Колесницы Божия не что иное суть, как облака воздушныя; кони скоротекущие суть ветры, разносящие облака семо и овамо. Повозники суть Ангели, которых Херувимами Пророк нарицает, применяяся к ковчегу завета, верху котораго изображены были Херувимы. Чудно поистинне описание сие, ибо нет колесницы скоротечнейшия облаков; нет коня быстрейшаго ветров; нет повозника искуснейшаго Ангелов; нет стрел, могущих сравниться с небесными молниями.

Пс.17:12. И положи тьму закров свой: окрест его селение его: темна вода во облацех воздушных.

Дабы кто не возмнил, что Бог видимым образом на облаках яко на колеснице, разъезжает, для того Пророк объясняет, что Бог невидимо присутствие Свое являет: положи, глаголет, тьму закров Свой, то есть, употребляет облака вместо покрова. Следующия за сим слова, в которых упоминает о окружающем Бога селении, суть не что иное, как повторение предыдущаго изречения, и означают те же самыя облака, в которых Бог скрывается некоторым образом от взора людей, подобно как царь, гневающийся на народ, скрывается во внутренних чертогах. Темная вода не что иное есть, как множество вод, сущих во облацех воздушных; ибо облак тогда бывает темен и мрачен, когда преизобилует водою, и потому не неприлично нарицается самою водою.

Пс.17:13. От облистания пред ним облацы проидоша, град и углие огненное.

Объясняет, како Бог от облаков яко от вооруженных колесниц брань творит со врагами, и глаголет, что по повелению Божию облака собираются вкупе и производят блистание молний, представляющихся очам на подобие углей огненных. Сие произведено было во Египте при Фараоне, как читаем в книге Исхода, и во время брани Иисуса Навина противу пяти царей Аморрейских (Исх. 9:24; Нав. 10).

Пс.17:14. И возгреме с небесе Господь, и вышний даде глас свой.

То же повторяет иными словами, сказуя, что от собравшихся облаков происходит звук великий, который иначе громом называется. Звук оный прилично нарицает Пророк гласом Божим не точию ради того, что Бог есть виновник звука онаго, но и потому, что так велик и так страшен, что праведно приписуется единому Богу, аки собственный глас Его, якоже Сам ко Иову изрекл: еда мышца ти есть на Господа, или гласом на Него гремиши (Иов. 40:4)?

Пс.17:15. Низпосла стрелы и разгна я, и молнии умножи и смяте я.

Выше сказали мы, что Давид под всеми сими фигурами описывает нам страшную силу Божию с тем, дабы лучше показать милость Господню, оказанную во избавлении его. Сие намерение свое и здесь открывает, когда повествует, что враги его разсыпаны были стрелами Божиими, аки бы просто сказал, что не руками человеческими, ниже мечами были поражены, но что сам Бог явно низпослал на них гром и молнию. А понеже Бог мещет молнии аки стрелы, для того в первом месте метафору положил, а во втором выразил вещь простым именем: молнии умножи, и сим образом врагов разгна и смяте.

Пс.17:16. И явишася источницы воднии, и открышася основания вселенныя от запрещения твоего, Господи, от дохновения духа гнева твоего.

В сем стихе, без сомнения, приспособляет речь к древнему оному чуду, бывшему во время прехождения Израильских людей чрез Чермное море. С каким намерением Пророк о сем повествует, должно вкратце заметить. Он сравнивает здесь помощь Божию, частно ему оказанную, с оным всеобщим и полным избавлением, древле от небес явленным Еврейской церкви. Откуду наводит, что Бог, Который единожды людям Своим открыл путь чрез море, и сим образом Спасителем Себя явил, дабы и впредь уповали, что всегда пребудут под покровительством Его безопасны, се ныне паки во избавлении одного человека чудную силу Свою явил, дабы все, содержа в свежей памяти древнюю оную историю, были всегда благодарны Богу, откуду явствует, что Давид в сих гиперболических выражениях не баснословствует по-стихотворчески, но сохраняет пример милости, показанныя Богом в пользу верных. Явишася, глаголет, источницы воднии: то есть, Божиим повелением внезапно изсохли источники вод морских, от чего открылось сухо дно моря. За сим изъясняя способ, каким воспоследовало изсушение вод, присовокупляет: от запрещения Твоего, Господи, и от дохновения духа гнева Твоего. Под именем запрещения Божия разумеет повеление данное водам, дабы не препятствовали народу в прехождении чрез море: под именем же дохновения гнева означается действие сильных ветров. Ибо Священное Писание свидетельствует, что воды Чермнаго моря изсушены были ветром южным (Исх. 14:21; Пс. 113:5).

Пс.17:17. Низпосла с высоты и прият мя, восприят мя от вод многих.

Пс.17:18. Избавит мя от врагов моих сильных и от ненавидящих мя: яко утвердишася паче мене.

Здесь вкратце показывается конец или намерение, чего ради приведено вышереченное повествование о преславных делах Божиих: а именно, дабы ведали мы, что Давид не своим собственным тщанием, ниже пособием людей выплыл со дна бездны, но извлечен был рукою Бога. Ибо тогда, глаголется, Бог посылает помощь Свою с высоты, когда чудным образом и необыкновенными средствами нас спасает. Таким образом послание помощи с высоты противуполагается земным пособиям, на которыя мы часто, но безразсудно надеемся.

Следующия слова: восприят мя от вод многих, суть метафорическия, или преносныя. Ибо сравнивая лютость врагов с сильным стремлением водных потоков, коими тысящекратно мог быть поглощен, яснее изображает великость опасности, аки бы сказал, что он от самаго бедственнейшаго потопления сверх всякаго чаяния исхищен был. В следующем стихе о том же самом просто и без фигуры повествует, то есть, что избавлен был от врагов сильных, которые его смертельно ненавидели и гнали: ибо отсюду возвеличивает Божие всемогущество и силу, что со стороны людей никакия силы не могли ему, в крайнем отчаянии находившемуся, спасения подать. Оныя конечныя слова: яко утвердишася паче мене, показывают, что враги Давидовы были гораздо сильнее его.

Примечания

1 Будущее вместо прошедшаго.

Пс.17:19. Предвариша мя в день озлобления моего: и бысть Господь утверждение мое.

Пс.17:20. И изведе мя на широту: избавит мя, яко восхоте мя.

Паки повторяет вышереченное повествование о избавлении своем от врагов, дабы показать, что благодеяние Божие глубоко в памяти его впечатленно пребывает. Враги мои, глаголет, во время несчастия моего единодушно согласились погубить меня, и прежде, нежели мог я предостеречься от них, напали на меня, в неосторожности суща: но Господь попечеся о мне, и милостию Своею соделал то, что усилия и коварства их никакого вреда причинить мне не могли.

Господь изведе мя на широту, то есть, от оных вражиих наветов, коими отвсюду был я стеснен, рукою Своею исхитив, аки на широкое поле извел, дабы мог я свободно ходить и дышать без всякаго страха наветующих. Избави мя, яко восхоте мя, то есть, свободил меня от всех предлежавших опасностей и страхов: сие же сотворил того ради, понеже возлюбил меня по безпримерной милости Своей.

Пс.17:21. И воздаст ми Господь по правде моей, и по чистоте руку моею воздаст ми,

Пс.17:22. яко сохраних пути Господни и не нечествовах от Бога моего.

Пс.17:23. Яко вся судьбы его предо мною, и оправдания его не отступиша от Мене.

Пс.17:24. И буду непорочен с ним и сохранюся от беззакония моего.

Пс.17:25. И воздаст ми Господь по правде моей и по чистоте руку моею пред очима его.

Давид, прославляя благодеяния Божии, показывает здесь причины, чего ради угодно было Богу избавить его от врагов. Главнейшая же причина есть сия, что он сам тщился благоугодно и непорочно жительствовать пред Богом. Воздаде ми, глаголет, по правде моей, и по чистоте руку моею награди мене. Не должно мнить, аки бы Давид по гордости и кичению проповедовал здесь правду свою, и прочия добродетели, представляя оныя аки заслуги. Ибо несть то гордость и кичение, когда что по вдохновению Божию глаголется, и где признавается Бог виновником благ.

Притом должно заметить здесь, как и выше сказали мы, что Давид не о праведных делах своих глаголет, которыми никто не может похвалиться пред Богом, но о справедливости дела своего, которое имел он со врагами. Сверх сего надлежит рещи и то, что Давид потому упоминает здесь о правде своей, понеже он в самом деле оную хранил: ибо и Бога от искренняго сердца чтил, и во истинном благочестии пребывал, и никогда идолам не кланялся, и твердое намерение имел, чтоб никогда закона Господня не преступать: а хотя иногда и согрешал, однако тотчас каялся, и от всея души обращался к Богу. А что сам инде глаголет: не оправдится пред Тобою всяк живый (Пс. 142:2), сие глаголет о тех, которые без благодати Божией предшествующей сами собою или делами своими оправдитися пред Богом мнят. Тако бо никто пред Ним оправдитися не может: зане всяк праведный благодатию Божиею оправдается. На сем основании Давид изрек оныя слова: не оправдится пред Тобою всяк живый.

Впрочем представлять невинность свою пред Богом никому не запрещается, как то видим из примера Неемии, Езекии, Есфири и самаго Давида (2Езд. 5; Исх. 38; Есф. 14).

Пс.17:26. С преподобным преподобен будеши, и с мужем неповинным неповинен будеши,

Пс.17:27. и со избранным избран будеши, и со строптивым развратишися.

Изъясняет вышереченныя слова, показывая причину, чего ради рекл: воздаде ми Господь по правде моей: понеже де Бог праведен есть, и потому праведных любит, помогая, защищая и покровительствуя им. Беседует убо к самому Богу, и глаголет: с преподобным преподобен будеши, то есть, с человеком, милующим ближняго, и Ты милостиво поступаеши. Я поступил снисходительно и кротко с моим главнейшим врагом: убо и Ты милостив был еси ко мне. Подобным образом разуметь должно и прочия слова.

Пс.17:28. Яко ты люди смиренныя спасеши и очи гордых смириши.

Пророк объясняет два предидущие стиха, приводя причину, чего ради Бог с преподобным преподобен, с мужем неповинным неповинен, и со избранным избран бывает, или просто с кроткими и смиренными людьми кротко поступает, паче же и спасает их. Понеже де смирение, яко главизна всех добродетелей, зело благоприятно Богу: сего ради Господь всех смиренных спасает, то есть, сохраняет и возвышает, подавая им Свою благодать. И напротив того, понеже гордость, яко царица всех пороков, зело неблагоприятна Богу: сего ради гордым всем противится, низлагает и смиряет их. А понеже гордость зрится во очах паче, нежели во иных членах, сего ради глаголет: очи гордых смириши.

Пс.17:29. Яко ты просветиши светильник мой, Господи: Боже мой, просветиши тьму мою.

Понеже Пророк выше сказал о себе: воздаде ми Господь по правде моей, и по чистоте руку моею, и другие употребил великолепные глаголы о правде и о чистоте своей; то, дабы кто не возмнил, что он сие глаголал от гордости царской, показывает здесь, откуду имел он правду и иныя дарования. И отсюду наипаче Бога восхваляет, сказуя, что от Него получил свет творити правду и дела благая. Яко ты, глаголет, просветиши (в Евр. просвещаеши) светильник мой Господи, то есть: от Тебе имею свет, который есть начало всякаго блага, имже различаются истинная благая от ложных, и истинная злая от мнимых. Первая бо язва, прибывшая человеку от греха первороднаго, есть неведение истиннаго блага, а потому и первое врачевание оныя от света Божественнаго начинается. Ты, глаголет, просветиши светильник мой, сиречь, внутреннее ума моего око, Боже мой, просветиши тьму мою. То есть, Ты Отче светов, Ты свете истинный, в немже тьмы несть ни единыя, якоже доселе просвещал еси внутренняя очеса сердца моего, тако и впредь продолжи просвещати тьму мою, и прогоняти мрак души моея: без Твоея бо просвещающия благодати густая тьма объемлет душу человека. Не довольни бо есмы, от себе помыслити что, яко от себе, но довольство наше от Бога (2Кор. 3:5).

Пс.17:30. Яко тобою избавлюся от искушения, и Богом моим прейду стену.

В предыдущем стихе рекл Пророк, что получил свет от Бога творити правду и прочая дела благая; а здесь присовокупляет, что от онаго Божественнаго света получил силу и крепость, каким образом избегать злых дел, которыя нарицает искушением. Тобою, глаголет, избавлюся от искушения, и Богом моим прейду стену. То есть: уповая на помощь Твою, еюже укрепляеши мя, превозмогу всякое искушение, как внутреннее, так и внешнее, хотя бы оно так велико было, как превысокая и неприступная стена. В Еврейском тексте, вместо оных слов, избавлюся от искушения, читается, сотру полчища; а вместо прейду стену, положено, прескочу стену. Но седмьдесят толковников удержали здесь единый разум, а не самыя слова. Ибо стереть полчище сопротивных, и прескочить стену, не получа ни одной язвы от врага, то же есть, что избавиться от стрел врага, а стрелы в Писании означают искушения, якоже Апостол толкует, глаголя: в немже возможете вся стрелы лукаваго разжженныя угасити (Еф. 6:16). В смысле историческом, Давид приписывает здесь победы свои Богу: ибо под Его предводительством стер он полчища врагов, и укрепленные грады завоевал. Откуду видим, что хотя был он храбрый воитель, однако ничего себе не присвояет.

Пс.17:31. Бог мой, непорочен путь его: словеса Господня разжжена. Защититель есть всех уповающих на него.

Понеже рекл: Богом моим прейду стену; сего ради приводит здесь причину, чего ради толико надеется на Бога, показывая, что Он есть благонадежный и верный защититель всех уповающих на Него. Бог мой, глаголет, на Негоже уповаю, есть существо пресвятое: ибо шествует путем непорочным, сиречь, вся действует и управляет зело праведно. Словеса Его, сиречь обетования, имиже обнадеживает прибегающих к благости Его, суть неложны, и подобны злату огнем разжженному. Стих сей на Еврейском несколько иначе читается так: Бог непорочен в пути Своем; слово Господне, огнем разжженное, щит есть всех уповающих на него. Откуду явствует, что не токмо Сам Бог, но и слово Его нарицается орудием, защищающим уповающих на Него.

Пс.17:32. Яко кто Бог, разве Господа? или кто Бог, разве Бога нашего?

Сия есть вторая вина, для которыя Давид уповал на Бога и от Него единаго ожидал света и крепости: понеже де Он един есть истинный Бог, и потому все надеющиеся на Него, яко на твердый и непоколебимый камень, должны быть безопасны и благонадежны: и напротив того, все уповающие на иную какую-либо тварь, каковы были языческие боги, по нужде должны постыдиться.

Пс.17:33. Бог препоясуяй мя силою, и положи непорочен путь мой:

Доселе беседовал Пророк вообще о благодеяниях Божиих, а здесь особенно исчисляет некоторыя дарования от Бога ему сообщенныя. И во-первых, глаголет, что приял от Бога силу (касательно тела), и непорочность (касательно жизни), яже обоя редко между собою соединяются: ибо люди сильные обыкновенно склонны бывают к нанесению обид. Давид же и зело силен был, и купно непорочен: ибо врага своего Саула убить не хотел, хотя и весьма удобно сие сделать мог. Бог, глаголет, одарил меня силою, и купно непорочностию жизни. Другие непорочность пути относят к благополучным успехам в предприятиях, или к благоуспешному течению дел, аки бы сказал Давид, что Бог милостию и благословением Своим все дела и предприятия его к благополучному концу приводил: ибо недовольно человеку иметь остроту разума, проворство и крепость сил, ежели не присоединится к тому благополучный успех, который не от мудрости, ни от случая, как мнят безумные люди, но от Бога зависит.

Пс.17:34. совершаяй нозе мои яко елени, и на высоких поставляяй мя:

Пс.17:35. научаяй руце мои на брань, и положил еси лук медян мышца моя:

Пс.17:36. и дал ми еси защищение спасения, и десница твоя восприят мя: и наказание твое исправит мя в конец, и наказание твое то мя научит.

Понеже многия крепости завоевал Давид, которыя, по причине трудных и неудобных приступов, почиталися непобедимыми, то и по сей части милость Божию прославляет. Ибо сказуя, что даны были ему нозе яко елени, показывает необыкновенную и такую скорость, которая естественно не свойственна людям. Итак, сущность слов в том состоит, что он чрезестественным образом от Бога вспомоществуем был и, на подобие еленей, скоротечно на неприступныя горы восходил. Кто глаголет, научаяй руце мои на брань, тем самым признается, что он искусство в сражениях не своим собственным тщанием, ниже упражнением и опытностию стяжал, но по особенному дару Божию получил. К сему еще присовокупляет, что Бог даровал ему мышцы яко медяны: чем означает, что он снабжен был храбростию в сражениях не обыкновенною и общею людям, но чрезестественною, и такою, какою един только Бог может одарить человека. Хотя бы Давид и сам по себе был силен, однако возрастом был не велик, как описывает его священная история: да и самое подобие означает нечто высшее человеческия силы. В следующем стихе проповедует, что он единою Божиею милостию был охраняем и спасаем. Ибо под именем защищения и спасения означает, что ежели бы Бог чудным образом не сохранял его, то он пал бы под многими смертоносными ударами. Таким образом, защищение Божие прикровенно противополагает всем оружиям и военным снарядам. В самом деле, мало бы воспользовала ему скорость ног, и крепость мышц, и искусство воинское противу сильнаго царя Саула и всего воинства его, ежели бы не помогло защищение спасения Божия, сиречь покровительство Божие спасающее, и десница Божия, восприемлющая и подкрепляющая. Следующия слова: и наказание твое исправит мя в конец, и наказание твое то мя научит – к той же милости Божией относит, которая во всех трудных и неудобопонятных обстоятельствах наставляла и вразумляла его, дабы не погрешал и не ошибался. Ибо под именем наказания разумеет здесь учение, от закона приобретаемое: учение же не приобретается, как разве милостию Божиею.

Пс.17:37. Уширил еси стопы моя подо мною, и не изнемогосте плесне мои.

Пророк продолжает описывать свои над врагами победы, яко знамения Божиих благодеяний, показывая, что Господь и в самых тесных обстоятельствах открывал ему пространные пути, так что он всюду шествовал исполинскими шагами. Уширил еси, глаголет, стопы моя, то есть: Ты, Господи, сотворил еси то, что я и в самых непроходимых местах широкими ходил стопами; Ты утверждал плесне мои в преследовании врагов моих, Ты делал меня победоносным.

Пс.17:38. Пожену враги моя, и постигну я, и не возвращуся, Дóндеже скончаются:

Пс.17:39. оскорблю их, и не возмогут стати, падут под ногама моима.

Пс.17:40. И препоясал мя еси силою на брань, спял еси вся востающыя на мя под мя.

Пс.17:41. И врагов моих дал ми еси хребет и ненавидящыя мя потребил еси.

Пророк от события доказывает, что он имел Бога помощником в своих победах, откуду следует, что он производил со врагами брань справедливую и законную. Ибо хотя иногда и нечестивым подает Бог благополучные успехи, но наконец чрез событие показывает, что они ему противны. Знамения же отеческаго благоволения являет одним только благочестивым, каков был Давид и ему подобные, дабы сим образом засвидетельствовать, что они ему любезны и благоприятны. Впрочем не должно дивиться, что Давид слишком военным слогом описывает победы свои, провещавая, что он не престанет врагов поражать, донележе всех их истребит, чрез что по-видимому забывает кротость оную, которая должна проявляться во всех верных, долженствующих подражать небесному Отцу. Ибо как ничего не предпринимал он без Божия повеления, и дух его свободен был от всякаго пристрастия: то мы должны ведать что сии изречения не суть человека кровожаждущаго, или лютаго, но такого, который с верностию исполняет должность, порученную ему от Бога. Ибо мы ведаем, что Давид толикою кротостию был одарен, что и каплю крови пролить боялся, разве когда требовало того исполнение должности и самая необходимая нужда. Итак должно знать, во-первых, звание Давидово; потом чистую и от всякаго плотскаго пристрастия свободную ревность. Сверх сего заметить должно, что здесь врагами нарицаются такие люди, которые непреодолимым своим упорством таковое мщение Божие сами на себя привлекли. Ибо как Давид носил образ Христа, то не наказывал, как только крайне ожесточенных людей, и таких, которых человеческою властию невозможно было в порядок привести. Впрочем самыя дела его доказывают, что ему ничто так любезно не было, как щадить раскаивающихся, якоже и Христос приходящих к Нему с покаянием приемлет с кротостию, а ожесточенных и до конца жизни своея сопротивляющихся, жезлом железным поражает. Сущность слов состоит в том, что Давид, воинствуя под покровительством Бога, яко царь от Него избранный, и ничего без повеления Его сам собою не предприемля, прибегал к Богу и, получа помощь свыше, не токмо противостоял мужественно нападениям всех врагов, но и величайшия и самыя сильныя ополчения в бегство обращал и поражал. Глаголы, пожену и постигну, и не возвращуся, не к будущему собственно относятся времени, но к прошедшему, как явствует из предидущих и последующих слов. Ибо как в предидущем стихе прошедшее положено вместо будущаго, то есть, уширил еси, вместо ушириши, так и здесь можно было бы будущия времена преложить на прошедшия. Но дабы греческий и славянский перевод оставался в своей силе, для того должно толковать так, как есть, и подразумевать глагол – рех, дабы разум был следующий: уширил еси стопы моя подо мною, и не изнемогосте плесне мои. Сего ради, прияв великую надежду, Рех сам в себе: пожену враги моя, и постигну я. И якоже рех, тако и бысть. Ты бо, Господи, препоясал мя еси силою на брань; Ты спял еси (в Еврейском повергл еси) вся востающия на мя под мя. Оныя слова, Ты препоясал мя еси силою, означают, что победа, получаемая над врагами, приобретается не оружием, ни мечами, ни бронями, но силою подаваемою свыше. Почему не тот есть виновник победы, кто воина препоясывает мечем и облекает в броню, но кто силою и крепостию ограждает его. Сему подобныя выражения часто употребляются в Писании, яко то во псалме Пс. 64:7‐8: препоясан силою, смущаяй глубину морскую. У Исаии, в главе Ис. 51:9: облецыся в крепость мышцы Твоея; и паки во псалме Пс. 92:1: облечеся Господь в силу, и препоясася, и в Еванг. Луки в главе Лк. 24:49: седите во граде, Дóндеже облечетеся силою свыше. Следующия слова: и врагов моих дал ми еси хребет, означают то же, что обратил еси врагов моих в бегство; ибо бегущим свойственно есть хребет обращать. Мы здесь припомнить должны, на какую брань призвал нас Бог, с каким родом врагов сражаться нам хощет, и какими бронями нас вооружает.

Пс.17:42. Воззваша, и не бе спасаяй: ко Господу, и не услыша их.

Пс.17:43. И истню я яко прах пред лицем ветра, яко брение путий поглажду я.

Показывает другую причину победы над врагами, которая состояла в том, что Бог молитвы его слушал, врагов же его молитвы презрел, хотя и они также призывали Господа. И потому ни Саул, ни Авессалом, ни Ахитофел, ни Семей, ни прочие враги его Бога помощником не имели; а Филистимляне и другие иноплеменные народы хотя и призывали домашних богов своих, но пользы от них никакой не получили. Отсюду явствует, что Бог не приемлет молитвы, и не обращает внимания на прошения не кающихся грешников и безстыдных лицемеров, оскорбляющих святейшее имя Его. Кающихся же с сокрушенным сердцем, и призывающих имя Его во исповедании святыя веры, молитвам внемлет, и прошения их исполняет, якоже Сам у пророка Иеремии глаголет: помолитеся ко Мне, и послушаю вас (Иер. 29:12). Следующаго стиха слова, и истню я яко прах пред лицем ветра, относятся по-видимому к останкам врагов, аки бы рекл: уже одержал я победу над врагами моими, но ежели есть еще останки некие от них, то и сих истню, сиречь, в малейшия части сотру, повергу и ногами попру, якоже вержется прах от ветра, или якоже попирается брение путей.

Пс.17:44. Избавиши мя от пререкания людий: поставиши мя во главу языков: людие, ихже не ведех, работаша ми,

Пророк все вышеисчисленныя благодеяния Божия собирает здесь во едино место, и глаголет, что он всеми образы Божию милость на себе испытал. Ибо прежде, нежели сложил сей псалом, избавлен был и от домашних замешательств, и от людских переговоров, и поставлен во главу, сиречь, в царя не токмо над Израильским народом, но и над иноплеменными языками, оружием покоренными. Итак глаголы избавиши мя, и поставиши мя, должно толковать или в прошедшем времени, как часто употребляется в Еврейском языке, или брать оныя за молитву о продолжении благодеяний, аки бы рекл Пророк: якоже доселе творил еси, Господи, тако и впредь, молю, да сотвориши, и избавиши мя от пререкания людей, и поставиши во главу языков, сиречь, утвердиши на престоле, аще паки низвержен буду.

Пс.17:45. в слух уха послушаша мя. Сынове чуждии солгаша ми,

Сие повествование не к лицу Давида относится, но есть пророчество о будущем царстве Христовом. Хотя же и Давид мог похвалиться, что многие иноплеменные народы, которых свойства и нравы были ему не совсем известны, из чести работали ему: но те, которых он завоевал, не вовсе были ему неизвестны, яко сопредельные и недалече отстоявшие. Итак Бог, под сими прикровенными словами прообразил нам безпредельное Сына Своего царство, котораго пространство, протязаяся от востока солнца до запада, весь объемлет мир. К тому же смыслу относятся и оныя слова: в слух уха послушаша мя, или как в Еврейском тексте изображено: услышав о мне, послушают мя. Хотя бо Давид победами своими приобрел себе толь славное имя, что многие народы, оставя оружие, добровольно ему покорилися, но поелику они соделали сие от страха, и смотря на других соседственных народов, испытавших на себе силу оружия его: то нельзя собственно сказать, чтоб они оказали ему послушание по единому о нем слуху. Следовательно, правильнее сие приличествует Христу, Который словом покорил Себе мир, и единым слухом соделал Себе послушными людей, прежде сопротивлявшихся Ему.

Итак, поелику Давид носил образ Христа, то Бог и покорил под власть его отдаленные народы, которые прежде неведомы были Давиду касательно нравов их. Но это было прообразованием обещаннаго Христу владычествия, Котораго величие долженствовало распространиться до последних пределов мира.

Пс.17:46. сынове чуждии обетшаша и охромоша от стезь своих.

Пс.17:47. Жив Господь, и благословен Бог, и да вознесется Бог спасения моего,

В сем месте описывается такое обстоятельство, которое при завоеваниях обыкновенно случается. Ибо народы, покоренные победителем, хотя с покорностию и унижением покланяются ему, но с притворным и принужденным смирением сие творят: ибо рабски, а не добровольно повинуются. Они всегда готовы к измене и бунту. Почему сынами чужими нарицаются здесь иноплеменные побежденные народы, которые прежде были свободны, а ныне принуждены смириться пред Давидом, хотя и притворно. Сие самое прилично можем приложить и ко Христу, к Которому хотя многие поклонники приходят, но не с чистым сердцем; и потому прилично Дух Святый нарицает их сынами чуждими. Прилично таковыми нарицаются и Иудеи, которые будучи усыновлены Богом, сами себя соделали чуждыми, быв неблагодарны к благодетелю. Тако и чрез пророка Иеремию глаголет о них Бог: како превратился еси в горесть виноград чуждий? Аз же насадих тя виноград плодоносен, весь истинен (Иер. 2:21). Следующие слова: сынове чуждии обетшаша и охромоша от стезь своих, по смыслу таинственному, относятся к Иудеям и означают крайнее ожесточение и упорство их, в котором они состарелись и, совратившись от стезей благочестия, погибли. А по смыслу буквальному, относятся к покоренным иноплеменным народам, из которых иные состарелись у Давида в рабстве, иные исчахли в темницах, иные померли в узах. В словах: охромоша от стезь, содержится метонимия знака. Ибо невольники, носящие узы, обыкновенно кажутся хромающими; за сим следует молитва, которою Пророк заключает псалом, хваля и прославляя Бога.



Источник: Толкование на Псалтирь, по тексту еврейскому и греческому, истолкованное тщанием и трудами святейшаго правительствующаго Синода члена, покойнаго архиепископа Псковскаго, Лифляндскаго и Курляндскаго и кавалера, Иринея [Текст]. - Изд. 7-е. - Москва : в Синодальной тип., 1882. - 25 см.

Вам может быть интересно:

1. Толкование на Псалмы – Псалом 17 епископ Палладий (Пьянков)

2. Толковая Псалтирь – Псалом 17 Евфи́мий Зигавинос (Зигабе́н)

3. Толкование на Псалтирь протоиерей Николай Вишняков

4. Толкование на сто пятьдесят псалмов – Изъяснение псалма 92-го. блаженный Феодорит Кирский

5. Толкование на Псалтирь. Часть 2 архиепископ Ириней (Клементьевский)

6. Беседы на Псалмы – Беседа 53 на псалом 143 святитель Иоанн Златоуст

7. Толкование на книгу пророка Аввакума или опыт церковной теодицеи – ПРОТОИЕРЕЙ ГЕННАДИЙ ФАСТ протоиерей Геннадий Фаст

8. Толкование на книгу св. пророка Михея – Глава III митрополит Антоний (Храповицкий)

9. Руководственное пособие к пониманию Псалтири – Третья книга Псалтири. Псалмы 72–88 епископ Ириней (Орда)

10. О памяти смертной, заповедях Божиих и послушании, а также иных предметах, душеполезных – На псалмы архимандрит Рафаил (Карелин)

Комментарии для сайта Cackle