П.Ф. Фёдоров

Климат

Группа Соловецких островов лежит в западной части Белого моря против средины устья Онежского залива; группу эту составляют несколько малых, безыменных островов и 6 больших, а именно: 1) Соловки, или собственно Соловецкий остров, самый большой и во всех отношениях самый важный,

2) Большая Муксольма, замечательный, во-первых, тем, что на нем находится скотный двор Соловецкого монастыря, а во-вторых, тем, что он соединен с Соловками громадным постоянным мостом, состоящим из наваленных камней; 3 и 4) Анзерский и Большой Заяцкий; в первом находятся два скита, во втором – один, все три служат в настоящее время, главным образом, местом ссылки для провинившихся монахов; 5 и 6) Малый Заяцкий и Малая Муксольма – необитаемы; последний заслуживает внимания только потому, что представляет самое близкое место к материку Европы – к мысу Летнему Орлову; между этим мысом и южным берегом острова – не более 25 верст. Через это пространство зимою производится почтовое сообщение между монастырем и материком. Самый большой пролив находится между Анзерским островом и Соловками и равняется 5 верстам; остальные же гораздо уже; таким образом, все Соловецкие острова представляют тесно скученную группу.

Соловецкий остров лежит недалеко от Полярного круга под 650 01/ 22// северной широты и под 35044/35» долготы (от Гринвича). Самый монастырь расположен в юго- западной части острова, на берегу небольшой бухты, весьма близко подходящей к западной монастырской стене. Стараниями монахов вершина этой бухты превращена в прекрасную гавань, вполне справедливо названную гаванью Благополучия. Горы, покрытые лесом, довольно хорошо защищают эту местность от действия северных, холодных ветров и придают монастырю живописный вид, особенно издали, с моря, так как монастырь, лежащий, на весьма низкой местности, представляется тогда погруженным в зелени леса. К восточной стене монастыря прилегает, так называемое, Святое озеро, к южной – док, так что монастырь с трех сторон окружен водою.

Обитель далеко стоит от мира и его «прелестей», «на самом краю света», как выражаются монахи и богомольцы; самое близкое населенное место – г. Кемь, отстоящий от него на 60 верст; г. Архангельск находится в 350 верстах, посад Сума в 120. Одним словом, едва ли где-либо найдется другой уголок, столь удаленный от мира и мирских соблазнов и столь удобный для строго-отшельнической жизни, как Соловки. «Северный Афон» – вот как почитаемую обитель величает народ, а иногда и сами монахи. Все Соловецкие острова до основания здесь монастыря представляли дикую пустыню, почти сплошь поросшую лесом, скудно населенную лисицами, зайцами и несколькими породами птиц; люди появлялись здесь очень редко, – только летом, то были поморы промышленники, заносимые сюда непогодой или приезжавшие для рыбных и звериных промыслов.

Хотя в Соловецком монастыре нет метеорологической станции и нет ежедневных систематических записей состояния атмосферы и воды, но все-таки по имеющимся у меня данным можно составить довольно ясное понятие об его климате. Главную, можно сказать, определяющую роль играет здесь (кроме, конечно, самой широты места) температура вод вокруг острова, всегда более или менее холодных, с весьма незначительными цифрами колебаний в течение всего года. Недаром в старину Белое море называлось «студеным». Кроме того, на самом острове находится очень много пресной воды в вид болот и озер. Одних озер насчитывают до 300, площадь их равняется 22 квадратным верстам, а береговая линия – 175 верстам. Сам остров весь изрезан бухтам, заливами и заливчиками, придающими чрезвычайно прихотливое очертание берегу, длина которого, вследствие этого, весьма значительна – 170 верст (а вместе с длиной озерного берега – 245 верст). Площадь же всего острова занимает 250 квадратных верст. Таким образом одна верста береговой линии приходится на квадратную версту суши. Такое обилие вод не может не отразиться на характере климата.

Нигде вокруг Соловецкого острова вода не может подниматься до таких высоких цифр нагревания как в гавани Благополучия, представляющей для этого чрезвычайно благоприятные условия: находясь в юго-западной части острова, гавань эта лежит в вершине бухточки, довольно глубоко врезающейся в берега его. Самые берега гавани почти со всех сторон окружены камнями, каменными зданиями, гранитной набережной; пролив, соединяющий ее с морем, узок, извилист, длинен и загроможден маленькими островками и мелями. Действию ветров, особенно холодных, с верных, она совершенно не доступна. Наконец, в эту гавань почти постоянно стекает (через особый шлюз) верхний самый теплый слой воды из Святого озера (а температура этого слоя от 6 Июля по 6 Августа 1886 года колебалась от +11,5 до +19,0, иначе сказать, разнилась от температуры воздуха в гавани от 2° до 7°. Купаясь в Св. озере, я чувствовал, что опускаюсь в ледяной колодец – так холодны всегда нижние слои воды). И несмотря на такие чрезвычайно благоприятные условия, температура верхних слоев воды представляет в гавани следующие цифры, записанные мною в разное время нашего пребывания в Соловках, и отчасти другими лицами по моей просьбе, когда нашей шхуны там не было (Таблица № 1).

Таким образом, температура воды на поверхности в гавани Благополучия в самое жаркое время ни разу не превышала + 14,5 0 R. Цифр выше девяти вообще немного, и их нужно объяснить исключительным положением гавани.

В других местах вокруг Соловецкого острова мне никогда не приходилось наблюдать даже и + 9 °. Так между южным берегом острова – мысом Печаком и мысом Летним Орловым – (это место очень часто проходило наше судно) температура воды в разное время лета колебалась во время приливов между +2,5° и + 5,0°, а во время отливов, несущих воду из глубины более теплого

Онежского залива, никогда не превышала + 8,5°. Не большие цифры получались и к северу от Соловецкого острова – при приливе никогда не свыше + 7,0° (почему-то температура приливной воды здесь выше, чем с юга острова), а при отливах не выше + 8,00. И так с последних чисел Мая до 2-й половины Сентября температура вод вокруг Соловецкого острова колеблется в общем только между + 2,5° и + 9,0°. В остальные месяцы года температура воды несомненно еще более низка: не менее 6 месяцев, (когда Соловецкий остров находится под снегом), вода замерзает только в проливах, между островами, во всех их бухтах, а также вообще близь берегов, на разное расстояние, от нескольких аршин до 7 верст, смотря по силе морозов и времени года. Остальное водное пространство, так называемое, открытое море совсем не замерзает и около 7 месяцев бывает покрыто массами плавающаго льда, отрываемого от берегов и переносимого с места на место совместным действием ветров и течений. В эти 7–8 месяцев температура воды, без всякого сомнения, держится около + 0,00, не превышая +5,0° и не падая ниже –3,0°, так как морская вода, вследствие содержания в ней солей, замерзает при –2,0°, при –3,0° своей температуры.

Таким образом, в продолжение всего года температура воды вокруг острова колеблется в общем только между + 9 и –3,0° R. Такая холодная вода должна, конечно, сильно смягчать, умерять, как зимние морозы, так и летние жары, что и оказывается на самом деле. Так, например, зима 1884/5г. в г. Архангельск, по наблюдениям старожилов, была одна из самых жестоких, – морозы достигали до –40° R, так что ртуть замерзала, и термометры лопались. На Соловецком же острове в эту зиму не было ни одного мороза больше –22,0°.

В зиму же 1883/4 самый большой морозь в монастыре равнялся –16,0 градусам, в 1885/6 –18,00, в 1829/30 –17,00, в 1830/31 –20,00 и т. д. Вообще в редкие годы морозы превышают здесь –20,0° и обыкновенно на своих высших цифрах стоят весьма короткое время – день, 2, не боле 4. Кроме воды, смягчающим образом на зимние холода действуют также теплые, западные и южные ветра, всех чаще дующие здесь зимою. Не менее сильное умеряющее действие производит холодная вода и на летние жары, в редкие годы, достигающие +22,0°. Лето 1885 г., по общему отзыву монахов, было одно из жарких, – 6 дней тепло держалось около +20,0° и 2 июля в 1 ч. дня при полной тишине доходило даже до +23,0°. На солнце, конечно, возможна значительно высшая температура – до +30,0°, даже до +32,0°, но только при штиле, – достаточно подуть какому-нибудь ветру, как ртуть падает. Особенно быстрое и резкое падение производят сырые, холодные, северные и преимущественно северо-восточные ветра, которые преобладают здесь летом. Свирепый северо-восточный ветер нередко целыми неделями дует непрерывно, наводя тоску и уныние на всех моряков, томящихся на якоре в ожидании лучшей погоды.

Что касается влажности, то опять-таки, вследствие огромной массы воды на острове и вокруг него, ее нужно предполагать очень большой. И действительно, в самое жаркое время года, когда относительный % влажности бывает обыкновенно наименьшим, она колеблется между 80 и 90% и только раз в 1884 г., 17 Июня, при + 1 9,5° равнялась 52%. Зимой, а также весной и осенью, она, несомненно, держится около 90%; стараясь приблизиться к 100%; кроме того, в течение всего года, особенно весною и осенью, – довольно много дней туманных, когда воздух вполне, или почти, насыщен водяными парами, и когда, следовательно, относительный процента влажности примерно равняется или весьма близок к 100%.

Барометрических данных у меня записано очень немого, только за время наших стоянок в Соловках. Конечно, из такого малаго количества данных нельзя сделать каких – либо общих выводов, но я все-таки считаю не лишним привести здесь и эти данных, на ряду с показаниями термометра, процентами относительной влажности и направлением ветров (Таблица №2).

Существенный недостаток всех приведенных мною цифровых данных – тот, что они не полны, наблюдения записывались не в одно врем и разными наблюдателями (к крайнему сожалению более полных и более систематичных негде взять), так что из этих данных нельзя вывести ни средних месячных, в продолжение даже одного какого-либо года, ни тем более средних годовых, а без этих средних нельзя в точности решить вопрос, к какому разряду климатов относится данный (Соловецкий).

На характер климата, главным образом, влияют (по Клёдону1) три фактора: 1) средняя годовая температура; 2) изменения в температуре дней, месяцев и времен года; 3) изменения температуры лета и зимы. По средней годовой температуре различают 7 климатов:

1. Жаркий с средней годовой температурой от + 220 до +20 0 R

2. Теплый ------------------------------------------------ 20° 26° R

3. Умер.-тепл. --------------------------------------------16° – 12° R

4. Умеренный -------------------------------------------- 12° – 8° R

5. Холодный ---------------------------------------------- 8° – 4° R

6. Очень холод. ----------------------------------------- +4° – 0° R

7. Ледяной ------------------------------------------------- ниже 0°

Каждый из этих климатов, в свою очередь, может быть подразделять на три: 1) постоянный, если разность между maxиm-ами и mиnиm-ами тепла и холода в продолжении года незначительна (Клёден придает особенное значение разности между средней температурой самаго теплаго и самаго холоднаго месяцев года); 2) переменный, если эта разность довольно заметна; 3) климат – крайностей, или крайне изменчивый, если она очень велика,–если, например, разность между средней температурой самаго теплаго и самаго холоднаго месяцев года превышает 20° R, как в Иркутске , Одессе и т.д.

К какому же разряду климатов можно причислить искомый Соловецкий? За неимением прямых данных, для решения этого вопроса у меня остается только один путь – аналогия.

Таблица №2

Страница 2 к Таблице2

Страница 3-я к Таблице №2

Страница 4-я к Таблице №2

Страница 5-я к Таблице №2

Страница 6-я к Таблице №2

Страница 7-я к Таблице №2

Страница 8-я к Таблице №2

Страница 9-я к Таблице №2

Страница 10-я к Таблице №2

Страница 11-я к Таблице №2

К западу (точнее к WSW) от Соловецкого монастыря (по карте в 50 верстах), при устье реки Кеми, в 12 верстах от берега Белого моря, стоит город Кемь, имеющий метеорологическую станцию. Вход в устье реки загроможден островами; почва в городе и близ него – каменистая и песчаная. В силу таких условий Кемский климат сравнительно с Соловецким должен отличаться более континентальным характером, т. е. давать большия цифры тепла летом и холода зимой, при чем влияние продолжительной зимы будет брать перевес над тепловыми прибавками короткого лета, так что в итоге Кемский климат должен быть холоднее Соловецкого.

Далее, прямо к югу от Соловецкого монастыря – всего в 38 верстах от него, находится небольшой, высокий остров Жужмуй, а на нем маяк, смотритель которого, между прочим, обязан вести метеорологическия записи (записываются изменения барометра, наружного воздуха по термометру R, и движения в ветров в 6 час. утра, 2 ч. по полудни и 10 ч. вечера). Термометр помещен на высоте одиннадцати сажень над уровнем моря – на горе, совершенно открытой действию ветров, особенно северных, приблизительно в 3/4 версты от берега моря. Почва Жужмуя такая же каменистая и песчаная, как и на Соловках; разность между ними только во влажности и в высоте над уровнем моря, –почва весьма низкой монастырской площади, вследствие особых условий, (которыя подробнее изложу в своем месте), чрезвычайно влажна, на Жужму же, на месте положения смотрительского дома и термометра, наоборот, совершенно суха и более способна к накаливанию и лучеиспусканию. Вследствие такой разницы условий, показания монастырского и Жужмуйского термометров не всегда будут одинаковыми; высшия цифры тепла и холода на Жужму будут, по моему мнению, больше Соловецких, а в общем итоге монастырский климат будет холоднее и постояннее Жужмуйского. Горы, леса, стены, большое число хорошо отапливаемых скученных зданий будут смягчать холода в монастыре зимой, а чрезвычайно влажная низкая почва и близость воды с трех сторон – летние жары (термометр в монастыре помещается, конечно, внутри стен, на северной стороне одного здания – против окна).

Более южное положение Жужмуя, окруженного более теплой водой

Онежского залива, должно благоприятно действовать на средние температуры в смысле их плюсового увеличения, особенно летом. Итак, Соловецкий монастырь, Кемь, Жужмуй – очень близки по климату, причем первый по средней годовой температуре будет выше Кеми и ниже Жужмуя и постояннее их обоих. Нечего говорить, что разница в климатах этих трех местностей настолько незначительна, что не во все годы будет ясно выражена. Прилагаемая таблица представляет maxиmum-ы, mиmиmum-ы и средние температурные цифры месяцев и годов в Кеми и Жужмуе).2

Таблица № 3

Страница 2 к таблице №3

Страница 3 к Таблице №3

Страница 4 к Таблице №3

Страница 5 к Таблице №3

На основании всех предыдущих соображений и цифровых данных приложенных таблиц, я считаю себя в праве придти к такому выводу: 1) средняя годовая температура Соловецкого монастыря равняется + 1,5° и в разные годы колеблется в узких пределах между +1,0° и + 2,0°R; 2) разность между средней температурой самого теплого и самого холодного месяцев в году заключается между 17° и 21°; 3) разность между maxиmum-ом и mиnиmum-ом тепла в продолжение года – между 38° и 44°R; одним словом, придерживаясь классификации Клёдена, весьма удобной, по моему мнению, для практических целей, я бы назвал климат Соловецкого монастыря очень холодным, переменным, весьма близко стощим к крайне изменчивому.

В западной части Белого моря очень много островов, берега которых состоят исключительно из голых гранитных скал; такой же скалистый или каменистый характер имеет и весь берег западной стороны Белого моря. Во время ветров, дующих почти постоянно на этом море, а также от прибоя волн приливов и отливов, огромная масса воды ударяется об эти скалы и камни, разбивается в мельчайшую пыль, далеко разносимую ветром и более или менее богатою морскою солью. Это обстоятельство особенно имеет отношение к Соловкам, так как соленость воды здесь довольно значительна – в разных местах вокруг острова колеблется от 1,022 до 1,026, иначе сказать, в общем итоге содержит здесь около 21/2 0/0 солей. Что воздух Соловков более или менее пропитан морскою солью, доказывается, между прочим, тем обстоятельством, что все блестящие предметы в монастыре быстро тускнеют, покрываясь налетом этой соли, а потому кресты и главы монастырских церквей обыкновенно не золотятся, а просто покрываются краской, а если золотятся, то блестят весьма короткое время.

Итак, климат Соловецкого монастыря очень сырой, холодный, переменный, неблагоприятный для здорового существования человеческого организма, что доказывается большим количеством простудных заболеваний, особенно ревматических. Я положительно не встречал ни одного монаха, который бы при расспросах не жаловался на те или другие ревматические боли, возникающие или усиливающиеся во время дурной погоды. Весьма часты также насморки, зубные боли, бронхиты и острые воспаления легких. Чахотка здесь тоже довольно распространена, но она больше зависит от других условий, чем от климата. (Цифровые данные относительно заболеваемости будут помещены в особой главе).

Остается сказать еще о временах года. Как выше уже упомянуто, не менее половины года остров находится под снегом, приблизительно с половины Октября до половины Апреля; дни зимой очень короткие, ночи длинные, большею частью довольно светлые от месяца, звезд и северных сияний. Самая длинная ночь равняется 21 часу 56 минутам. Таким образом, монахам приходится жить в полутьме в продолжение большей части своей длинной зимы; а Ноябрь (вследствие туманной и ненастной погоды) и Декабрь прямо можно сравнить с непрерывной ночью, так как часто в течении нескольких дней ни один солнечный луч не осветит занесенной снегом обители.

Вторая половина Апреля и первая Мая составляют переходное время к весне. Деревья начинают распускаться только с первой половины Июня, но еще в конце Июня в ложбинах и вообще в местах, защищенных от действия солнечных лучей, попадается снег (обыкновенно совершенно белый за полным отсутствием пыли). В Мае и Июне совсем нет ночей, так что все 24 часа можно читать совершенно свободно. Самое короткое время между восходом и заходом солнца равняется всего 3 ч. 4 минутам. Лето продолжается около 21/2 месяцев, но жаркое время длится не более 6 недель и совпадает с Июлем и первою половиною Августа. Да и в это короткое время жары бывают не непрерывно, а находятся в полной зависимости от направления и силы ветров: если погода тихая, или дуют легкие южные или западные ветры – тепло, даже жарко, подул какой-нибудь северный ветер – становится холодно (раз я наблюдал падение с + 18,0° на + 8,0° по R в течение 2 часов).

Вся природа оживляется не более как на 2 месяца.

Дождей летом, по отзывам монахов, выпадает вообще мало; молния и гром весьма редкие явления, в иные годы даже совсем не наблюдаемые; громовые удары здесь гораздо слабее, чем в средних губерниях. Тем не менее обитель иногда поражалась стрелами Гнева Божия, так: в 1538 году 1 Мая «В нощи от молніи погорел Соловецкий монастырь весь до основанія» (тогда он был деревянный); в 1701 году, Сентября, 6 дня «на память Чудеси Святаго Архистратига Божія Михаила в Соловецкой обители, в исходе 4 часа дня, во время божественной литургіи в соборной Преображенской церкви на достойном пеніи из нашедшаго и разверзшагося вдруг густаго и темнаго облака произошел громовой удар с молніей, от коего ужаснулся все предстоявшіе, и певчіе, сшедшіеся по обыкновенію на середину церкви, пресекли пеніе, с мест своих раздвинулись к столпам. Силою сего удара проломило в оной церкви большую главу; с одной стороны сверху до низу сорвало чешую и железную с креста цепь; в шее окончину вышибло, а в церкви иконостас, иконы и оклады в оных местах опалило; одну лампаду с цепей сорвало; у паникадила и у подсвечника медныя блюдца обгорели; из церковнаго пола не в одном месте плиты и кирпичи вышибло; а в Алтаре у служившаго іеромонаха Маркіана на ноге у сапога голенище разорвало, без повреждения однако ноги. В тоже время по всей церкви распространился серный запах с дымом. По сем Святая литургія совершена с благодареніем Всемогущему заспасеніе и невреждиніе всех предстоявших тогда в церкви Божіей».

Подобный же удар в соборную главу был в 1797 году, 16 Июня3.

Вторая половина Августа и Сентябрь представляют осень; листья на деревьях опадают уже со 2-й половины Августа, и к концу его деревья становятся нагими. Во всем году монахи считают лучшим временем в гигиеническом отношении Сентябрь, если он не дождлив: погода тогда стоит обыкновенно ровная, прохладная, без резких переходов от тепла к холоду, воздух свежий, бодрящий. В Октябре, большею частью, в первой его половине, осень переходит в зиму, в продолжение которой обыкновенно выпадает большое количество снега.

Только 4, никогда не более 41/2 месяцев, Соловецкий монастырь имеет довольно правильное сообщение посредством своих пароходов с г. Архангельском, неправильное и редко с посадом Сумой н еще реже с г. Онегой, Первый Соловецкий пароход приходить в г, Архангельск обыкновенно около 26 Мая (не ранее 12 Мая и не позже 10 Июня), а последний уходит из Архангельска около 18 Сентября (не ранее 12 Сентября и не позже 1 Октября) Кром того, правильные, только редкие, рейсы совершает между Архангельском, Соловецким монастырем, Кемью, Сумой и Онегой пароход «Кемь», принадлежащий Мурманскому обществу. Эти 4 месяца навигации сильно изменяют жизнь Соловецких монахов, влияя на характер их деятельности и увеличивая количество впечатлений.

В остальные 71/2–8 месяцев обитель совершенно отрезана от мира и его соблазнов, так что никто из мирских людей своим появлением в это время не может нарушить покоя монашеской жизни. Не замерзающее море с плавающими на нем льдинами, длинные полутемные зимние ночи, холод, сильные весьма частые ветры и метели, отдаленность острова от материка – все это такие преграды, вести борьбу с которыми можно только ради крайней необходимости, с более или менее значительным ряском для жизни Такою необходимостью зимой является почтовое сообщение, которое при таких условиях, конечно, не может совершаться правильно – (обыкновенно один раз в 11/2 месяца) – и производится между южным берегом Малой Муксольмы и мысом Летним Орловым (это самое узкое место, отделяющее остров от материка Европы, не более 25 верст). Путь переправы почты такой: из монастыря, через постоянный мост, на Большую Муксольму, далее, через узкий пролив (равняющейся 200 саженям и всегда замерзающий зимой) на Малую Муксольму, с последней, через море, – на Летний Орлов, а отсюда по материку до г. Архангельска. Понятно, что вся трудность, вся опасность в переправе почты через водное не замерзающее пространство, в других же местах нет серьезных затруднений. Для такого путешествий монахи нанимают на свой счет опытных поморов, хорошо знакомых со свойствами здешнего моря. Последние берут лодку, имеющую на нижней наружной части приспособления, похожие на полозья и облегчающее перетаскивание её. Лодка может вместить до 15 пуд. грузу и до 6 человек пассажиров (для переправы, впрочем, нужны, собственно, два человека; лодка берется то больше, то меньше, смотря по количеству грузов и пассажиров). Для того чтобы отправиться в море, поморы ждут стечения двух обстоятельства 1) тишины или, по крайней мере, такого ветра, который бы не мешал свободному движению шлюпки; 2) так называемого «разводья», «кроткой воды» или того времени, когда приближается конец прилива в Онежский залив. Выбрав нужный момент, поморы тащут лодку по льду до воды, а затем, спустивши ее в воду, гребут, держа курс по компасу на Летний Орлов. Если на пути встречаются большие льдины, то шлюпка перетаскивается через них, а если маленькая, то их просто обходят, стараясь не уклоняться от взятого курса. Иногда большую половину пути приходится тащить лодку по льду. Во время «разводья» течение воды близ берега очень слабое, усиливающееся по мере удаления от него, что зависит от того, что прилив близ берегов раньше кончается, чем в средине моря между Летним Орловым и островом Малой Муксольмой; поэтому почтовая шлюпка, по мере удаления от берега, будет уноситься силою течения (достигающего здесь в первую треть прилива большой быстроты 4 1/2––5 узлов в час (8 ½ версты) к юго-западу, а при отливе, когда вода устремляется обратно к северо-востоку, в том же направлении будет относиться и шлюпка, так что в общем итоге конец прилива и начало отлива будут только благоприятствовать её правильному ходу. Все искусство поморов состоит в том, чтобы таким образом во время отлива попасть на Летний Орлов. Если расчет сделан, верно, если погода благоприятствует, гребцы обыкновенно достигают назначенного места в течение 4–5 часов (около 2 ½ часов прилива и 2 ½ часов отлива). В противном случае, отважных почтальонов уносит в открытое море, где их положение становится крайне опасным. Обыкновенно в таких случаях шлюпка выбирает надежную льдину и, поместившись на ней, предается капризам водной стихии и ветров. Раз, лет 15 тому назад, в таком положении лодке пришлось путешествовать 18 дней. Запасная провизия у гребцов вся вышла; страшные мучения голода и холода быстро близили их к смерти, казавшейся им уже неизбежной. К счастью, на их льдине пожелали приютиться два тюленя; несчастные убили своих нежданных, но желанных гостей и питались их сырым мясом. На 19-й день льдину с её пасажирами принесло к восточному берегу Белого моря – к Зимней Золотице4. Подобные случаи очень не редки и некоторые даже записаны в прошлой истории Соловецкого монастыря; так, когда архимандрит Варфоломей по монастырским делам в 1663 г. зимой отправился в Москву, то не мог переплыть моря и через 12 дней на льдинах был снова принесен к Соловецкому острову, где монахи встретили его таким приветствием... «И Божіими судьбами В морском путном шествіи тебя, Государя, отца нашего задержало и носило во льдах 12 дней, и от морскаго обуреванія и от зимнія студени, грех ради наших, претерпел ты, Государь, отец наш, нужды не мало, а ныне за молитвы Преподобных отец наших Зосимы и Савватія Чудотворцев торосовым путем тебя, Государя, отца нашего, к Соловецкому острову принесло, дал Бог, здраво5».

В прошлые столетия зимние рискованные путешествия производились только в особых исключительных случаях: или вследствие прямых приказаний царской власти, или же по крайне необходимым, неотложным нуждам монастыря. Такая полная оторванность его от материка продолжалась до 2-й половины 19-го столетия и вела иногда к большим анахронизмам. Так в войну 1812 года монахи (по словам Соловецких старожилов) молились об избавлении Москвы, от Наполеона до Мая 13-го года, тогда как он еще в Октябре 12-го года удалился во Францию; тоже было и в войну 1853–56 года: в то время как Архангельская губерния была объявлена на военном положении с Февраля 54 года и к 20 Марта Новодвинская крепость была совершенно готова к бою, обитель мирно вела свою жизнь и ничего не знала, что происходит на материке, до второй половины Апреля. Только 16 числа этого месяца с опасностью для жизни пробрался в монастырь нарочный от губернских властей с страшною вестью. Лишь после этой войны, в 1856 году, архимандрит Александр установил почтовое зимнее сообщение с материком, которое производится от 5 до 7 раз в течение 8 зимних месяцев и существует таким образом, всего 30 лет.

Крайняя изолированность, отдаленность монастыря от населенных мест, его положение на далеком севере, среди пустынного страшного моря, на край-светном острове – накладывают особый отпечаток на всю его жизнь и уже сами по себе сильно влияют на воображение благочестивых богомольцев, возбуждая их любознательность и желание посетить этот монастырь, прославленный житием, подвигами и чудесами великих подвижников и богатый многими историческими достопримечательностями. И целые тысячи (никогда не менее 11 тысяч), а в иные годы десятки тысяч паломников со всех концов России идут посетить уважаемую обитель.

* * *

1

Всеобщая география Г. А. фон-Клёдена. Петербург 1876 г., стр. 912 и 913 Классификация климатов в «Метеорология Мона» (перев. под ред. Менделеева) на стр. 242–245 отличается большою неопределённостью.

2

Записи Жужмуйского смотрителя наиболее полны только за последие 4 года, в потому я ими только и пользовался

3

Летописец Соловецкий, архимандрита Паисия, издание 2-ое. 1821 года. Страница 13, 50 и 78,

4

Не безынтересно знать, какое вознаграждение получают почтари за свое трудное, рискованное путешествие. За 700 верст пути (350 верст вперед и сколько же назад, из этих 700 верст не менее 50 по морю) монахи платят всего от І4: до 18 руб., –в зиму 1864/5–18 руб., в зиму 1885/6–17 руб., раньше– 14 руб. Эти 17 руб. распределяются между 2 почтарями так: за перевозку через море взад я вперед 9 руб., разделяемые поровну на двоих; далее, по суше, на своей лошади, почтарь взад и вперед везет почту один и за это получает 8 руб., так что в общем итоге один почтарь получает 4 1/2 руб., другой 12 1/2 руб. Поморы сами себе сбили цену путем конкуренции, перебивая один другого

5

Материалы для истории раскола. Под редакцией проф. Субботина. Том VIИ, стр. 17.


Источник: Федоров, П.Ф. Соловки. – Крондштадт: [Тип. «Крондштадского вестника"], 1889. – [3], 344 с., [18] л. ил.: табл., карты, ил.

Комментарии для сайта Cackle