Ш. Диль

Византийские портреты

Содержание

Предисловие
Выпуск первый Предисловие Глава I. Жизнь византийской императрицы I II III IV V Глава II. Афинаида I II III IV Глава III. Феодора I II III IV V Глава IV. Императрица Ирина I II III IV V Глава V. Византийская женщина среднего круга в VIII веке I II III IV Глава VI. Феодора, восстановительница иконопочитания I II III IV Глава VII. Романические приключения Василия Македонянина I II III IV Глава VIII. Четыре брака императора Льва Мудрого I II III IV V Глава IX. Феофано I II III IV Глава X. Порфирородная Зоя I II III IV V VI VII Глава XI. Византийская семья среднего класса в XI веке I II III IV Глава XII. Анна Далассина II III IV V Выпуск второй Предисловие автора Глава I. Византия и Запад в эпоху крестовых походов I II III IV Глава II. Анна Комнина I II Глава III. Императрица Ирина Дука I III IV V Глава IV. Романические похождения Андроника Комнина I II III IV V VI VII Глава V. Придворный поэт в эпоху Комнинов I II III IV V Глава VI. Западные принцессы при дворе Комнинов I Берта Зульцбахская, византийская императрица II Агнесса французская, императрица византийская Глава VII. Констанция Гогенштауфен, никейская императрица Глава VIII. Западные принцессы при дворе Палеологов I II Глава IX. Браки последних Палеологов I II III Глава X. Роман Дигениса Акрита I II III Глава XI. Два рыцарских византийских романа: I II III IV  

 
Предисловие
Исторические повествования, как известно, возникли в Древней Греции как литературный жанр, обращенный к широкому кругу читателей и призванный доставить ему наряду с пользой от познания опыта древних и эстетическое удовольствие. Заботиться об этом была призвана особая муза Клио, изображавшаяся со свитком в руке. В течение веков исторические сочинения рассматривались их авторами прежде всего с этой, литературной точки зрения, что особенно заметно в византийской традиции, уходящей корнями в древнегреческую. Но по мере превращения истории в научную дисциплину художественные качества исторических трудов ценились всё меньше и меньше и даже стали рассматриваться как помеха строгому фактологическому изложению, для чего, признаемся, есть определенные основания. Нередко приходится видеть в древних (да и не только) исторических текстах то, как автор, заявив вначале о своем стремлении писать sine jura et studio (без гнева и пристрастия), впоследствии, увлеченный творческим порывом, вполне дает волю и гневу, и пристрастию, и на долю будущих поколений выпадает кропотливо разбираться в объективной ценности его свидетельств. Тем ценнее те не частые в современной литературе примеры, когда художественное изложение исторических сюжетов соединяет тонкое литературное мастерство с доскональным знанием источников и профессиональным видением описываемой эпохи. Таким редким талантом обладал французский византинист, археолог и искусствовед Шарль Диль (Charles Diel, 1859–1944). В очерке истории развития византийских исследований, предваряющем «Историю византийского государства» Г. А. Острогорского, о Диле сказано: «Чрезвычайно многосторонний ученый, мастерски владевший всеми областями византийской истории, в том числе и истории искусств, наилучшим доказательством чему являются его большие работы по Равеннскому экзархату (1888), византийской Африке (1896), его труд о Юстиниане (1901), а также некоторые из собранных в «Византийских портретах» (1906) статей. Не многие так сильно продвинули византиноведение своими работами и стимулировали работу других, как Ш. Диль, который как у себя на родине, так и за пределами ее границ обрел большое число учеников». Научные заслуги Диля были признаны во всем мире; в СССР, где византиноведение переживало тяжелые времена, Академия наук избрала его своим иностранным членом-корреспондентом (1925). Шарль Диль – Византийские портреты – страницы книгиВ 1899 году по решению французского правительства в Парижском университете был впервые введен университетский курс византийской истории, читать который предложили Ш. Дилю. Вскоре в парижском журнале «Ревю де Пари» стали появляться увлекательно написанные биографии византийских императриц, выходившие из-под пера профессора Сорбонны, уже известного в то время широкой публике своими популярными работами по греческой археологии. В 1906–1908 годах эти очерки, объединенные в две части, вышли под общим названием «Византийские портеты» (Figures Byzantines). Книги сразу же снискали успех у французской публики, выдержав за первые двадцать лет лет десять изданий; издавались они и впоследствии. Популярность работе обеспечил наряду с ее несомненными художественными достоинствами и тот специфический ракурс обращения к византийской истории, который был задан Дилем. Пожалуй, впервые на солидном научном уровне перед широкой публикой был представлен столь мало известный аспект византийской культуры, как положение женщины и семейная жизнь. Напомним читателям, что рубеж XIX-XX веков был временем стремительных изменений в традиционном укладе европейской жизни, зарождения феминизма (термин этот известен с 1895 года) и движений за эмансипацию женщины, временем бурных споров о правовом равенстве и социальных отношениях полов. Одним из основных направлений общественного мнения стало обвинение традиционного европейского общества в патриархальных устоях, коренящихся в «темном» христианском Средневековье, которые принижали женщин и лишали их права на активное участие в общественно-политической жизни. И здесь книга Диля пришлась как нельзя кстати. На примере Византии автор показывал западноевропейской публике «другой» мир христианской средневековой культуры, мир, в котором женщина хотя и занимала вполне подчиненное положение, но вовсе не воспринималась как существо второго сорта, а в политической жизни играла подчас роль, возвышавшую ее над мужчинами. «Не многие государства отводили женщине столько места, предоставляли ей более значительную роль и большее влияние на политику и правительство, чем Византийская империя», – констатирует автор, подкрепляя свою точку зрения историческими фактами. Вообще Дилю принадлежит одно из ведущих мест в череде специалистов, которые неустанно боролись с нелепыми предрассудками в отношении Византии, глубоко укоренившимися в «образованной среде» со времен Просвещения. В этой связи достойна отдельного рассмотрения судьба русского перевода «Византийских портретов». Впервые он появился в Харькове в 1911 году – был выполнен Марией Владимировной Безобразовой (1856–1914), одной из немногих в дореволюционной России женщин с докторской степенью по философии. Предисловие к книге написал ее брат, Павел Владимирович Безобразов (1859–1918), русский византинист, зять знаменитого историка С. М. Соловьева и двоюродный племянник не менее знаменитого М. А. Бакунина (революционера, одного из идеологов анархизма и народничества). Научные занятия по византийской истории и литературе П. В. Безобразов совмещал с общественной деятельностью; в частности, он является автором брошюры «Об улучшении участи женщин» (М., 1902). Нетрудно заметить, что русское предисловие контрастирует и по духу, и по содержанию с книгой французского автора. Мы читаем здесь о «духе рабства», господствовавшем в Византии и перешедшем оттуда в Московскую Русь; о том, что «в Византийской империи женщина не пользовалась уважением» и считалась «порождением дьявола, виновницей грехопадения рода человеческого, существом слабым и нечистым». Далее Безобразов, правда, признает, что некоторые женщины распоряжались судьбой империи, но в этом он видит очередное «противоречие византийской жизни». Сегодня, на современном уровне исследований, подобный гротескный взгляд на византийское общество выглядит наивным и нелепым. Но даже и в те времена это было анахронической данью расхожим штампам о средневековом «домострое», что разительно контрастирует с деликатным, исторически корректным повествованием Диля.


Источник: Перевод М. Безобразовой под редакцией и с предисловием П. Безобразова