преподобный Иустин (Попович), Челийский


Собрание творений. Том 4
Догматика Православной Церкви

Часть 2, Глава 3 Часть 2, Глава 4 Часть 2, Глава 5

Часть шестая. БОГОЧЕЛОВЕК КАК СУДИЯ. ЭСХАТОЛОГИЯ

Состояние душ в загробном мире

Души умерших людей входят в загробную жизнь со всем своим содержанием: Дела их идут вслед за ними (Откр.14:13). Входят души со всеми своими мыслями и чувствами, со всеми своими добродетелями и пороками, со всеми своими достоинствами и недостатками, со всем своим нравственным миром. И такими, каковы они есть, какими вышли из тела и земной жизни, они и судятся на частном суде, и им определяется временное место и состояние в загробной жизни, состояние на период от частного до Страшного Суда.

Но как религиозно-нравственное состояние человеческих душ различно во время их жизни на земле, так различается оно и по их выходе из тела, и в загробной жизни. Без сомнения, состояние душ после смерти сходно с нравственным состоянием каждой индивидуальной души во время ее жизни на земле. Оно – естественное следствие и естественное продолжение земной жизни. Ведь если бы смерть или частный суд полностью изменяли состояние души, то утрачивалась бы непрерывность личности и в загробной жизни, например, Петр не ощущал бы себя Петром, а Павел – Павлом.

Религиозно-нравственное состояние душ в загробной жизни кардинальным образом не меняется. Если бы Бог в корне его изменил, то учинил бы насилие над неприкосновенностью свободы человеческой души и истребил бы то, что делает личность личностью.

Впрочем, и сама душа в загробной жизни, хотя бы всем своим существом и желала она полностью себя изменить и начать новую жизнь, вполне отличную от ее жизни на земле, – не смогла бы этого сделать. А не смогла бы потому, что в загробной жизни ей недостает тела – необходимой части человеческой личности для полного самостоятельного волеизъявления и деятельности последней – и не будет у нее земных условий и средств спасения. Другими словами, в загробной жизни покаяние невозможно, ибо там дозревает то, что посеяно и взращено на земле. На это указывает Священное Писание, сравнивая земную жизнь с севом (сеянием), а жизнь за гробом – с жатвой (см. Гал.6:7–8).

Жизнь душ в загробном мире, как свидетельствует нам об Этом Божественное Откровение, состоит либо в неполном блаженстве, либо в неполном мучении, ибо полное блаженство или полное мучение наступят лишь после Страшного Суда, так как душа без тела – лишь душа, а не цельный человек. На частном суде души делятся на два рода: на души праведные и души грешные. Поэтому и в загробной жизни возможны лишь два соответствующих состояния: состояние блаженства и состояние мучения – каждое со своими многочисленными ступенями; и два места: рай со своими многими обителями и ад со своими многими местами мучения (см. Ин.14:2). Святое Откровение ясно и определенно учит, что в загробной жизни возможна лишь двоякая жатва: от плоти – погибель, от духа – вечная жизнь (Гал.6:8). Но с учетом различных и многочисленных степеней совершенства или порочности душ уготованы различные и многочисленные степени блаженства или, соответственно, мучения душ в загробной жизни.

Всецело продолжая в загробной жизни свое бытие, души обладают целостным личным сознанием: они чувствуют, осознают, понимают, рассуждают и вообще совершают все психические действия. Ясным примером тому служит притча Спасителя о богатом и Лазаре: богатый видит и узнаёт Лазаря и Авраама, чувствует мучение в пламени, просит помощи, вспоминает о своих братьях на земле и заботится об их участи на земле и в загробной жизни (Лк.16:23–24, 27–28); патриарх Авраам обитает в блаженстве, поясняет богатому природу рая и ада, оправдывает существование блаженств и мучений в загробной жизни, указывает на средства спасения (Лк.16:23, 25–29).

Святой апостол Павел, который еще во время жизни на земле был вознесен во все миры, где живет человеческое существо, благовествует о том, что пребывающие в загробной жизни в преисподней – под землей (τὰ καταχθόνια) – могут сознательно и свободно избрать поклонение Иисусу как Богу и Господу (Флп.2:10). Святой апостол Петр говорит о проповеди Спасителя находящимся в темнице духам (= душам умерших), а это свидетельствует о том, что они имеют сознание и разум, свободны и способны принять проповедь или ее отвергнуть (1Пет.3:19, 4:6). Возлюбленный Христом тайновидец, святой тайнозритель небесных миров, видит души убиенных за слово Божие и слышит их слова, выражающие их желание и опасение за тех, кто страждет на земле во имя Христово, а это показывает, что они – существа, наделенные сознанием и личные (Откр.6:9–10; ср. Ин.8:56). И еще: в откровении видит он и тех, которые находятся пред престолом Божиим и радостно служат Богу день и ночь (Откр.7:15; ср. Откр.4:8, 10). Души в загробной жизни радуются о тех на земле, кто остается верным Евангелию до самой смерти (Откр.12:11–12).

Боголюбивым душам праведников Бог как всесправедливый Судия подает блаженство, вводит их в светлые обители райского веселья. Святое Откровение свидетельствует нам об этом неоднократно. – В притче о богатом и Лазаре Спаситель говорит, что душу многострадального праведного Лазаря тотчас по смерти Ангелы отнесли на лоно Авраамово, где она утешается (Лк.16:22–25). Перед Своими крестными страданиями Спаситель успокаивает Своих учеников: Иду уготовати место вам. И аще (= егда) уготовлю место вам, паки прииду, и поиму вы к Себе: да идеже есмь Аз, и вы будете (Ин.14:2–3; ср. Ин.17:24, 12:26). А благоразумному разбойнику человеколюбивый Господь с креста говорит: Аминь глаголю тебе, днесь со Мною будеши в раи (Лк.23:43), Христолюбивый апостол Павел всей душой жаждет разрешиться от тела и быть со Христом (Флп.1:23). И коринфянам он пишет: Благоволим паче отыти от тела, и внити ко Господу (2Кор.5:8). Ученику, егоже любляше Иисус, поведаны и явлены тайны загробной жизни: лицезрел он Божиих праведников в сиянии славы еще до того, как будет изречен последний Суд; видел вокруг престола Божия двадцать четыре престола и на них сидевших двадцать четыре старца, которые облечены были в белые одежды и имели на головах своих золотые венцы (Откр.4:4); видел под жертвенником души убиенных за слово Божие и за свидетельство, которое они имели (Откр.6:9); и еще созерцал великое множество людей, которого никто не мог перечесть, из всех племен и колен, и народов и языков, стоявшее пред престолом и пред Агнцем в белых одеждах (Откр.7:9; ср. Откр.5:11).

Блаженство праведных душ в загробной жизни протекает в неисследимых, сокровенных глубинах Божией благодати. Всеобъемлющее название всего этого – рай. Святой апостол Павел, еще во время земной жизни вознесенный в рай и видевший его неописуемые красоты, благовествует, что их не леть есть человеку глаголати (2Кор.12:4). Это блаженное упокоение душ он сравнивает с покоем, наступившим для Бога Творца, когда окончил Тот сотворение мира (Евр.4:10).

Блаженство праведных душ в загробной жизни проистекает из их благодатной близости и общения с Господом Иисусом, по Его слову святым ученикам на Тайной вечери: Прииду, и поиму вы к Себе: да идеже есмь Аз, и вы будете (Ин.14:3), и по Его молитве к Небесному Отцу: Отче! ихже дал еси Мне, хощу, да идеже есмь Аз, и тии будут со Мною: да видят славу Мою (Ин.17:24). Спаситель благовествует о том, что всякий верующий в Него придет и сядет за трапезой с Авраамом и Исааком и Иаковом в Царствии Небесном (Мф.8:11). Ангелы и праведники на небесах составляют единую Церковь – небесный Сион, град Бога Живаго (Евр.12:22–23). Блаженство праведных душ начинается еще здесь, на земле, в их благодатно-добродетельном облечении во Христа и отроичении, продолжается в загробной жизни и после Страшного Суда достигает полноты со всеми святыми.

Впрочем, блаженство праведных душ в загробной жизни не только неполно, но и неодинаково, ибо оно соразмерно их благодатно-добродетельному совершенству (см. Ин.14:2). На это особенно указывает благовестие святого апостола Павла: Каждый получит свою награду по своему труду (1Кор.3:8).

Место, в котором пребывают праведные души в загробной жизни, именуется в Священном Писании раем (Лк.23:43; 2Кор.12:4), Царством Божиим (Лк.13:28–29; Мф.6:33; 1Кор.15:50), Царством Господа нашего и Спасителя Иисуса Христа (2Пет.1:11), Царством Небесным (Мф.8:11, 5:3; 2Тим.4:18), лоном Авраамовым (Лк.16:23), домом Отца Небесного (Ин.14:2), горой Сион, градом Бога живого, Иерусалимом небесным (Евр.12:22), Иерусалимом вышним (Гал.4:26), небесами (Лк.12:33; Евр.10:34).

Добровольно сочетавшиеся с грехами и пропитанные ими во время жизни на земле грешные души не могут от них механически освободиться путем выхода из тела или вступления в загробный мир, а тем более в силу праведного приговора частного Божия суда, на котором ни одна грешная душа насильно не освобождается от любезных ей грехов, которые во время жизни во плоти она претворила как бы в некий состав своего существа. Поэтому состояние грешных душ за гробом – сродни их бывшему состоянию на земле, с тем только различием, что они, лишенные тела, содержат в себе всю ужасную реальность своих грехов, переживают ее как нечто свое собственное, не могут никуда из нее выйти и не имеют вне себя никакого предмета, на который бы могли ее перенести. После частного суда грешные души немедленно отходят в место скорби и мучения, причем сила восприятия и осознания этой скорби и этого мучения соразмерна степени их греховности. Кроме того, это мучение неполно, так как полное наступит лишь после Страшного Суда.

Эта печальная истина открыта Богом, а не выдумана человеком. О действительности существования мест мучения и самих мучений говорит Сама Истина – Господь Иисус Христос. Вселяя в Своих учеников мужество неустрашимо проповедовать Евангелие, Он заповедует: Не бойтесь убивающих тело, души́ же не могущих убить; убойтесь более Того, кто может и душу и тело погубить в геенне (Мф.10:28). А душу и тело убивает грех и его творец и отец – сатана, который и уводит грешные души в свои мрачные обители. В притче о богатом и Лазаре Спаситель показывает, как грешная душа богатого сразу же после смерти была ввержена в ад и подвергнута мучениям (Лк.16:22–24). Отягощенные грехами грешники не могут, по слову Спасителя, ни взойти на небо, ни войти в дом Небесного Отца, но умирают в грехах и с грехами, удерживающими их далеко от Бога и неба в своем страшном, адском рабстве (см. Ин.8:21, 23, 24, 34).

Учение Священного Писания четко говорит и свидетельствует о подлинности мучений грешных душ за гробом, но природу этого мучения покрывает известная неясность. В основном, это мучение заключается в удаленности грешных душ от Бога как Источника блаженства, радости и света. Они чувствуют скорбь, проводя жизнь без радости, без света, без блаженства. Эта скорбь нарочито усиливается от осознания того, что она бессмертна неумерщвляемым и неистребимым бессмертием (см. Мф.7:23, 25:12, 46; Лк.13:25, 27; Мф.8:12, 22:13). Грешные души находятся в темнице духов (1Пет.3:19), в аду (ἐν τῷ ᾅδῃ), Лк.16:23; Откр.20:13), где несгораемо сгорают в огне своего диавольского самолюбия и эгоизма (см. Мф.25:41; Лк.13:27–28) и в сознании всех своих грехов, будучи разъедаемы огненными червями отчаяния и угрызения совести, и причем такого угрызения совести, которое никогда не может, вследствие отсутствия психофизических благодатно-добродетельных условий, привести к спасительному покаянию, как и Иуду привело оно не к истинному покаянию, а к самоубийству, которым увенчивается грех и в котором грех достигает своего триумфа (см. Лк.16:24–25; Мк.9:43–44; Ис.66:24). Лишенные плоти и телесных (вещественных) предметов своих вожделений, грешные души в загробной жизни остаются совсем одинокими со своими пороками, обнаженными в своем пламенеющем зле, в своих неугасимых страстях и похотях; пылают они и порываются к вещественным, земным предметам, но, будучи отделенными от них непреодолимой пропастью, вечно умирают в своем отчаянии и никогда не умрут, ибо не имеют чем утолить своих разожженных страстей, ни чем удовлетворить своих по-адски ненасытных похотей. Их мучение усугубляется и тем, что они не только знают о райском блаженстве, но и видят его, однако не чувствуют его как часть самих себя, а лишь взирают на него как на некую далекую, не, досягаемую для них действительность; поэтому их неусыпное созерцание сего служит их неутомимым и неумолимым мучителем. Такая их скорбь усугубляется еще и от сознания того, что и ада, и всех его мук они могли бы избежать, если бы добродетельно жили на земле (см. Лк.16:27–28). Леденящая пропасть, зияющая между ними и райским блаженством как бесконечно удаленной и недостижимой, но ясно зримой истиной делает их мучение невыносимым (см. Лк.16:26). Пребывая в окружении злосмрадных духов зла, грешные души терпят разного рода невыразимые истязания, в изыскании которых бесы весьма искусны (см. Лк.16:23–24; Мф.22:13, 5:22–23; Лк.12:48).

Как в этой жизни существуют различия в греховности людей, так справедливо существуют различия и в мучениях грешных душ за гробом. Разные по порочности и степени растления грешные души в загробной жизни терпят не одинаковые мучения, но каждая соразмерно своей греховности. Разным ступеням нравственной испорченности соответствуют разные степени мучений (см. Мф.5:21–22, 11:21–24; Лк.19:22, 27; 2Кор.9:6).

Место, в которое уходят грешные души после частного суда, в Священном Писании называется,: адом (ᾅδης, от εἶδος и ἄ = место, лишенное света, мрачное, в котором ничего не видно) – Лк.16:23; Деян.2:27; Мф.11:23; Лк.10:15), тьмой кромешной (внешней, конечной) – Мф.22:13, 25:30), темницей духов (1Пет.3:19), бездной (Лк.8:31), преисподней (Флп.2:10), геенной (γέεννα = место мучения в аду) – Мф.5:22, 29, 30, 10:28, 18:9, 23:15, 33; Мк.9:43, 45, 47; Лк.12:5; Иак.3:6), вечной мукой (Мф.25:46).

Но все эти наименования по-разному обозначают одно и то же; грешные души в загробной жизни находятся в месте осуждения и гнева Божия; они мучаются – и причем в известном месте. При этом хотя нашу земную категорию пространства нельзя применить к загробной жизни и миру, однако несомненно то, что ограниченность – это свойство человеческой души, потому что только Бог безграничен и вездесущ. В соответствии с этим и место мучения грешных душ имеет известные границы, которые нельзя перейти (ср. Лк.16:26). Священное Писание говорит, что Иуда после смерти отошел «в свое место»– εἰς τὸν τόπον τὸν ἴδιον (Деян.1:25); а грешный богач из ада просит патриарха Авраама послать Лазаря в дом отца его и засвидетельствовать его братьям, чтобы и они не пришли в это место мучения – εἰς τὸν τόπον τοῦτον τῆς βασάνου (Лк.16:28).

Основная Богочеловеческая истина: в Церкви все мы принадлежим Владыке Христу и через Него – друг другу. Ибо никто из нас не живет для себя и никто не умирает для себя; а живем ли – для Господа живем, умираем ли – для Господа умираем. И потому, живем ли, или умираем, – всегда Господни. Ибо Христос для того и умер, и воскрес, и ожил, чтобы владычествовать и над мертвыми, и над живыми (Рим.14:7–9). И мы на земле, и наши усопшие в загробном мире – составляем единое Богочеловеческое Тело Церкви, которое есть полнота Наполняющего все во всем (Еф.1:28). И в этом всеобъемлющем Теле каждый из нас имеет свое место, и своей жизнью участвует в соборной жизни Церкви, и живет в ней как существо личное.

Церковь яснее всего выражает себя, свои Богочеловеческие истины через молитву. Молитва – ее богодухновенный язык. Молитва в Христовой Церкви – самая важная добродетель. Она никогда не перестает. Она – сердце всякой добродетели. Ею и вера, и любовь, и все прочие Богочеловеческие добродетели растут и простираются до бесконечности. Отсюда – неумолкаемая евангельская истина, возвещенная Самим всемилостивым Спасителем и святыми богомудрыми Апостолами: Непрестанно молитесь (1Фес.5:17). Всякою молитвою и прошением молитесь во всякое время духом; и старайтесь о сем самом со всяким постоянством и молением о всех святых (= обо всех христианах) (Еф.6:18). В молитве будьте постоянны (Рим.12:12). Будьте постоянны в молитве, бодрствуя в ней с благодарением (Кол.4:2). Должно всегда молиться и не унывать (Лк.18:1). Бодрствуйте и молитесь (Мф.26:41; Мк.13:33).

Православная Церковь обладает святой тайной и святой силой молитвы и знает ее. Поэтому молитвенная, Богочеловеческая мысль Церкви многообразно и богомудро описывает жизнь наших душ в загробном мире. Делает она это в своих заупокойных службах, молитвах, канонах, парастасах, поминовениях, святых Литургиях. В этом смысле особую важность представляет собой слово преподобного Макария Александрийского «О молитве за усопших». В нем говорится:

Однажды святой Макарий Александрийский спросил Ангелов, сопровождавших его по пустыне: «Так как святые Отцы передали, чтобы в Церкви совершалось приношение Богу за усопшего: в третий, девятый и сороковой день, – то какая от этого бывает польза для души покойника?» Ангел ответил: «Бог не попустил ничему непотребному и неполезному быть в Своей Церкви. Ибо когда в третий день бывает приношение в Церкви, то душа умершего получает от стерегущего ее Ангела облегчение в скорби, которую она чувствует по причине разлучения с телом; получает потому, что за нее совершено в Церкви Божией славословие и приношение, так что в ней рождается благая надежда. Ибо в течение двух дней душе позволяется вместе с находящимися возле нее Ангелами ходить по земле, где она хочет. Посему душа, любящая плоть (= плотолюбивая душа) блуждает иногда вокруг дома, в котором рассталась с плотью, иногда возле могилы, в которой погребена ее плоть; и так проводит два дня, как птица, ищущая себе гнездо. Добродетельная же душа ходит по тем местам, в которых она обычно творила правду. В третий день Воскресший из мертвых повелевает каждой христианской душе – во образ Его Воскресения – вознестись на небеса для поклонения Богу всяческих. Поэтому Церковь имеет добрый обычай совершать в третий день приношение и молитву за душу. После поклонения Богу Бог повелевает показать душе разные и приятные селения святых и красоту рая. Всё это осматривает душа шесть дней, дивясь сему и прославляя Творца всяческих, Бога. К тому же взирая на всё это, она изменяется и забывает скорбь, которую имела, пребывая в теле. Но если она виновна в грехах, то при воззрении на благоденствие святых она начинает скорбеть и укорять себя, говоря: Горе мне! Сколь обнищала я в мире том! Увлекшись удовлетворением вожделений, я большую часть жизни провела в беззаботности и не послужила Богу как подобало, дабы и мне удостоиться сей благодати и славы. Горе мне, малодушной!...” И после лицезрения в течение шести дней всех радостей праведников Ангелы вновь возносят ее на поклонение Богу. Посему хорошо поступает Церковь, совершая в девятый день службы и приношение за усопшего. После второго поклонения Владыка всяческих повелевает отвести душу в ад и показать ей там все места мучений, разные отделения ада и многообразные мучения нечестивых, в которых пребывая, души грешников непрестанно рыдают и скрежещут зубами. По этим различным местам мучений душа носится тридцать дней, трепеща того, как бы ей самой не быть осужденной на заключение в них. В сороковой день душа опять возносится на поклонение Богу; и тогда уже Судия определяет душе место, соответствующее ей по ее делам. Посему Церковь поступает правильно, творя в сороковой день поминовение усопших».

По разлучении с телом душу православного христианина на ее пути через загробный мир Церковь сопровождает своими молитвами, прося Господа отпустить ей грехи и поселить ее в блаженстве праведных. Об этом свидетельствует Чин отпевания, совершаемый над православным христианином.

Церковь молится о том, чтобы Спаситель упокоил душу Своего раба во блаженной жизни с душами скончавшихся праведников; чтобы простил Он ей всякое согрешение, вольное и невольное; чтобы даровал ей Небесное Царство; чтобы как Победитель смерти вселил Он ее в месте светлом, в месте злачном, в месте покойном: ведь Своим Богочеловеческим домостроительством спасения Он сделался воскресением, и жизнью, и упокоением (покоем) Своего усопшего раба. Как Единый Человеколюбец Он дарует нам «жизнь нестареемую и вечную». И человек, хотя и носит он язвы прегрешений, есть образ неизреченной Божией славы; и входя в мир небесный, он вопиет: «Ущедри Твое создание, Владыко, и очисти Твоим благоутробием, и вожделенное отечество подаждь ми, рая паки жителя мя сотворяя... Еже по подобию возведи древнею добротою возобразитися!»

Окружая покойника своими молитвами, Церковь молится: «Покой, Спасе наш, с праведными раба твоего и учини его в рай, идеже лицы святых, Господи, и праведницы сияют, яко светила; усопшего раба Твоего упокой, презирая его вся прегрешения». – Благовестие Чина отпевания гласит: «В небесных чертозех выну доблии мученицы молят Тя, Христе, егоже от земли преставил еси вернаго вечных благ получити сподоби». Этому благовестию последует и полная воздыханий молитва Церкви: «Со святыми упокой, Христе, душу раба Твоего, идеже несть болезнь, ни печаль, ни воздыхание, но жизнь безконечная».

Взирая на миру небесные, Церковь сказует нам вечные Богочеловеческие истины о человеческом существе: «Кая житейская сладость пребывает печали непричастна; кая ли слава стоит на земли непреложна; вся сени немощнейша, вся соний прелестнейша: единем мгновением, и вся сия смерть приемлет. Но во свете, Христе, лица Твоего, и в наслаждении Твоея красоты, егоже избрал еси, упокой, яко Человеколюбец». «Увы мне, яковый подвиг имать душа разлучающися от телесе! Увы, тогда колико слезит, и несть помилуяй ю! Ко Ангелом очи возводящи, бездельно молится: к человеком руце простирающи, не имать помогающего. Темже, возлюбленнии мои братие, помысливше нашу краткую жизнь, преставленному упокоения от Христа просим, и душам нашим велию милость». «Вся суета человеческая, елика не пребывают по смерти: не пребывает богатство, ни сшествует слава, пришедши бо смерти, сия вся потребишася. Темже Христу безсмертному возопиим: преставленнаго от нас упокой, идеже всех есть веселящихся жилище». «Где есть мирское пристрастие; где есть привременных мечтание; где есть злато и сребро; где есть рабов множество и молва; вся персть, вся пепел, вся сень. Но приидите возопиим безсмертному Царю: Господи, вечных Твоих благ сподоби преставльшагося от нас, упокояя его в нестареющемся блаженстве Твоем». – «Плачу и рыдаю, егда помышляю смерть, и вижду во гробех лежащую, по образу Божию созданную нашу красоту, безобразну, безславну, не имущую вида. О чудесе! что сие еже о нас бысть таинство; како предахомся тлению; како сопрягохомся смерти; воистинну Бога повелением, якоже писано есть, подающаго преставльшемуся упокоение».

Вера в распятого Бога в ответ на молитвенный вопль уготовляет душе рай: «Во Царствии Твоем, егда приидеши, помяни нас, Господи»! – «Разбойника рая, Христе, жителя, на кресте Тебе возопивша, помяни мя, предсодеял еси покаянием его; и мене сподоби, недостойнаго». – Смерть есть не иное что, как переселение с земли в загробный мир. И, сопровождая душу при этом переселении, Церковь молится: «Душами Владычествуяй и телесами, Егоже в руце дыхание наше, оскорбляемых утешение, упокой во стране праведных, егоже преставил еси, раба Твоего». – «Ныне житейское лукавое разрушается торжество суеты: дух бо оскуде от селения, брение очернися, сосуд раздрася, безгласен, нечувствен, мертвен, недвижимь. Егоже посылающе гробу, Господу помолимся, дати сему во веки упокоение». – «Яко́в живот наш есть; цвет и дым, и роса утренняя воистинну. Приидите убо, узрим на гробех ясно, где доброта телесная; где юность; где суть очеса и зрак плотский; вся увядоша, яко трава, вся потребишася. Приидите ко Христу припадем со слезами». – «Велий плач и рыдание, велие воздыхание, и нужда, разлучение души, ад и погибель, привременный живот, сень непостоянная, сон прелестный: безвременномечтанен труд жития земнаго. Далече отбежим мирскаго всякаго греха, да небесная наследим». – «Приидите внуцы Адамовы, увидим на земли поверженнаго, по образу нашему все благолепие отлагающа, разрушена во гробе гноем, червми, тьмою иждиваема, землею покрываема. Егоже невидима оставльше, Христу помолимся, дати во веки сему упокоение». – «Егда душа от тела имать нуждею восхититися страшными ангелы, всех забывает сродников и знаемых, и печется о будущих судилищей стоянии, яже суеты и многотрудныя плоти разрешении: тогда Судию моляще, вси помолимся, да простит Господь, яже содела». – «Воистинну суета и тление, вся житейская, виды, и безславная: вси бо исчезаем, вси умрем, царие же и князи, судии и насильницы, богатии и убозии, и все естество человеческое: ныне бо, иже иногда в житии, во гробы ввергаются, ихже да упокоит Господь, помолимся».

Всемилостивая Богоматерь – величайшая надежда всех смертных. Церковь молится Ей, вопиюще: «Спасай надеющияся на Тя, Мати незаходимаго Солнца, Богородительнице: умоли молитвами Твоими Преблагаго Бога, упокоити, молимся, ныне преставльшагося, идеже упокоеваются праведных дуси: Божественных благ наследника покажи, во дворех праведных, в память, Всенепорочная, вечную». – И усопший взвешивает сам себя, измеряет свое человеческое существо на небо-земных весах и в трепете исповедует: «Зряще мя безгласна, и бездыханна предлежаща, восплачите о мне, братие и друзи, сродницы и знаемии: вчерашний бо день беседовах с вами, и внезапу найде на мя страшный час смертный; но приидите, вси любящии мя, и целуйте мя последним целованием: не ктому бо с вами похожду, или собеседую прочее: к Судии бо отхожду, идеже несть лицеприятия: раб бо и владыка вкупе предстоят, царь и воин, богатый и убогий в равней достоинстве; кийждо бо от своих дел или прославится, или постыдится. Но прошу всех и молю, непрестанно о мне молитеся Христу Богу, да не низведен буду по грехом моим, на место мучения, но да вчинит мя, идеже свет животный». – «Молитвами Рождшия Тя, Христе, и Предтечи Твоего, Апостолов, пророков, иерархов, преподобных и праведных, и всех святых, усопшаго раба Твоего упокой». – Каждой человеческой душе, отходящей из мира земного в мир загробный и имущей жить в мире оном, нужен воскресший Господь и молитвы всех святых, дабы могла она иметь удел в блаженстве праведных: «Воскресый из мертвых, Христос, истинный Бог наш, молитвами Пречистыя Своея Матере, святых славных и всехвальных Апостол, преподобных и богоносных Отец, наших, и всех святых, душу от нас преставльшагося раба Своего в селениих праведных учинит, в недрех Авраама упокоит, и с праведными сопричтет, и нас помилует, яко Благ и Человеколюбец».

Богочеловеческие таинственные истины загробной жизни дополняет нам «Погребение священников». Церковь молитвенно благовествует: «Егда душа от тела разлучается, ужасное таинство и страшное всем: душа убо плачевно отходит, тело же покрывается земли предано. Темже и мы, познавше конечный исход, ко Спасу предварим, со слезами вопиюще: помяни и нас, егда приидеши во Царствии Твоем». – «Еже одесную Тебе сподоби, Слове, святаго стояния со избранными Твоими, в надежди воскресения умершаго, Человеколюбче, прилежно молимся со гласом хваления». – «В Небесном честном Царствии Твоего избраннаго раба, светло радоватися, от земли преставльшагося сподоби, Человеколюбче, презирая яко Благоутробен душевная согрешения». – При этом мы смиренно молимся Пресвятой Богоматери: «По долгу вси любовию воспеваем Тя, Дево Пречистая, Марие, Мати Божия, яко неусыпаемое имаши молитвы Твоея око присно, от прегрешений избави ныне и суда смертнаго нас». – И после этого потрясающий вопль: «Что мятешися безвременно, о человече; един час, и вся преходят: несть бо во аде покаяния, несть тамо прочее ослабы. Тамо червь неусыпаемый, тамо земля темна и помрачена вся, идеже имам аз осудитися: не бо потщахся весьма глаголати часто псалом: Аллилуия». – «Аще от страны некия идуще, водящия некия требуем, что сотворим, аможе идем во страну, идеже не познаваем; многих бо тогда водителей потреба, многих тебе молитв спутешествующих, спасти душу окаянную, дондеже достигнуть ко Христу и рещи к Нему: Аллилуия». – «Вещественным страстем подлежащий, тамо ослабы никакоже имут, тамо убо обличителие страшнии, тамо же и книги отверзаются: где окрест узриши (= в какую сторону обратишь взор) тогда, человече; или кто имать тамо помощи тебе тогда; разве живый благое что сотворил еси и добро нищим что сотворил еси, поя: Аллилуия». – «Безмолвствуйте убо, безмолвствуйте лежащему, прочее умолчите, и великое таинство узрите: страшный бо час, умолчите, да с миром душа отыдет: в подвизе бо велицем содержится и во страсе мнозе молит Бога: Аллилуия». – «Разжигаемся токмо слышаще, яко есть тамо свет вечный, тамо источник живота нашего и тамо наслаждение вечное, тамо есть рай, о немже всякая душа праведных радуется. Снидемся вси во Христе и мы, да сице возопиим вси Богу: Аллилуия».

Имея перед глазами Христово Царство в мире горнем и его неизреченные и нетленные красоты, Церковь восклицает: «О радости праведных, юже приемлют, егда приидет Судия! Тамо бо чертог уготовася и рай и все Христово Царство; в немже Твоя рабы веселящияся покажи со святыми, Христе, во веки». – «Яко в вере и надежди воскресения усопшаго брата, во обителех святых вчинити Христови усердно помолимся, вернии: суд бо тамо грозный, и испытание страшное, и никтоже сам себе помощи может, разве благая дела и общая верных молитва, и возопиим: не вниди в суд, Господи, с рабом Твоим. В нестареемей Твоей славе и сладости райской от нас преставльшагося ныне вчини, Блаже, яко Православием и покаянием притекшаго к Тебе в вере, и сотвори его избранна предстателя Царствия Твоего». – «Найде смерть, яко хищник; найде тлитель и низложи мя; найде, и не суща мя показа; найде, и, земля сый, яко не сый лежу. Воистинну соние, воистинну привидение есмы человецы; но Приидите возопиим безсмертному Царю: Господи, вечных Твоих благ сподоби преставльшагося от нас, упокояя его в нестареемей жизни».

Богодухновенно богослужение о усопших, именуемое «Парастас», или «Панихида». В этом богослужении все члены Церкви поистине ощущают себя членами единого небо-земного Богочеловеческого Христова Тела: одна у них душа, одно сердце, одна жизнь, один Господь, одна Глава – досточудный Спаситель, Богочеловек Христос. Со страхом и трепетом молимся мы в умилении Господу живых и мертвых «о спасении душ наших», «о оставлении согрешений, во блаженней памяти преставльшихся», «о приснопамятных рабех Божиих (имя рек): покоя, тишины, блаженныя памяти их», «о отпуститися им от всякия болезни, печали и воздыхания; и вселити их идеже присещает свет лица Божия», «о причтении их в недрех Авраама, и Исаака, и Иакова». – И после сего, соединив все наши молитвенные прошения в единую соборную богоугодную молитву, «милости Божия, Царства Небеснаго и оставления грехов испросивше тем, и сами себе, друг друга, и весь живот наш Христу Богу предадим». Ибо Он есть «воскресение, и живот, и покой усопших раб» Своих. – Призирая на человеческое существо с Богочеловеческих высот, Церковь открывает в нем Богочеловеческие, Христо-образные истины и молится в Парастасе: «Глубиною мудрости, человеколюбно вся строяй, и полезное всем подаваяй, едине Содетелю, упокой, Господи, души раб Твоих». – И еще: «Покой, Спасе наш, с праведными рабы Твоя, и сия всели во дворы Твоя, якоже есть писано, презирая яко Благ прегрешения их вольная и невольная, и вся яже в ведении и не в ведении, Человеколюбче!» – И всё это приводит нас «ко Спасению душ наших», к Пресвятой Богородице, и мы Ей с сердечным воздыханием молимся: «Тебе и стену и пристанище имамы, и молитвенницу благоприятную к Богу, Егоже родила еси, Богородице безневестная, верных спасение». – И несравненно больше подает нам всемилостивая Богоматерь, даруя нам и спасение, и рай: «Радуйся, Чистая, Бога плотию рождшая во спасение всех, Еюже род человеческий обрете спасение, Тобою да обрящем рай, Богородице Чистая, Благословенная».

Снова и снова прибегаем мы к святой соборной молитве о спасении наших единоверных и единоземных братий, об их христолюбивом блаженствовании в загробном мире: «Со духи праведных скончавшихся души раб Твоих, Спасе, упокой, сохраняя их во блаженней жизни, яже у Тебе, Человеколюбче». – «В покоищи Твоем, Господи, идеже вси святии Твои упокоеваются, упокой и души раб Твоих, яко един еси Человеколюбец». – «Ты еси Бог, сошедый во ад, и узы окованных разрешивый, Сам и души раб Твоих упокой». – «Едина Чистая и Непорочная Дево, Бога без семене рождшая, моли спастися душам их».

Однако среди богослужений за усопших вершину всех вершин, совершенство всех совершенств и могущество превыше всякого могущества составляет святая Литургия. Основное Богочеловеческое благовестие и бессмертная Богочеловеческая истина: все верные как в земном, так и в загробном мире составляют единое Богочеловеческое Тело Христовой Церкви; в нем и им они освящаются, спасаются, облекаются во Христа, обогочеловечиваются, обоживаются, отроичиваются, и причем каждый – по мере своего благодатно-подвижнического ревнования и возрастания. Ведь Иисус Христос вчера и сегодня и во веки Тот же (Евр.13:8). Если где и когда и живем мы Владыкой Христом, то это – в святой Литургии и святой Литургией. В ней мы живем Им, живем через Него – δι᾽ αὐτοῦ (1Ин.4:9) и поступаем так, как Он поступал (1Ин.2:6; ср. 1Пет.1:15, 16). И соборно, со всеми святыми (Еф.3:18), а также и со всеми усопшими, воспринимаем и переживаем святую тайну Богочеловеческого домостроительства спасения, совершаемого и продолжаемого святой Литургией. Она свидетельствует: все мы спасаемся единственным Спасителем человеческого рода – Господом Иисусом Христом, Его Богочеловеческим Телом, Церковью. Вся Церковь, во всей своей целости: Пресвятая Богоматерь и вслед за Ней и с Ней все святые, а также все живые и все усопшие, – присутствует в святой Литургии. Об этом свидетельствуют: святая Проскомидия, ектения за усопших и поминовение всех усопших по освящении Даров. На святой Проскомидии вынимаются частицы: за Пресвятую Богородицу, возглавляющую человеческий род, за пророков, Апостолов, иерархов, мучеников, преподобных, бессребреников и за всех святых, а после них – за живых и усопших. И после того, как Дары будут освящены и станут Телом и Кровью Господа Иисуса Христа, вновь поминаются все члены Церкви.

«Еще приносим Ти словесную сию службу о иже в вере почивших праотцех, отцех, патриарсех, пророцех, Апостолех, проповедницех, евангелистех, мученицех, исповедницех, воздержницех, и о всяком дусе праведном в вере скончавшемся. Изрядно о Пресвятей, Пречистей, Преблагословенней, Славней Владычице нашей Богородице и Приснодеве Марии». «Святаго Иоанна, Пророка, Предтечи и Крестителя, святых славных и всехвальных Апостол... и всех святых Твоих, ихже молитвами посети нас, Боже, и помяни всех усопших о надежди воскресения живота вечнаго, и упокой их, идеже присещает свет лица Твоего... И всех, и вся».

Налицо досточуднейшая и чудодейственнейшая соборность Бога и человека, соборность Богочеловеческая: Богочеловеческая всесоборность в Боге и Богом и Господом Иисусом Христом = Его Церковью; во главе человеческого и ангельского рода – Пресвятая Богородица, а вслед за Ней и весь людской род. Таково наше, во всей очевидности литургическое, домостроительство спасения мира, совершенное Единым Человеколюбцем, Который столь возлюбил человека, что и Сам соделался человеком и как Богочеловек, как Церковь исполнил Богочеловеческое домостроительство спасения мира, домостроительство как самое совершенное, так и единственно, всеобъемлюще и безукоризненно человеколюбивое. Такова святая тайна Христова Тела – Церкви, Христова Тела – Евхаристии, Богочеловеческого Тела – Церкви = тайна спасения = тайна обогочеловечения = тайна усвоения нас Христу = тайна обожения = тайна отроичения.

Достигнута Божественная и человеческая цель спасения мира: Евхаристическая Жертва принесена за всех и за вся. И за Саму Пресвятую Богородицу, хотя Она и безгрешна. Ведь Богочеловек, Владыка Христос – это единственный Спаситель мира и людского рода, включая и Пресвятую Богородицу, эту самую совершенную Праведницу рода человеческого, честнейшую и славнейшую самих Херувимов и Серафимов. Ибо через Нее, безгрешную и всенепорочную, пришел к нам Спаситель и спасение мира, Обожитель и обожение мира, Воскреситель и воскресение мира, равно как и все бесчисленные Богочеловеческие дары Единого Человеколюбца. Так исполнились и единственная совершенная теодицея, и единственная совершенная антроподицея: оправдан Бог в том, что сотворил такой мир, и оправдан человек, потому что Богочеловеком Христом = Его Церковью он достиг вечной божественной цели своего существа и своего бытия.


Часть 2, Глава 3 Часть 2, Глава 4 Часть 2, Глава 5


Источник: Собрания творений преподобного Иустина (Поповича) Т. 4 Под общ. ред. проф. Моск. Духовн. Акад., д-ра церк. истор. А. И. Сидорова, пер. С. П. Фонова — М.: «Паломник», 2007.