Иван Кузьмич Кондратьев

Покровительство св. Сергия и Германа благочестию и трудолюбию.

23. Случай назидательный.

Пётр Филиппов Микке, крестьянин Сердобольского уезда, деревни Очури, по смерти отца был выгнан старшим братом из родительского дома, с женою и детьми. Христолюбивые соседи дали приют несчастному семейству; но Пётр, не находя в селении своём средств к пропитанию, должен был оставить семью в чужом доме и определиться на Валааме в монастырские работники.

Скудного жалованья едва доставало на семейные потребы. Пётр скорбел и, наконец, впал в болезнь. Однажды, когда он был уже на смертном одре, дверь кельи его отворилась, и предстали ему два светозарные старца. Судя по иконам, в них он узнал преподобных Сергия и Германа. Благоговейный трепет овладел болящим. Святые успокоили его и обещали бдеть о благе его семейства. С тех пор мир водворился в душе Петра, а довольство в его семействе. Однако же Пётр продолжал трудиться в обители, выполняя строго, наравне с монашествующими, все монастырские правила. Кротостью и благодушием снискал всеобщую любовь и уважение. Таким образом, пожив довольно лет, отошёл в мир к Утешителю всех утруждающихся и где, по вере своей, конечно, обрёл успокоение.

Семейство его было призреваемо обителью, которая дала сыновьям его средства изучить ремесла и тем содержать престарелую мать и несовершеннолетних сестёр. Средний брат Петра, Федот, жил на Валааме и соревновал добродетелям брата. Малым временем он предшествовал Петру в вожделенное отечество, иде- же несть болезни, печали и воздыханий. Старший же брат получил мзду, достойную своей жестокости.

В числе многих чудотворений были два случая таких, в которых чудотворная сила действовала от св. икон Сергия и Германа, Валаамских и всея России чудотворцев.

24. Вразумление словонарушителю.

Настоятель Валаамского монастыря игумен Дамаскин, узнав, что в церкви во имя святого Василия Великого, существующей на месте упразднённого Валаамского подворья, в Новоладожском уезде, на Васильевском погосте, икона преподобных Сергия и Германа пришла в ветхость, пожертвовал, взамен её, вновь написанную в обители, по размеру прежней.

Летом 1848 г. вызван был на Валаам староста Васильевской церкви для принятия новой иконы. Староста, получив икону, нанял ладожского обывателя доставить ее на место; но, не доехав 12-ти вёрст до Васильевского погоста, ладожанин, по своим расчётам, отказался везти икону далее и староста был вынужден нанять другого извозчика, чтобы доставить ее в Васильевскую церковь. В следующую ночь, в сонном видении, являются ладожанину два старца и говорят: „как ты дерзнул нарушить свое слово и не свёз икону нашу, куда взялся? Покайся, или будешь наказан!“ Ладожанин не обратил внимания на это видение. На другую ночь тот же сон, но и он не более подействовал на словонарушителя. В третью ночь снова являются преподобные, слова их те же, но вид грозен.

Ладожанин раскаялся и утром поехал в Васильевскую церковь. Там просил отпеть молебен Валаамским чудотворцам и со слезами и коленопреклонением молил угодников Божиих о помиловании. По окончании молебна, он почувствовал, как бы некая тяжесть свалилась с его груди, сделалось легко, радостно,–и он уверился, что прощён преподобными.

25. Икона преподобных Сергия и Германа останавливает пожар. (Рассказ монаха Иоиля)

В 18.. году, на родине моей в Красном селе, С.-Петербургской губернии, сделался пожар. Отец и брат были в поле; дома оставались одна матушка с сестрою. Село горело с обоих концов; дом наш стоял в середине, и пламя стремилось прямо на него. Не оставалось уже никаких средств к предотвращению опасности. Матушка вспомнила, что не задолго до этого я привёз ей из монастыря икону преподобных Сергия и Германа, Валаамских чудотворцев. Она упала на колени пред угодниками Божьими и молила со слезами спасти скудное наше имущество. Потом взяла святую икону, вышла с нею за ворота и обнесла ее около нашего и соседнего, смежного с нами, дворов. Вдруг пламя, готовое их обхватить, остановилось, место обнесенное святою иконою, осталось невредимо заступлением преподобных отцов Сергия и Германа.

26. Молебствие преподобным Сергию и Герману защищает от пожара. (Письмо князя М. Н. Волконского, присланное им в Валаамскую часовню в С.-Петербурге.)

„Отец казначей!

„Вчера, 10 мая, Вы служили, по просьбе моей, молебен святым угодникам преподобным Сергию и Герману о здравии семьи моей.

„Молебен начался между часом и двумя пополудни. Господу было угодно, чтобы именно в этот самый час, когда я, недостойный, осмеливался прибегнуть к Нему с моею молитвой о житейском и земном–страшный пожар охватил ту местность, куда мы переехали не задолго на лето, и где я вчера оставил семью мою часа за полтора до пожара, отправляясь в часовню Валаамского монастыря. Переехали мы в Лесной, по Старопарголовскому проспекту. На этой улице и смежной с нею сгорело вчера, как говорят, более сорока домов. Пожар продолжался не долго, не более трёх, четырёх часов, так что когда я около шести часов пополудни вернулся домой, то уже дымилось и тлело только пожарище, но огонь потерял свою силу. Сгоревшие дома окружали тот дом, где помещалась семья моя. Дом этот деревянный, находился в самой середине пожара, горело со всех сторон его. Какова была сила огня–можно судить уже по тому, что в такой короткий срок уничтожено пламенем столько строений“.

„От страшного жару загоралась мебель, вынесенная на улицу, тут же на улице и обращалась в пепел. Много деревьев превратилось в обугленные пни. Горела мебель, сложенная на возы. Ветром пламя несло на нашу дачу, т. е. дом, который мы занимаем. Жена моя, взяв на грудь крест с мощами, стала обходить дом. Крест этот–святыня, перешедшая ко мне от предков. И по мере того, как св. мощи были несены вокруг дома, пламя соседних домов поворачивало назад, поворачивало именно от того места, где были пронесены св. мощи“.

„Когда сегодня я обошёл все еще тлеющее пожарище, то понял, в какой опасности находился наш дом. Кругом него разливалось вчера море пламени. С одной стороны весь небольшой садик нашей дачи покрыт летевшими вчера угольями, теперь потухшими. С другой стороны примыкавший к надворным её строениям забор– сгорел именно до того места, где он вскоре должен был соприкасаться с кладом сена или соломы, которая–пройди огонь еще два-три аршина –непременно загорелась бы.

„Словом, семья моя и имущество были спасены только чудом. Никакого другого объяснения не только нельзя, но и невозможно привести. Чудесное спасение это совершилось в тот час, когда молитва о здравии спасённых возносилась к Господу, предстательством преподобных Сергия и Германа“.

„Свидетельствую о том и благодарю Господа, Бога моего, что Он дал мне грешному и недостойному Свое благоизволение на это“.

„Прошу Вашего, Отец, благословления.

Князь Михаил Волконский“.

С.-Петербург.

11 мая 1887 года.

Здесь приведены не все случаи чудотворений. Но и эти случаи доказывают, что мощи святых угодников Божиих, Сергия и Германа, находятся на Валааме на том самом месте, которое обозначено ракою. Валаамский монастырь, быв основан преподобными Сергием и Германом, и доныне находится под охранением их спасительных молитв пред Богом и управляется благодатью Божьею, в них пребывающею. Сколько иноков Валаамских и сколько мирских людей, шествовавших поклониться преподобным Сергию и Герману, спасены были от опасностей их чудесным участием во время благопотребное. С давнего времени и едва ли не каждый год на Валааме проживают по нескольку человек мирских по обету или по усердию, и своими добровольными христианскими подвигами, на время подъятыми, а равно и телесными трудами в работах для монастыря, заявляют свою благодарность к преподобным, на Валааме духом и св. телесами пребывающим, от которых получали благодатную помощь и утешение. Такое явление, возможное лишь при сознании и убеждении в действительности чудесных событий, служит неоспоримым уверением покровительства Валаамской обители от преподобных Сергия и Германа, в ней ублажаемых. И мы с сердечным благоговением веруем, что св. угодники Божии, первооснователи Валаамской обители, всегда молятся Господу за чад её, за всех отечественных братий Валаама и за всех православных христиан.


Источник: Сост. И. К. Кондратьев. Издание И. А. Морозова. Москва. Типография Вильде, Малая Кисловка, собственный дом. 1896. От Московского Духовно — Цензурного Комитета печатать дозволяется. Москва, 26 июня 1896 года. Цензор Протоиерей Иоанн Петропавловский.

Комментарии для сайта Cackle