Иван Михайлович Снегирев

Ивановский монастырь в Москве

Вид Старопигиального Новоспасского Монастыря в настоящее время

Изображенная здесь старинная церковь во имя Усекновения честные главы Святого Иоанна Предтечи до 1812 года была соборною Ивановского девичьего монастыря в старых садех, под бором, что на кулишках, против того холма, где еще в начале XVI века, соорудил Алевиз церковь Св. Владимира. Место это, удобное для монашеского жития, по средине города, кажется отделенным от него по своему положению. Обитель сия замечательна сколько древностию своей, столько и достопамятными в ней событиями. По штату, она была второклассная – ружная. До учреждения штатов, за нею состояло 813 душ по ревизии 1744 года: в уезде Переславля – Рязанского полусело Путятино на речке Ворше и Шацкого уезда, Залесского стану село Архангельское, Две Сестреницы тож, на реке Хопре.

Основание ее приписывается преданием: то великому князю Иоанну III, то матери царя Иоанна Васильевича, великой княгине Елене Глинской; сооружением церкви в память Усекновения главы Св. Иоанна Предтечи она, вероятно, желала ознаменовать день тезоименитства своего сына. Так свидетельствует предание, впрочем не подтверждаемое историческими данными! В описи Ивановского девичья монастыря 1763 г., читаем следующее: «А когда оный монастырь построен, при котором государе и по какой государской грамоте, и в котором году, о том в означенном монастыре точного известия нет»1 . Из летописей же открывается нам, что в начале XV столетия, существовал мужеский Иоанно – Предтечевский монастырь под бором за Москвою рекой, там, где ныне приходская церковь Сретения Черниговских чудотворцев 2. Вероятно, что с упразднением этого монастыря, под Замоскворецким бором, основан соименный ему под Кулижским бором, о коем упоминает ниже приведенная надпись на Евангелии. В исторических актах Ивановский монастырь встречается в 1604 году. Так в патриаршество Иова священник Ивановского монастыря (только неизвестно мужеского, или женского) был в числе старост поповских, как значится в извете боярского сына Ивана Чортова, 1604 года 3.

Сей монастырь устроен и украшен был царскими и боярскими вкладами; но лишился их в нашествие Поляков и в пожары, кои неоднократно опустошали его. Такие утраты вознаграждались вкладчицами из знатных фамилий, поступавшими в эту обитель. Когда указом Петра I , в 1701 году, поведено было строить в монастырях, вместо деревянных, каменные келии, тогда и здесь построены каменные же, в том числе крестовая палата с сенями. Едва минуло

План Ивановского монастыря в 1759 году

тому 36 лет, как мая 30, Троицкий пожар, происшедший от денежной свечки, обхватил почти всю Москву; им опустошен Ивановский монастырь, где сгорели монашеские келии и на церквах кровля; жертвою пламени сделались тогда шесть монахинь 4. В донесении же Семена Салтыкова императрице Анне Иоанновне о пожаре 29 мая 1737 года, об Ивановском монастыре читаем: «Ивановской, в церквах в целости, точию на колокольне и на церкви кресты, кровли сгорели и кельи выгорели без остатку, колокола опустились, у святых врат часовня со святыми иконами выгорела 5. Обитель сия время от времени устроивалась, как в 1748 году, посетило ее подобное бедствие; но в 1761 году, она возобновлена щедротами императрицы Елисаветы Петровны, которая предназначала было ее для призрения вдов и сирот заслуженных людей, как видно из указа 1761 года июня 20. Наконец, сему монастырю суждено в 1812 году потерпеть одинаковую участь с Москвою: кроме соборной церкви, все здания в нем сгорели, часть церковных сокровищ разграблена; а другая, до вступления неприятелей, увезена была в Вологду. В монастыре оставалась последняя его игуменья Елпидифора с сестрами. Когда же им начало угрожать буйство врагов, ругавшихся над святынею, она тайно удалилась с сестрами в Хотьков монастырь. После очищения Москвы от неприятелей, Ивановский монастырь обращен в приходскую церковь; в возобновленных после пожара келиях и пристроенных зданиях помещены были чиновники и рабочие Синодальной типографии.

Из монастырских церквей осталась одна соборная, замечательная до своеобразности своего зодчества. Она составляла квадрат с выдавшимися на внешних стенах лопатками и с четырьмя фронтонами, в виде трехугольников, над коими возвышалась глава на трибуне, обитая вызолоченною жестью, а кровля листовым железом. С востока к церкви примыкали три шестигранные полукружия алтаря, с запада обширная трапеза представляла квадратную палату с приделами. В ней посредине на четырехгранном, величиной в кубическую сажень, крепостном столбе опирались со всех сторон коробовые своды. В стенах связи были деревянные; окна малые и узкие, впоследствии расширенные; толстые стены сложены из крепостных кирпичей; цоколь из белого камня низкий; на внешних стенах не было никаких орнаментов. Простота, прочность и низменность давали повод предполагать, что эта древняя церковь-трапеза, при первоначальной своей постройке, составляла нижний (зимний) этаж храма, на коем существовал верхний с летнею церковью. По всем признакам старинного сооружения кирпичных зданий в Москве, в этом остатке древнего храмового зодчества видна работа Русских мастеров, осторожных, несмелых, не выпускавших из виду главных практических качеств строения: крепости и прочности. Хотя еще не найдено определительно время основания сего храма, – с вероятностью можно его отнести к концу XVI столетия. На южной и северной стороне у крыльца железные двери вели в подвал под церковью. На той же стороне к трапезе пристроен был каменный застенок, впоследствии обращенный в ризничную палатку.

Внутренность главного храма представляла четвероконечный крест; его своды образовали два пересекающиеся полуцилиндра; в пересечке их сквозной трибун. Широкие окна над южными и северными дверями вновь проделаны. У северной стены находилось каменное надгробие с покровом; на верхней его плите высечена была следующая надпись: «лета 7146 (1638) марта в 1 день на память стыя прдномчнцы Евдокии преставися раба Божия Дарья, во инокинях схимница Марфа юродивая.» Под сводами каменной надгробницы стоял на помосте деревянный гроб ее, где изголовьем ей служил камень по смерти, какой был и в подвижнической жизни.

На каменном помосте о двух ступенях возвышался старинный алтарный иконостас, столярной резной, выложенный орнаментами из позолоченного свинца с Царскими дверями резными и позолоченными; над ними сень также резная позолоченная, в иконостасе помещены образа из древнего; он состоял из пяти поясов, но не в том порядке, в каком обыкновенно устраивается: в нижнем ярусе местные образа, над ним Деисус и Двоенадесятые праздники, потом два ряда келейных, выносных образов, наконец пояс Праотцов и Пророков, в басменном окладе, писанных в Греческом стиле, по-видимому, около половины XVII века. В монастырской описи 1763 года исчислены местные иконы в таком порядке: по правую сторону от Царских врат: 1. Живоначальные Троицы, 2. Иоанна Предтечи. 3. Иоанна Предтечи в житии, 4. Усекновения честные главы Предтечевы, в деревянном резном киоте; по левую сторону Царских врат: 1. Одигитрии Пресвятые Богородицы, 2. Николая чудотворца, по сторонам которого Спаситель и Богоматерь. 3. На левом клиросе местный образ. Святцы XII месяцев и 4. Не рыдай Мене, Мате. На той же стороне, пред местным образом Богоматери, на налое икона Св. Иоанна Предтечи, в створчатом деревянном киоте; на ней оклад, поля, венец и цата золотые, кованные. В венце и цате б камней: два изумруда и 4 яхонта голубых; но полям оклада и кругом венца, цаты, ризы и простертых рук Угодника Божия, обнизано жемчугом. Пред иконостасом пять паникадил зеленой меди, литые, с разными штуками и разным мелким прибором.

Внутри церкви стенное писание изображало Дванадесять праздников, Евангельские притчи и лики Святых.

Троечастный алтарь с коробовыми сводами освещался с востока тремя окнами, а с юга и севера двумя, вновь проделанными между собою арками. Зодчий имел в виду ту цель, чтобы произвести и поддержать отголосок (resonnance) и звучность, необходимые во время службы и чтения в алтаре. Над престолом была сень столярной работы с резьбой; в средине сени образ Отечествия, в резном киоте и 8 Херувимов и сверх нее образ Спасителев, окруженный 8 Ангелами резными с раскраской и позолотой. Горнее в алтаре место обставлено было образами, между коими находились древние Греческого пошиба; стены, как в алтаре, так и в храме, расписаны деяниями из Ветхого и Нового Заветов.

В числе св. утварей обращают на себя внимание: 1) Серебряный напрестольный крест со св. мощами, украшенный жемчугом и самоцветными каменьями; на рукоятии его читаете следующую надпись: «7189 года, марта 1, построен в церковь Усекновения честные главы Иоанна Предтечи в Ивановский монастырь, что на Кулишках;» 2) Из шести напрестольных Евангелий замечательно одно в десть, обложенное с лицевой стороны серебром, на коем искусно вычеканены символы Евангелистов с надписями: крылатый лев – агиос Иоанн, ангел – агиос Матфей, телец – агиос Лука и орел – агиос Марка. По листам Евангелие подписано так: «157 апреля в 5 день дана сия книга Евангелие напрестольное, прописано золотом, верхняя доска серебряная вся золочена с трубами, чеканная с жемчугом и с каменьем, а на нижней доске жуки серебряные резные, золочены, на Москве в девичь монастырь к Ивану Предтечи, что на Кулишках, при игуменье Марье Вышеславцове, при священнике Матвее, да при священнике ж Леонтие, да при дьяконе Лупе, по Максиме Григорьевиче Матюшкине вкладу, да по его женах и по детях, священникам пожаловать за сию книгу Максима и родителей его написать во вседневной синодик: и из «монастыря сия книга ни куда не отдать и впредь которые будут священницы и им потому же вечным поминовением не забывать, дóндеже сия обитель стоит, а которых родителей написать во вседневный синодик и те имена написаны в сей книге от верхней доски.» На крыше: «дано сие Евангелие в предтечев девичий монастырь по Максиме Григорьевиче Матюшкине.» 3) Из шести серебряных потиров один чеканный с резьбою устроен при царе Феодоре Алексиевиче 7187 года. 4) Серебряное кадило, вызолоченное, большое, коего крышка устроена в виде одноглавой шатровой церкви; на нем следующая надпись: «Сие «кадило Ивановского девича монастыря, что на Кулишках под бором, при царе великом князе Алексие Михайловиче всея России самодержце, построено лето 7169 года из церковные казны при попе Феофание, при попе Григории и при дьяконе Иване.» Опись 1763 года свидетельствует нам о множестве облачений в ризнице; там было 96 священнических риз, в числе коих находились камчатные, киндячные, тафтяные, парчевые, травчатые, грезетовые, атласные, обяринные, парчевые, обнизанные жемчугом, полуобъяринные, канаватные, транцепелевые, изорбатные, белокосовые, косматого бархату и пр. Епитрахилей было 40, подризников 23, поясов 11, поручей 57, стихарей 36, орарей 22, воздухов 100, пелен 41 и пр.

На здешних колоколах читаем следующее: 1) наполиелейном: «Лета 7149 (1641) июня в 12 день повелением великого гдря цря и великого князя Михаила Федоровича всея Руси самодержца слит сеи колокол в преименитом царствующем граде Москве вывановско девичей мнрь Усекновения чтные главы в 29 лето гдртва его, мастер Степанка Орефьеф, ученик немчина Ивана Фалка. » 2) на будничном: «Лета «7195 (1687) го лит сеи колокол на Плесо к церкви Воскресению Хрву, по обещанию посадских людей Феоктиста да Артемья Ивановых детей Авериных.» Между орнаментами этого колокола помещены двуглавые орлы. 3) На большом: «1755 году апреля 15 дня вылит сей колокол в Ивановской двинь мнтр, что в Москве на Кулишках, тщанием того мнтря игумении Елены и с сестрами на зборные мирские днги, весу в нем 155 пуд. лил мастер Костентин Михайлов сын Слизов.» 4) На другом большом: «1763 году марта 1 день вылит сей колокол в Ивановской дечь мнтрь при игумении Назареты и с сестрами, весу 60 пуд 23 фунта, лил алдерман Костентин Михайлов сын Слизов.» На нем вылит образ Спасителя, Божией Матери и св. Николая.

Под церковным помостом находились обширные подвалы. В низменной трапезе были два придела, один в честь Казанская Богоматери, перенесенный сюда со святых ворот монастыря, и св. Николая чудотворца, освященный в 1643 году, как видно из следующего столбца: «Лета 7151 году ноября в 17 день по государеву цареву и великого князя Михаила Феодоровича всея Русии указу память дьяком Григорию Панкратьеву да Алмазу Иванову велети им дати в Ивановской девичь монастырь в новую церковь Николы чудотворца к освящению и на всю четыредесятницу ладону против иных таких церквей. Дьяк Иван Федоров 6. По описи 1753 года, над святыми воротами была церковь в память Происхождения Честных Древ.

К этим воротам и ограде пристроена была келья настоятельницы с выпускными флигелями длиною 10 саж., а шириною 3% саж. Сестринские келии занимали место по обе стороны ворот, те и другие на 37 саж. длиною, потом кельи церковнические, одноэтажные; одни на 14 саж. длиною, а другие на 7 саж. Кругом монастыря ограда каменная на 124 1/2 саж.

В таком виде представлялся до 1860 года обращенный в приходскую церковь Ивановский монастырь с его храмами, колокольнею и другими зданиями, как показывает приложенный здесь точный его рисунок. От прежнего быта оставались, некоторое время, на память древние святые ворота и при них часовня с кельею и часть ограды.

Вот известные нам игумении этого монастыря:

Анисия в январе 1626.

Анна Гадукова, 26 декабря 1640.

Марья Вышеславцева, 1649 г.

Евфимия Вельяминова, 1654–56.

Фекла, в августе 1690.

Марфа Григорова, 1701–11.

Мария Цимерманова, 1712–33.

Елена Протопопова, определена 22 ноября 1733, ум. 8 декабря 1761.

Назарета Иванова, 1762–72.

Измарагда, 1773–79.

Елисавета, 1779–81.

Мария Арсеньева ум. 29 ноября 1805.

Елпидифора (последняя до 1812 года). 7

К достопамятностям сего монастыря еще должно отнести и то, что патриарх Иоаким, вероятно, по примеру своих предшественников, в храмовый праздник 29 августа; за всенощной читал шестопсалмие, выходил на литию и величание, служил обедню; накануне молебствовал о здравии царевича Иоанна Алек- сиевича 8. На этот праздник 1708 г. здесь, в присутствии царевны Марии Алексеевны, служил обедню и сказывал поучение святитель Димитрий Ростовский 9. Дари Михаил Федорович и Алексей Михайлович посещали монастырь не только в храмовый его праздник, но и в другие дни, как показывают Царские Выходы 10. На святой неделе они здесь жаловали игуменью с сестрами к руке, раздавали им светло дневные яйца и ручную милостыню, а также сукна священно – служителям, как видно из следующего:

С 7133 (1625) года в Ивановский девичь монастырь великого государя жалованья, годовые милостыни, и молебных и понахидных денег и праздничного выбору и по великом князе Василье, во иноцех Варламе и по всех государевых родителях: игуменье 4 рубли 30 алтын рядовым старицам 100 человекам по 2 рубли по 15 алтын старице, 2 попам по 3 рубли по 26 алтын 4 деньги человеку, дьякону 2 рубли 16 алтын 4 деньги, пономарю 2 рубли 13 алтын 2 деньги, сторожам 4 человеком по 3 рубли по 4 алтына пополу 5 денег человеку, просвирнице 5 алтын, служке 2 рубли 11.

«7175 (1667) году июня во 2 день по государеву цареву и великого князя Алексее Михайловича всея великие и малые и белые России самодержца указу казначею Афанасью Самойловичу Нарбекову, да дьяку Якову Петелину великий государь, царь и великий князь Алекеей Михайлович всея великие и малые и белые России самодержец по имянному своему великого государя указу пожаловал Ивановского девича монастыря попов: Феофана, Григорья, да дьякона Ивана, велел им дать своего государева жалованья для рождения сына своего государева, благоверного государя царевича и великого князя Иоанна Алексеевича всея великие и малые и белые России с Казенного двора на праздничные однорядки по сукну человеку12.

По окладу годовых сукон в 1669 году Ивановского девича монастыря, что на Кулишках, двум дьячкам, пономарю, сторожу в два года по портищу сукна Анбурского, по 2 рубли портище. Того ж числа по указу великих государей дьячкам Федотку, Федьке, пономарю Ивашке, сторожу Сеньке по 5 ар. сукна Анбурского.

Государева жалованья трем попом, дьякону, дьячку по 2 рубли, сукно человеку, пономарю годовое сукно в рубль, всего на 11 рублей. Того ж числа попом Василью, Даниле, Иосифу, дьякону Иоанну, дьячку Ивашке по 5 арш. сукна Анбурского, и того 25 аршин 13.

Из столбца Оружейной Палаты 7189 (1681) года за №878 видим, что Ивановскому девичу монастырю, что на Кулишках, дано из Казенного приказу годовых сукон да восемь рублей.

Марта 24 дня 1699 года для празднества Благовещения Пресвятые Богородицы и для поминовения царицы Марии Ильинишны куплено на новом Гостине дворе полковника и головы Московских стрельцов Яковлева приказу Соловцова у стрельца у Ивашки Самсонова с товарищи 300 осетров мерою по два и без чети и по полтора аршнна осетр, по 100 рублев за сто, да у Кадашевца у Филимонки Митрофанова, да у Кондрашки Алексеева с товарищи в Гостине же дворе 62 осетра свежих по рублю по 10 денег и из них марта 24 послано по указу великого государя в Ивановской монастырь 16 осетров и 2 ествы.

Апреля 2 числа в церковь Иоанна Предтечи, что в Ивановском девиче монастыре дана Триодь Цветная в вишневом сафьяне, а старая взята.

Апреля в 21 день того ж года на сорокоусты по благоверной государыне царице и великой княгине Марии Ильинишне церкви Иоанна Предтечи, что в девиче монастыре двум священником, дьякону, двум дьячкам, пономарю, трем сторожам три рубли 14; раздавал стольник князь Иван Борисович Троекуров.

Как почти во всех женских обителях, в часы, свободные от богослужения, занимаются преимущественно каким-либо ремеслом: пряжею ниток, плетением кружев, вышиванием образов шелками и золотом и т. п.; то монахини и белицы Ивановского монастыря особенно упражнялись в прядении и мотании шерсти, вязании шерстяных чулок. В монастырский праздник Усекновения главы Св. Иоанна Предтечи, или как называет простонародие, Ивана Постного, августа 29, там изстари бывала бабья шерстяная и нитяная. ярмарка, на которую стекались из окрестностей Москвы крестьянки. Она подробно описана в №№ 8,9 и 10 Московских ведомостей 1850 г.

В 1710 году здесь находилось жалованных 100, нежалованных 17, белиц 73 15.

Старая опись библиотеки Ивановского монастыря показывает, что черницы его любили чтение душеполезных книг.

Вставленные в стене церкви надгробные камни указывают здесь место погребения князей Засекиных, Волхонских и Шаховских, бояр Глебовых, Волынских, Ознобишиных, Хомутовых, Ордыно-Нащокиных, Резановых, Свиязевых, Елизаровых, Окунько- вых, Оболенских и Лихаревых.

Представляем некоторые из надписей, бывшие в стенах церкви:

Лета 7146 (1638) марта в 1 день на память святые преподобные мученицы Евдокии, преставися раба Божия девица во инокинях схимница Марфа юродивая.

Лета 7166 (1658) году сентября в 29 день на память преподобного отца нашего Кириака отшельника преставися раба Божия Александра, а во иноцех схимница Каптелина Ивановская жена Захарьевича Свиязева.

Лета от воплощения Бога Слова 1702 июля во 2 день преставися раба божия княгиня Параскева Борисовна Ордына-Нащокина, а жития ее было 60 лет.

1713 году марта в 24 день преставися раб Божий подполковник Симеон Васильевич Резанов в граде Витепски, а погребен при сем месте во обители Иоанна Предтечи, того году майя во 2 день, жития его было 37 лет.

1723 года апреля в 9 день преставися раба Божия стольника князь Федора княж Михайловича Волконского жена его княгиня Екатерина Матвеевна дочь, от рождения жития ее было... . лет, а погребена против сей подписи, отступя на семь аршин.

Лета 1723 мая 18 на память св. мученика Петра преставися раба Божия Афонасьева жена Михайловича Елизарова Аграфена Володимировна, и погребено тело ее против сей надписи.

1723 года ноября в 27 день на память святого великомученика Иакова Персянина преставися раба Божия Агрипина Канцелярии Правительственного сената секретаря Гаврилова жена Окунькова и погребена при сей стене и летописи того ж ноября 29 числа.

1724 года генваря в 30 день преставися раб Божий лейб-гвардии Семеновского полку Гренадерской роты унтер-лейтенант князь Петр Владимирович Волконский и погребен близь алтаря отступя 8 аршин; поживе 27 лет.

1726 году февраля в 15 день преставися раба Божия поручика князь Алексее Ивановича Шаховского, жена его княгиня Ирина Семеновна; жития ее было 29 лет и 4 месяца, и погребено тело ее отступя 9 аршин.

1727 году генваря в 30 день в память священномученика Ипполита и папы Римского преставися раба Божия Александровой слободы монахиня Досифея Михайловна дочь Бронницкая, а жития ее было 70 лет, а погребено тело ее против сей подписи.

1727 года июля в 26 день преставися раба Божия Окольничого Петра Васильевича Бутурлина, жена его вдова Ксения Михайловна, жития ее было семьдесят один год и 7 месяцев, и погребено тело ее против сей подписи.

Виждь смертный человече, зде мимоходящий,

Виждь прах моего тела, прах костей лежащий,

Аще похощешь имя и род мой познати,

Изволь сию слезную надпись прочитати:

Есмь Гавриил Иосифов именем названный,

Родом звахся Окуньков сын именованный,

Ранг имел секретарский, заслужил в Сенате;

Но ныне водворихся в сей темной палате;

Пожив семьдесят осмь лет три месяца в свете,

Скончался 30-го мая 1735-м лете.

Но молю всех вас грешный мене поминати,

В памяти незабвенной всегда содержати.

1764 апреля 3 дня преставися раб Божий князь Иоанн Николаевич Волконский, родился 1732 году ноября 7 дня, а тело его погребено против сей таблицы, а жития его было 32 года. На камнях:

1738 году октября 13 дня с пятницы на субботу после обедни в 10 часу на память св. мученик Карпа и Папилы преставися раба Божия стольника Федора Михайловича Глебова жена его вдова Анна Михайловна, рождение ее 1691 года.

1744 года октября 26 дня на память святых безсребренник Козмы и Демиана преставися раб Божий гвардии Измайловского полку капрал Иоан Алексеевич Есипов.... а тезоименитство его февраля 24 дня.

1747 году сентября в 23 день на память Зачатия Честного и Славного Пророка Предтеча Крестителя Господня Иоанна в 8 часу после половины ночи преставися раб Божий Петр Леонтьевич Глебов, а от рождения своего поживе 53 года, а тезоименитство его июня 12 числа, и погребен на сем месте того ж сентября 25 дня близь гробов родителей своих, и сотвори ему вечную память.

1750 года ноября 15 числа на память святых мучеников и исповедников Гурия, Самона и Авива, то есть в четверток в 5 часу по полудни преставися раба Божия капитана Петра Леонтьевича Глебова жена его Евдокия Алексеевна, а от рождения своего поживе 58 лет, а тезоименитство ее августа 4 числа и погребена на сем месте того ж ноября 2 числа близ гробов родителей своих, и сотвори ей вечную память.

1751 года апреля 13 дня по полудни в 5 часу преставися раб Божий князь Николай Алексеевич Засекин, рождение его в 711 году апреля 23 дня, а жития его было от роду 40 лет, тезоименитство его мая 9 дня, погребено тело его под сим камнем.

Полковника Федорова дочь Борисовича Волкова князь Семенова жена Ивановича Щербатова пожите в супружестве 1 год 3 месяца, а от рождения поживе 21 год 7 месяцев и 22 дня тезоименитство ее октября 20 дня (полагать должно около 1752 года).

1759 июня 24 дня по полунощи 12 часу преставися раб Божий надворный советник Иван.... евич Глебов.

1761 году октября 4 дня преставися раба Божия подполковница Пелагее Михайловна Хомутова, тезоименитство ее октября 8 дня, всех лет жития ее было 47 лет и погребена под сим камнем.

Сей камень на гробе лейб-гвардии Преображенского полку солдата Александра Петрова сына Ознобишина, который преставися 1763 года февраля 16 дня пополунощи в 3 часу, а жития его было....

1763 года июля. 4 дня по полудни в 7 часу в 2 четверти 25 минут преставися раба Божия генерал-майора Ивана Михайловича Волынского жена его Анна Семеновна дочь Волынская, жития ее было 69 лет, 11 месяцев, 24 дня и погребена под сим камнем.

Под сею надписью погребено тело благородной девицы. Марии Михайловны Кропотовой, жития ее 13 лет 3 месяца 18 дней, успе о Господе 1767 октября 4.

1769 генваря 8 дня пополудни в 3 часу на память преподобного Григория Хозевита и Григория чудотворца преставися раба Божия лейб-гвардии подпоручика Петра Михайловича сына Ознобишина жена его Евдокия Михайловна дочь … жития ее было 41 год, 10 месяцев и 25 дней, рождение ее было февраля 14 дня 1727 года, а тезоименитство ее было марта 1 числа, в супружестве она жила 24 года и 5 месяцев, и погребена под сим камнем.

О прежнем быте напоминают нам не одне только оставшиеся св. иконы, утвари и надгробные камни, но и живущие в преданиях устных и сохранившиеся в хартиях достопамятные события и исключительные личности, с которыми связана летопись этой обители благочестия, имевшая некогда административное назначение в жизни Москвы. В ее стенах заключалось немало таинственного, что наш век приводит в явление.

В этом монастыре хоронились не одни усопшие, уединялись не одни умершие миру; но в безмолвных его стенах заключаемы были и опальные, жившие под строгим надзором, таилось и гнездо еретиков, известных под именем Божиих людей. Об них скажем впоследствии. Здесь неволею была пострижена и заключена под начал, разлученная с супругом своим в 1610 году царица Мария Петровна Шуйская 16. Сюда прислана была из Владимира, постриженная также насильно на Беле-озере, вторая супруга несчастного царевича Иоанна Иоанновича царевна Прасковья Михайловна из роду Соловых. Когда она скончалась в этой обители 1620 года, тело ее перенесено в Вознесенский монастырь и там погребено в усыпальнице Русских великих княгинь и цариц 17. Вместе с другою супругой царевича, Евдокиею Богдановною Сабуровой, во иночестве Александрою, она жила после смерти его 38 лет, и скончалась в один с нею год. Здесь была пострижена в феврале 1736 года, по своему прошению, бывшая постельница, царевны Наталии Алексиевны Параскевия Никифорова 18.

Сюда, подобно как и в другие монастыри, присылались под видом сумасшедших и секретных, женщины из Сыскного приказа, из Тайной розыскных дел канцелярии, раскольницы из Раскольничьей конторы и замешанные в политических и уголовных делах, в числе их бывали вытерпевшие жестокие истязания в застенках и, как говорилось, «очистившиеся кровию». Их содержали настоятельницы под строгим надзором, в особенных кельях, подвалах и застенках, что давало этой обители благочестия вид таинственный и мрачный. Здесь нашли себе могилы два лжеучителя так называвшихся людей Божиих, лжехристы Иван Тимофеев Суслов и Прокопий Лупкин, которые многих увлекли своим лжеучением о таинственном воскресении и о таинственной смерти; родных своих они жаловали, кого в образ Николая чудотворца, кого в образ Илии пророка и т. д.; но по Сенатскому указу 1739 года, трупы их, выкопанные из земли палачами, вывезены в поде, вероятно, потому, что на их могилы сбирались их последователи для чествования их памяти. Через два года по вступлении на престол императрицы Анны Ивановны, именно в 1733 году, открыт разбойником Семеном Карауловым в Ивановском монастыре притон людей Божиих у старицы Анастасии; о том донесено им в страшную тогда канцелярию Розыскных тайных дел. У Настасьи по праздникам сбирались в келии последователи Суслова, мужчины и женщины; там они, по благословению и под предводительством своего начальника, кружились по кельи, подпрыгивая, сколь можно выше, с уверенностью, будто Дух Святый их поднимает, некоторые из них били себя палками и ценами, другие, будто движимые Св. Духом, нечто прорицали, потом из рук предводителя, вместо Св. Причастия, принимали куски хлеба и пили из стакана квас, или воду. Такое богомерзкое действие у них вменялось в таинственное крещение Духом Святым. Оно оканчивалось пиршеством, или, так называемым, утешением. По приговору канцелярии Розыскных дел, Настасья и с нею расстрига Агафья Карпова, также Высокопетровского монастыря иеромонах Филарет и три расстриги казнены смертию, как еретики и богохульники, а прочие, по наказании их кнутом, сосланы в дальше монастыри в тяжкую работу вечно 19. Скопище это не могло быть без тайного соучастия и сочувствия некоторых других в монастыре.

Монахиня Досифея

Сюда прислана была в 1785 году, по секретному повелению императрицы Екатерины II, одна женщина не старых лет, по видимому, знатного происхождения. Неизвестно, какое было ее в свете значение, какое имя и фамилия; но здесь, в монашестве, она наречена Досифеею. Никто ее не видал, кроме игумении, духовника, причетника, умершего в глубокой старости, да Московского купца Филиппа Никифоровича Шепелева, торговавшего чаем и сахаром на Варварке, от которого мы, за несколько тому лет, заимствовали некоторые сведения об этой таинственной монахине. По их словам, она была уже пожилая, среднего роста, худощава телом и стройна станом; не смотря на свои лета и долговременное заключение, еще сохраняла в лице некоторые черты прежней красоты, ее приемы и обращение обнаруживали благородство ее происхождения и образованность. Старый причетник видел каких-то, по его замечанию, знатных особ, допущенных игуменьею на короткое время к затворнице, которая говорила с ними на иностранном языке. Досифея жила в одноэтажных каменных кельях, примыкавших к восточной части ограды монастыря, близь покоев игуменьи. Все ее помещение составляли две уютные низменные комнатки под сводами и прихожая для келейницы; их нагревала изращатая печь с лежанкою. Окна обращены были на монастырь20. На содержание ее отпускалась особенная сумма из Казначейства; стол она имела хороший. Иногда на имя ее присылались к игуменье от неизвестных лиц значительные суммы денег, которые она употребляла более на украшение церкви, на пособие бедным и на подаяние нищим. К окошкам ее, задернутым занавесками, иногда любопытство и молва, привлекали народ; но штатный служитель, заступавший место караульного, отгонял любопытных. В церковь Досифея выходила весьма редко и то в сопровождении приставленной к ней старицы. Коридор и крытая деревянная лестница от ее келий вели прямо в надворотную церковь, где духовник ее с причетником совершал богослужение для нее одной. Тогда церковные двери запирались изнутри, чтобы никто не мог войти. Все время своей затворнической жизни она посвящала молитве, чтению духовных книг и рукоделию; вырученные ею за труды деньги раздавала через свою келейницу нищей братии. Последние годы Досифея провела в безмолвии и в подвигах благочестия. После 25-летнего пребывания в Ивановском монастыре, она скончалась 4-го февраля 1810 года, 64 лет. Как она прислана была в этот монастырь по секретному указу 1785 года, то имени ее мы не нашли в клировых ведомостях. Хотя в продолжение десяти лет царствования Александра I-го и содержали ее несколько свободнее, но все еще держались прежнего указа и она оставалась в забвении.

Не смотря на то, что жизнь Досифеи в монастыре была сокровенною для света; но ее погребение было торжественное и великолепное. Отпевал ее, за болезнию митрополита Платона, Викарий его, преосвященный Августин с почетным духовенством. На отпевание съехались Главнокомандующий столицы граф Иван Васильевич Гудович, женатый на графине Прасковье Кирилловне Разумовской, и другие вельможи Екатерининского времени. Стечение народа в монастыре, было необыкновенное. Тело Досифеи погребено не в том монастыре, где обыкновенно хоронили инокинь Ивановской обители, но в Новоспасском монастыре, усыпальнице Романовых, у восточной ограды, на левой стороне от колокольни. Над ее могилою, на диком камне надгробия, под № 122, читаем следующую надпись: «под сим камнем положено тело усопшия о Господе монахини Досифеи, обители Ивановского монастыря, подвизавшейся о Христе Иисусе в монашестве 25 лет и скончавшейся февраля 4-го 1810 года. Всего ее жития было 64 года. Боже всели ее в вечных Твоих обителях».

В настоятельских келиях Новоспасского монастыря, по сказанию г. Мельникова, хранится портрет Таракановой, который почитали за изображение погребенной там монахини Досифеи, в мире принцессы Доротеи, как значилось в надписи. Это список сделанный архимандритом Аполлосом с подлинника, хранившегося в селе Новоспасском, Деденеве то ж г. Головина. В 12 книге Душеполезного Чтения 1876 г. говорится, что таинственная эта затворница была дочь императрицы Елизаветы Петровны от тайного, но законного брака ее с графом Алексеем Григорьевичем Разумовским; в июле месяце 1744 года Елизавета Петровна обвенчалась с своим фаворитом в Москве, в церкви Воскресения, в Барашах, что на Покровке. Венчание» императрицы совершено было тайно, но при свидетелях и графу Разумовскому вручены были документы, свидетельствовавшие о браке его; документы эти он хранил как святыню и только преклонных лет при Екатерине II сжег, вероятно, из благоговения к имени своей царственной супруги.

Там в одно время с Досифеею, несколько лет содержалась под крепким караулом Дарья Николаевна Салтыкова, урожденная Иванова, известная в народе под именем Салтычихи и людоедки; поэтому только некоторые ошибочно смешивали ее с Досифеею 21. Этот изверг женского пола и человечества, переименованный в указе императрицы Екатерины Л, 1768 г. июня 12, мужчиною, заключен был тридцать три года, сперва в склепе под соборною церковью, потом в застенке, при ней бывшем. Насущную скудную пищу подавал ей солдат сперва в окно, потом в дверь. Конечно, ужасно было ее наказание; но ужаснее злодейство, неслыханное на Руси. Дело производилось об ней в Сыскном приказе, где ее допрашивали и, для склонения к сознанию, при ней пытали других преступников, как говорилось тогда «на заказ;» оно уличает Салтыкову в умерщвлении разными муками 139 человек ее крестьян и дворовых 22. Молва народная даже обвиняла ее в людоедстве, но в указе 1768 года, декабря 10, не упомянуто о людоедстве Салтыковой, как пишет г. Мельников, только названа она мучительницей и душегубицей. Салтыкова умерла в монастырском заклепе за 10 лет до кончины Досифеи и положена в Донском монастыре, где погребались ее родственники. Монахиней она никогда не бывала. С нею Досифея представляет совершенную противоположность даже в образе жизни. Последняя никогда не показывалась у своих, всегда завешенных, окон, а первая, когда соберутся любопытные у окошечка за железною решеткою ее застенка, ругалась, плевала и совала палкою сквозь открытое в летнюю пору окошечко, обнаруживая тем свое закоренелое зверство, которое не погасило в ней ни раскаяние в злодействах, ни истома долговременного заключения в мрачном заклепе. Застенок этот вместе с церковию разобран; точное изображение его осталось в приложенном здесь рисунке.

Не распространяясь более в воспоминаниях о прежнем быте Ивановского монастыря, скажем несколько слов о его восстановлении, которым он обязан предсмертному желанию Г-жи Макаровой-Зубачевой, завещавшей на этот предмет значительную сумму денег.

По ходатайству Московского митрополита Филарета в 1859 году, государь император соизволил высочайше утвердить восстановление этой иноческой обители в Москве. В начале 1860 г. началась ломка древних зданий Ивановского монастыря, а 3 сентября закладка освящена митрополитом, при многочисленном стечении Московских жителей, которое обнаружило их участие и радость о возобновлении древнего дома Иоанна Крестителя. Приступлено к очищению мест от прежних зданий и к сооружению новых обширнейших, и целесоответственных по плану Академика М. Д. Быковского, украсившего древнюю столицу уже несколькими произведениями храмового зодчества.

Чрез 20 лет постройка монастыря была совершенно окончена; 4 октября 1879 г. архимандрит Николо- Угрешского монастыря Пимен освятил малую больничную церковь во имя преподобные Елизаветы; 19 октября митрополит Макарий освятил главный престол во имя Усекновения честные главы Св. пророка и Крестителя Господня Иоанна, а 21 октября освящены были приделы: в честь Казанския Божия Матери Амвросием епископом Дмитровским и святителя Николая епископом Можайским.

* * *

1

Опись Ивановскому девичу монастырю, что на Кулишках, учинен­ная 1763 года, лейб-гвардии Семеновского полка поручиком Петром виньиным.

2

Карамз. И. Г. Р. ѴII, пр. 383. VIII, пр. 16.

3

Акты Архиографич. Экспед.II № 223.

4

Ведомость из Московского Синодального правления канцелярии о погоревших 1737 года в Москве архиерейских подворьях и раз­ных сороках церквах, см. Дело о пожаре 1737 г под № 166 в Архиве Синод. Конторы.

5

Чтения в Об. Ис. и Др. Рос. 1858 г. книга 3, смесь стр. 41.

6

Столбец Оруж. Пал. № 1, год 151.

7

Списки иерархов и настоятелей монастырей Российския церкви П. Строева. Спб. 1877 г. стр. 232.

8

      Выходы государей, царей и пр.

9

      Дневные его записки в Древней Росс. Вивлиофике, 2 изд. т. ХУД

10

      Чиновник патр. Иоакима 1674 и 76 г. ъ библ. Новг. Соийск. собора.

11

Книг. Цар. Жалов. Москов. Церквам с 1625 по 1677 год в Моск. Глав. Арх. Мин. Ин. Дел.

12

      Арх. Op. столб. № 240. год 175.

13

      Книга расходная Казенного приказу 1682–1683 годов.

14

Расходная книга приказа Тайных дел 7177 года.

15

Дела Монастыр. приказа, вязка 250, дело 40.

16

Карамз. И. Г. Р. XII, 68, и пр. 571, 624.

17

Летопись о многих мятежах. Спб. 1771, стр. 349.

18

Арх. Моск. Дв. Конт., связка 7, дело 136.

19

См. Указ 1739 г. июня 17.

20

Мне их показывал старый причетник, служивший в монастыре полвека. Во время пребывания Досифеи в монастыре, я бывал там с отцем моим и матерью, и видел ее погребение И. С.

21

Дарья Николаевна родилась в марте 1730 года; вышла за муж за ротмистра лейб -гвардии конного полка Глеба Алексеевича Салты­кова и имела двух сыновей Федора и Николая. Оставшись молодою вдовою, около 1756 года, она жила с детьми в Москве, в своем доме на Кузнецкой улице, в приходе Введения Пресвятой Богороди­цы, а на лето уезжала чаще в подмосковное свое село Троицкое.

22

Дело о Салтыковой в экстракте из протоколов Сыскного при­каза сообщено нам г. Горюшкиным, бывшим в том приказе подъя­чим, и потом профессором законоведения в Московском Универ­ситете.


Источник: Ивановский монастырь в Москве [Текст] / [И. Снегирев]. - [Б. м.] : [б. и.], 1883. - 28 с.

Комментарии для сайта Cackle