протоиерей Ливерий Воронов

Слово в день праздника Входа Господня в Иерусалим и Благовещения Пресвятой Богородицы

7 апреля 1974 г.

Два священных события вспоминает и празднует ныне Святая Православная Церковь. Одно из них, которое она называет главизной, или началом нашего спасения, вводит нас в священную евангельскую историю, представляя собой одну из первых ее страниц; другое открывает ее заключительный период, именуемый последними днями земной жизни Господа нашего Иисуса Христа.

Не часто случается, что подвижной праздник Входа Господня в Иерусалим совпадает с днем неподвижного праздника Благовещения Пресвятой Богородицы, но когда это все же случается, церковный устав гармонично сочетает важнейшие особенности их богослужения в единое глубоко волнующее священное торжество, обильно питая нашу религиозную мысль и радуя наше верующее сердце.

И такое соединение двух праздничных служб является оправданным не только с уставной точки зрения. Можно заметить и некоторую богословскую связь между двумя празднуемыми ныне великими событиями, их близкое духовное родство, из которого, при внимательном отношении, легко сделать и важные для нашей духовно-нравственной жизни выводы.

Мы только что слышали евангельский рассказ о том, как Господь и Спаситель наш Иисус Христос вскоре после совершения Им величайшего чуда воскрешения четверодневного Лазаря благоволил всенародно явить Себя истинным обетованным Мессией, возвещенным чрез пророков Царем мира и правды (Ис. 9:6–7). Он торжественно вступил во святой град Иерусалим, окруженный множеством народа, сопровождаемый восторженными возгласами: «осанна Сыну Давидову! Благословен Грядущий во имя Господне, Царь Израилев! Осанна в вышних!» (Ин. 12:13; Мф. 21:9).

У Господа было немало врагов. Движимые завистью, раздраженные Его справедливыми обличениями за их лицемерие, книжники и фарисеи, эти «слепые вожди слепых» (Мф. 15:14), и раньше неоднократно пытались противодействовать Его могущественному нравственному влиянию на народ. Они задавали Ему публично искусительные вопросы, «подъискиваясь под Него и стараясь уловить что-нибудь из уст Его, чтобы обвинить Его» (Лк. 11:53–54); они спорили с Ним и требовали от Него знамения с неба (Мк. 8:11); они старались опозорить Его пред людьми, называя Его человеком, «который любит есть и пить вино», другом "мытарям и грешникам» (Мф. 11: 19).

Теперь же злоба их возросла до невиданных размеров. Евангелист свидетельствует, что, услышав о чуде воскрешения Лазаря, первосвященники и фарисеи собрали синедрион и положили убить не только Господа, но и воскрешенного Им Лазаря (Ин.11:47, 53, 12:10), »потому, – говорит Евангелист, – что ради его многие из Иудеев приходили и веровали в Иисуса» (ст. 11).

Но если не считать этих ожесточенных противников Спасителя, то можно сказать, что большинство народа Израильского восприняло событие входа Господня в Иерусалим с большой радостью. Встретившие Его и следовавшие за Ним с воодушевлением славили Бога и Того, Кто ныне шествовал во имя Господне, как великий посланник неба, наделенный неслыханной силой Чудотворец и Избавитель. Евангелист Иоанн ясно указывает, что «народ, бывший с Ним прежде, свидетельствовал, что Он вызвал из гроба Лазаря и воскресил его из мертвых», и добавляет от себя, что «потому и встретил Его народ, ибо слышал, что Он сотворил это чудо» (Ин. 12:17–18).

Всмотримся однако повнимательнее: что побуждало многих из этих людей восторженно восклицать «осанна Сыну Давидову!» и постилать по пути Господа свои одежды и срезанные с деревьев ветви? Чего ожидали они от Того, Кого называли Сыном Давидовым, Пророком из Назарета Галилейского? – Конечно, здесь действовали многие и различные мотивы. Но преобладающим среди них было желание избавиться от разного рода житейских невзгод и обрести земное благоденствие.

Это желание не было беспричинным. Народ иудейский на протяжении ряда веков подвергался многочисленным бедствиям. Он испытал тяжкий вавилонский плен. Позже он подвергся страшному насилию иноплеменного завоевателя Антиоха Епифана, стремившегося полностью искоренить веру в истинного Бога и заменить ее языческой религией. Наконец, после многих безуспешных попыток отстоять свою государственную независимость от покушений на нее бесчисленных внешних врагов, он вынужден был смириться под унизительным игом римского господства.

Все эти бедствия попускались Промыслом Божиим с целью нравственного очищения и исправления иудеев. Еще великий пророк Исаия обращался к ним от имени Божия с горячими призывами к такому обновлению: «Омойтесь, очиститесь; удалите злые деяния ваши от очей Моих; перестаньте делать зло... Если захотите и послушаетесь, то будете вкушать блага земли. Если же отречетесь и будете упорствовать, то меч пожрет вас: ибо уста Господни говорят» (Ис. 1:16, 19–20).

Но немногие в народе иудейском откликнулись на вразумляющие воздействия Божии с должным смирением и покаянием, ибо – как говорил тот же св. пророк Исаия – «огрубело сердце народа сего, и ушами с трудом слышат, и очи свои сомкнули, да не узрят очами, и не услышат ушами, и не уразумеют сердцем, и не обратятся, чтоб Я исцелил их» (Ис. 6:10). И потому пережитые иудеями испытания привели основную их массу не к духовному обновлению, а к тому, что они лишь остро ненавидели своих иноземных поработителей и страстно мечтали не просто о национальном освобождении, которого требовал естественый патриотизм, а о полном сокрушении и низложении всех врагов и о возвеличении их собственного народа над всеми народами, его окружавшими.

Мессия предствлялся иудеям прежде всего сильным царем-освободителем, способным покорить окружающие народы и племена, а своему народу вернуть славу и богатство времен Давида и Соломона. Такое превратное мнение делало иудеев неспособными понять истинную цель пришествия Христа Спасителя и то, что ради достижения этой цели Ему надлежало пострадать как непорочному и чистому Агнцу, предназначенному на сие еще прежде создания мира (1Пет. 1:19–20).

Приблизительно за год до события Входа Господня в Иерусалим был случай, когда народ, изумленный чудом Христовым насыщения пяти тысяч человек пятью хлебами и двумя рыбами, вознамерился «нечаянно взять Его и сделать царем», но Иисус, узнав об этом, «удалился на гору один» (Ин. 6:15). Неудивительно, что и теперь, после воскрешения Лазаря, многие среди встречавшего Господа народа были полны тех же самых пустых мечтаний о земной славе, которую якобы вскоре доставит им великий Пророк из Назарета.

Вот почему, хотя Господь и не препятствовал радостному излиянию чувств народных, в которых была и искренность, и любовь к Нему, совершившему для них столько благодеяний, и своеобразное проявление патриотизма, – тем не менее, как справедливо замечает один из лучших наших отечественных толкователей Священного Писания, «Его чувствования крайне были отличны от чувств, коими воодушевлен был народ» (Иннокентий, архиепископ Херсонский. Последние дни земной жизни Господа нашего Иисуса Христа. М., 1887, с. 82).

Он шел во святой град, чтобы в ближайшее затем время закончить здесь подвиг Своей земной жизни на Кресте ради спасения мира. А они думали, что Он идет восприять, с одобрения синедриона, земную власть с тем, чтобы низложить потом гордыню угнетавших их иноплеменников. Они славили Господа восклицаниями: «осанна!», а уже через несколько дней, разочаровавшись в своих ожиданиях и увидев в Его Лице не торжествующего земного владыку, а страждущего и всеми оставленного Учителя, оказались способными на полное от Него отречение, что и засвидетельствовали своими исступленными криками: «возьми, возьми, распни Его!» и "отпусти нам Варавву» (Ин. 19: 15; Лк. 23:18).

Какой великий урок для нас заключен в евангельских повествованиях об этой страшной перемене. Конечно, мы не можем даже представить себе, чтобы мы оказались способными на такое предательство и измену. Мы обычно очень легко осуждаем в душе малодушных и легкомысленных современников Христа и бываем уверены, что, оказавшись на их месте, остались бы безусловно верными Ему. Но достаточно вспомнить, что случилось с великим Апостолом, который говорил некогда своему любимому Учителю: «если и все соблазнятся о Тебе, я никогда не соблазнюсь» (Мф. 26:33), а в час испытания стал «клясться и божиться, что не знает Сего Человека» (Мф. 26:74), чтобы рассеялась без остатка наша самоуверенность и поблекло привычное благодушие.

Вот ныне, в этот великий день праздника, мы стоим с вами, возлюбленные, в этом святом храме, держа в руках свечи и освященные ветви вербы и радостно восклицая: «Благословен Грядый во имя Господне! Осанна в вышних!» А заботимся ли мы о том, чтобы наше прославление и теперь, и всегда было действительно достойным и угодным нашему Господу, нашему Искупителю и Спасителю!?

Ведь славить Господа нужно не только в храме и не только в часы богослужения и молитвы, но и непрестанно, в каждую минуту нашей жизни, в любых условиях и обстоятельствах. «Благословлю Господа во всякое время», говорит св. Псалмопевец (Пс. 33:2), и он же призывает всех делать то же «на всяком месте владычества Его» (Пс. 102:22). Далее, славить имя Божие нужно чистыми устами, не допуская, чтобы одним и тем же языком мы в одно время благословляли Бога и Отца, а в другое проклинали «человеков, сотворенных по подобию Божию» (Иак. 3:9–10). Наконец, прославлять Бога нужно не одним лишь словом, не одним лишь возношением молитв и славословий, но и всей своей жизнью, всем добрым христианским поведением. «Прославляйте Бога, – говорит св. апостол Павел, – и в телах ваших и в душах ваших, которые суть Божии» (1Кор. 6:20).

Прославление Бога состоит в усердном и доверчивом исполнении Его святой воли. Сам Господь Иисус Христос в Своей молитве к Небесному Отцу незадолго пред страданиями говорил о Себе: »Отче!.. Я прославил Тебя на земле, совершил дело, которое Ты поручил Мне исполнить« (Ин. 17:1, 4). А св. Апостол Павел, напоминая об этом «деле», т. е. о подвиге жизни Христа Спасителя, Который был «послушным даже до смерти, и смерти крестной» (Фил. 2:8), зовет и нас совершать «дело веры и труд любви» (1Фес. 1:3), поступая «достойно Бога, во всем угождая Ему» (Кол. 1:10).

Апостол предостерегает нас от соблазна видеть во Христе только Избавителя от земных невзгод и скорбей и забывать о том, что путь в Царство Небесное узок и тернист. Если же, забывая о будущей жизни, мы »в этой только жизни надеемся на Христа, то мы, – как говорит Апостол,– несчастнее всех человеков» (1Кор. 15:19).

Говоря о послушании воле Божией, уместно нам ныне перенестись мысленно в скромную назаретскую горницу, где Благословенная в женах удостоилась слышать архангельский глас: «Радуйся, Благодатная! Господь с Тобою!» (Лк. 1:28). Именно здесь можем мы научиться тому, что истинное прославление Бога есть, по безраздельной любви к Нему совершаемое, всецелое предание себя Его воле, полное предоставление себя на служение Богу в качестве свободно-разумного орудия Его промыслительной и спасающей деятельности, неразрывное сочетание всеблагой воли Божией со свободно покоряющейся ей волей человека.

Из всех сотворенных Богом существ только одна Преблагословенная Дева Мария удостоена столь высокого прославления, что Св. Церковь именует Ее «Честнейшей херувим и славнейшей, без сравнения, серафим». И это прославление Ее соответствует той степени, в которой Она Сама прославила Бога Своим всецелым смиренным послушанием Его воле. Вся Ее жизнь была незаметным для современников, но ценнейшнм в очах Божиих, служением и подвигом. Древнее предание говорит, что Пречистая Дева любила читать Священное Писание и с молитвой размышлять о прочитанном. Однажды в книге пророка Исаии Она прочитала предсказание о Христе и о Его Матери: «се, Дева во чреве зачнет, и родит Сына, и нарекут имя Ему Еммануил» (Ис. 7:14). Глубокая вера озарила Ее мысли и святая любовь воспламенила Ее чистую душу. Но, по смирению, не дерзая молиться о том, чтобы Сам Еммануил удостоил Ее быть Его служительницей, Она ограничилась молитвой, чтобы Ей дано было увидеть Матерь Его и смиренно служить Ей, блаженной Избраннице небес.

И вот Она Сама становится Богоматерью. Свершается дивное событие Благовещения и Боговоплощения. «И сказал Ей Ангел: не бойся, Мария, ибо Ты обрела благодать у Бога; и вот, зачнешь во чреве, и родишь Сына, и наречешь Ему имя: Иисус; Он будет велик и наречется Сыном Всевышнего... и будет царствовать над домом Иакова вовеки, и Царству Его не будет конца» (Лк. 1:30–33).

Невозможно передать мысли и чувства, наполнявшие тогда душу Божественной Избранницы. Несомненно одно: Она приняла это благовестие в глубочайшем смирении и с решимостью беспрекословно исполнить все, чего ждет от Нее Избравший Ее на столь великое служение Господь. «Се, Раба Господня; да будет Мне по слову Твоему» (Лк. 1:38) – было Ее ответом небесному посланнику.

С необычайной силой вдохновения говорит о том, что последовало затем, наш великий отечественный святитель, митрополит Московский Филарет: «То, что произошло вслед за словами Марии: «да будет Мне по слову твоему», должно привлечь внимание каждого мыслящего человека. В дни творения мира, когда Бог изрекал Свое живое и мощное: «да будет!», слово Творца немедленно производило различные творения. Но в этот беспримерный в бытии мира день, когда Божественная Мария изрекла Свое кроткое и послушное: «да будет» – едва дерзаю выговорить, что тогда последовало, – слово творения Божия низводит в мир Творца... Необходимо было Ее смиренное «да будет», чтобы воздействовало величественное Божие определение, возвещенное чрез Ангела. Что же за сокровенная сила заключается в этих простых словах: «се, Раба Господня; да будет Мне по слову твоему», произведшая столь необычное действие? – Эта чудная сила есть чистейшая и совершенная преданность Марии Богу, волей, мыслью, душой, всем существом, всякой способностью, всяким действием, всякой надеждой и ожиданием. – Христиане! О, если бы каждый из нас, хотя помалу; приобщился этой богодейственной силы, молитвами Преблагословенной Девы Марии! (Слово в день Благовещения Пресв. Богородицы, сказанное в 1822 году. – Слова и речи, т. 2. 1821–1826. М., с. 64–65).

Итак, возлюбленные братия и сестры! От обильной трапезы, предлагаемой нам сегодня, в день сугубого праздника, Святой Церковью, примем с благоговением хотя малые крупицы, могущие напитать наши души и укрепить духовные силы. Вникая в сущность воспоминаемых ныне событий, познаем, что оба они учат нас должным образом, свято и праведно прославлять дивного во Святых Своих Бога и Спасителя нашего.

И прежде всего позаботимся о том, чтобы Господь наш Иисус Христос был для нас не просто великим Божественным Чудотворцем, Которого можно просить об избавлении нас от бедствий земной жизни и о даровании того, что кажется нам необходимым для земного благоденствия, но прежде всего Подвигоположником, Победителем живущего в нас греха и ищущей уязвлять нас духовной смерти.

Позаботимся и о том, чтобы наша «осанна» никогда не превращалась не только в страшное «распни, распни Его», но и в пустое, не подтверждаемое правдой нашей жизни чисто словесное восхваление Господа, ибо, – как сказал об этом Спаситель, – «не всякий, говорящий Мне: «Господи! Господи!», войдет в Царство Небесное, но исполняющий волю Отца Моего Небесного» (Мф. 7:21).

Научимся, наконец, от Слова Божия и из живого примера Пречистой Девы Марии, что истинное прославление Бога состоит в непоколебимой преданности воле Божией, в деятельном и усердном служении Господу во всецелом посвящении себя исполнению Его святых заповедей, в верности Ему до смерти (Откр. 2:10).

Ныне же, с сердцами, полными любви и благодарности нашему Искупителю, Грядущему во святый град не на земное торжество, но на вольную страсть, нашего ради спасения, «приидите, возвеличим Христа, с ваиями и ветвьми, песньми зовуще: благословен Грядый во имя Господа Спаса нашего!» И вместе с тем, усугубляя нашу духовную радость воспоминаниями о преславном Благовещении, восхвалим Ту, беспримерное смирение, чистота и непорочность Которой соделали Ее участницей великой тайны Божественного Воплощения, этой «главизны нашего спасения».

Вместе со всеми верными, удостоенными усыновления Тебе при Кресте Твоего Сына, о, Всепетая Мати, ныне «архангельский глас вопием Ти, Чистая: радуйся, Благодатная! Господь с Тобою»! Аминь.


Источник: Проповеди [Специальный вып. памяти прот. Ливерия Воронова] // Христианское чтение. 1996. : сборник.

Комментарии для сайта Cackle