профессор Александр Павлович Лопухин

Клюни и клюнийская конгрегация

Клюни и клюнийская конгрегация. Клюни – древний французский монастырь в диоцезе Макона, в Верхней Бургундии. Он основан был 11 сентября 910 года герцогом Вильгельмом Аквитанским. Учреждение этого монастыря стоит в связи с обобщим подъемом монашеского духа во Франции в начале Х-го столетия. В предшествовавший век монашество вместе со всей Францией переживало упадок: набегами норманов, венгров и сарацин многие монастыри были разрушены, монахи разбегались и покидали свое звание, а в уцелевших монастырях уставы монашеской жизни находились в полном пренебрежении. Когда Франция стала успокаиваться от этих смут, тогда при возрождении французской культуры начала возрождаться и монашеская жизнь. Французское дворянство энергично взялось за восстановление старых и учреждение новых монастырей; в самом монашестве явилось стремление восстановить во всей строгости древний бенедиктинский устав. Носителем этой идеи явилось вновь учрежденное Клюнийское аббатство. Папство, умевшее брать к себе на службу всякую вновь нарождавшуюся силу, тотчас же связало свои интересы с интересами названного аббатства. В данной монастырской учредительной грамоте оно ставило его под непосредственное покровительство престола Ап. Петра и Павла, каковое покровительство обеспечивало монастырю свободное избрание аббата по Венедиктинскому уставу и независимость от светской и епископской власти. Покровительствуемое папами, – клюнийское аббатство реформировало по своему образцу ряд монастырей во Франции и Италии и, соединив их под своей властию, образовало конгрегацию.

Первым аббатом Клюнийского монастыря был бургундец Бернон. Установленный им в Клюни строй монастырской жизни был осуществлением древнего бенедиктинского устава (Бенедикта Нурсийского; см. „Энц.“ II, 378–380, 388–390) с дополнением к нему правил Бенидикта Анианского [см. „Энц.» II, 380–382], утвержденных на Ахенском соборе 817 года (Sасkur. I, 61). Прежде всего монахи давали отречение от частной собственности, запрещалось употребление мяса в пищу, затем их обязанностию было молчание: для сношения монахов между собою создавался особый язык знаков, пригодный на все случаи монастырской жизни. Пение псалмов и чтение Свящ. Писания поощрялось и требовалось безусловное повиновение аббату. В год смерти Бернона под его управлением было всего шесть монастырей. Задача образовать конгрегацию реформированных по Бенедиктинскому уставу монастырей для его преемников стояла во всей своей величине. Избранный после Бернона аббатом монастыря Одон, человек энергичный, редких умертвенных дарований и широкого по тому времени образования (см. „Энцикл. сл.» Брокгауза ХLII, 157), много сделал для осуществления этой задачи. Опираясь на привилегию папы Иоанна XI [см. „Энц.“ VІІ, 66] от 931 года (Jaffe 3586), он предпринял широкую реформу монастырей. Папская привилегия позволила ему (вопреки древнему церковному правилу) объединить под своим управлением большее количество монастырей и зачислять в состав Клюнийской братии монахов из других не реформированных еще монастырей. Благодаря этому, ему удалось вернуть к регулярной монашеской жизни многочисленные монастыри южной и северной Франции. Однако весьма многие из реформированных и вновь основанных монастырей оставались независимыми от Клюни; некоторые из них, как, напр., монастырь св. Венедикта на Луаре во Флери, владевший останками Бенедикта Нурсийского, стремились даже сделаться самостоятельным реформационным центром. При содействии папы Льва VII Одон реформировал ряд римских аббатств и итальянских монастырей (напр., Субиако, Монте-Кассино); в Риме он основал монастырь св. Марии в римском квартале аббатства Клюньи. Когда в 941 году Одон умер в Туре, клюнийская реформа была распространена во всей Франции, а в Италии дошла до самого Палермо. Престарелый преемник Одона Аймар бережливостию скопил большие богатства в Клюни и в 954 году отказался от должности по слепоте. На его место был избран происходивший из знатной и богатой фамилии Майола, который получил звание коадютора. В это время в Клюни числилось 160 монахов. Число филиальных монастырей было не велико; только пять больших аббатств стало под управление клюнийского аббата. На следующий год по вступлении на клюнийскоо аббатство (955 г.) Майолаот французского короля Лотаря получил важную привилегию – полное освобождение от налогов и судебную власть над монастырским округом. Не в меньшей мере Майола пользовался и покровительством пап (привил. Иоанна XIII 965–972 г.: см. „Энц.“ VII. 67 у Jaffe 3744), а также императора Оттона I и его супруги Адельгейды. Эта последняя в 962 году подчинила клюнийскому аббату бургундский монастырь – первое приобретение на немецкой территории. Император Оттон I стремился подчинить Клюни все имперские немецкие монастыри. Одновременно с этим увеличивалось и количество реформированных по клюнийскому уставу монастырей во Франции и Италии. Значение клюнийского аббата возросло до того, что в 974 году – по смерти Бенедикта II [в июле 974 г.: см. „Энц.“ II, 884] – Майола был выставлен одним из кандидатов на папский престол. В 994 г. Майола умер, занятый мыслию реформировать древнее королевское аббатство Сен-Дени (св. Дионисия), Его преемник Одилон, происходивший из богатой дворянской фамилии в Оверне, был самым влиятельным и для ХI-го столетия, пожалуй, самым типичным монахом-князем, соединявшем в себе суровый аскетизм и мистическую мечтательность с широкою практическою деятельностию. Ко времени Одилона клюнийская пеформа распространилась при Альфонсе VI в Испании, где клюнийцами был вытеснен из монастырей местный устав Исидора и заменен бенедиктинским. При Одилоне собственно было положено начало, образованию конгрегации, потому что в это время реформированные и вновь основанные монастыри были поставлены на долгое время в зависимость от главного монастыря в Клюни (Sackur. II, 91, К. Müller, Grundriss der Geschichte I. 392). На юного императора Оттона III Одилон во время своей итальянской поездки в 999 года приобрел большое влияние и широко пользовался им. При нем впервые французское реформационное движение получает заметный перевес над итальянским (Саmaldul. III, 685). Правда, французский король Роберт II был весьма слабым орудием в руках монашеской реформационной партии, но зато император Генрих II, находясь в дружественных отношениях к Одилону, деятельно поддерживал введение бенедиктинского устава в немецкие монастыри и противодействовал клюнийцам но политическим соображениям, только в том, что касалось церковной независимости и автономии имперских монастырей. При покровительстве императора клюнийские идеи быстро распространились по всей Германии. Пионером клюнийской реформы в Германии по праву может считаться аббат Поппо, ученик Ришара, настоятеля Ваннского монастыря в Лотарингии. Административный талант Поппо внушил императору надежду, что он сумеет вырвать из рук бенефициалов и прекаристов попавшие в их руки монастырские земли и сохранить их для короны. В этом расчете Генрих II делает Поппо аббатом имперского монастыря Стабло в диоцезе Люттих и монастыря св. Максима в Трирском диоцезе. В качестве аббата двух имперских монастырей Поппо стал влиятельною личностию в совете императора. Из этих двух центров ученики Поппо разносили его идеи по трирским и кульнским землям. Еще значительнее было влияние Поппо на императора Конрада II, который пользовался им для политических целей: благодаря посредничеству Поппо, уладилась распря Конрада II с его врагами, среди которых лотарингские князья играли выдающуюся роль. При поддержке Конрада II проводимая Поппо клюнийская реформа монастырей распространилась широко в Германии: во всех крупных монастырях, С.-Галленском и др., сидели аббатами его последователи. Этот успех клюнийской реформы вызвал оппозицию со стороны старого монашеского лагеря, отразившуюся и в литературе: устами заклятого врага реформы Эккегарда говорила целая партия. Этот антагонизм вносил несколько характерных штрихов в картину общественного настроения на Западе в XI в. Здесь отчасти сказалась оппозиция германского национального элемента против влияния французской религиозной культуры. Клюнийское реформационное движение развивалось не только вширь, распространяясь по разным странам, но и в глубь. Выступившее на первых порах с проектом исключительной монастырской реформы, оно потом включило в свою программу ряд обще-церковных требований. Прежде всего, в Клюни восстали против таких церковных злоупотреблений, как симония, конкубинат священников неканонический брак светских лиц и пр. В качестве принципа церковной реформы аббатами флерийского и лотаринского реформационных округов было ясно и решительно высказано положение, что для реформирования церкви необходимо отстаивать господство канонического права. Поэтому, когда Генрих III предпринял реформу церкви. он встретил одобрение и поддержку французской и итальянской реформационных партий и их руководителей Одилона и Петра Дамиана (см. „Энц.» IV. 894–895); некоторое разногласие встречалось лишь в суждениях относительно полномочия короля на такую реформу. Поддерживали клюнийцы и пап (Льва IX, Николая II) в их стремлении реформировать церковную жизнь, но не до конца. Когда папа Стефан IX, производя церковную реформу, старался освободить церковь от влияния императора, а Григорий VIII 22 апр. 1078 г. – 25 мая 1085 г.: см. „9нц.“ IV. 671–675 стремился даже к господству церкви под светской властию, – клюнийское монашество не встало единодушно на сторону пап. Преемник Одилона по клюнийскому аббатству Гуго I (1049–1109 гг.) в происшедшей между Григорием VII и Генрихом IV борьбе держался нейтрально, все время (вопреки желанию папы) поддерживал с императором сношение, – и по его совету совершено было известное покаянное путешествие в Каноссу. Очевидно, вь Клюни находили для себя невыгодным доставлять победу одной какой-нибудь из борющихся сторон и стремились изыскать пользу, следуя политике равновесия. Особенно усилилось значение клюнийского аббата (Гуго) в правление Урбана II, первого клюнийцана престоле Петра. Мнение, что уже Григорий VIII был прежде монахом в Клюни, неверно: он только принял постриг в основанном клюнийцами монастыре св. Марии в Риме Sackur. II, 303; Grauert, HJG XVI, 283: Hauck III, 596). Гуго принимал участии на всех соборах его времени, ирисутствовал на знаменитом клермонском соборе, на котором был решен 1-ый крестовый поход (см. выше) – продукт религиозного энтузиазма, вызванный клюнийцами. В управлении клюнийским монастырем аббат Гуго также оставил заметный след. При нем на соборе Шалонском 1063 года в присутствии папского легата Петра Дамиана была вновь подтверждена независимость клюнийского аббатства от еп. маконского (булла Александра II 1 окт. 1061 г. – 21 апр, 1073 г.; см. „Энц.“ I. 452–463 у Jafe 4513). Власть клюнийского аббата над конгрегацией еще более усилилась: он управлял ею, как независимый монарх, а настоятели других монастырей сохраняли за собою лишь титул. В 1089 г. Гуго приступил к постройке в Клюни великолепного храма, который после храма св. Петра в Риме был величайшим в мире. Клюнийский праздник поминовения умерших членов конгрегации при Гуго получил общецерковное распространение, равно как и клюнийский обычай петь на Духов день гимн „Ueni, Сrеаtоr“. Все это свидетельствовало о возрастающем значении Клюни. Клюнийская конгрегации распространяется в это время по всем католическим странам Европы, не исключая и Англии, в котором при содействии Вильгельма Завоевателя, вступившего в клюнийское молитвенное братство, основываются первые монастыри клонийцев (U. Berlieri, D. Cluniacenserin England в „Stud. u. Mitt. des Boned. Ordens» XI, 414).

После того, как к началу ХII в. Клюни достиг выдающегося значения в церкви и скопил у себя громадные богатства, выступают при аббате Понтие, преемнике Гуго, первые признаки падения и разложения этой могучей организации. Правда, в споре об инвеституре этот юный и гордый аббат играл значительную роль: он смело проводил традиционную клюнийскую политику и выступил в 1114 году посредником между папою – клюнийцем Пасхалем II и импер. Генрихом V; он также был еще в состоянии предложить убежище Клюни в 1118 году преследуемому императором папе Геласию II 1118 г. – 19 янв. 1119 г.: см. „Энц.“ IV, 170, а в 1097 г. такую же защиту нашел там Анзельмч, контерберийский [см. „Энц.“ I. 792–794]. По смерти Геласия II в Клюни, собравшиеся в аббатстве кардиналы избрали на папство Калликста II (см. „Энц.» VIII, стлб. 65–67), который в благодарность за гостеприимство наградил в 1120 году клюнийского аббата званием кардинала (Jaffe 6821). Но при всем том клюнийский монастырь под управлением Понтия обеднел: потом Понтий принужден был отказаться от аббатства и предпринял паломничество в Иерусалим. На его место вступил Гуго II, но через три месяца он умер, и тогда аббатом был избран Петр Мориц. В это время Понтий возвратился из Палестины и. с во окруженной толпой напав на монастырь. захватил Клюнийское аббатство 16 дек. 1124 г. – 14 февр. 1130 г.: см. „Энц.“ IV. 529. Папой Гонорием II он был изгнан оттуда (Jaffe 7260) и умер в 1126 году в Риме, как отлученный. Для истории Клюни правление Петра Морица потому имеет значение, что при нем клюнийские монастырские обычаи впервые были собраны в цельный законченный устав, обязательный для всех монастырей конгрегации (Holstenius-Brockie, Codex Regularum II, 176). 76 статутов Петра содержат весьма подробное описание богослужения в монастыре (гл. 1–9, 31, 54. 57–61, 67–71), правила о монашеской пище и напитках (гл. 10–15), об одежде монахов (гл. 16–18, 29, 70), о заповеди молчания (гл. 19–22), о благотворительности (гл. 73), приеме в монастырь и времени искуса (гл. 35–38), об обязательном физическом труде (гл. 39), и наконец, о наказаниях монахов (гл. 63). Власть клюнийского аббата по уставу Петра была весьма обширна. и вообще устав обнаруживал стремление к централизации. Без позволения аббата Клюни ни один монах не мог быть принят в конгрегацию (гл. 35), каждый послушник по приеме своем в монастырь конгрегации в течение трех лет обязан был приходить в Клюни, чтобы там получать благословение аббата (гл. 38). Об административном устройстве клюнийского монастыря в статутах Петра мы ничего не находим, но из записки Бернарда клюнийского (Herrgott, Vetus discipina, Paris 1726. стр. 134–64) очевидно, что во главе монастырского управления стояли два главные должностные лица: игумен, высший монастырский сановник по аббате, который имел надзор за натуральным хозяйством монастыря, и казначей, ведавший денежными суммами. Отдельные стороны натурального хозяйства были вверены особым лицам.

Влияние Петра Морица на церковные дела было очень значительно: его решение в папском расколе 1130 г. в пользу Иннокентия II [см. „Энц.“ V, 930–931] привело к общему признанию его. Но подобное же выступление в папском расколе в 1159 г. преемника Петра аббата Гюго III, который стал поддерживать папу Виктора IV [см. „Энц.“ III, 470], только повредило значению Клюни. Восторжествовал противник Виктора IV, папа Александр III [см. „Энц.“ I, 453–454], и Гуго III был им лишен аббатства и изгнан из Клюни. Это был второй случай низложения и изгнания клюнийского аббата. С этого времени его авторитет быстро падает, а равно заметно слабеет и вся клюнийская организация. Предпринимаемые аббатами Гуго V в 1204 г. (Bibl Сlun. 1457). Генрихом I в 1308 г. (Bibl Сlun. 1541) и Иоанном Бурбонским в 1458 г. (ibid. 1593) попытки остановить начавшееся разложение путем пересмотра и улучшении клюнийского устава не имели прочных результатов. Уже статуты Гуго V обнаруживали стремление ослабить власть клюнийского аббата: при нем учреждался совет из двенадцати старцев; в 1232 г. был созван генеральный капитул из всех аббатов и игуменов клюнийских монастырей, который должен был пересмотреть весь строй этой конгрегации. Хотя этот капитул не довел дело до конца и не имел возрождающего значения для клюнийской конгрегации, но авторитет клюнийского аббата он подорвал еще более. Ослабленное изнутри, аббатство теряет силу отстаивать свою независимость и в 1258 году подпадает под власть французского короля Людовика IX Святого. В последующее время аббатством завладевают папы: во все время их пребывания в Авиньоне они присвоили себе право назначать аббата Клюни. С 1456 г. это право переходит к французской короне, в этом году Карл VII поставил на аббатство незаконного сына Иоанна Бурбонского. Громадное и притом неблагоприятное значение для Клюни имела реформация. Отселе клюнийская конгреграция перестает быть интернациональною: в протестантских странах – Германии, Англии, Швейцарии – монастыри исчезали, в католических – Италии и Испании – делались независимыми от Клюни, а в самой Франции все более и более стеснялись. Почти столетие аббатство Клюни находилось во власти сильной фамилии Гизов [см. „Энц.“ IV. 370–371], которая руководила религиозною борьбою во Франции. Втянутое в эту борьбу аббатство тяжело пострадало: в 1562 г. роскошные здания монастырей по частям были разрушены Гугенотами [см. „Энц.“ IV, 782–793], церковные сокровища были расхищены, богатая библиотека погибла. Из этих развалин аббатство все же восстало. Всемогущий министр Людовика III, кардинал Ришелье, присваивает себе власть клюнийского аббата и пользуется ею в корыстных целях. По политическим соображениям, стремясь отстоять абсолютную власть короны уничтожением политической самостоятельности всякой общественной силы, он срыл укрепления монастыря. Подобно Ришелье пользовался Клюни в целях собственного обогащения и кардинал-министр Мазарини. В последующее время значение монастыря все более и более падает. Епископская юрисдикция над клюнийским округом, переданные аббату монастыря папою Урбаном II в 1095 году, была снова возвращена постановлением государственного совета епископу маконскому. 13 февраля 1790 года учредетельное собрание упразднило все монастыри Франции, а вместе с этим закончила свое существование и конгреция: прекрасный храм был продан городу за 100.000 франков, остальные постройки уничтожены. Последний аббат клюнийского монастыря Доминик, имевший отношение к нему, как только к доходному месту, умер эмигрантом в 1800 году. Памятником былой славы клюнийцев является в настоящее время музей Клюни в Париже, помещающийся в роскошном здании прежнего клюнийского аббатства и отсюда получивший свое название.

П. Тычинин


Источник: Православная богословская энциклопедия или Богословский энциклопедический словарь. : под ред. проф. А. П. Лопухина : В 12 томах. – Петроград : Т-во А. П. Лопухина, 1900–1911. / Т. 11: Клавда - Книги апокрифическия Новаго Завета. - 1910. - XI с., 470 стб. : портр.

Комментарии для сайта Cackle