профессор Александр Павлович Лопухин

Православная Богословская энциклопедия или Богословский энциклопедический словарь. Том V. Донская епархия – Ифика

Дух Святой

Дух Святой. α. Учение Св. Писания о Св. Духе. Дух Святой есть третье Лицо (persona), или третья Ипостась (ὐπο’στασις) Святой, Единосущной, Животворящей и Нераздельной Троицы. Он предвечно исходит от Бога Отца (Ин.15: 26), пребывает в Сыне (Рим.8:9), посылается в мир от Отца Сыном (Ин.15:26). Он есть истинный Бог (Деян.5:3, 4), имеет одно естество (φυ’σις) с Богом Отцом, от , Которого Он происходить вне времени (Ин.15:26). По своему достоинству Он не ниже и не выше Отца и Сына, но равен Им (Мф.28и друг.). Посему Он получает поклонение и прославление вместе с Отцом и Сыном и наравне с Ними. Но своему существу Он одно (ὀμου’σις) с Богом Отцом и с Богом Сыном (1Ин.5:7; Ин.10:30). Будучи истинным Богом, Дух Святой имеет и все божеские свойства, кроме личных свойств Отца и Сына, а равно и божеские действия, напр.: всеведение (Ин.14:26; 1Кор.2:10, 11), вездесущие (Рим.8:9), вечность (Ин.14:L6), всемогущество (1Кор.12:7–11), творение (Пс.32:6; Иов.33:4), пересоздание или возрождение душ (Ин.3:5, 6), очищение людей от греха, оправдание их и освящение (1Кор.6:11), промышление о мире (Пс.103:30), приведение людей к тому, что они делаются чадами Божиими (Рим.8:14–16), совершение чудес (Мф.12:28), предсказание будущих событий чрез пророков (2Пет.1:19–21), содействие людям в совершении добрых дел (Рим.8:26; Мф.10:20). Учение о Св. Духе открыто людям с и ясностью только во времена Нового Завета в словах Иисуса Христа и писаниях святых Его апостолов.

β. Личное свойство Св. Духа. Бог один в трех Лицах: первое Лицо – Бог Отец, второе Лицо – Бог Сын, третье Лицо – Бог Дух Святой. Бог Отец, Бог Сын и Бог Дух Святой, будучи особыми Лицами, должны иметь особые свойства, которые отличали бы Их одного от другого и при отсутствии которых между Ними исчезало бы всякое различие. Эти свойства, отличающие Их одного от другого, принято называть личными свойствами. Они состоят в следующем. Бог Отец не имеет для Себя причины: Он не рожден, не происходит от другого божеского Лица; Бог Сын рождается от Отца (Ин.1:14, 18:3, 16; Евр.1:4, 5); Бог Дух Святой исходит от Отца (Ин.15:26). Отсюда, личное свойство Отца – нерожденность, личное свойство Сына – рожденность, личное свойство Духа Святого – исходность. Как происходит рождение Сына и исхождение Св. Духа, чем отличается рождение от исхождения, св. отцы и учители древней неразделенной церкви считали для ограниченного ума людей непостижимым, но замечали только, что различие между ними, без сомнения, есть, что это – два особые образа бытия, которые смешивать не должно, что этими особыми образами бытия и отличаются друг от друга Лица Св. Троицы (в этом смысле вполне ясно высказались ; различные отцы и учители древней церкви, напр. св. Василий Великий, св. Григорий Богослов, блаж. Августин, св. Иоанн Дамаскин и друг.). Это учение о личных свойствах имеет твердые и ясные основания в Св. Писании. Составляя богооткровенный догмат, оно внесено было в Никео-Цареградский Символ с соблюдение м подлинных слов Св. Писания и было общим достоянием всей древней христианской неразделенной церкви.

γ– Учении западной церкви об исхождении Св. Духа «и от Сына». Православная церковь в отношении учения о личном свойстве Св. Духа твердо держалась и держится определения Второго Вселенского Собора и сохранила до настоящая времени в полной неприкосновенности как самый Символ веры , составленный на первых двух Вселенских Соборах, так равно и соборное учение св. отцов об исхождении Св. Духа от Отца. В этом случае она во всей точности исполнила постановления св. отцов 3-го, 4-го, 5-го, 6-го и 7-го Вселенских соборов, которые строжайше воспретили всякое изменение Никео-Цареградского Символа чрез убавление или прибавление каких-либо новых слов, а 7-й Вселенский Собор даже наложил анафему на тех, кто делает подобное убавление или дополнение к Символу. Не то было на Западе. С конца ІV-го и начала V-го века некоторые частные учители западной церкви начали иногда иначе выражаться о личном свойстве Св. Духа, говоря, что Он исходит вечно не только от Отца, не «и от Сына» – Filioque. Таким образом возникло филиоквистическое учение. Возникновению и первоначальному развитию филиоквистического учения, по мнению западных ученых, особенно много содействовал своими сочинениями блаженный Августин. который таким образом, по их мнению. был одним из первейших филиоквистов западной церкви и, так сказать, создателем, филиоквистического учения. Мнение об исхождении Св. Духа «и от Сына» высказывалось некоторыми отдельными писателями западной церкви в последующее время, в VІІ-м же или VІІІ-м столетии, на соборах, бывших в Толедо в Испании, прибавка Filioque внесена была даже в Никео-Цареградский Символ. Таким образом, частное мнение испанскими епископами, через эту прибавку, поставлено было наряду с догматическим учением, выраженным на первых двух Вселенских Соборах, и возводилось ими в пределах Испании на степень догмата. Такое новое учение о личном свойстве Св. Духа сделалось известным греческой церкви и вызвало на Востоке недоумение и нарекания, побудившие св. Максима Исповедника к тем разъяснениям этого факта, которые сделаны были им в послании его к кипрскому пресвитеру Марину. Эти разъяснения, по толкованию писателя IХ-го века ' Анастасия Библиотекаря, состояли в том, что под нсхождением Св. Духа от Сына латиняне разумеют послание (missionem) Св. Духа Сыном. В VІІІ-м столетии вопрос об исхождении Св. Духа сделался на Западе предметом споров, и многие, не различая временного посольства в мир и вечного исхождения Св. Духа, стали решительно утверждать, что Дух Святой равно исходит от Отца и Сына предвечно. Но несмотря на защиту Filioque его приверженцами и даже на внесение его в Никео-Цареградский Символ, новое учение тогда не получило еще на Западе полных прав гражданства и признавалось далеко не всеми. Знаменитый Акулин († 804) писал к лионским братьям, чтобы они блюлись испанского нововведения и не позволяли себе ни малейшего прибавления к Символу веры, а патриарх аквилейский Павлин в 791 году даже созвал поместный собор, на котором осудил всякое подобное прибавление («Догм. Богосл митр. Макария т. I, стр. 256, 257, изд. 4). Но голос этих ревнителей истины не был услышан. В 809 году император Карл Великий созвал в Ахене собор для рассуждения но вопросу о Filioque под своим личным председательством. На этом соборе, по личному влиянию Карла, имела перевес сторона тех, которые писали прибавление к Символу веры Filioque, и постановлено было утвердить для постоянного употребления Символ веры с этою прибавкою От лица императора и собора отправлен было посольство в Рим к папе Льву III просить его, чтобы он утвердил новый догмат и дозволил прибавление к Символу. Послы прежде всего старались убедить папу, что учение, на которое они просят у него согласия, есть учение истинное и древнее (ibid. стр. 358). Но папа Лев IIJ не дал своего согласия на внесение Filioque в Символ веры. Чтобы охранить Символ веры от всякой порчи на будущее время, тот же папа приказал начертать Никео-Цареградский Символ на двух серебряных досках, на одной по-гречески, на другой по-латыни и повесить эти доски в главном римском храме св. Петра с надписью: «Я, Лев, поставил это по любви к православной вере и для охранения ее» (ibid. стр.. 258, 259). Несмотря на противодействие папы недозволенная им прибавка к Символу мало-помалу принята была в разных местах Галлии, Испании, Италии и Германии. Отсюда, когда во второй половине девятого века папские миссионеры явились к болгарам с целью отвлекать их от подчинения Константинопольскому патриарху и склонять их к подчинению папскому престолу, то эти миссионеры распространяли в Болгарии Символ веры со вставкою в него Filioqm. Тогда-то константинопольский патриарх Фотий возвысил свой голос против нового западного учения о Св. Духе и в защиту общепринятого до того времени учения о предвечном исхождении Св. Дух от Отца п укорял латинян за незаконное прибавление к Символу веры, называя самое учение о вечном исхождении Св. Духа и от Сына баснословным. Сверх того, на соборе в 866 году он осудил это прибавление. Пана Николай I, вместо того, чтобы очистить Символ от вкравшейся в него незаконной прибавки, писал к реймскому архиепископу Гинкмару и другим епископам Галлии, чтобы они всеми силами постарались доказать грекам исхождение Св. Духа и от Сына. Преемник Николая Адриан II осудил все определения вышеупомянутого собора против латинян, созванного Фотием, и таким образом возвел Filioque па степень догмата. Последующий папа Иоанн VIII, соглашаясь с Фотием, обещал было уничтожить незаконную вставку в Символ веры, и послы римские, вскоре затем присутствовавшие на большом Константинопольском соборе 879 года, действительно подписались под тем определением его, которым снова запрещалось навсегда делать всякие прибавления к Никео-Цареградскому Символу или какие-либо другие в нем перемены. Сам папа, в послании своем к патриарху Фотию, назвал даже сообщниками Иуды тех, которые внесли впервые в Символ Filioque, объясняя, что римская церковь никогда не принимала этой прибавки, но что нужно с осторожностью и кротостью устранить это укоренившееся злоупотребление (Краинского «О римском католицизме», стран. 110). Но папа, не получивши того, чего ожидал от собора, именно подчинения себе болгарской церкви, не принял соборных определений и не исполнил своего обещания, так что Символ с прибавлением Filioque, по-прежнему употреблялся в разных церквах Запада. Когда допущено было употребление Символа с прибавкою в самом Риме, с точностью неизвестно, но по сознанию самих же римских писателей не прежде 1014 года (Макар. «Догм. Богосл.» т. I, стр. 259. 260). С тех пор западная церковь окончательно и навсегда приняла учение о Filioque, как догматическое, и никогда не отступала от него. В половине XI века константинопольский патриарх Михаил Керулларий, в своем послании (1054 г.), обличал латинян за этот новый догмат, и выставлял сей догмат, как один из главных поводов и оснований для того, чтобы считать западную церковь заблудившеюся и уклонившеюся от чистоты православия и потому недостойною общения с православною церковью. Таким образом Filioque, получив на Западе характер догмата, послужило тогда одним из главнейших оснований для отделения западной церкви от восточной. По той же причине оно служит главнейшим препятствием к соединению церквей и в настоящее время.

δ. Вопрос о Св. Духе во времена попыток к соединению церквей и в последующее время. Еще со времен патриарха Фотия, вследствие притязаний пап на главенство, началось взаимное охлаждение и отчуждение между церквами западною и восточною, но формального разделения между ними еще не было. Вызывающее, бестактное и неразумное поведение папских легатов во время пребывания их в Константинополе в мае, июне июле 1054 года переполнило чашу долготерпения представителей восточной церкви (см. об этом сочин. «Полемика об опресноках» М. Чельцова на стран. 60–65), и разделение церквей совершилось. В последующее время вплоть до самого взятия Константинополя турками, особенно в XIII и XV столетиях, делались попытки к примирению и соединенною церквей. Но все эти попытки не привели к желанным результатам и взаимное отчуждение церквей западной и восточной остается во всей силе и в наше время. Главным подводным камнем, о который разбились все эти попытки, был вопрос об исхождении Св. Духа. Он признавался вопросом догматического характера, и потому, как только начиналась речь об установлении мира между церквами, он обсуждался обеими сторонами прежде всего. Так, в 1098 году на соборе в Баре, на диспуте, состоявшемся между латинскими богословами и итальянскими греками, обсуждался только вопрос об исхождении Св. Духа. На диспуте, происходившем в царствование Алексея Комнина в самом Константинополе между архиепископом миланским Петром Гроссоналом или Хрисоланом (между 1110 и 1113 годами) и греческими богословами Иоанном Фурном и Евстратием Никейским, в продолжение двух заседаний также обсуждался только вопрос об исхождении Св. Духа. При императоре Мануиле Комнине (1143–1180) первый диспут с латинянами, происходивший в 1155 году между архиепископом солунским Василием Ахридским и послом папы Адриана IV (1154–1159) Генрихом Беневетским, был также об исхождении Св. Духа. По вопросу же об исхождении Св. Духа и по вопросу о преимуществах кафедр древнего и нового Рима устроилось несколько диспутов между папскими легатами и самим императором Мануилом Комниным (М. Чельцов «Полемика, об опресноках», стран. 73). На соборе во Флоренции рассуждения и споры о Св. Духе поглощали собою огромное количество времени. Кроме того, за этот период времени появилось в греческой богословской литературе много новых сочинений об исхождении Св. Духа, причем самая постановка этого вопроса несколько изменилась в сравнении с прежним временем. Патриарх Фотий, говоря о таинственном исхождении Св. Духа и основываясь на определении Второго Вселенского собора и писаниях восточных отцов и учителей, развивал главным образом то положение, что Св. Дух исходит от Отца и что на Востоке не признают учения, что Дух Святей вечно исходит «и от Сына». После разделения церквей латиняне в личных сношениях и диспутах с греками стали защищаться ссылкою, что и восточные церковные писатели учили об исхождении Св. Духа от Отца чрез Сына и что они, западные, говоря об исхождении Его от Сына, разумеют здесь то, что восточные разумеют в словах «через Сына». Такая постановка вопроса значительно изменяла ход дела и давала ему несколько другое направление. Восточным приходилось теперь занимать не одну только наступательную позицию в смысле обвинения латинян, в измышлении нового догмата, но и оборонительную позицию от нападений латинян, выставлявших на вид, что восточные, будто бы, неправильно понимают учение своих же собственных церковных писателей более древнего времени. При подобных обстоятельствах восточные вынуждены были тщательным образом заняться решением вопроса о том, что обозначает в творениях восточных отцов и писателей церковных иногда встречающаяся у них формула «чрез Сына». Заботиться о такой тщательности заставляло их опасение, чтобы на могущем возникнуть диспуте не попасть в глупое положение человека, который не может доказать справедливости своих мыслей. Но были к этому и другие побудительные причины. Византии грозила опасность завоевания ее турками. Византийские императоры, сознавая эту опасность и невозможность бороться с турками одними собственными силами, страстно желали соединения церквей в надежде получить от римского папы помощь и защиту от нашествия восточных завоевателей. С этою целью они старались всеми мерами побудить греческое духовенство и народ быть сговорчивыми в отношении требований, предъявлявшихся папами. К числу этих мер принадлежали не только увещания, убеждения, обещание милостей, но также понуждения, преследования и наказания строптивых, позволявших себе отстаивать свои убеждения, несогласные с волею императора. Так напр., по приказанию императора Михаила Палеолога (1260–1283), против ослушников царской воли, не соглашавшихся на унию с римскою церковью, употреблено было (в 1273 г.) насилие во многих и разнообразных видах: лишение состояния, ссылка, тюрьма, ослепление, плети, отсечение рук. Хартофилаксом (хранителем патриаршей печати) великой церкви в это время был Иоанн Векк (впоследствии патриарх). Он также мужественно сопротивлялся царской воле, несмотря на то, что царь лично и своими соображениями, и логическими доводами тогдашних ученых старался убедить его. Встретив такой отпор, царь приказал схватить Векка и с ним почти всю его родню и бросить их в ужаснейшие темницы. После этого царь вспомнил, что лет 25 тому назад, в царствование Иоанна Дуки (1223–1255), был поднят тот же вопрос о соединении церквей и что живший в то время Никифор Влеммид, человек ученый и знаток Свящ. Писания, начал было на досуге собирать свидетельства св. книг по-видимому подкрепляющие латинское учение, и писать на эту тему. Правда, он писал тайно, потому что большею частью не разделяли его мнения, но все же писал. Нашедши написанное Влеммидом, царь послал его Векку. Тот, прочитав написанное со всею внимательностью, просил прислать ему те святоотеческие творения, из которых Влеммид приводил свидетельства. Получив их от царя, он охотно принял на себя труд внимательно прочитать их, разобрать и проверить. Прочитав эти творения, Иоанн Векк (в 1274 г.) пришел к тому убеждению, что примирение и соединение с римскою церковью для восточной церкви возможно. После этого он стал стараться о соединении церквей и в этом деле оказывал царю всяческое содействие. После вышеизложенного ясно, какое огромное практическое значение вопрос о Св. Духе имел в те отдаленные времена на Востоке, и почему с особым усердием занимались им тогда многие богословы греческой церкви. Но самое решение вопроса у этих богословов было не одинаково, и мнения их разделились, получив два направления. Одни из них, богословы-унионалисты, отстаивали идею о пользе и возможности соединения с Римом, а другие, богословы – полемисты, считали р.-католическую церковь в вопросе о Св. Духе отступившею от чистоты православия, и потому соединение с нею находили невозможным для православной церкви. К числу первых (унионалистов) относятся: Никифор Влеммид, Иоанн Векк, Константин Мелетиниот, Григорий Мамма. К числу богословов-полемистов принадлежат: Григорий Кипрский, Марк Евгеник (он же Марк Ефесский). Богословы-унионалисты в своих , сочинениях старались разъяснить и доказать, что греческие отцы и учители неразделенной церкви, говоря об исхождении Св. Духа чрез Сына, разумели здесь посредничество Сына в предвечном исхождении Св. Духа. Поэтому и учение римской церкви о Filioque не стоит в противоречии с учением восточных отцов. Так как догматической разности между церквами фактически не существует, то примирение и общение между этими церквами возможно. Богословы-полемисты, напротив, учение римской церкви о Св. Духе не находили согласным с учением отцов неразделенной церкви и в мысли о зависимости Св. Духа от Сына по предвечному бытию склонны были видеть искажение истины, еретическое учение и даже богохульство. Но вопрос о том, как же следует понимать встречающееся у отцов неразделенной церкви выражение «чрез Сына», они решали неодинаково. Марк Ефесский и некоторые богословы, жившие ранее его (в XIII веке), видели в этой формуле выражение учения о совокупности предвечного происхождения 2-го и 3-го Лиц Св. Троицы от Отца, основанное на единстве Их существа и на христианском учении о взаимопроникновении (περιχω’ρισς) всех трех Лиц Св. Троицы. Я верую и исповедую, говорит Марк Ефесский, что Сын от Отца рожден и Дух Святой от Него исходит. Сын ничего не привносит к исхождению, подобно как Дух к рождению Сына, но происхождение обоих есть совокупное и содружное, как богоглаголивые отцы поучают. Потому и говорится, что Дух Святой исходит чрез Сына, то есть вместе с Сыном и как Сын, хотя и не образом рождения, как сей» («Воскр. Чт.» год. V, стран. 412–416). Равным образом и на Флорентийском соборе, по свидетельству Сиропула, блаженный Марк в диспутах с латинянами весьма искусно, тонкими соображениями и рассуждениями показывал и разъяснял различие между греческими предлогами «διὰ» и «ἐκ». Другие богословы-полемисты в формуле греческих отцов и писателей «чрез Сына» видели выражение мысли о временном послании Св. Духа Сыном в мир. Так, напр., объяснял эту формулу соперник и преемник константинопольского патриарха Иоанна Векка Григорий Кипрский. По его толкованию, в словах «от Отца чрез Сына» выражено в сжатой форме учение и о вечном, и о временном исхождении Св. Духа. Вообще, начиная с ХI-го века и оканчивая ХV веком, то есть во все те времена, когда делались серьезные попытки к соединению церквей, вопрос об исхождении Св. Духа на Востоке рассматривался и разъяснялся весьма обстоятельно, вызывая горячее споры между защитниками и противниками унии, но ни одна из споривших сторон не отрицала, что древние отцы и учители восточной церкви иногда высказывали положение: Дух Св. исходит от Отца чрез Сына. В этом же духе вопрос о Filioque обсуждался и в новейшее время – на Боннских конференциях (см.) и продолжает обсуждаться и доселе в богословской литературе, как русской (ст. проф. Болотова, Гусева и др.), так и иностранной, особенно старокатолической, в главном ее органе «Междунар. Богословском Обозрении». См. Старокатолицизм.

И. Богородский


Требуется программист