Библиотеке требуются волонтёры

Война

ВОЙНА – «вооружённая борьба между государствами, народами или же враждебными партиями в одном и том же государстве, происходящая в видах восстановления, сохранения и приобретения спорных прав и интересов, словом – для понуждения одной стороны подчиниться воле другой» («Энцикл. Слов. Брокгауза», 12 полут; Спб., 1892 г., стр. 937). Это явление – общеизвестно. Как смотреть на него с нравственной точки зрения вообще и с христианской в особенности? Прежде всего надлежит отметить тот факт, что В. наполняют собою всю известную нам историю человечества. «Так, из вычисления Блюха известно, что с 1496 г. до Р. Хр. и до 1861 г. по Р. Хр., т. е., на 3357 лет, приходится только 227 г. мира и 3130 лет войны. Но, как знаем, и после 1861 г. дело обстоит нисколько не лучше: припомните окончание кавказской В., В. датскую, австро-германскую, германо-французскую, усмирение польского восстания, В. за объединение Италии, греческую В. с Турцией, Сербии с Болгарией, В. за освобождение Болгарии 1876 – 1877 гг., В. в Тонкине, восстание на Кубе, японскую В., В. в Абиссинии, троекратную в верховьях Египта. В. северо-американскую, стычки в Трансваале, американо-испанскую, англо-бурскую и китайскую... Цифровые даты, таким образом, говорящие, что В. – обычное явление, а времена мира – сравнительно редкое, случайное», дают нам основание предполагать, что и впредь дело не изменится сколько-нибудь существенно, если только не предполагать того, что многовековые причины, обусловливавшие собою данное явление, почему-либо исчезнут (что, конечно, немыслимо) в будущем (см. нашу статью в «Хр. Чтен.» за 1899 г., декабрь: «При каких условиях мог бы наступить вечный мир между отдельными людьми и целыми народами?», стр. 942). А что действительно будущее останется вообще равным прошедшему в данном случай, на такое заключение уполномочивает нас и Слово Божие. Господь говорил Своим ученикам, спрашивавшим Его о признаке Его пришествия и кончины века (Мф.24:3) 22... услышите о войнах и о военных слухах. Смотрите, не ужасайтесь: ибо подлежит всему тому быть; но это ещё не конец ( – 6)... 23 Словом, В. всегда были прежде, налицо и теперь и, как видно, будут и впредь всегда. От каких условий они возникают? Где – причина вызывающей их ненормальности в человеческих взаимоотношениях? Вследствие прародительского грехопадения любовь фактически перестала руководить человеческими взаимоотношениями; вместо нее выступил эгоизм во всевозможных его видах и проявлениях, приведший уже Каина к братоубийству и с течением времени усиливавшийся все более и более. Отсюда одни, в своекорыстных расчётах, нападали на других, грабили их и проч., а эти, в целях самообороны, так или иначе отражали их и проч. Так как причина, вызвавшая вражду между людьми, не исчезала, а скорее наоборот – усиливалась, то все осязательнее и осязательнее давали чувствовать себя и её следствия. Чтоб уничтожились В., для этого необходимо было подавить в человеке его дурное эгоистическое чувство и вместо него возбудить противоположное. Эту задачу и взяло на себя христианство, проповедующее, чтоб человек любил своего ближнего, как самого себя (Гал.5:14), и в такой любви полагающее всю сущность закона, – учащее, чтобы мы за ближних полагали даже и душу, жизнь свою (Ин.15:13), как имеющие одного с ними Бога (1Тим.2:5), как происшедшие от одной крови (Деян.17:26), как все одинаково падшие в лице своих прародителей и одинаково же затем искупленные Спасителем.., – и дающее нам, для осуществления всех Его заповедей вообще и заповеди о любви в частности, необходимую божественную помощь, благодатную, – восстановляющую нашу нравственную свободу и проч.

Всякий истинный христианин или желающей быть таковым, отсюда, не знает никаких ссор и никакой вражды со своими ближними, но живёт с последними в добром мире и согласии. Встречая же с их стороны враждебный отношения, он «побеждает зло добром» (Рим.12:21), «ударившему в правую щеку подставляет другую» (Мф.5:39) и проч. Коротко сказать: в истинно-христианском обществе немыслимы В., ссоры и т. п., и если, однако, последние все же возникают среди христиан, то лишь среди таких, которые только считаются христианами, но не являются ими в действительности. Таким образом, теперь ясно, где следует искать причины человеческих В., что может парализовать последнюю и даже совсем её устранить, отчего, однако, в действительности не происходит такого устранения и проч.? А так как, насколько наличная действительность позволяет нам судить о будущем, мы не имеем оснований рассчитывать, чтоб когда-либо все люди прониклись христианскими началами вполне и совершенно, – то, следовательно, не можем и льстить себя надеждой на фактическую замену эгоистического в человеческих взаимоотношениях начала началом любви (такая замена всегда будет только pium dexiderum); а раз причины В., по нашему убеждению, не исчезнут из человеческой среды никогда, никогда не исчезнет и их неизбежный результаты. И другим (не статистическим, следовательно, только) путем, таким образом, мы пришли к сознанию истины, что В. всегда будут среди людей, что Слово Божие (ср. выше) в этом случай, как и всегда, говорит только то, что согласно с непреложной и непререкаемой действительностью (ср. подробности в цитов. нашей статье). – Словом, с В. нам приходится считаться, как с фактом, которого люди не желают и не пожелают, как следует, устранить. Как же теперь держать нам себя в отношении к нему? Раз «война – одно из самых сильных свидетельств о глубокой испорченности человеческой природы, одно из величайших бедствий и казней на земле» (Мартенсен: «Христ. учение о нравственности», т. I, Спб. 1890, стр. 670), раз «война – аномалия» (Соловьёв, «Оправдание Добра», Спб. 1899 г., стр. 479), то, в виду этого и подобных обстоятельств, многие высказывались против какого-либо участия в этих неотвратимых В. Таковы, напр., ессеи (Luthardt, «Gesch. d. christl. Еthik», Еrste Наlfte. Lеipz., 1888, s. 54).., после – Лактанций (ib. 8. 172), св. Амвросий медиол. (ib)., s. 178).., затем – «меннониты, квакеры»... (Мартенс., стр. 675), некоторые отдельные лица: напр., граф Толстой, Баумгартен-Крузиуз, до известной степени и в известном смысле Шлейермахер (Rothe, «Теоlоg. Еthik». Вd. V, 1871, 8. 344 и др.)... Известны так называемые «Апостолы мира: Элиу Беррит, Кобден, проповедовавшие о необходимости прекращения войн» («Энцикл. Слов. Брокг.»: цит. т., стр. 937). Не говорим уже о наших духоборах и проч.

Другие смотрели и смотрят на дело иначе. По Платону, «война – естественное состояние народов», отсюда отрицательно к ней относиться, разумеется, нет основания. Сократ «исполнял свои гражданские обязанности на войне многократно» (Luthardt, «Die аntike Еthik»; Leipz., 1887, s. 44)... Вели В. и многие, признанные христианской церковью за святых, лица: напр., св. Александр Невский. Христианская церковь вообще и православная в частности признают участие её членов в В., какие ведутся государствами последних, делом нормальным, позволительными освящают воинские знамёна, молятся о ниспослании побед и т. д. Но не потому ли христианская церковь подобным образом относится к участию её членов в В., что руководствуется в данном случае мотивами не особенно высокими и ею самою измышлёнными, или быть может, она имеет для своих действий более высокое оправдание? Да, следует утверждать именно последнее. Это оправдание даётся ей Словом Божиим. Воинам, спрашивавшим Иоанна Крестителя: а нам что делать? он не воспретил оставаться в их звании и исполнять свои обязанности, а сказал только: никого не обижайте, не клевещите и довольствуйтесь своим жалованьем (Лк.3:14) 24. Сам Господь «не повелел капернаумскому сотнику оставить свою службу, равно как не говорил ничего подобного и ап. Пётр сотнику Корнилию» и т. д. (Мартенсен, Ibid, стр. 676, ср. 675–6) ... Если бы нам непозволительно было участвовать в В., то, разумеется, мы прочитали бы в Слове Божием совсем другое. После свидетельств последнего другие для нас уже излишни. Фактические данные Слова Божия могут быть несколько дополнены теми или иными выводами и соображениями. Нет власти не от Бога... Начальник... не напрасно носит меч; он Божий слуга, отмститель в наказание делающему злое (Рим.13:1,4)... 25. Видим отсюда, что поставленные Богом представители власти носят меч с целью вразумлять злодеев, попирающих добро, справедливость... Такими злодеями могут быть и бывают и отдельные лица – подведомственные известным начальникам непосредственно, и целые общества и народы или их представители, стоящие вне зависимости от тех. Как быть этим в последнем случае? Здесь часто не помогают ни уговоры, ни советы, ни иные мирные средства. Отсюда для восстановления попранной правды приходится волей-неволей воевать с её нарушителями и уже таким образом, с одной стороны, наказать их, а с другой, обеспечить торжество правому делу. В., конечно, зло, но, как видим, пока неизбежное и меньшее тех зол, какими она вызывается. Нет ничего преступного в чьём-либо желании при помощи В. отстаивать свои блага, защищать свою родину, защищать свои религиозные убеждения, кем либо оскорбляемые.., коль скоро иного средства в руках не оказывается и коль скоро, не прибегая к последнему, человек будет виновен в происхождении ещё бо́льших бедствий и проч. Если бы мы отказались от признания прав за правителями государств вести В. даже и в подобных случаях, тогда не могло бы существовать и ни одно сколько-нибудь благоустроенное государство: хищные соседи (а в них, конечно, никогда недостатка не будет) поработили бы чуждающееся В. государство и деспотически попрали бы интересы его членов, даже самые священные и дорогие и т. д. Впрочем, говоря, что, при наличном состоянии и настроении человечества, В. извинительны и даже неизбежны, мы, разумеется, нимало не склонны сочувствовать оправданию их с других сторон, иногда отмечаемых известными мыслителями, говорящими, что В. потому-де полезны, что «пробуждают патриотизм», а также «сознание бренности» телесной жизни и пр. (ср. Мартенс., ib., стр. 672). Всякие же другого характера В., помимо вышеотмеченных, т. е., вызываемых неизбежной необходимостью, неустранимых никакими средствами..., конечно, не могут быть сколько-нибудь оправдываемы, а особенно рекомендуемы. О том, что и во время В., и по окончании её участвующие в ней стороны обязаны, насколько возможно, проявлять свою любовь и подавлять, стеснять противоположные чувства, уже не говорим: это ясно само собою. Кратко намеченный нами взгляд на В. есть единственно-правильный, как согласный с духом христианской религии и христианской нравственности. Все же другие взгляды (в роде исходящего из теории «непротивления злу» или из теории: «bellum omnium contra omnes» и пр.) должны быть безусловно отвергнуты, как расходящееся не только с духом христианства, но и вообще со здравым смыслом.

А. Бронзов

* * *

22

Что есть знамение твоего пришествия и кончина века?

23

Услышати же имате брани и слышания бранем. Зрите, не ужасайтеся. Подобает бо всем сим быти, но не тогда есть кончина.

24

Вопрошаху же его и воини, глаголюще: и мы что сотворим? И рече к ним: никогоже обидите, ни оклеветавайте, и довольни будете оброки вашими.

25

...Несть власть, аще не от Бога. Не бо без ума меч носит: Божий бо слуга есть, отмститель в гнев злое творящему...


Источник: Православная богословская энциклопедия или Богословский энциклопедический словарь. : под ред. проф. А. П. Лопухина : В 12 томах. — Петроград : Т-во А. П. Лопухина, 1900-1911. / Т. 3: Ваал — Вячеслав. — 1902. — IV с., 1222 стб., 18 л. портр., к. : ил.

Комментарии для сайта Cackle