профессор Александр Павлович Лопухин

Воскресный день

ВОСКРЕСНЫЙ ДЕНЬ (как надлежит проводить его?). Как день воспоминания величайшего акта в искупительном деле Спасителя мира, В. день более всякого другого должен быть проводим в молитве и делах благочестия. Богослужение со всеми его особенностями, совершаемое церковью в В. день, приспособлено к воспоминаемому в последний центральному моменту как нельзя более разносторонне. Стоя в храме и прислушиваясь к молитвам, произносимым священником.., к чтению, пению, мы воспоминаем о Спасителе, искупившем нас, спасшем нас, призывающем нас к жизни в дух взаимной любви и проч. Занятые в течение шести дней недели мирскими делами и хлопотами и не имея достаточного времени на удовлетворение своих духовных потребностей, теперь – в В. день, мы можем удовлетворить последние в достаточной степени: получив обильнейшую духовную пищу и духовное назидание в храме и чрез это настроившись известным образом, мы и дома продолжаем размышлять о том же, о чем думали в храме. А чтоб такие размышления были более плодотворны, чтоб они оставили в нас более глубокие следы, мы занимаемся чтением соответствующего характера и содержания книг, читаем их сами, читаем их и другим: членам своей семьи, а также и своими знакомым и проч., беседуем с окружающими о тех или иных нравственно-религиозных вопросах и т. д. В таких и подобных им занятиях и проходить у нас – христиан – весь В. день: в то время, как тело наше отдыхает от тяжёлого шестидневного труда, ум наш, в течение шести дней отвлекаемый в сторону мирских забот, насыщается теперь здоровой, крайне необходимой для него, духовной пищей... Отсюда по окончании В. дня мы бодро и энергично снова принимаемся за будничные занятия, укреплённые и телесно, и духовно. Такое провождение В. дня, как нельзя более желательное, в действительности, однако, является по большей части лишь идеалом, наблюдаемым только издали. Часто приходится наблюдать, что не все, именующее себя христианами, посещают в В. дни храм Божий, а посещающие – не все держат себя и настраивают себя в нем надлежащими образом, – что вне храма не все проводят время в чтении хороших религиозно-нравственных книг или в подобного рода беседах и пр. Подобные явления, как рассеянность в храме Божием, как пустое бездельничанье дома или чтение дурных книг, дурные беседы, пьянство и пр., разумеется, нежелательны и несогласны с духом христианства. Здесь смысл В. дня утрачивается или извращается совершенно. Однако, нельзя впадать и в противоположную крайность, т. е., думать, что в течение В. дня будто бы уже совсем нельзя заниматься никакими делами, кроме выше намеченных нами; дела христианской любви, напротив, не только могут, но должны быть совершаемы нами во всякое время; могут быть исполняемы нами и наши личные – неотложные – дела, если только от этого не произойдёт какого-либо ущерба для наших душ, т. е., если будем совершать их с молитвою на устах и в сердце. Впрочем, такого рода занятия могут быть допускаемы нами лишь в самых крайних случаях, потому что иначе мы недостаточно уважали бы В. день, установленный церковно, как мы видели, для иной цели. С особенной заботливостью празднуется В. день в Шотландии, в Англии и в некоторых других странах (напр., в многострадальном Трансваале). Но самое важное в праздновании В. дня – то, чтоб не телом только своим мы проявляли здесь своё участие, а и духом и прежде всего духом, чтоб праздновали этот день, проникнутые истинно – христианским пониманием дела. Одна же буква, одно внешнее исполнение предписаний и желании церкви – нечто, не имеющее никакого в сущности смысла. Подражать евреям в данном случае было бы верхом нелепости. Но, с другой стороны, мы всеми силами должны стараться о том, чтоб недостаточный класс (фабричные рабочие, приказчики в лавках...), ныне работающей в течение В. дня, иногда всего, иногда – той или иной его части, и чрез то лишённый возможности не только посетить храм, помолиться здесь, побывать на какой-нибудь религиозно-нравственной беседе и проч., но и вообще хоть сколько-нибудь телесно отдохнуть, – был освобождён от работы в этот день: стыдно фабрикантам, купцам и проч. до такой степени проникаться грубыми материальными заботами, чтоб, в увлечении ими, совершенно игнорировать и подавлять даже высшую, духовную сторону я их рабочих. Пусть и они проведут этот день в кругу своей семьи, в религиозно-нравственных беседах, в чтении хороших, назидательных книг, а всего лучше, в общественной молитве в храме Божием или хотя бы – в физическом только отдыхе 33 (конечно, последний, рассматриваемый сам по себе, далеко не отвечает прямому смыслу установления В. дня, но в крайнем случае нельзя отказать в большом значении и ему в виду необходимости рабочим – без оглядки трудиться день за днём и не иметь никакой возможности сколько-нибудь сознательно подумать о своей душе, разобраться в насущных духовных запросах...)! В похвалу нашего русского общества нужно сказать, что мысль о воскресном отдыхе для приказчиков и проч. в последнее время начинает проникать в его сознание все более и более и в некоторых случаях сопровождается существенными практическими результатами (особенно в нашей столице устраиваются для рабочего класса полезные чтения и беседы, театры с назидательными пьесами..., причём магазины, фабрики, типографии и пр. иногда закрываются на весь В. день).

А. Бронзов

* * *

33

Чит. некоторые подробности по этому вопросу в нашей статье: «Христианское самолюбие» («Хр. Чт.», 1897 г., август).


Источник: Православная богословская энциклопедия или Богословский энциклопедический словарь. : под ред. проф. А. П. Лопухина : В 12 томах. — Петроград : Т-во А. П. Лопухина, 1900-1911. / Т. 3: Ваал — Вячеслав. — 1902. — IV с., 1222 стб., 18 л. портр., к. : ил.

Комментарии для сайта Cackle