игумен Марк (Лозинский)

Жития святых

275. Обличение преподобным Максимом Афонским вольнодумца, сомневавшегося в исторической достоверности Житий святых

См. также: Вольнодумство; Неверие; Прозорливость.

В одно время ученый чиновник, так называемый грамматик, прибыв на Святую Гору из Константинополя, хотел видеть преподобного Максима Афонского, слава о котором разносилась всюду, и пришел к нему. Но прежде чем он мог выговорить что-нибудь, преподобный, провидя его чувства и мысли, строго и гневно спросил грамматика: “Видел ли ты подвиги и борения святых, благодать, которую дарует им за это Бог? И ты смеешь хулить их, полагая, что святые не так подвизались, как пишут о них в Житиях, что будто бы историки делают им милость, прибавляя много небывалого? И в рассуждении о чудесах, которые они творили, ты смеешь умствовать, считая это вымыслом, а не действительной правдой? Отстань от таких сатанинских помыслов, иначе ты раздражишь Бога и молния поразит тебя за твои заблуждения и неправые мысли. Напротив, знай, что из жизни святых только часть поддается описанию, потому что никто не в силах подробно раскрыть их тайные подвиги, которые ведомы только единому Богу. Итак, если хочешь себе добра, смирись, оставь глупые речи эллинских мудрецов и обратись к Богу всей силой души. Тогда не только не будешь отвергать данные подвиги святых, но убедишься истинно, что, как благодать Божия, действовавшая во всех их мыслях, начинаниях и подвигах, выше человеческого слова, так и сами подвиги святых выше исторического описания!” Пораженный прозорливостью преподобного, грамматик затрепетал и не только исправился сам, но, при помощи Божией, подействовал и на сердца других вольнодумцев. (Афонский патерик. Ч. 1. С. 334).

276. Святой мученик Орест, явившись святителю Димитрию, митрополиту Ростовскому, рассказал ему о своих страданиях за Христа и показал раны на своем теле

См. также: Видение; Явление святого.

Однажды ночью в пост Апостола Филиппа, окончив описание страданий святого мученика Ореста, память которого почитается 10 ноября, за час или меньше до утрени святитель Димитрий лег отдохнуть, не раздеваясь, и в сонном видении, как он потом рассказывал, “узрел святого мученика Ореста, с лицом веселым ко мне вещающего: “Я больше претерпел мук за Христа, чем ты написал.” Сие рек, открыл мне перси свои и показал в левом боку рану, насквозь во внутренность проходящую, сказав: “Сие мне железом прожжено.” Потом открыл правую руку до локтя, показал рану на самом против локтя месте и рече: “Сие мне перерезано,”- причем видны были и сами перерезанные жилы. Тако ж де и левую руку показавши на таком же месте, такую же показал рану, сказав: “И то мне перерезано.” Потом преклонишися, открыл ногу до колена и показал на сгибе колена рану, тако ж де и другую ногу до колена открывши, такую же рану на таком же месте показал и рече: “А сие мне косою рассечено.” И став прямо, взирая мне в лицо, рече: “Видиши ли, больше я за Христа претерпел, нежели ты написал.” Я против сего ничто же смея сказать, молчал и мыслил в себе: “Кто сей есть Орест? Не из числа ли пяточисленных?” (память их 13 декабря). На эту мою мысль святой мученик отвечал: “Не той я Орест, иже от пяточисленных, но той, его же ты Житие ныне написал.” В это самое время благовест к утрени пробудил меня.” (Ярославский патерик. С. 281).


Источник: Отечник проповедника : 1221 пример из пролога и патериков / Игумен Марк (Лозинский). - Изд. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 2008. - 736 с. ISBN 978-5-903102-06-8

Комментарии для сайта Cackle