игумен Марк (Лозинский)

Исповедь публичная

См. также: Блудная брань. № 54.

286. По мере того как простолюдин публично исповедовал свои грехи, Ангел изглаждал их из хартии

См. также: Ангел; Грешник; Покаяние; Христос.

Некогда один святой старец, спасавшийся на горе Олимп, беседовал с братьями о спасении души. Во время беседы к старцу подошел простолюдин, поклонился ему и молча остановился. Старец спросил: “Что тебе нужно?” Простолюдин сказал: “Да пришел к твоей святыне исповедать свои грехи, честный отче.” Старец сказал: “Говори перед всеми, не стыдись.” Тогда простолюдин начал в присутствии всех исповедовать свои грехи, иные из которых были столь тяжки, что неудобно и называть их. Когда он все рассказал со слезами, то поник долу и стоял унылый с сокрушенным сердцем. Старец же, после его исповеди, долго размышлял о чем-то и, наконец, сказал: “Хочешь ли принять иноческий образ?” – “Ей, отче, – ответил простолюдин, – желаю и даже захватил сюда необходимые при пострижении одежды.” После этого старец преподал ему несколько наставлений, облек его в ангельский образ и, отпуская, сказал: “Иди, чадо, с миром и больше не согрешай.” Он же, поклонившись до земли, ушел, славя Бога. Монахи всему этому удивлялись и сказали старцу: “Что это значит, отче? Сколько тяжких грехов сейчас он назвал, и ты не дал ему никакого послушания, не наложил на него ни малейшей епитимий?” – “О, любезные дети, – сказал старец, – неужели вы не видели, что, когда он исповедовал свои грехи, близ него стоял страшный муж, лицо которого блистало, как молния, и одежды его были белы, как снег. Он держал в руках хартию грехов каявшегося, и когда простолюдин высказывал мне грехи перед всеми вами, он постепенно изглаждал их из хартии? И если таким образом простил его Бог, то как же я-то после этого смею давать ему какую бы то ни было епитимию?” Услышав это, монахи ужаснулись и возблагодарили Господа нашего Иисуса Христа, возвеличили благость и человеколюбие Его и разошлись, дивясь о преславных делах Бога нашего. (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 769).

287. Смертно согрешивший епископ принес публичное покаяние и повелел, чтобы все находившиеся в храме попрали его ногами; за великое смирение епископа его грех был прощен

См. также: Епископ; Покаяние; Смирение.

В одном городе был епископ, который, по диавольскому наущению, впал как-то в смертный грех. Горько раскаявшись в своем падении, епископ, для того, чтобы получить прощение, поступил следующим образом. Когда в церковь собралось множество народа, он вышел на середину храма и перед всеми открыто исповедовал свой грех. После этого, считая себя, по глубокому смирению, недостойным святительского сана, он снял с себя омофор, положил его на престол и сказал народу: “Простите меня, братие, теперь я уже больше не могу быть у вас епископом.” Видя великое смирение и сокрушение своего пастыря, все, кто был в церкви, с плачем воскликнули: “Пусть грех твой на нас ляжет, отче, только не лишай нас своего пастырства.” Долго они умоляли епископа остаться с ними. Уступая, с одной стороны, молению своей паствы, а с другой, желая чем-либо искупить свой грех перед Богом, епископ, наконец, воскликнул: “Ну, если уж непременно хотите, чтобы я остался у вас, то я сделаю это, но только при одном условии: если вы дадите мне слово беспрекословно исполнить то, что я сейчас повелю вам.” Все дали слово. Тогда епископ приказал запереть церковные двери и сказал: “Знайте же теперь, что тот из вас не будет иметь части у Бога, кто сейчас не попрет меня своими ногами.” И с этими словами простерся ниц на земле. Все ужаснулись, но, не смея нарушить данного слова и боясь прещения епископа, стали проходить через него. И что же? Когда переступил через него последний человек из тех, кто был в церкви, голос с Неба сказал: “Ради великого его смирения Я простил его грех!” Все услышали этот голос и прославили Бога. (Алфавитный патерик. Л. 194).


Источник: Отечник проповедника : 1221 пример из пролога и патериков / Игумен Марк (Лозинский). - Изд. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 2008. - 736 с. ISBN 978-5-903102-06-8

Комментарии для сайта Cackle