игумен Марк (Лозинский)

Исцеление

См. также: Бесстрашие. № 30; Богородица. № 92; Болезни. №№ 106, 111; Вера. № 124; Дар исцеления. № 206; Исповедь чистосердечная. № 288; Клятвопреступление. №315; Крестное знамение. № 357; Любовь к Богу. № 413; Любовь к птицам. № 420; Молитва. № 470; Мощи. № 532; Насмешка. № 606; Неверие. № 613; Подвижник. № 757; Пресвитер. №№ 899, 902; Прозорливость. № 915; Самоуничижение. № 992; Сребролюбие. № 1083.

289. Исцеление аввой Макарием расслабленного отрока

Имел некто в Египте расслабленного сына, принес его к келии аввы Макария и, оставив его плачущего у дверей, отошел поодаль. Старец увидел плачущего отрока и спросил: “Кто принес тебя сюда?” Отрок отвечал: “Отец мой бросил меня здесь и ушел.” Говорит ему старец: “Встань поищи его.” Отрок тотчас выздоровел, встал, нашел отца своего, и пошли они домой, радуясь. (Древний патерик. 1874. С. 439; Достопамятные сказания. С. 145. № 15).

290. Ангел исцелил больные ноги старцу; в свою очередь, перевязи, сделанные старцем, творили исцеления

См. также: Праведник.

Был старец, у которого были повреждены ноги, так что он не мог двигаться в продолжение долгого времени. Когда, хромая, он вышел и стал готовить пищу, то предстал ему Ангел, коснулся его уст, говоря: “Христос тебе истинная пища и питие,” – и, исцелив его, удалился. Он же, взяв пальмовые ветви, стал делать перевязи для животных. Потом как-то собрались отвезти к старцу хромого для исцеления, посадив на осла. Как только ноги болящего коснулись перевязи, сделанной святым, он тотчас исцелел. На благословение многим больным посылал он перевязи, и тотчас исцелялись они от болезней. (Древний патерик. 1874. С. 445. № 22).

291. Святитель Иоанн Златоуст исцелил болящую женщину после того, как они с мужем дали обещание оставить ересь и присоединиться к Православию

См. также: Еретик; Праведник; Церковь.

При жизни святителя Иоанна Златоуста в Антиохии был один муж, ослепленный маркионитской ересью, который сделал православным много зла. Однажды жена этого человека впала в жестокую болезнь, лечилась у многих лекарей, но ни один из них ей не помог. Тогда муж призвал еретиков-маркионитов в свой дом и стал умолять их, чтобы они помогли его жене своими молитвами. Еретики вняли мольбе и, как сказано, “с прилежанием многим моляхуся за ню беспрестанно по три дня и более и ничто же успеша.” После такой безуспешной молитвы жена сказала мужу: “Я слышала, что некий пресвитер по имени Иоанн, живущий у епископа Флавиана, что ни попросит у Бога, все дает ему Бог, и этот Иоанн многие чудеса творит. Умоляю тебя, сведи меня к нему, чтобы он помолился обо мне. Маркиониты не помогли мне нисколько, из чего я заключаю, что вера их не есть правая, ибо, если бы вера их была правой, то услышал бы Бог их моление обо мне.” Муж послушал жену, привел ее к православной церкви, но, как еретик, не смея внести жену в саму церковь, положил ее при дверях и послал сказать епископу и бывшему тогда пресвитером святителю Иоанну Златоусту, что он просит у них исцеления своей жены. Епископ и Иоанн пришли к церкви. Первый сказал мужу и жене: “Если отречетесь от своей ереси и присоединитесь к Святой Соборной и Апостольской Церкви, то получите от Христа Господа исцеление.” Муж и жена усердно обещали поступить именно так. Тогда Иоанн велел принести воды, епископ благословил ее, а Иоанн после этого возлил ее на болящую. Она тотчас же встала совершенно здоровой. Муж и жена, видя совершившееся над ними чудо, приняли Православие, и все православные жители города чрезвычайно обрадовались этому, а еретики были посрамлены… (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 173).

292. Инок, семь лет страдавший болезнью почек, был чудесно исцелен преподобным Афанасием

См. также: Болезни; Помощь Божия.

По кончине преподобного Афанасия игуменом Лавры был назначен один добродетельный инок по имени Евстратий. У него была болезнь почек, мочился он кровью, с трудом и с невыносимой болью. Семь лет страдал он и, испытав без пользы средства многих даже столичных врачей, наконец, отрекся от всякого человеческого врачевания, возложил все свое упование на Бога и молился об исцелении своему преподобному отцу. Молитва его была услышана Богом. Прибегнув к этому мощному, безмездному и скорому на помощь врачу, он тотчас же получил исцеление. Однажды ночью явился ему во сне преподобный и, подавая сосудец с каким-то питьем, велел выпить его весь. Евстратий, отказавшись от всякого врачевания, не хотел было принимать и этого, но, услышав сладкий отеческий голос: “Не бойся, чадо, пей, это послужит тебе во здравие,” – повиновался. Пробудившись и почувствовав облегчение, он прославил Бога и возблагодарил святого. Потом он всем рассказывал об этом великом чуде. (Афонский патерик. Ч. 1. С. 118).

293. Исцеление преподобным Нифонтом монаха от головной боли

См. также: Молитва праведника.

Один монах, много лет страдавший головной болью, вместо того чтобы искать помощи свыше, обратился к врачам, истратил на них все, что имел, и не получил никакой пользы. Видя такую тщету человеческих усилий, он, наконец, пришел к преподобному Нифонту и, припадая к его ногам, умолял о даровании исцеления. “Верую, святче, – говорил он, – что чего ни попросишь ты у Бога, дастся тебе.” – “Напротив, брат, – отвечал преподобный, – я – человек грешный, а грешного Бог не послушает.” Между тем больной, заливаясь слезами, не переставал припадать к его стопам и умолять об исцелении. Тогда блаженный Нифонт, тронутый страдальческим положением брата, прочел молитву над головой больного, и тот почувствовал, что как будто шум или сильный вихрь вылетел из его головы. Таким образом он исцелился и, славя Бога, возвратился в свое жилище, полный удивления и признательности своему врачу. (Афонский патерик. Ч. 1. С. 369).

294. Инок, у которого болели глаза, получил исцеление у раки преподобного Саввы; другой инок, проявивший при этом неверие, ослеп

См. также: Кощунство; Наказание; Неверие.

Один инок, у которого болели глаза, со слезами молился у гробницы преподобного Саввы Сторожевского и отер глаза покрывалом с его гробницы. Другой инок при этом сказал с усмешкой: “Вместо исцеления ты только засоришь себе глаза песком.” Тут же болевший исцелился, а высмеивавший его брат ослеп. После слезной молитвы и покаяния и он получил исцеление. (Троицкий патерик. С. 89).

295. Чудесное исцеление преподобным Иовом игумена Досифея

См. также: Видение; Чудо.

Через несколько дней после открытия мощей преподобного Иова Почаевского игумен Досифей заболел “огнем прозельным,” как говорится в книге чудес, “вследствие тяжелых накожных нарывов” так, что “никому из врачей даже и на ум не приходила надежда на его выздоровление.” В это время в праздник Воздвижения прибыла в Почаев “ради всенощного пения и воздаяния иных молитв Господеви” благотворительница обители пани Домашевская и со своей прислугой проводила “ночной покой” в отведенной для нее келии. Вдруг в полночь она слышит поразительное пение в храме, кроме того, необыкновенный свет сиял в его окнах. Домашевская подумала, что иноки совершают всенощное бдение, потому послала свою служанку по имени Анна к церковным дверям, чтобы она узнала и возвестила ей, так ли это? Посланная, действительно, нашла церковные двери отворенными и, когда вошла в храм (“ангельской бо рукой были отверсты двери,” как замечает Досифей), увидела тот же необычайный свет, а посредине – преподобного Иова, совершающего молитву с двумя “прекрасными юношами, имевшими на себе светлое одеяние.” В страхе Анна остановилась и стояла неподвижно. Тогда преподобный “со светолепными юношами” обратился к ней и сказал: “Не бойся, девица, но пойди и позови ко мне игумена обители.” – “Он лежит на смертном одре,” – отвечала Анна. Тогда преподобный подал ей шелковый плат, омоченный в Миро, и велел отнести его к больному. Анна пошла и от имени новоявленного угодника начала звать Досифея в храм у дверей келии. Больной сначала принял это за мечту, но Анна не переставала “стужать старцу, толкуще в двери” и говорить: “Если святыня твоя считает меня за привидение, то пошли хоть служителя своего, чтобы он принял от меня свиток врачевания, данный тебе от блаженного.” Вооружившись крестным знамением, Досифей впустил к себе девицу, взял от нее плат и, помазав “от напоенного Мира” свое тело, вдруг совершенно выздоровел так, что встал с постели и пошел в храм. Но там небесное видение уже прекратилось, и екклесиарх отпирал церковные двери для всенощного бдения. Изумленный Досифей сказал ему: “Что это такое, отче брате, божественной силой совершается в этой святыне?” Екклесиарх, со своей стороны, испугался еще более и отвечал с ужасом: “Что, отче всечестнейший? Я ради великой болезни твоей не пошел к тебе и за благословением, ибо вчера мы оставили тебя едва живым на ложе, а се ты всецел спешишь на утреннее пение.” – “Спешу, – отвечал Досифей, – исполняя веление блаженного отца нашего Иова, он бо с Ангелами в полуночи, когда мы все спали, помолился о моем спасении Пресвятой Деве Богородице, и ангельской рукой вратам отверстым вошла служанка госпожи нашей, которой блаженный отец наш Иов вручил свиток, Миром исполненный, и, сам исцелив меня, немедленно повелел мне идти в церковь, и как ты видишь, теперь у меня нет никакой болезни.” И лишь только екклесиарх отпер церковные двери, Досифей тотчас припал к земле перед ракой блаженного Иова и, воздав Богу благодарение за чудеса, совершаемые преподобным, немедленно приступил к служению всенощного бдения, (Прот. А. Хойнацкий. Волыно-Почаевский патерик. С. 180).

296. Исцеление болящего крестьянина в Глинской пустыни

См. также: Икона; Явление умершего.

В одной из деревень, расположенной в семи верстах от Глинской пустыни, жил бедный крестьянин, имевший жену и детей. Он заболел и не только не работал, но не мог и ходить. Четыре года продолжалась болезнь; бедная его жена, выбиваясь из сил, добывала пропитание семейству. Домашние средства не помогали, а пригласить врача было немыслимо – в то время черствый кусок хлеба считался в доме великой милостью Божией. Поставив себя на место бедной женщины, мы поймем глубину ее скорби. Неоднократно с истерзанным сердцем падала она на колени перед иконами и со слезами молилась Матери Божией об исцелении мужа. Однажды после подобной усердной молитвы она уснула и увидела перед собой благолепного старца, который спросил ее: “Зачем ты так плачешь?” – “Как мне не плакать, батюшка?” – отвечала несчастная и рассказала старцу о своем великом горе. “Не плачь, – сказал ей тогда старец, – а пойди в Глинскую пустынь и попроси игумена в скиту отслужить Богоматери молебен с крестным ходом, и выздоровеет твой муж.” – “Но как же, батюшка, – возразила ему женщина, – ведь у меня нет денег ни копейки.” – “Ты пойди к настоятелю, он добрый, велит отслужить без денег.” – “Имя-то ваше как, батюшка?” – спросила она. “Макарий,” – ответил ей явившийся и стал невидим. Это необычное сновидение так подействовало на женщину, что она, не сказав никому ничего, тотчас отправилась в пустынь. Первым встретился ей в монастыре ризничий иеромонах Гурий. Ему она передала все виденное. Отец Гурий сообщил об этом игумену Иннокентию, и тот благословил безвозмездно исполнить желание просительницы. Началось в скитском храме молебствие с акафистом о здравии болящего. В конце акафиста входит сам болящий крестьянин и начинает усердно молиться. Все, слышавшие рассказ женщины о безнадежном состоянии ее мужа, были изумлены его появлением. Более же всех, конечно, изумилась жена. Ему, как рассказывал после крестьянин, тоже явился во сне отец Макарий, которого он лично знал при жизни. Подойдя к нему, взял его за руку и говорит: “Что же ты лежишь? Вставай и иди в Глинскую пустынь. Жена твоя будет молиться в скиту, молись и ты.” Проснувшись, крестьянин почувствовал возвращение сил, способность к движению, и хотя с трудом, но поспел в скит к окончанию молебна. Обратно в монастырь он сам нес чудотворную икону Богоматери. Какова была радость этих бедных поселян, может понять всякий, испытавший нечто подобное. (Глинский патерик. С. 22).

297. Исцеление Преподобным Сергием расслабленного солдата

См. также: Болезни; Мать; Молитва услышанная.

Один человек рассказывал отцу архимандриту Крониду. “Я, – говорил он, – в свое время по воинской повинности служил в Петербурге в гвардейском полку. Были мы на маневрах под Царским Селом. Стояла ненастная дождливая погода, так что все наши палатки были залиты дождем, даже наши постели подмочило. Когда я ложился вечером спать, то не обратил на это внимания и на мокрой, холодной постели проспал всю ночь. Когда утром проснулся, то у меня руки и ноги сделались бесчувственными. Я весь стал как деревяшка: не владел ни руками, ни ногами. Положили меня в лазарет, где я пролежал целый год, а пользы не получил никакой. Я слезно стал просить милости и помощи у Бога. Вспомнилось мне тогда мое детство, когда я со своей матушкой ходил на богомолье к Преподобному Сергию и когда моя мать, стоя на коленях перед ракой Преподобного, в пламенной молитве и слезах говорила вполголоса угоднику Божию: “Преподобный Сергий, посети нас милостью своей и предстательством своим. Испроси нам милости у Бога во все дни жизни нашей настоящей и Будущей. Батюшка, Преподобный Сергий! Услышь меня, грешную, и сыну моему, отроку Василию, в его нуждах и испытаниях помоги. Посети его и подай ему руку помощи в тяжких болезнях и будь его заступником в этой и Будущей Жизни.” Лежа в постели, всеми оставленный, беспомощный и одинокий, больной, я вспомнил эту материнскую молитву, вспомнил лик Преподобного и, зарыдав, воскликнул: “Угодник Божий, Преподобный Сергий, помоги мне не ради меня, но ради молитв моей усопшей матери, которая при жизни просила тебя о милостивом предстательстве перед Богом за грешную мою душу.” Слезы мои были столь обильны, что я омочил ими всю мою подушку, не переставая мысленно просить и усопшую свою мать, чтобы она там, перед престолом Божиим, воздохнула обо мне, грешном. Вдруг чувствую, что в руках и ногах моих внезапно появилась неизъяснимая теплота. Затем нахожу, что возвращается ко мне осязание, замечаю, что руки и ноги начинают приходить в движение. При этом я осмелился опустить ноги на пол, встал и даже немного попытался пройтись по палате. Иду, а сам не верю в то, что хожу, думаю: “Уж не умер ли я?” Подхожу к двери палаты, там дежурный часовой останавливает меня: “Нельзя.” Тогда я спрашиваю его: “Скажи мне, пожалуйста, я жив или мертв?” Часовой взглянул на меня с недоумением: “Да ты что, с ума сошел? Конечно, жив.” Вернувшись к своей кровати, я опустился на колени и горячо заплакал, благодаря Всемилостивого Бога и Его угодника Преподобного Сергия, посетившего меня своей милостью за молитвы моей матери. Прошло десять лет, и, как видите, я остаюсь, слава Богу, жив и здоров” (Троицкие листки с луга духовного. С. 9).

298. Исцеление Преподобным Сергием женщины, сломавшей руку

См. также: Молитва услышанная.

Варвара Ветлицкая рассказывала о себе следующее: “Весной 1935 года по жизненным обстоятельствам мне необходимо было переселиться из Мытищ в Загорск Московской области. Сюда я приехала с двумя внуками-юношами. Идя с вокзала к Красюковке, я упала, сильно ударилась о землю и, как потом оказалось, сломала правую руку. В больнице мне наложили гипсовую повязку, но я не находила себе места от боли. С юности для меня было привычно прибегать в скорбях и болезнях к Преподобному Сергию. Теперь, прежде чем приступить к систематическому больничному лечению, я упросила внуков отвести меня в храм Петра и Павла к чудотворному образу Преподобного Сергия, перед которым одним из иноков был отслужен молебен. Стоя перед образом Преподобного Сергия, как перед живым угодником Божиим, я воскликнула: “Преподобный Сергий! Неужели я приехала в твой город затем, чтобы сломать руку. Воззри на меня милостиво и своим предстательством перед Богом и Пречистой Его Матерью испроси у Них небесную помощь мне, недостойной. Верую, угодниче Божий, что тебе дана благодатная сила врачевать всякие болезни.” Так молясь Преподобному Сергию, я вдруг неожиданно для себя перестала чувствовать жгучую боль в руке. Не отдавая себе отчета, стала больной рукой налагать на себя крестное знамение. Раньше я не могла этого сделать. Тут только я поняла, что рука моя совершенно здорова. Полагая земной поклон перед образом Преподобного Сергия, я убедилась, что угодник Божий творит великие и дивные чудеса.” (Троицкие листки с луга духовного. С. 7).

299. Исцеление Преподобным Сергием женщины, ослепшей на один глаз

См. также: Молитва услышанная; Явление святого.

Одна жительница города Москвы, Ольга Петровна Блинникова, осенью 1906 года сообщила администрации Троицкой Лавры о знаменательном случае помощи ей в болезни по молитвам Преподобного Сергия Радонежского. В начале декабря у нее вдруг неожиданно заболел правый глаз. Чем дальше шло время, тем больше усиливалась боль. Вскоре этим глазом она перестала видеть и немедленно обратилась к известному профессору по глазным болезням Гуревичу. Тот, осмотрев глаз, заявил, что в нем темная вода и что глаз надо удалять, иначе пострадает и другой глаз, тогда она совсем ослепнет. Больная в горести вышла от профессора. Не зная, что делать, она зашла в Кремль помолиться. Здесь со слезами и сердечным умилением она отслужила молебен перед иконой Божией Матери, именуемой “Нечаянная радость,” и просила Божию Матерь не ради Себя, но ради рожденного Ею Спасителя исцелить ее. Оттуда ее словно само собой повлекло в часовню на Ильинской улице, где она заказала молебен Преподобному Сергию Радонежскому. Придя вечером домой, она, усталая, заснула. И вот видит во сне: входит к ней дивный старец с лицом необыкновенной доброты и ласки и говорит ей: “Не бойся за глаз. Предстательством Божией Матери твой глаз будет здоров.” После этих слов она проснулась. Закрыла здоровый глаз и попробовала посмотреть больным. И что же? При лунном освещении она увидела в комнате все вещи. Тогда она разбудила мужа и радостно сообщила ему о своем сне и о том, что глаз ее прозрел. Муж ее поднялся с кровати, стал ей показывать разные вещи, а Ольга Петровна называла их. Тогда оба супруга окончательно убедились, что глаз действительно исцелен, и в умилении возблагодарили Бога. На другой день исцеленная пошла к профессору, который после осмотра глаза с необычайным удивлением заметил, что глаз совершенно чист. Думая, что вода временно ушла из глаза, профессор просил Ольгу Петровну зайти к нему через неделю, так как, по его словам, иногда бывают случаи временного улучшения. Но и через месяц и потом долгие годы глаз видел нормально, даже лучше, чем здоровый. (Троицкие листки с луга духовного. С. 12).

300. Исцеление слепой девочки преподобным Серафимом Саровским

См. также: Вера; Помощь Божия; Чудо.

“Лет 20 тому назад, – вспоминала достопочтенная жительница Петербурга Елизавета Павловна Иванова, – я отдыхала летом в Кривоезерской женской пустыни Костромской области. Здесь я встретила женщину с девятилетней девочкой. Женщина рассказала: “Это моя дочь Вера, она родилась слепая и была слепой девять лет. Я страдала за нее беспредельно, не зная покоя ни днем ни ночью. Я была с ней у самых лучших глазных врачей, и все говорили мне, что болезнь ее неизлечима. У меня осталась только единственно надежда на помощь Божию и помощь преподобного Серафима. В Саров, к святым мощам угодника Божия, мы прибыли всего две недели тому назад. Всю первую неделю мы не выходили из собора от святых мощей преподобного Серафима и со слезами просили его помощи и предстательства перед Богом о даровании Верочке зрения. Но слезной мольбы нашей преподобный Серафим как бы не слышал. По прошествии недели я решилась вернуться домой. Наняла извозчика, который стоял уже у подъезда гостиницы. Сердце мое разрывалось на части от невыносимой печали, и в то же время я не теряла надежды на помощь Божию и преподобного Серафима. Я взяла Верочку, и в последний раз мы с ней пошли в собор. Здесь я поставила ее перед ракой преподобного Серафима на колени и с рыданием, обращаясь к Верочке, сказала: “Молись, пламенно молись преподобному Серафиму об исцелении твоих глаз. Для него все возможно перед Богом,” – и сама со скорбными слезами просила угодника Божия наполнить мою душу радостью, не отпускать меня и Верочку неутешенными. От скорби во время молитвы я готова была умереть. Вдруг Верочка закричала на весь собор: “Мама, вижу! Мама, я вижу!” И в порыве радости стала прикасаться ко всему блестящему: к раке святых мощей, к святому кресту, Евангелию. Все ее поражало и интересовало. Своего состояния я не могу передать словами. Я радовалась с дочкой, а с ней радовались все, кто был в храме, и от умиления плакали, славили Бога и преподобного Серафима.” Когда мать закончила свой дивный рассказ, я подошла к Верочке, чтобы увидеть ее чудные глаза, которые горели, как драгоценный изумруд.” (Троицкие листки с луга духовного. С. 76).

301. Исцеление болящей и слепой женщины преподобным Серафимом

См. также: Видение; Молитва услышанная; Помощь Божия.

В 1903 году, в год открытия мощей преподобного Серафима Саровского, – сообщает о себе жительница Сергиева Посада Анна Георгиевна Заботина, – я с нетерпением ожидала наступления 19 июля – дня памяти преподобного. Сама я в это время переживала большое несчастье. 9 лет уже прошло, как я пребывала в беспомощном состоянии по причине неожиданной слепоты, поразившей меня. 20 июля 1903 года моя дочь Татьяна Петровна со своим семейством собрались ко всенощной. И я просилась с ними пойти в храм Божий, но дочь сказала: “Ты нас свяжешь своей слепотой.” Мои слезные мольбы не тронули ее сердца. Она с детьми ушла в храм, так и оставив меня одну в доме. Скорбь моя была беспредельна. Кроме слепоты, я страдала еще болезнью позвоночника, что мучило меня нестерпимо. Когда нужно было сесть или встать, то движения причиняли мне острую боль. Оставшись дома одна, я с большим трудом села возле двери, ведущей внутрь дома, и горько-горько заплакала. Свою неописуемую скорбь я мысленно стала рассказывать Серафиму, как живому, и молила его, чтобы он не покинул меня, забытую даже самыми близкими. В безграничной печали я погрузилась в тонкий сон: вижу себя находящейся в обители Преподобного Сергия на паперти Троицкого собора перед образом Божией Матери “Всех скорбящих радость.” Будто бы и во сне я горько плачу. В западную дверь паперти, вижу, входит преподобный Серафим. Лик его преисполнен небесной красоты и неописуемой доброты. Приблизившись ко мне, он с отеческой любовью благословил меня и сказал: “Радость моя! Буди милость Господня с тобой по вере твоей.” Я упала перед ним на колени и, заливаясь слезами, воскликнула: “Батюшка, преподобный Серафим! Молю тебя и прошу, помилуй меня, не лиши меня отеческой своей великой милости. Утешь меня дарованием зрения, хотя бы несовершенным, чтобы я могла видеть под ногами своими дорожку и ходить в храм Божий без помощи других.” Видение кончилось. Я пришла в себя. И чувствую: глаза мои ясно видят, а спина не болит, Я легко встала с порога, свободно вошла в дом. На божнице я увидела святую икону преподобного Серафима, склонилась перед ним, как перед живым, и, заливаясь слезами, благодарила его за беспредельное милосердие ко мне, грешной и недостойной. Радость моя была столь велика, что описать ее словами невозможно. Когда вернулась моя дочь с детьми от всенощной, я встретила их со слезами счастья и сказала, что все вижу совершенно ясно. При этом поведала им о явлении мне преподобного Серафима и исцелении. Все целовали меня и поздравляли. Когда первые минуты общей семейной радости прошли, дочь и внуки стали меня экзаменовать: интересно было, как я вижу. Они подносили разные предметы, чтобы я их называла, говорила, какого они цвета. Семейные скоро убедились в моем дивном и чудесном исцелении. На другой день я одна, без посторонней помощи ходила в храм Божий, где и отслужила благодарственный молебен Спасителю, Божией Матери и преподобному Серафиму, моему чудному исцелителю.” (Троицкие листки с луга духовного. С. 78).

302. Исцеление святым великомучеником Пантелеймоном еврея, болевшего раком желудка

См. также: Болезни; Вера; Рак; Чудо.

Лет 20 тому назад молитвами святого великомученика Пантелеймона получил исцеление от неизлечимой болезни Григорий Моисеевич Кальманович, еврей, принявший после того Святое Крещение. О его дивном исцелении сообщил священник села Гагина Владимирской губернии отец Петр Елхимов, который и крестил исцеленного. Григорий Моисеевич Кальманович, по профессии парикмахер, много лет страдал от рака пищевода. Лечение ему не помогало. Болезнь все усиливалась, и он, в конце концов, вовсе не мог принимать твердой пищи. В 1927 году он со своей женой поехал в Москву к профессору одной из московских клиник. После тщательного осмотра профессор сказал жене больного: “Вашему мужу остается жить самое большое две недели. Никаких лекарств я ему не прописываю, так как все уже бесполезно. Поезжайте домой и покоритесь судьбе.” Проезжая обратно из клиники на Ярославский вокзал по Никольской улице мимо часовни святого великомученика Пантелеймона, больной вдруг говорит жене: “Я хочу сюда зайти.” Та стала отговаривать его. “Это христианский храм, – возражала она, – противный нашей религии. Поедем прямо к вокзалу.” Но больной, не обращая никакого внимания на замечание жены, сказал ей: “Я непременно хочу побывать здесь.” Он вошел в часовню, где в это время совершался общий молебен. Больной подошел к иконе святого великомученика Пантелеймона, опустился на колени и весь молебен простоял так в слезах. Затем подошел к иконе с пламенным чувством веры, приложился к ней и, обращаясь к жене, сказал: “Ты знаешь, я совершенно здоров. У меня ничего не болит. Сейчас же возвращаемся в клинику, и я буду просить переосвидетельствовать меня.” Профессор, услышав о возвращении больного, вспылил и велел сказать ему, что он никогда не ставит вторичного диагноза. Тогда больной стал усердно просить, чтобы, по крайней мере, ассистент профессора произвел осмотр. Ассистент, найдя пациента вполне здоровым, доложил об этом профессору, который с саркастической улыбкой сказал своему помощнику: “Я вижу, что или больной сошел с ума, или вы.” Но ассистент, в свою очередь, убедительно просил профессора еще раз осмотреть больного, так как случай был из ряда вон выходящий. После осмотра на лице профессора отразилось немое удивление. Он сказал своему ассистенту: “Да, действительно, этот больной совершенно здоров.” Причину этого чуда знал один только Кальманович, он помнил, что его дивным целителем был небесный врач, святой великомученик Пантелеймон. По возвращении домой Кальманович немедленно направился в храм с непреодолимым желанием принять Крещение. Священник села Гагина, Петр Елхимов, подготовил его к Таинству и крестил. Новокрещеный, как рассказывал отец Петр, после совершения над ним Крещения весь пламенел верой и любовью к Богу и заявил открыто, что он готов, если бы потребовалось от него, за Христа положить и жизнь свою. (Троицкие листки с луга духовного. С. 82).

Комментарии для сайта Cackle