игумен Марк (Лозинский)

Молитва

См. также: Болезни. № 108; Вера. № 120; Гнев. № 178; Демонские брани. № 213; Дерзновение. № 240; Еретик. № 262; Кончина грешника. № 324; Кончина праведника. № 348; Нерадение. №№ 655,657; Подвиг. №№ 725, 729; Подвиг молитвенный. №№ 748–749; Помощь Божия. № 799; Послушание. № 840; Старец. № 1089; Супруги. № 1122; Труд. № 1152; Чародейство. № 1216.

465. Демон не хотел будить инока, ибо тот, вставая, попалял его молитвой и псалмопением

См. также: Псалмопение.

Некий отшельник увидел демона, побуждающего другого демона прийти и разбудить спящего монаха. И слышит такой ответ: “Не могу этого сделать, ибо, когда я его бужу, он встает и попаляет меня псалмами и молитвой.” (Древний патерик. 1874. С. 288. № 19).

466. Постепенность в молитвенном подвиге

Поведали об авве Иоанне. Когда он возвращался с жатвы, то шел сперва к старцам для молитвы и назидания, потом упражнялся в псалмопении, после этого переходил уже к молитве. Такую постепенность в занятиях находил он нужной для приведения ума в то состояние, в котором он находился до выхода из келии. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 288. № 13).

467. О предстоянии перед Богом во время молитвы

См. также: Внимание в молитве; Псалмопение.

Поведал некий ученик о своем отце: “Однажды мы совершали правило. Я читал псалмы и пропустил одно слово, не обратив на это внимания. Когда мы окончили службу, старец сказал мне: “Я, совершая мое служение, представляю себе, что передо мной горит огонь, потому ум мой не может уклониться направо или налево. Где же был твой ум, когда ты пропустил слово псалма? Разве ты не знаешь, что, молясь, ты стоишь перед Богом и говоришь Богу?” (Еп. Игнатий. Отечник. С. 436. № 18).

468. Возгордившись, преподобный Онуфрий ощутил холодность в сердце

См. также: Гордость; Смирение.

Раз преподобный Онуфрий (память его 4 января), сподобившись божественного видения, прославил Бога и почувствовал в своем сердце божественное действие духовной теплоты. Но в следующую ночь теплота эта оставила его и объял страх и трепет. Тогда он сказал руководившему им старцу Григорию: “Отче, божественный огонь угас в моем сердце. За что я, окаянный, потерпел это несчастье?” – “За что потерпел, спрашиваешь? – переспросил старец. – Ты возгордился, и за это скрылась от тебя благодать Божия. Теперь суждено тебе сделаться посмешищем и радостью демонов, печалью для Ангелов и предметом глумления для людей.” – “Увы мне, бедному! – сказал тогда Онуфрий, – Жаль трудов своих, жаль и добрых надежд братии. Несчастный! Придешь ли ты в себя?” Он упал к ногам старца и плакал долго, плакал горько и неутешно. Потом встал на молитву, ручьями проливая слезы, и до тех пор молился, пока не почувствовал в своем сердце обычной теплоты. И тогда он смиренно сказал старцу: “Отче, благословен Бог, мне теперь хорошо!” (Афонский патерик. Ч. 2. С. 280).

469. Повесть о Евлогии-каменотёсе, получившем по молитвам старца богатство, которое послужило во вред его душе

См. также: Богородица; Богатство; Гордость; Молитва неразумная; Нищелюбие; Сребролюбие.

Некий старец, придя в одно селение, чтобы продать свое рукоделие, встретил простолюдина, который, окруженный нищими и убогими, возвращался с работы в свой дом. Старец вместе с другими вошел к нему, и простолюдин омыл всем ноги, всех накормил, напоил и успокоил. Узнав, что это был каменотёс Евлогий, который каждый день всю заработанную плату делил с бедными, старец подумал, что если бы этот человек был богат, сколько бы он сделал добра! И стал молить Бога, чтобы Он дал Евлогию богатство. Молитва старца была услышана, и Господь сказал ему: “Евлогию лучше оставаться так, как теперь. Но если хочешь, Я дам ему богатство, только поручишься ли за него?” – “Ей, Господи, – отвечал старец, – от рук моих взыщи душу его!” На другой день Евлогий, по обычаю придя на работу, начал ударять мотыгой в каменную скалу и, пробив отверстие, увидел в скале пещеру, наполненную золотом. Задумался Евлогий и решил золото тайно перенести домой. И вот уже нищие забыты, а Евлогий по ночам возит к себе золото. Затем он удалился в Византию, купил дворцы, сделался вельможей. Прошло два года. Однажды старец видит во сне, что Евлогий изгоняется от лица Господня. Ужаснулся отшельник и пошел в то селение, где в первый раз встретил Евлогия. Долго ища и не находя его, он обратился к одной старице с вопросом: “Нет ли у вас в селении какого нищелюбца?” Старица сказала ему: “Увы, был у нас один такой, каменотес, но теперь он стал вельможей и ушел от нас.” Старец воскликнул: “Что я сделал, ведь я убийца!” Он сел на корабль и отправился в Византию. Найдя дом Евлогия, он сел у его ворот и стал ждать выхода хозяина. Дождался: выходит Евлогий, окруженный рабами, гордый, надменный. Старец пал перед ним и воскликнул: “Помилуй, я что-то хочу сказать тебе!” Но Евлогий вместо ответа приказал бить старца. Встретил он в другой раз Евлогия и опять был бит. Встретил в третий, и опять нанесли ему раны. В отчаянии он решил вернуться домой, сел на корабль и тут упал без чувств, В это время во сне он снова видит Господа с гневным лицом, окруженного Ангелами, и Господь повелевает им изринуть старца от Своего лица, как виновника в погибели Евлогия. Но явилась Матерь Божия и стала умолять Господа о прощении. Тогда Господь сказал старцу: “Впредь не проси того, чего не должно. Я возвращу Евлогия в его прежнее положение.” Радостный проснулся старец и со слезами возблагодарил Господа и Пречистую Его Матерь. Что же случилось? Умер в Царьграде царь Иустин, любивший Евлогия, а новый приказал отобрать его имение в казну, а самого его убить. Евлогий бежал и, наконец, достиг своего села. Первым его делом было пойти к скале, не найдется ли в ней опять золота. Но золота не нашлось. Тогда он пришел в себя, сделался нищелюбцем и страннолюбцем. Старец, узнав об этом, прославил Бога. (Прот. В. Гурьев. Пролог).

470. Старец Феодул, призвав в молитве преподобного Нифонта Афонского, получил исцеление

См. также: Вера; Исцеление; Праведник.

Духовный и добродетельный старец Феодул, пожелав однажды увидеться с преподобным Нифонтом ради душевной пользы, встал и пошел к нему. Но дорогой при стремнине он поскользнулся и так уязвил ногу о камень, что от множества вытекшей крови и от боли пришел в крайнее изнеможение и уже ждал смерти. Наконец, в духе веры горько восстенал он перед Господом и сказал: “Господи Иисусе Христе, Сыне Божий! Если Нифонт действительно имеет перед Тобой дерзновение и благодать, избавь меня ради его молитв от неминуемой смерти и страданий.” Едва старец произнес это, кровь остановилась, болезнь совершенно утихла, и старец, славя Бога и Его угодника, выздоровел. (Афонский патерик. Ч. 1. С. 368).

471. Призвав молитвы пустынников, святитель Савва был освобожден разбойниками

См. также: Вера; Праведник.

Однажды святой Савва, архиепископ Сербский, испек свежих хлебов и, навьючив ими монастырских лошаков, отправился ночью вместе с погонщиками в путь. Он обыкновенно ходил босой, добирался до дальних пустынь, чтобы угостить пустынников, постившихся по три-пять дней и даже по неделе, в зависимости от силы каждого, ибо это было время Великой Четыредесятницы. День тогда был субботний, и Савва думал насытить постников теплым хлебом, чтобы взамен воспринять от них теплые молитвы. Когда достиг он места, называемого Нилопотам, на него напали разбойники и отняли все. Огорчился блаженный, но не от того, что попал в их руки, а от того, что этим самым замедлился его путь и не мог он поспеть вовремя к трапезе отшельников. Воры спросили его, кто он, из какой обители? Савва назвал себя учеником отца Макария и сказал, что ради монастырской нужды он был послан в соседний Есфигмен, где задержала его братия, чтобы послать с ним теплые хлебы в пустыню старцам Христа ради постящимся, ибо таков отеческий обычай. Говоря это, он вознес из глубины сердца теплую молитву с полной верой к святым мужам, которых шел посетить, и получил нечаянную свободу. Разбойники умилились, ибо Господь коснулся их сердца, и отпустили Савву со всеми его запасами. Ревностный инок успел вовремя принести хлеб преподобным и рассказал им, как их молитвами сподобился избежать вражьих рук. (Афонский патерик. Ч. 1. С. 207).

472. Ангел три раза в год чудесно освобождал пленника; это бывало в те дни, когда родители пленника совершали о нем молитву

См. также: Родители.

Один молодой человек родом с Кипра и несколько его соотечественников попали в плен к персам и были заключены в темницу. Спустя какое-то время некоторые из его сородичей бежали из плена и прибыли на Кипр. Родители молодого человека стали спрашивать их о сыне, они сказали, что сын их умер такого-то числа, такого-то месяца и что они сами погребли его тело. Между тем должно заметить, что возвратившиеся из плена ошиблись. Они, действительно, похоронили на чужбине одного молодого человека, но не того, о котором их спрашивали, – тот остался жив. Но родители молодого человека поверили словам возвратившихся из плена и стали молиться о своем сыне, как об умершем, особенно же усердно они молились о нем три раза в год: на Пасху, в Пятидесятницу и на Рождество Христово. Но прошло четыре года, и сын, считавшийся умершим, возвратился домой. Обрадованные родители сказали ему: “А ведь мы считали тебя умершим и три раза в год особенно усердно молились о тебе.” – “В какие дни вы так молились?” – спросил сын. “На Пасху, в Пятидесятницу и на Рождество Христово,” – отвечали родители. “Так знайте же, что именно в эти три дня приходил ко мне некто в белых ризах, сиявших, как солнце, снимал с меня узы, выводил из темницы, и я был свободен целый день, никем не видимый. На другой день утром я опять обретался в узах и в темнице” (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 159).

473. Молитвы родителей за отступника сына были услышаны; сын раскаялся в своем отречении и мученическим подвигом искупил свой великий грех

См. также: Благодать; Мученичество; Отречение от Христа; Родители.

Святой мученик Миракс, родом из Египта, был сыном христианских родителей, которые воспитали его в христианской вере и благочестии. Но враг рода человеческого смутил его настолько, что он явился однажды к агарянскому князю Амире, публично отрекся от Христа, попрал крест и стал магометанином. Увещания родителей ни к чему не привели, сын-отступник не оставлял заблуждения и оставался в зловерии. Но родители не отчаивались и день и ночь молились Богу о спасении погибавшего. И что же? Их молитва не осталась тщетной. Благодать Божия коснулась сердца грешника, и Миракс раскаялся. Придя как-то раз к родителям, он сказал им: “Родители! Помрачился я умом и тяжко согрешил. Но что делать? Что прошло, того ведь не воротишь. По крайней мере, хочу, хотя бы с нынешнего дня, раскаявшись, быть опять христианином.” – “Чадо, – отвечали ему обрадованные отец и мать, – день и ночь мы молились о тебе, и вот услышал нас Господь. Ныне благодарим Господа, что Он призрел на нашу мольбу и обратил твое сердце к Себе. Но что делать теперь? Ты знаешь, насколько жесток агарянский князь и как жестоко поступит с нами, когда узнает, что мы содействовали твоему обращению. Поэтому пойди сам к князю и заяви ему о своем обращении. Мы же снова будем молиться, чтобы Господь сотворил с тобой по Своей милости и поспешествовал тебе во благое.” Миракс не задумался, пошел к князю, проклял агарянскую веру и исповедал Христа. Преданный на мучения, он мужественно перенес их и, наконец, усекновенный мечом, принял мученический венец. (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 266).


Источник: Отечник проповедника : 1221 пример из пролога и патериков / Игумен Марк (Лозинский). - Изд. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 2008. - 736 с. ISBN 978-5-903102-06-8

Комментарии для сайта Cackle