Библиотеке требуются волонтёры

Превозношение

См. также: Гордость. № 188; Смирение. № 1037.

886. Инок, украшенный многими добродетелями, допустил превозношение; был обольщен демоном, явившимся ему в виде жены, и, оставив пустыню, ушел в мир, где предался греху

См. также: Гордость; Демонские козни; Падение.

Авва Иоанн поведал: “Жил у нас в соседней пустыне инок. Жилищем ему служила пещера. Это был муж великого воздержания, добывавший себе дневное пропитание трудом рук своих. Все время – день и ночь – он проводил в молитве, словом, его украшали все добродетели души. Но, возгордившись столь отрадными успехами, он стал уповать на свое мнимое совершенство, а не на единого Бога и себе самому ставил в заслугу свои добродетели. Заметив такое превозношение духа, искуситель тотчас подступил к нему и расставил для него сети. Однажды к вечеру он явился в виде прекрасной женщины, которая будто бы заблудилась в пустыне. Как бы утомленная после страшного труда она подошла к входу в пещеру. Гостья бросилась к ногам отшельника и умоляла сжалиться над ней. “Я укрывалась в пустыне, но ночь застигла меня, несчастную. Позволь мне отдохнуть в уголке твоей пещеры, чтобы не сделаться добычей зверей.” Под предлогом сострадания инок ввел ее в глубину пещеры. “Зачем же ты блуждала по пустыне?” – спросил ее отшельник. Она очень ловко выдумала причину и, рассказывая, примешивала к речи тонкий яд ласкательства и женского обольщения. Выставляя себя то невинной, достойной сожаления жертвой, то выражая нужду в покровительстве, она очаровала душу отшельника изяществом и красотой речи. Мало-помалу, пересыпая увлекательный разговор шуткой и смехом, она шаловливой рукой стала касаться подбородка и бороды инока, и все это со скромным видом почтения. Под конец она все нежнее поглаживала его затылок и шею. Что ж дальше? В конце концов воин Христов очутился в плену. В сердце его закипела страсть, забушевали волны плотской похоти. Позабыл он и свои подвиги, и свои обеты, и свое назначение. Вот он в глубине сердца уже отдается сладострастной похоти, в тайниках своих помышлений – уже в преступной связи с нечистой страстью. Глупый, он наклоняет выю и становится, как … конь, как лошак несмысленный… (Пс. 31:9). Вот он уже готов броситься в постыдные объятья, как вдруг женщина, подобно легкой тени, с ужасающим воплем исчезает из его объятий. Тогда множество злых духов слетелось на это зрелище с громким воплем, со злыми насмешками: “А! Это ты, возносившийся до небес, теперь низринулся до ада! Теперь понимаешь слова: …всякий возвышающий сам себя унижен будет (Лк. 14:11). Тогда он, как бы помешавшись в уме, не вынося позора обольщения, обманывает сам себя еще сильнее, чем был обманут демонами. Вместо того, чтобы подумать о восстановлении своего духа, о возобновлении борьбы, вместо того, чтобы искупительными подвигами – слезами и сокрушением сердца – изгладить вину прежнего самопревозношения, он, в отчаянии, предался, по слову Апостола, всякой нечистоте с ненасытимостью (Еф. 4:19). Вернувшись к мирской жизни, он сделался добычей диавола: теперь он избегал даже свидания со всеми святыми, чтобы кто-нибудь спасительными советами не извлек его из погибели. Разумеется, если бы он пожелал, как прежде, вести воздержную жизнь, он, без сомнения, возвратил бы прежнее достоинство и благодать.” (Руфин. Жизнь пустынных отцов. С. 15).

887. Женщина, плененная татарским ханом, предала своего мужа-воина, шедшего спасти ее

См. также: Женщина; Коварство.

Однажды татары пленили у одного воина жену. Он взял секиру и своего пса и пошел вслед за ними. Татары, остановившись в одном селении, упились и спали, как мертвые. Воин секирой отсек всем им головы. Войдя в одну комнату, он увидел свою жену, лежащую с татарским князем на одре, который также спал, упившись вином. Жена, увидев мужа, разбудила варвара. Он вскочил и начал биться с воином. Одолев воина, он уже сел на него и, вынув нож, хотел заколоть. В этот момент собака, видя своего хозяина в опасности, стремительно бросилась на князя и стащила его. Воин, встав, убил князя и, взяв жену свою – новую Далиду (Суд. 16), поступил с ней, как захотел. О беснование женское, оно злее зверей! Зверь избавил своего господина от смерти, жена же предала его на смерть. (Волоколамский патерик. Л. 41).


Источник: Отечник проповедника : 1221 пример из пролога и патериков / Игумен Марк (Лозинский). - Изд. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 2008. - 736 с. ISBN 978-5-903102-06-8

Комментарии для сайта Cackle