игумен Марк (Лозинский)

Сребролюбие

См. также: Деньги. № 239; Жадность. № 265; Клятвопреступление. № 316; Молитва. № 469; Молитва за умерших. № 476; Молитва разрешительная. № 508; Мудрость. № 545.

1077. Монах, имевший две златницы, смущался в помыслах и получил от старца наставление, что неполезно монаху иметь золото

См. также: Надежда.

Брат спросил старца: “Благослови мне иметь у себя две златницы по немощи моего тела.” Старец, видя его произволение, что он желает удержать их у себя, сказал: “Имей.” Брат возвратился в келию, и начали тревожить его помышления, будто спрашивали: “Как ты думаешь, благословил ли тебе старец иметь деньги или нет?” Он опять пришел к старцу и спросил его: “Ради Бога, скажи мне истину, помышления смущают меня по поводу двух златниц.” Старец отвечал: “Я видел твое произволение иметь их, потому и сказал тебе: имей их, – хотя и неполезно иметь более, чем сколько нужно для тела. Две златницы составляют твою надежду, как бы Бог не промышлял о нас. Но может случиться, что ты утратишь их, тогда погибнет и твоя надежда. Возложи надежду на Бога, потому что Он печется о человеках.” (Еп. Игнатий. Отечник. С. 460. № 48).

1078. Садовник, оставивший дела милосердия и начавший копить деньги, был наказан неизлечимой болезнью; когда он осознал свою вину и принес покаяние, Ангел исцелил его

См. также: Ангел; Болезнь; Надежда.

Старцы рассказывали о некоем садовнике, который, обрабатывая свой сад, все заработанное раздавал на милостыню, а себе оставлял только необходимое для пропитания. Впоследствии сатана вложил в его сердце помысл: накопи себе сколько-нибудь денег, чтоб было тебе на твои нужды, когда состаришься или заболеешь. Он начал копить и накопил монетами глиняный сосуд. После этого случилось ему заболеть: загноилась у него нога. Накопленные деньги он издержал на врачей, но врачи не могли оказать ему никакой помощи. Посетил его опытнейший врач и сказал: “Если не решишься на то, чтобы отнять часть ноги, то она вся сгниет.” Вследствие этого был назначен день операции. В ночь перед операцией садовник опомнился, начал приносить покаяние, воздыхать и плакать, говоря: “Помяни, Господи, милостыни, которые я прежде подавал, когда работал в своем саду и заработанные деньги отдавал больным.” Когда он говорил это, предстал ему Ангел Господень и сказал: “Где деньги, накопленные тобой? Где избранный тобой предмет надежды?” Садовник понял тогда, в чем заключалось его согрешение, и сказал: “Господи! Я согрешил. Прости меня. С этого времени больше не буду делать этого.” Тогда Ангел прикоснулся к его ноге, и она тотчас исцелилась. Врач, как и условились, пришел с железными инструментами, чтобы отнять ногу, и не нашел дома больного. На вопрос о садовнике ему ответили: “С раннего утра ушел работать в сад.” Врач пошел в сад и, увидя его копающим землю, прославил Бога, мгновенно даровавшего исцеление от болезни, не исцелимой человеческими средствами. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 485. № 90).

1079. Скупой богач сохранял деньги на старость, но когда заболел, истратил все деньги на врачей, не получил облегчения и умер и телом, и душой

См. также: Надежда; Самообман; Наказание; Скупость.

Однажды святой Нифонт увидел человека, за которым следовало множество нищих, прося у него милостыни, но он даже и не оглянулся. Тогда Нифонт подошел к Ангелу-Хранителю этого человека и спросил: “Скажи мне, много ли у этого человека имения?” Ангел сказал: “Он имеет бесчисленное богатство, но поскольку сребролюбец, то из-за копейки готов умереть. Бьет он и своих рабов, морит их голодом, не одевает и налагает непосильные работы. Нифонт сказал: “Да неужели совесть не упрекает его за то, что оставляет нищих?” Ангел отвечал: “Послушай меня, Нифонт, я скажу тебе. Приходит к нему темный бес, смущая его и говоря: “Вот ты состаришься и в болезнь впадешь! Поэтому не давай своего никому, иначе когда будешь в нужде, то начнешь каяться и говорить: “Напрасно я раздал свое имение нищим!” Но уже поздно будет.” И таким образом прельщает его нечистый бес, часто влагая ему эти мысли в сердце. Он же повинуется им и пребывает помраченным и нищих не милует.” Человек тот вскорости впал в болезнь, и болезнь его была жестокой. Он израсходовал на лечение все свое имение, но не только не получил никакой пользы, но болезнь его еще больше усилилась. И, промучившись так много дней, умер, сказано, и душой, и телом. Пусть же помнят это богатые скупцы и скупость свою оставят. К этому призывает их и Господь: “Не собирайте себе сокровищ на земле, где моль и ржа истребляют и где воры подкапывают и крадут” (Мф. 6:19). (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 893).

1080. Пресвитер Макарий вразумил сребролюбивую девственницу тем, что деньги, взятые у нее на покупку драгоценных камней, отдал увечным в богадельню; когда же девственница стала требовать драгоценные камни, он показал ей увечных женщин и сказал, что это – яхонты, а про мужчин, что это – изумруды

См. также: Мудрость.

В Александрии была одна девственница, впрочем, только по названию, потому что хотя и имела смиренную наружность, но в душе была скупа, сварлива и до крайности пристрастна к деньгам, больше златолюбивая, чем христолюбивая. Из своего имущества она никогда не подавала ни одного овола (мелкая медная монета) ни страннику, ни бедному, ни монаху, ни девственнице, ни несчастному, ни в церковь. Несмотря на многие увещания святых отцов, она не сбросила с себя тяжести богатства. Были у нее и родные, и она взяла к себе на воспитание дочь своей сестры. Ей-то день и ночь обещала она свое имущество, отвергнув небесную любовь. Это – одно из обольщений диавола, когда он порождает в человеке недуг любостяжания под предлогом родственной любви. Эту девственницу, называвшуюся только так, а нравом чуждую подвижничества, захотел излечить от недуга любостяжания святейший Макарий, пресвитер и надзиратель богадельни для увечных. Надобно заметить, что в молодости он гранил камни. Вот он, придя к ней, говорит: “Попались мне дорогие камни – изумруды и яхонты. Краденые они или купленные, не могу сказать, только эти камни бесценные. Хозяин продает их за пятьсот червонцев. Если тебе угодно их купить, дай мне эти деньги. Камни ты можешь употребить на украшения для своей племянницы.” Девственница, всей душой привязанная к племяннице, обрадовавшись случаю нарядить ее, упала в ноги Макарию и говорит: “Сделай милость, не отдавай их никому!” Святой муж пригласил ее к себе. “Дойди, – говорит, – до моего дома и посмотри камни.” Но она тут же отдала ему пятьсот червонцев, говоря: “Прошу тебя, достань их как угодно; мне же не хочется видеться с человеком, который их продает.” Святой Макарий, взяв пятьсот червонцев, употребил их на нужды богадельни. Прошло много времени, а девственница стыдилась напомнить ему о камнях, потому что этот муж пользовался в Александрии большим уважением, как старец весьма благочестивый и милостивый. Наконец, встретив его в церкви, говорит ему: “Что ж те камни, за которые мы дали пятьсот червонцев?” Он ответил ей: “В тот же самый день, как ты дала мне деньги, я и заплатил их за камни, и если хочешь увидеть их, приходи в мой странноприимный дом, там они и лежат. Посмотри, понравятся ли они тебе, в противном случае возьми свои деньги обратно.” Девственница пошла с радостью. Странноприимный дом имел два отделения: в верхнем помещались женщины, а в нижнем – мужчины. Когда она пришла к дому, святой провел ее в ворота и говорит: “Что угодно тебе сперва видеть – яхонты или изумруды?” – “Что хочешь,” – ответила она. Макарий повел ее наверх и, указывая на увечных женщин, слепых, сказал ей: “Это вот яхонты.” Потом свел ее вниз и, указывая на таких же мужчин, сказал: “А это изумруды! И я полагаю, что драгоценнее нигде не найти! Если они не нравятся тебе, возьми свои деньги назад.” Пристыженная девственница вышла и, придя домой, занемогла от великой печали, потому что сделала доброе дело не по любви к Богу, а против своей воли. После она благодарила старца. (Лавсаик. С. 17).

1081. Вразумление святым Андреем сребролюбивого инока

См. также: Ангел-Хранитель; Бесы; Грешник.

Святой Андрей, Христа ради юродивый, встретил однажды в Царьграде на торжище инока, вокруг шеи которого обвился страшный змей. Инок этот был украшен многими добродетелями, но, к несчастью, скуп и сребролюбив. Многие, принимая его за святого, давали ему золото для раздачи бедным. Он же это золото складывал в свою сокровищницу. Видя его во власти диавола, Андрей сжалился над ним и подошел к нему. Монах же, думая, что это один из нищих, сказал Андрею: “Бог да помилует тебя, брат, подать же мне тебе нечего.” Отойдя от него на несколько шагов, Андрей был удивлен, заметив, что над головой инока на воздухе были начертаны слова: “Змий сребролюбия – корень всякому беззаконию.” Но он еще более удивился, когда, оглянувшись назад, увидел Ангела и беса, спорящих за душу инока. Диавол доказывал, что монах, как сребролюбец и потому идолослужитель, принадлежит ему, а Ангел, указывая на многие из добродетелей старца, утверждал, что он достоин милости Божией. Продолжительный спор их был решен свыше. Голос с неба сказал Ангелу: “Ты не имеешь части в нем, ибо только милостивые получают от Меня прощение и наследуют обители небесные.” После этого Ангел тотчас оставил инока. Сострадательный Андрей, скорбя о его погибели, решился во что бы то ни стало вырвать его из челюстей змея. Для этого он подкараулил инока в уединенном месте и, взяв его за правую руку, сказал: “Раб Божий, выслушай без гнева раба твоего. Скажи, за что ты, бывший друг Божий, стал другом диавола? Объясни, почему ты, имевший крылья Серафима и взор светлый, как молния, сделался столь темен образом? Поведай, чем ты довел себя до такой погибели? Не тем ли, что порабощаешь себя бесу сребролюбия?” И с этими словами показал ему диавола, который, не смея из-за Андрея близко подойти к иноку, стоял вдали и свирепо глядел на него. Пораженный видением и словами Андрея, инок раскаялся и тут же от всего сердца дал обещание избавиться от сребролюбия и быть милостивым. Тотчас по раскаянии старца змей с его шеи исчез, другой бес, стоявший вдали, также стал невидим, и к раскаявшемуся снова приступил Ангел-Хранитель. С того времени инок действительно исправился, скупость заменил щедростью и стал нескудно раздавать золото убогим, постоянно благодаря Бога и Его угодника святого Андрея за свое обращение от греха к добродетели. (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 238).

1082. Монах, скопивший сто златниц, был похоронен вместе с деньгами в назидание другим монахам

Некий монах в Нитрии, больше бережливый, чем скупой, забыв, что за тридцать сребреников предан был Господь наш Иисус Христос, накопил сто златниц, занимаясь тканьем полотна. Монах умер, златницы остались. Монахи, там жило около пяти тысяч монахов, каждый в отдельной келии, собрались для совещания, что делать с деньгами. Одни советовали раздать деньги нищим, другие – отдать в церковь, третьи – передать родственникам. Но Макарий, Памво, Исидор и другие святые старцы по действию обитавшего в них Святого Духа определили: похоронить деньги вместе с их господином и при этом сказать почившему: “серебро твое да будет в погибель с тобою” (Деян. 8:20). Это событие навело такой ужас и страх на всех монахов Египта, что с того времени они признавали за тяжкий проступок иметь в запасе даже одну златницу. Действие могло бы показаться жестоким, но деятели были лишь орудиями Святого Духа. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 46. № 49).

1083. Сребролюбивый епископ ослеп после того, как святой Епифаний дунул ему в лицо; опомнившись, епископ стал просить прощения у святого; тогда святой Епифаний исцелил ему один глаз

См. также: Епископ; Исцеление; Покаяние.

Однажды к святителю Епифанию, архиепископу Кипрскому, пришел некий диакон из Иерусалима и сказал ему об Иоанне, епископе Иерусалимском, что тот, по сребролюбию, деньги откладывает, а нищим милостыни не подает. Услышав об этом, Епифаний отправил к Иоанну послание, в котором убеждал его быть милостивым к нищим, но он на послание никакого внимания не обратил. Прошло много лет, и как-то раз Епифаний говорит одному из своих учеников: “Пойдем, чадо, в Иерусалим, мы оттуда скоро возвратимся.” Прибыли в Иерусалим, поклонились святым местам, и затем Епифаний, придя к епископу, сказал ему: “Отче, дай мне приют у себя.” Иоанн предоставил в распоряжение Епифания прекрасный дом и каждый день звал Епифания к себе в гости. О нищих же он по-прежнему не радел, и они роптали на него. Видя это, Епифаний сказал епископу: “Дай мне, отче, сколько-нибудь серебра для раздачи нищим.” Иоанн принес много серебра. Епифаний сказал ему: “Дай мне еще сколько-нибудь.” Иоанн сказал: “Будет с тебя.” Епифаний продолжал: “Ну дай мне хоть сколько-нибудь рабов в услужение!” Иоанн в этом не отказал. Епифаний тогда, взяв пятьсот литр серебра, стал день и ночь раздавать его нуждающимся. Прошло довольно много времени, и епископ сказал Епифанию: “Когда же ты уплатишь мне свой долг?” – “Потерпи немного, отче, все тебе отдам.” Прошло еще сколько-то дней, и Иоанн уже настоятельно стал требовать свои деньги. Он держал Епифания за одежду и кричал: “Не уйдешь от меня, муж злой и хитрый! Отдай мое серебро!” И два часа кричал на Епифания и досаждал ему. Все, кто был при этом, слыша дерзкие хулы на архиепископа, пришли в уныние и страх. Епифаний же, наконец, окончил дело, дунув в лицо епископу Иоанну, и тот тотчас же ослеп. Ужас объял всех предстоявших. Тут епископ опомнился и, упав к ногам Епифания, стал умолять его, чтобы он помолился о нем Богу и возвратил ему зрение. Епифаний сказал: “Пойди в церковь и помолись у Честного Креста Господу, чтобы Он возвратил тебе зрение.” Епископ не отходил от Епифания и не переставал просить у него прощения. Сжалившись, святой архиепископ возложил на него руки, и у епископа прозрел правый глаз. Тогда епископ стал просить и об исцелении левого глаза, но Епифаний сказал ему: “Это не мое дело, чадо, но Божие. Бог затворил твое око, Он и отворит. А урок Он тебе дал, чтобы спасти тебя от сребролюбия.” После этого, сказано, Иоанн стал преподобен и милостив к нищим. (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 516).


Источник: Отечник проповедника : 1221 пример из пролога и патериков / Игумен Марк (Лозинский). - Изд. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 2008. - 736 с. ISBN 978-5-903102-06-8

Комментарии для сайта Cackle