игумен Марк (Лозинский)

Старец неискусный

См. также: Помыслы хульные. № 828.

1100. Блудная брань от юного монаха перешла на неискусного старца для его вразумления

См. также: Блудная брань.

К некоему старцу обратился юный инок, очень ревностный по жительству, с целью своего преуспеяния и исцеления. С простотой исповедал он старцу, что его беспокоит плотское вожделение и дух любодеяния: он надеялся найти в молитвах старца утверждение своему подвигу и врачевание от полученных язв. Старец начал упрекать его самыми жестокими словами, говоря, что он, допустив порочные вожделения, сделался недостойным имени монаха, а достойным всякого презрения. Вместо утешения он нанес ему столь тяжкую язву упреками, что монах вышел из келии старца в величайшем унынии, в смертельной печали, в отчаянии. Он ушел, угнетенный тоской, углубленный в помышления уже не об уврачевании страсти, но об удовлетворении ее. Внезапно встречает его авва Аполлос, опытнейший между старцами. По выражению лица и отчаянному виду юноши угадав о внутреннем смущении и тяжком унынии, которыми втайне волновалось его сердце, авва Аполлос спросил о причине такого состояния. Вынужденный убеждениями аввы монах исповедал, что идет в мирские селения, как неспособный, по определению такого-то старца, к монашеской жизни. Не имея возможности обуздать похотений плоти подвигом и не находя врачеваний против ее действий, он решился, оставя монастырь, возвратиться в мир и жениться. Святой Аполлос постарался смягчить его самым милостивым словом, уверяя, что и его самого ежедневно беспокоят нечистые помышления и ощущения, тем естественнее подвергаться им человеку юному. По этой причине не должно предаваться отчаянию, не должно удивляться как чему-то необычайному усиленному действию брани, в которой победа одерживается не столько подвигом, сколько милостью и благодатью Господа. Старец упросил молодого монаха, чтоб он возвратился в келию и потерпел хотя бы один день, а сам поспешно пошел в обитель упомянутого старца. Когда он приблизился к этой обители, то, воздев руки горе, произнес следующую молитву, сопровождая ее слезами: “Господи! Обрати брань этого юноши на этого старца, чтоб он научился, хотя бы в старости, снисходить к немощи подвизающихся и соболезновать удобопреклонности юных к страстям.” Когда он, воздыхая, окончил молитву, то увидел мрачного эфиопа, стоящего против келии старца и направляющего против него огненные стрелы. Уязвленный ими, старец выскочил из келии, начал бегать туда и сюда, как бы сумасшедший или пьяный, то входил в келию, то выходил, уже не мог оставаться в ней спокойно и, наконец, возмущенный, пошел тем же путем, на который направил молодого монаха.

Авва Аполлос, увидев, что старец попал в положение безумного и беснующегося, поняв, что стрелы диавола, направленные в него, вонзились в его сердце, произвели в нем помрачение ума и невыносимое страстное возмущение в чувствах, подошел к нему и сказал: “Куда ты так спешишь? Что заставляет тебя забыть степенность, столь приличествующую старцу, и так быстро бежать в беспокойстве, подобно мальчику?” Старец, объятый стыдом, не мог дать никакого ответа, его обличала совесть, его обличал внешний вид, на котором отразилось порочное возмущение. Он понял, что страстное вожделение его сердца угадано, что тайны его открыты авве. “Возвратись, – продолжал тогда святой Аполлос, – в келию и пойми, что до этого времени диавол или не знал тебя, или презирал. Научись собственным опытом сострадать подвизающимся, не низвергать искушаемых в погибель отчаяния, не приводить их в смущение жестокими словами. Их должно ободрять милостивым словом утешения. Никто не мог бы ни избегнуть козней врага, ни погасить или даже воздержать естественного плотского вожделения, подобно огню пылающего, если б благодать Божия не помогала немощи нашей, не покрывала бы и не защищала нас. Теперь окончилось это спасительное смотрение о нас, которым Бог благоволил освободить юношу от пагубного разжжения, а тебя научить состраданию ближним и тому, сколь сильны могут быть вражеские искушения. Умолим же Бога общими молитвами, чтоб Он повелел удержать бич, который благоволил употребить для твоей душевной пользы, и чтоб угасил росой Святого Духа Своего огненные стрелы диавола, которым попустил уязвить тебя по моему ходатайству.” По молитве аввы Аполлоса Господь отъял искушение с той же скоростью, с которой попустил его. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 420. № 5).

1101. Побеседовав с неискусным старцем, брат, впавший в грех, решил вернуться в мир; по дороге он зашел к авве Силуану, и тот уврачевал его душу

См. также: Мудрость; Падение.

Рассказывал старец: “Некто, впав в тяжкий грех и раскаиваясь в нем, пошел открыть его одному старцу. Но он не открыл ему дела, а спросил; “Если к кому-либо придет такой-то помысл, может ли он спастись?” Старец, будучи неопытен в рассуждении, сказал ему в ответ: “Погубил ты душу свою.” Выслушав это, брат сказал ему в ответ: “Погубил себя, тогда уйду в мир.” На пути ему подумалось зайти к авве Силуану и открыть ему свои помыслы. А тот был велик в рассуждении. Но, придя к нему, брат и ему не открыл дела, но опять употребил то же прикровение, как и тому старцу, Отец отверз свои уста и начал говорить ему от Писания, что помышляющие вовсе не подлежат осуждению. Услышав это, брат возымел в душе своей силу и упование, открыл ему и само дело. Выслушав, отец, как добрый врач, уврачевал его душу словами Священного Писания, что есть покаяние обращающимся к Богу с сознанием.” Это рассказано для того, чтобы мы знали, как опасно говорить с людьми, неопытными в рассуждении, о помыслах или о делах.” (Древний патерик. 1874. С. 222. № 96).

1102. Старец, допускавший себе и своим ученикам послабление в пище и питии, был ввергнут в муку

См. также: Лицемерие; Наказание; Объедение; Помыслы.

Один великий старец услыхал о постнике, живущем в горе. Придя к нему, он нашел монаха, внешне проводящего благочестивую жизнь, и пробыл у него несколько дней, наблюдая за ним. Этот подвижник имел многих учеников и почти со всей вселенной приходили к нему. Прикрываясь любовью и послушанием, он давал разрешение на пищу и питие, как на прикрытие своих добродетелей. Но это были прелесть бесовская и свое плотское мудрование. Вскоре постник скончался. Желая знать, угодно ли Богу было делание этого монаха, старец молился, чтобы ему была показана его загробная участь. И видит он постника, повешенного вниз головой. Узрев это, старец опечалился, но некто сказал ему, что Бог показал ему делание постника. Ноги его, так как были они необуты и имели небесное мудрование, ныне устремлены к небу; ум его и все прочее имело земное, плотское мудрование и теперь смотрят на землю. После этого старец просил Бога показать ему загробную участь учеников, почитавших постника. И видит он двух из них в страшном месте и спрашивает об их участи. Один из них сказал, что погубило его объедение. Другой – что он имел не исповеданные помыслы. За это по смерти они находятся в муке. И сказал старец: “Что сделает человек на земле – воздаяние получит от Бога.” (Пролог. август, 28 день. Л. 53).


Источник: Отечник проповедника : 1221 пример из пролога и патериков / Игумен Марк (Лозинский). - Изд. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 2008. - 736 с. ISBN 978-5-903102-06-8

Комментарии для сайта Cackle