игумен Марк (Лозинский)

Убийство

См. также: Падение. № 696.

1163. Разбойник, сделавшийся монахом, через десять лет добровольно отдал себя в руки правосудия, потому что убитый им мальчик непрестанно напоминал ему о себе

См. также: Грех; Наказание; Совесть.

Авва Савватий говорил нам: “Когда я жил в Лавре аввы Фирмина, пришел разбойник к авве Зосиме Киликиянину и стал просить старца: “Окажи мне милость, ради Бога! Я совершил много убийств. Сделай меня иноком, чтобы я мог отстать от злых дел.” Старец, наставив его, сделал иноком и облек в ангельский чин. Спустя немного времени старец сказал: “Поверь мне, чадо, тебе нельзя оставаться здесь. Если начальник узнает, то схватит тебя. Послушайся меня, и я отведу тебя в другую киновию, подальше отсюда.” И отвел его в киновию аввы Дорофея, что близ Газы и Маиума. Девять лет прожил он там, изучил Псалтирь и весь монашеский устав. Но вот он снова идет в монастырь аввы Фирмина к принявшему его старцу и говорит ему: “Честной отец, сделай милость, верни мне мирские одежды и возьми обратно иноческие.” – “Зачем так, чадо?” – спросил опечаленный старец. “Вот уже девять лет, как тебе хорошо известно, я провел в монастыре, постился, сколько было силы, воздерживался и жил в послушании, в безмолвии и страхе Божием. И я хорошо знаю, что благость Божия простила мне много злодеяний. Но я ежедневно вижу мальчика, говорящего мне: “Зачем ты убил меня?” Я вижу его и во сне, и в церкви, и в трапезе, слышу его голос, и нет у меня ни одного часа покоя. Вот почему, отче, я хочу уйти, чтобы умереть за мальчика. Совсем напрасно я убил его.” Взяв свою одежду, он ушел из Лавры и прибыл в Диосполис, где был схвачен и на другой день обезглавлен.” (Луг духовный. С. 195).

1164. Во искупление убийства авва Даниил взял к себе в келию прокаженного и самоотверженно служил ему

Когда авва Даниил жил в скиту, варвары напали на скит и пленили авву. Он пробыл в плену два года. Некий христолюбец выкупил его. По прошествии краткого времени варвары опять напали на скит и снова взяли в плен авву. Пробыв у них шесть месяцев, он бежал. В третий раз пришли варвары и, взяв авву в плен, немилостиво мучили и истязали его. Однажды, улучив удобное время, он взял камень и ударил им варвара, господина своего. Тот умер от удара, а авва Даниил бежал и избавился от плена. После этого он стал тужить об убийстве, которое совершил, С этими чувствами он пошел в Александрию, исповедал архиепископу Тимофею случившееся с ним. Архиепископ не одобрил его поступка, сказав: “Лучше бы тебе положиться на Бога. Избавивший тебя дважды неужели не мог избавить и в третий раз? Впрочем, ты не совершил убийства, потому что убил не человека, а зверя.” Не удовлетворившись этим ответом, авва Даниил сел на корабль, приехал в Рим и там исповедался папе. Папа дал тот же ответ, что и александрийский архиепископ. Даниил возвратился в Александрию и сказал сам себе: “Даниил, совершивший убийство, и сам да будет убит.” Он пошел в претор и, предав себя гражданской власти, сказал: “Я поссорился и, будучи увлечен гневом, ударил моего противника камнем, отчего тот умер, поэтому прошу предать меня суду. Пусть умру за убийство, сделанное мной, чтобы временное наказание избавило меня от наказаний в вечности.” Авва был посажен в тюрьму, по истечении тридцати дней доложено было о нем правителю. Правитель, призвав его из тюрьмы, расспрашивал об убийстве. Он рассказал обо всем со всеми подробностями. Правитель, удивившись рассуждению аввы Даниила, отпустил его, говоря: “Иди, авва, и моли Бога о мне. Жалею, что ты убил одного, а не шесть.” Тогда старец сказал сам себе: “Уповаю на человеколюбие Бога моего, что простится мне совершенное мной убийство. С этих пор даю обещание Христу моему служить во все дни жизни моей прокаженному за соделанное мной убийство.” Он решил сам для себя: “Если умрет этот прокаженный, то пойду в Египет и возьму другого.” Никто из скитских не знал, что у старца в келии прокаженный, потому что он находился во внутреннем отделении келии и никто, кроме старца, не мог видеть его. Но однажды в шестой час старец позвал к себе ученика разделить трапезу по обычаю и по усмотрению Божию случилось так, что старец забыл затворить дверь во внутреннее отделение келии в то время, как прислуживал прокаженному. У того сгнило все тело от множества лютых ран. Ученик вошел в открытую дверь и увидел, как старец прислуживает прокаженному, как приносит ему пищу, как влагает ее в уста, потому что у прокаженного не было рук. Он не мог жевать, потому что у него сгнил рот, и то, что прокаженный не мог съесть, старец ел сам. Ученик, видя чудный подвиг старца, удивился и прославил Бога, даровавшего такое терпение старцу. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 89. № 3).


Источник: Отечник проповедника : 1221 пример из пролога и патериков / Игумен Марк (Лозинский). - Изд. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 2008. - 736 с. ISBN 978-5-903102-06-8

Комментарии для сайта Cackle