граф Михаил Владимирович Толстой

Града Казани Святыя

447. Святый Гурий первый архиепископ Казанский чудотворец, преставися в лето 7072 месяца декабря в 4 день

В крещении Григорий. Родился в Радонежском городке, где жил некогда преп. Сергий, с родней своей, до удаления в пустыню.

Родители Григория были дворяне Руготины, бедные и малоизвестные. В доме благочестивого отца, сые получил благочестивое воспитание и обучен был читать и писать. Сыновья незнатных дворян обыкновенно служили тогда, если не в службе в. князя, то при домах богатых княжеских фамилий. – Так служил в доме князя Ивана Пенькова и Григорий Руготин. Григорий был умен и деятелен, нрава кроткого и послушливого, честности неподкупной; он любил ходить в храм Божий на молитву, молился и в доме, любил целомудрие и, охраняя его, держал пост, подавал нищим милостыню, какую только мог. Ум, строгая честность и благочестивая жизнь Григория приобрели особенную доверенность к нему князя и его супруги; Григорию поручено было все правление по княжескому дому. Товарищи Григория стали завидовать его счастию и оклеветали чистого юношу в преступной связи с княгинею. Гневный князь придумал жестокую месть: была выкопана яма и в нее опущен сруб; сюда заперли Григория. Только малое отверстие сверху темницы пропускало в нее свет и в то же окошко бросали Григорию на пять дней по снопу овса и опускали немного воды. Тяжко было положение невинного страдальца. Но благочестивая душа его скоро помирилась с темницею. «Мученики, думал Григорий, терпели и не то, при всей своей святости: темница избавила меня от соблазна и тревог мирских». Уже проходил второй год заключения, когда один из товарищей по княжескому дому, бывший другом Григорию, упросил сурового сторожа дозволить подойти к окну темницы и поговорить с заключенным; расспросив о состоянии заключенного, он вызвался доставлять ему приличную пищу. Григорий поблагодарил друга за участие сказал: «без наказания, которое терплю я, душа моя могла остаться не исцеленною; благодарение Богу за все! В пище не имею я нужды; а прошу тебя приносить чернила и бумаги: я стану писать азбуки, а ты будешь продавать их, и деньги, после покупки бумаги, станешь раздавать нищим». Освободившись неожиданно, Григорий пошел прямо в обитель преп. Иосифа Волоколамского, известную тогда по строгой жизни иноков. Там он и постригся с именем Гурия. Для завоеванного Казанского царства Собор приступил к избранию архиепископа. Жребий пал на блаж. Гурия. Приняв святительскую хиротонию в 1555 году, он отправился из Москвы водою. Много трудов предстояло на новом поприще святителю Гурию, бодрому духом, но изнуренному плотию (темничная жизнь навсегда расстроила его здоровье). Хотя существовали начатки христианства в земле Казанской,

уже напоенной кровию мучеников Христовых, но ревностный святитель и сотрудники его должны были неусыпно трудиться: прежде всего поучать духовенство, новокрещеных утверждать в вере и благочестии, магометан и язычников обращать к св. вере убеждениями, не прибегая к насилиям, за магометанина и язычника, осуждаемого судом за преступление, но принимающего св. веру, ходатайствовать пред начальством о прощении вины его. Святитель, выполняя эти правила, присовокупил, для успехов веры, молитву и милосердие: в доме его находили себе пищу и помощь всякая бедность и нужда. Неверующие видели, что вся жизнь его – любовь святая, любовь благотворительная для всех без различия. На втором году служения своего святитель начал строить близ Казани Зилантов монастырь. По уставу святителя, иноки этой обители занимались обучением детей чтению и письму, преимущественно же закону Божию. Благочестивое желание знакомить детей с верою и правилами христианскими, пробудившееся еще в темнице, теперь развилось в св. Гурии с особенною силою. И труды евангельского проповедника в стране мрака были благоплодны: «божественный муж, как свидетельствует Гермоген, один из преемников его, учением своим привел ко Христу множество душ». Последние три года жизни святитель Гурий лежал на одре болезни, не мог совершать служение и даже хрдить в храм. Но дух его молился и молитвою низводил благодать небесную на его паству. В великие праздники носили его к литургии в соборный храм Благовещения Богоматери, построенный им; здесь сидел он или даже лежал, слушая службу Божию; душа его горела желанием молиться вместе с паствою своею в дни общей хвалы и молитвы. – Блаженная кончина его последовала 4 декабря 1563 года. Мощи первоначально погребены в палатке в Преображенском монастыре, а спустя 32 года, при начале постройки каменного Спасского храма, обретены нетленными. «Вся рака св. Гурия, говорит очевидец (святитель Гермоген), наполнена была благоуханным миром и мощи плавали; св. тело нетленно; только верхней губы несколько коснулось тление. Сам я недостойный грешною моею рукою коснулся св. тела и чувствовал, как оно плавало; осязал и погребальные ризы и они были крепки; прикасался мантии и сильно тянул ее, но она была крепче новой». Тогда же мощи перенесены в кафедральный Благовещенский собор. Житие Гурия и Варсонофия составлено, по повелению царя Феодора Иоанновича и по благословению патриарха Иова, первым Казанским митрополитом Гермогеном, бывшим в последствии патриархом. Рукопись

в лист хранится в Благовещенском соборе в Казани. День успения св. Гурия 4 декабря, день обретения мощей 4 октября, а день перенесения мощей из Спасопреображенского монастыря в Благовещенский собор 20 июня. (Библ. Серг. Лавры рукоп. XVII в., № 659. Баккалавр Алексеев, «Жизнеописание святителей Казанских». 1847). По «Иконописному Подлиннику»: «Гурий подобием сед, брада аки Василия Кесарийскаго, в шапке, в омофоре, в руках Евангелие, риза святительская» (Филимонов, стр. 166).

448. Преподобный Варсонофий Епископ Тверский и Казанский чудотворец преставися в лето 7085 месяца марта в 27 день

Урожденец Серпуховский, сын иерея, в крещении нареченный Василием, в 1512 году, в числе многих, был взят в плен татарами, опустошавшими берега Оки. Горько было положение пленника, но молитва и богомыслие облегчали скорбь его и доставляли сердцу его такое утешение, какого не чувствовал он в доме родительском. В нем росла любовь к Богу, а с нею и преданность воле Его. В таком расположении души, молодой Василий работал неверным со всем усердием и обучался послушанию безответному, терпению и незлобию. Пост, сперва невольный, обратился в дело воли его. Утомительные работы невольника занимали у него все время дня и он посвящал ночь молитве, ставшей потребностью души его. Василий изучил разговорный язык татарский; по своей даровитости он узнал его столько, что мог излагать мысли свои на письме татарском. Имея иногда более свободы, он изучил основание магометанской веры, так что мог отчетливо говорить как о содержании этой веры, так и о заблуждениях ее. Основательным познанием языка и веры татар исполнилась премудрая цель, для которой Господь попустил рабу своему быть в плену. И вот, спустя три года плена, отец нашел средство выкупить дорогого сына из неволи татарской. Василий возвратился на родину: но сердце его уже не могло увлечься земными радостями. Раб Божий покорил себя сам игу Христову в Андрониевой обители и принял монашество с именем Варсонофия. Потом жил он при Тверском епископе Алексии в сане иеродиакона. Там и здесь совершаемы им были иноческие подвиги с полным усердием. Слух о его духовной жизни дошел до митр. Макария и в 1544 г. посвящен он в игумена Песношской обители. Когда в Казани открывали (в 1555 г.) новую епархию: блаж. Варсонофий, как опытный наставник в иноческой

жизни и знакомый с татарством, отправлен был в Казань в сане архимандрита для основания там новой обители. Варсонофий взял с собою добрых иноков, постриженцев Песноши. Храм в честь Преображения Господня и братские келлии скоро были построены; новая обитель, по примеру Пешношской, устроена общежительная. По воле святителя Гурия, к которому сохранял он полное послушание и сыновнюю любовь, ревностно занимался он обращением магометан к христианской вере. В этом подвиге помогали ему знание языка и веры татар и искусство врачевать болезни. Знание татарского языка доставило ему удобства входить в близкое сношение с татарами, а основательно знание учения Магометова, при его глубоком уме, представляло обличения его магометанству неотразимыми. Уменье лечить болезни привлекало к нему больных всякого рода, тогда как болезнь сама отворяет душу для всего лучшего и след. для принятия мыслей христианских. По смерти блаж. епископа Акакия, преп. Варсонофий посвящен был св. митрополитом Филиппом в 1567 году в сан епископа Тверского, но он через четыре года, ослабленный глубокою старостию, отказался от управления епархиею и возвратился в Казанский Преображенский монастырь (Митр. Григорий, «Житие св. Гурия и Варсонофия»). Ум. 11 апреля 1576 года на 86 году жизни. Мощи, обретенные нетленными одновременно с мощами св. Гурия, почивают открыто в Спасской церкви основанного им монастыря. Память празднуется 11 апреля и 20 июня. В «Иконописном Подлиннике»: «Варсонофий подобием надсед, брада аки Гуриева, на конец раздвоилась, в шапке, риза святительская, омофор и Евангелие» (Филимонов, стр. 166).

449. Преподобные отцы Иона и Нектарий, боляре ученицы святаго Гурия Архиепископа, с ним же и мощи их обретены, преставишася в лето 7104 месяца октября в четвертый день

Когда св. Гурий отправлялся на новоучрежденную Казанскую кафедру, царь Иоанн дал ему для забот о делах житейских боярина Иоанна Застолбского. Боярин был богатый человек, но служил святителю со всем усердием и под влиянием благочестия святительского, боялся греха всего более, любил правду и был строго честен. Сын его Нестор, кроткий юноша, с юных дней стал вести жизнь строгую, под одеждою боярского сана носил власяницу, соблюдал пост и любил молитвы храма; с согласия доброго отца принял он монашество с именем Нектария и скончался юным иноком.

В след затем принял монашество и отец с именем Ионы; недолго болев, Иона заповедал похоронить его вблизи святителя, в той палатке, которую построил он для него и где похоронил он сына. При открытии мощей святителя Гурия, найдены нетленными тела и одеяния иноков Ионы и Нектария, верных учеников святителя (Филарет, «Рус. Св.», декабрь, стр. 326).

450. Святии великомученицы и новыя страдальцы: Иоанн, Петр, Стефан пострадаша от Казанских Татар до взятия и после. Святый Иоанн убиен в лето 7037 месяца января в 24 день. Петр и Стефан убиени быша в лето 7064 месяца марта в 24 день

Мученики, пострадавшие за веру Христову в Казани.

Иоанн, родом Русский, взятый в плен татарами, замучен ими в 1529 году. Погребен «Русскими в месте сокровенне, у леса» (А.Ф. Бычков, «Опис. Сборн.» 1, 103). В «Иконописном Подлиннике»: «млад, рус, брада не велика; риза празеленая, испод лазоревый, в руке крест» (Филимонов, стр. 44). Память его 24 января.

Петр и Стефан, крещенные Казанские татары, замучены своими единоплеменниками-магометанами в 1552 году (Филарет, «Рус. Св.», март, стр. 127–130).


Источник: Книга глаголемая Описание о российских святых, где и в котором граде или области или монастыре и пустыни поживе и чудеса сотвори, всякого чина святых / Доп. биогр. сведениями [и снабдил предисл.] гр. М.В. Толстой. - Москва : Унив. тип., 1887 (обл. 1888). - 288, III с.

Комментарии для сайта Cackle