Николай Константинович Никольский

Приложение шестое. Показание кирилловской братии об убытках и повреждениях монастыря во время «литовского разорения»

(Извлечено из рукописи Кирил. библ. № 74–1313, л. 625–639 об., содержащей копию с описи Кириллова монастыря 1 декабря 1621 года).

Да по государеву цареву и великого князя Михаила Федоровича всея Pycии наказу Елизарей Семенович Безобразов спрашивал Кирилова монастыря игумена Саватеи и келаря старца Феоктиста и казначея старца Мартинияна, сколько он лет в том монастыре во властех и что при своем властелинстве прибыли учинили и что убыло и для чего убыло. И игумен Саватеи сказал: по государеву де указу он в том монастыре в ыгуменех четыре годы1239, а келарь и казначей сказали, что де он в той службе ходят другой год, а монастырь де ему игумену и им не отписан, а как де ему государь велел быти в том монастыре в ыгуменеха и в то де время долгу было на монастыре тысяча рублев, а хлеба де в монастырьских житницах за годом не оставалося ни единые чети; и того де он долгу уплатил при своем игуменстве восемсот рублев, а хлеба де в те четыре годы за монастырьским обиходом осталося две тысящи восемсот чети овса; а оскудела де монастырь до его игуменства и для чего оскудела, и он положил книги прошлых годов, и с тех книг выписано на перечень, почему приходило в монастырь казны на год и почему годом в росходе. При игумене Иасафе и при игумене Селиверсте и при игумене Матфее приходило монастырьские соли с Колмогор к Вологде по два насада да по два дощаника да Онегою рекою в Каргополь ходило по три лодьи, и тое соли отвозили продавати на Углечь и на Новое и во Тверь и в Дмитров. И всего соляных денег приходило в монастырь по шти тысящ и болши да вкладных и всяких денег по тысячи по пятисот рублев и больши, а по казенным и по купецким книгам росходилося тех денег на год по четыре тысящи и больши. И после де литовского разорения при его игуменстве для великие монастырьские скудости привозят с Колмогор к Вологде соли по одному насаду, и то де соль на Вологде продадут, а денег ис тое соли приходит в монастырь по тысячи по двести рублев, да вкладных и всяких денег по тысечи рублев и больши и меньши; и оттого де монастырь оскудел, что в казны в монастырь приходит мало. Да игумен же Саватей з братьею положили книги, что взято на государя монастырьские казны и сосудов серебряных и лошадей и что в котором году убытку монастырю учинилося по селом и в Поморских промыслех, и то писано подьлинно порознь по статьям в книгах сих.

113 году блаженные памяти при царе и великом князе Борисе Федоровиче всеа Русии взято к Москве для Сиверские службы сто лошадей монастырьских под стрельцов при игумене Иасафе и те лошади в монастырь назад не отданы.

114 году по Розстригину веленью Василей Самарин взял к Москве у игумена Селиверста за братьею монастырьских казенных денег пять тысяч рублев1240.

Да во 116 году при царе и великом князе Василье Ивановиче всеа Pycии взяли в государеву казну на Москве у строителя старца Перьфирья Ошевенского монастырьских же казенных денег тысячю сто рублев да сто дватцать чети ржи1241.

Да тогоже году по грамоте царя Василья на Белоозеро приказные Иван Воейков да Офонасей Головленков да Венедикт Тимашев да диак Семен Головин взяли литовским людем на корм, которые сидели на Белеозере триста семдесят один рубль дватьцать два алтына четыре деньги1242.

Тогоже году положено было монастырьские соли до литовских людей приходу во Твери и на Новом в Дмитрове и на Углече тысяча триста тритцать одна рогожа, а весом тритцать четыре тысячи семсот шестьдесят сем пуд, по три алтына по две деньги пуд, итого три тысячи четыреста семьдесять шесть рублев дватцать три алтына две деньги. И та соль в городех от литовских людей погибла.

Да во 118 году по государеве цареве и великого князя Василья Ивановича всеа Pyсии грамоте приезжали в Кирилов монастырь Петр Дашков да диак Данило Веревкин, что было в казне судов серебряных монастырьских шестьнатцат судов всяких, а в них весу дватьцать сем гривенокь сорок один золотник, да восм судов серебряных, а в них весу не писано, да двои серьги яхонты лазоревы з жемчюги да два пояса шелковы, наконечьники у них и запряжники серебряны позолочены. Да закладных судов Ферапонтова монастыря взяли судов серебряных пятдесят пять, a весу в них сорок пять гривенок и пять золотников, лежали те сосуды у нас в монастыре в закладе во сте рублех1243.

Да з боярином со князем Михаилом Васильевичем Шуйским были монастырьские служки на государеве службе и тех служек на делех убили десяти человек: Жданка Кулебякина, Матюшку Багатырева, Завьялка Дмитреева, Аврамка Горицково, Михалка Дуракова, Офоньку Буракова, Бушмаринка Васильева, Богдашка Семенова, Никитку Васильева, и лошади у них поимали литовские люди десять коней и меринов да пять меринов кошевых1244.

Да в Ерославле побили литовские же люди монастырьских служек: Тимошку Бабкина, Матюшку Тверитина, Тихонка Озацкого, Ермачка Куликовского, Титка Новгородца, Тренку Ворона, Захарка Судокова1245, Ерофейка Гвоздьева, Жданка Куликовского, Баженка Кулина, Дениска Белозерца, Завьялка Васильева, Пятунку Полушку, и всего тринатцать человек, а иных переранили, а лошадей ис под них и кошевых взяли дватцать четыре лошади.

Да на Уломской засеке в Егонской Веси литовские люди побили монастырьских служек: Семейку Дедкова, Будилка Боранова, Дружинку Концкого, Ларьку Шестерню, Семанка Иванова, Кирилка Щепу, Офонку Козляинова, а взяла монастырьских лошадей ис под слуг и кошевых шестнатцат меринов.

Да под Москвою с Ыванов Волынским были служки и тех служек литовские люди побили: Михалка Горского, Ивашка Долгово, Лукьянка Васильева, Михалка Огурцовского, Васку Смольянина, Ивашка Карпова, а лошадей монастырьских погибло под Москвою дватцат восм меринов.

Да во 121-м году, как приходили на Вологду польские и литовские люди и Вологду разорили и посад выжгли, и в те поры на моностырьском дворе згорело монастырьские соли восм сот шесть десята две рогожи, а в них весу дватцата четыре тысячи сто тритцать шесть пуда. И тoе горелые соли собрали триста семдесять одну рогожу, весом шесть тысяч триста восмьдесят восм пуд. А пропало тoе соли четыреста девяносто одна рогожа, а в них весу тринатцать тысяч сем сот сорока восм пуд. И в той соли погибло монастырьские казны тысяща сем сот десять рублев дватцать сем алтын две деньги.

Да на Вологде же горело монастырьских два насада соляных сто тритцать рублев, да годовых всяких хлебных запасов на триста рублев.

Того же году августа в 20 день приходили к монастырю литовские люди и пожгли около монастыря дворцы и мелницы и онбары и кожевни и всякие монастырьские службы, и на тех дворех и в онбарех и в службах монастырьских запасов, сукон и кожа и дерев репчатых и посохов и точеных всяких сосудов на пять сот на дватцать на восм рублев.

Да на мелницах и в онбарех хлебных запасов молотых: муки пшеничные сто дватцать пять чети, да муки ржаные восм сот чети, да солоду ячного пять сот чети, ржаного солоду пятдесять чети, овсяного солоду триста чети, круп запарных стосемдесять чети, толокна сто девяносто пять чети.

И всего хлеба, ржаные и пшеничные муки, и солоду и круп и толокна две тысячи сто сорок чети. Да теже литовские люди отогнали монастырьских сто сорок пять кобылиц больших, да служивых девяносто восм лошадей, да жеребяток лонщаков и селетков присекли пятдесят два жеребчика.

Да того же году литовские люди разорили Белоозеро и на посаде сожгли два двора монастырьских и в тех дворех было монастырского хлебного запасу и рыбы бочечьные соленые и сукон брацких и сермяжных и всяких запасов на триста на пятдесят на три рубля.

Да во 122-м году как литовские люди воевали в Поморье, и в монастырьских соляных промыслех в Неноксе запасы всякие годовые и товары сукна и кожи и холсты и всякие товары поимали, а иные прижгли. Да лошадей взяли дватцать сем меринов. Да в тот же в Ненокоцкой промысл послан был слушка Иван Вересовой, с ним послано восмьдесят рублев, и того служку Ивана на Словенском Волочку литовские люди убили и деньги взяли. И всего в Неноксе запасов и товаров и лошадей погибло на пятсот на дватцать на два рубли.

Да в моностырьском же в соляном промыслу в Зозотице литовские люди старца Гедеона замучили до смерти, а служек монастырьских и служебников присекли пяти человек, а казны монастырьские взяли пять сот сорок три рубли. Да запасов годовых, и всяких товаров, сукон, и холстов, и лошадей взяли на триста на семьнатцать рублев на пять алтын за деньгою. И всего в Золотице литовские люди монастырьские казны запасов и товаров и денег взяли восмь сот шестьдесят рублев пять алтын за деньгою.

Да в Пушлахте взяли годовых всяких запасов и товаров и лошадей на триста на семдесять на два рубли на восмь алтын на две деньги.

Да в Ламце слугу монастырьского Любима Васильева замучили, а вымучили у него монастырьских денег двесте восмь рублев. Да запасов и товаров всяких и лошадей взяли на двести на семь десят на шесть рублев. И всего в Лямце взяли денег и запасов и товаров и лошадей на четыре ста на восмьдесят на четыре рубли.

Да в Турчасов слуг монастырьских Ивана Терентиева, Андрея Карсакова замучили до смерти, а вымучили у них монастырьских денег сто девяносто восм рублев.

Того ж 122-го году игумен Матфей да старец Филарет Володимерец ехали из монастыря к Москве с чюдотворцовою святынею, и меж Переславлем и Троицы Сергиева монастыря на речке на Дубне воровские люди и казаки розбили самого и слуг переранили, деньги и лошади и всякой запаса и суды пограбили, а взяли государева боярина князя Ивана Михайловича Воротынского шубу золотную да монастырьских казенных денег двесте одиннатцать рублев дватцать шесть алтын да судов четыре котла медных, двенатцать сковород черных, двенатцать сковородок белых, четыре противня с помочми, дватцать блюд оловяных. Да монастырьских лошадей взяли сорок восмь конев и меринов.

Да по селам литовские люди и казаки поймали монастырьских лошадей.

В Пошехонье в селе в Семеновском литовские люди старца Игнатия мучили и огнем жгли, да дву конюшков Олешку да Фомку ссекли, а лошадей монастырьских взяли девяносто шесть кобылиц больших стадных да дватцать восм конев и меринов служивых и пашенных да присекли сорок сем кобылиц молодых. Да в селе на Кукобое казаки и тотаровя взяли патьдесять две кобылицы. Да в селе в Санникове литовские люди старца Макария Чюркина замучили до смерти, а лошадей монастырьских взяли дватцат восм кобылиц да иноходца, да два жеребца, да пятнатцать лошадей пашенных. Да в белозерском уезде в селе в Романове Слоботке и на Новой Ерге литовские люди пан Песоцкой старца Иосифа замучили до смерти, да монастырьского слугу Матфея Слотова да поварка Данилка замучили до смерти же, а лошадей монастырьских взяли пятдесят восмь кобылиц да девять меринов да тритцат пять лошадей пашенных. В селе на Сизме монастырьских слуг Карпика Гаврилова, Фетку Кулебякина замучили до смерти, да трех конюшков ссекли Илимка да Трошку да Орефку, а лошадей монастырьских взяли шестьдесят три кобылицы да двенатцать коней и меринов да тритцат лошадей пашенных.

В селе в Рукине Слоботке монастырьских слуг Семейку Лихарева да Первушу Галахтионова замучили до смерти, а взяли монастырьских шесть лошадей. Да ис Кирилова монастыря воевода Михаиле Спешнев посылал в подъезд монастырьских служек Замятню Кафтырева, Треню Карачевсково, Митю Белозерца, Миню Кондратьева, и тех служек в подъезде побили литовские люди и лошадей ис под них взяли.

И всего монастырьские казны погибло в Поморских соляных промыслех и на Москве и по городом и на дорогах и в монастыре окроме судов серебряных, что в государеву казну взято, четырнатцать тысяч восмь сот семьдесят пять рублев двенатцать алтын з деньгою. Да лошадей, что взято под стрельцов и что литовские люди отогнали и присекли, тысеча пятнатцать лошадей окроме тех лошадей, что взяли в Поморских промыслех.

* * *

1239

Савватий был поставлен игуменом Кириллова монастыря 5 июля 1617 года (Рукоп. Соф. библ. № 1165. л. 54).

1240

Об этом расходе более точные сведения сохранили книги сундучные: «Лета 7114 го»... «декабря в 6 день государь царь и великий князь Дмитрий Иванович всея Pycии велел взяти из монастырские казны на свой государев царьской обиход пять тысящ рублев, а по денги приемная в государевою грамотою Василей Самарин, а привезши те денги к Москве Василей отдал государеву цареву и великого князя Дмитрия Ивановича всея Pycии боярину и дворецкому князю Василью Михайловичю Мосалскому да дияком Григорью Желябужскому да Василью Нелюбову да Семейке Еуфимьеву в Приказе Болшово Дворца» («Книги росходные сундышные 109-го» – «119» годов, Рукоп. Кир. мон. № 92–692, л. 11 об.).

1241

Как видно из «сундучных» книг указанная сумма и хлеб были взяты не единовременно, но в 116-м, 117-м. и 118 годах: «По приказу государя царя и великого князя Василья Ивановича всея Руси в прошдом 116-м году в Наугородцкую Четь дияк Томило Луговской да подьячей Овдоким Афонасьев взяли на Кирлловском подворье у строителя старца Перфирья Ошевенсково монастырьские казны денег 400 рублев. Василей Борисович Сукин да дияк Алексей Бapгамаков да Василей Июдим взяли в прошлом 117-м году на государя монастырские казны 600 рублев. Да они же взяли нынешнего 116-го году 100 рублев денег. Да государем стряпчей Кормового Дворца Леонтей Лазарев взял на государя ржи 50 чети, а ту рож дал в монастырь вкладом за 100 рублев Васолей Романович Ояферьев» («Книги росходные сундышие 109-го году и след., Руков. Ккр. мон. № 92–692, л. 23 и об.).

1242

Значительная часть этой суммы была выдана монастырем в июле и в сентябре 1608 года: «По государеве цареве и великого князя Василья Ивановича всеа Pycии грамоте дано на Белоозеро приказным людем Афонасью Васильевичю Головленкову да Венедикту Тимашеву да дияку Семену Головину Литве на корм 206 рублев 32 алтына 4 деньги» (Расходные книги за июль 116 года, Рукоп. Кир. мон. № 29–629, л. 50 и об.). «По государеве цареве и великого князя Василья Ивановича всея Pycии грамоте дано на Белоозеро приказным людем Афонасью Головленкову да Венедикту Тимашеву да дьяку Семену Головину литовским людем Остафью Слонскому с товарищи на жалованье 148 рублев 16 алтын 4 деньги» (Расходные книги за сентябрь 1608 года, см. там же, л. 63 об.).

1243

Суда эти лежали в монастырской казне со 115-го (1607–8) года: «В 115-м году по приговору игумена Матфея и старцев соборных по государево грамоте дано Ферапонтова монастыря келарю старцу Ианикею Осокину да казначею старцу Митрофану з братьею в займы денег дано 100 рублев, а в закладе у них в тех денгах взято дачи блаженные памяти государя царя и великого (князя) Ивана Васильевича всеа Русии перстни золотые и чепочки и суды серебряные и тот заклад в 118-м году по государеву цареву и великого князя Василия Ивановича всеа Русии наказу Петр Дашков да дьяк Данило Веревкин взяли к Москве в государеву казну и в том закладе взята отпись за дьячьею рукою» («Книги казенные денежные приходные и росходные 122 году·, Рукоп. Кир. мон., № 39–639, л. 25 и об.).

1244

Некоторые из перечисленных слуг значатся в монастырском синодике (Рукоп. Кир. библ. № 759–1016, л. 329 об.–330) погибшими под городом Веневою: [Слуги Кирилова монастыря побиты под городом под Веневою. Афонасия (Бураков). Василия (Бушмарин) Фирса (Богдан семеновской). инока Акакия (слуга семен заборовской) инока Иосифа. (слуга Иев Слотов). Саву. Тита (сошбалны подмастере). Димитрия (убит в нове городе Ждан Кулибакин). Тимофея (Бабкин убит в Ерославли). Матфея (тверитин убит в Ярославли). Ермолая. (Озацкой убит в Ярославли слуга пятон). слуги монастырски побиты на деле: Самуила (нехорошен). Андрея (Озацкои). Тихона (Озацкои убит в Ярославле). Иоанна (Соболев под Москвою). Иоанна (Уломскои убит под Москвою). Иоанна (стрелец Астонханев) Симеона. (Мокеев) Симеона. (Ершов).

1245

В прошлом 118-м году монастырскому слуге Захару Судоковых к Москве на проезд дано 5 рублев, и тот Захар на дороге убит, в денгах отчету не дал» («Книги казенные приходные и росходные» за сентябрь-февраль 123-го года, Рукоп. Кир. мон. № 55–655, л. 13 об.).


Источник: Кирилло-Белозерский монастырь и его устройство до второй четверти XVII века (1397-1625) / Николай Никольский. - Санкт-Петербург : Синодальная тип., 1897-1910. / Т. 1. Вып. 2: О средствах содержания монастыря. - 1910. – [II], 267, VI с.

Комментарии для сайта Cackle