Николай Константинович Никольский

Приложение седьмое. Уставная память о бережении и эксплоатации леса, крестьянам Иванова Бору, Федосьина Городка и Милобудской волости (от 28 апреля 1559 года)

(Из рукописного сборника кирилловских актов, Акад. библ. № А 1/16, 20 л. об.–21).

Список списка ж. Лета 7067 го апреля в 28 день, по государеву цареву и великого князя Ивана Васильевича всеа Русии слову и по наказу околничего и оружничего Лва Андреевича Салтыкова память Бору Иванова лутчим людем: Спире Матфееву сыну, да Александру Спирину сыну Плюсцова, да Якову Леонтьеву сыну Огашева, да Харламу Давыдову сыну, Федосьина Городка лутчим людем: Семену Лаврентьеву сыну Гурзаку, да Михаилу Иванову сыну Шуте, да Парфену Андрееву сыну Кичигина, да Остафью Захарьеву сыну Петуху, да Ивачевские волости лутчим людем: Якову Терентьеву сыну Лопакова, да Григорью Андрееву сыну Дуракова, да Семену Трофимову сыну Ильина, да Бутаку Ульянову сыну, да Милобуцкие волости лутчим людем: Мите Исакову сыну, да Первуне Семенову сыну, да Семену Васильеву сыну, да Ивану Горяинову сыну Кобыле. Написано в списке в писцовых книгах Федора Ивановича Чюлкова с товарыщи: в волости в Милобуцкой лесу черного большего от ручья от Станового да от речки от Кукобойца вниз по Шексне по Петровской погост по Милобуцкой – в длину на шесть верст, а поперег на чистой мох на три версты; а от Петровского от Милобуцкого погоста по Кириловскую землю по Шатрецкую по речку по Сомовку – в длину на семь верст, а поперег на пять верст; а по другой стороне реки Шексны от речки от Унзубоя по Шексне внизь по речку по Вязовец да от монастырские земли от Кириловские от Шатрецкие от речки от Залишие по митрополичью землю по Ковжскую по Норой, а по другой стороны Шексны против того от реки от Шексны по чистой мох – в длину на десять верст, а поперёг по митрополичью землю по Ковжскую по край ручья – на версту; да в волосте Иванове Борку лесу черного большего Бору и болота от Кириловские от монастырские земли деревни Бонемы от речки от Бонемы рекою Шексною вниз по деревню по Огурово Боровские ж волости – в длину на четыре версты, а поперег – на три версты, а по другой стороне реки Шексны от Ивановы земли Матфеева сына Монастырева селца Керсного (?) от реки от Каменки по Боровскую ж землю селца Петровского Бережного от речки от Каменки – в длину на две версты; да в той же волости в другом месте лесу болшого против того места по другой стороне Шексны реки от деревни Огурова да от Нестеровские пустоши Шексною на низ по ручей по Становой до Кукобоец – в длину на полтрети версты, а поперег – на две версты. И тем лутчим людем Спире Матфееву сыну да Александру Спирину сыну Плясцова с товарыщи того царева и великого князя черного болшего лесу беречи на крепко и явки сего числа в 68 м году и впредь на государя збирати по сей выписи по писцову уложению, а те лесы черные давати им на явку хрестияном. И которые люди тутошные крестьяне езовые и иных волостей хрестьяне и хто ни буди похотят в тех черных лесех лес сечи хоромной и судовой на суды и на драницы и на доски и дрова на продажу, и тем тутошным езовым хрестияном и приезжим людем являтись приказщиком лесным Спире Матфееву сыну да Олександру Спирину сыну с товарыщи, а не явясь приказщиком лесным тутошным людем и призжим людем в те царевы и великого князя лесы черные лесу всякого сечи на продажу не ездити. А которые люди в те лесы черные учнут ездити лес сечь на продажу, и приказщиком лесным тех людей в лесех велеть имати да на царя и государя и великого князя имати заповеди на них по два рубли, да в цареве государеве великого князя пене давати их на крепкие поруки да чинити им строк стати им на Москве перед околничим и оружничим Лвом Андреевичем Салтыковым. А явки им на царя и государя и великого князя имати с хоромины: которая хоромина изба или анбар или клеть четырех сажен, и с тое хоромины явки два алтына; а которая хоромина трех сажен и с тое хоромины явки восмь денег; а которая хоромина дву сажен, с тое хоромины явки четыре денги; а которая хоромина болши или менши того, и с тое хоромины имать явки потомуж розчету; а со ста бревен с холосцов имать явки против хоромины; а з драниц з болших со ста с купца две денги, а с менших со ста денга; а с судового лесу большого з доски по денге; а с судна з болшого с лодьи, которая в длину дватцати сажень, а поперег четырех сажен, имати явки с продавца с сажени по гривне; а с насада, которой в длину в туж меру дватцать сажен, а поперег трех сажен, и с того судна имати явки с сажени по два алтына, а с меншего судна с павоска, которой в длину пяти или шти сажен, а поперег дву сажен, и с того судна имати явки с сажени по алтыну; а которое судно менши того в длину четырех сажен, а поперег сажен, и с того судна имати явки с сажени по три денги; а с крюков и с куриц судовых имати явки со ста дерева пол полтины, с крюка и с курицы по полуденге з дерева; а со ста скал с лутчих четыре денги, а с серединка три денги, а с худых две денги; а с тесу со ста тесниц с лутчих десять денег, .а с середних тесниц со ста по алтыну, а с менших со ста тесница по четыре денги; а со тщанов сосновых з болщих с цепников и с квасников со тщана три денги, а с середнего квасника две денги; а с рыбных бочек з десяти пять денег; а з дровен денга; а с верей сосновых за дву верей полденги; с весла с судового кормового с лопасти болшие две денги, а с середине денга, а с меншие полденги; а которые езовые крестьяне в тех черных лесex меж себя, а не в ынную волость срубив хоромину продасть, и приказщиком лесным с тое хоромины явки не имать ни чего. Имати авки (?) и за писчего с купца и с продавца две денги; а которые езовые крестьяне тутошных волостей, а не приезжих людей, в тех черных лесех учнут лес сечи хоромной или на дрова на себя, а не продажу, и приказщиком лесным с тех крестьяне на царя и государя явки не имать ничего, и что приказщики лесные с того лесу на царя и государя и великого князя в год возмут явки и заповеди и за писчего, и приказщиком то писати на список подлинно счету для, да те явочные заповедные денги посылати к Москве и отдавати их в цареву и великого князя казну на Болшей Дворец, а сколько в струбех хором и бревен холосцов и дрова и всяких лесов кому на явки отдадут и что на ком с тех лесов пошлин и записчего на государя зберут, и они б то себе писали на список подлинно да те денги к счету привозили ежегод дияком на Болшой Дворец, а збирали б на государя с тех лесов всякие пошлины прямо, а лишних бы пошлин ни на ком не имали ни которыми и денги б в государеву казну привозили сполна, сами б тем не корыстовались и хитрости б в государеве ни в чем не чинили, а в котором году зберут на государя те пошлины сполна как написано в списке с Федоровых книг Чюлкова, и государь их за то пожалует, а чего в котором году не зберут против того, и то велит на них государь выбити вдвое в том году да сверх того быти им от государя великой опале. А память писал земской дьяк Никитка Григорьев снимок слово в слово съемную память.

* * *

1

Последнюю для краткости будем называть «московскою» (в виду первенствующего значения Москвы в истории северного иночества).


Источник: Кирилло-Белозерский монастырь и его устройство до второй четверти XVII века (1397-1625) / Николай Никольский. - Санкт-Петербург : Синодальная тип., 1897-1910. / Т. 1. Вып. 2: О средствах содержания монастыря. - 1910. – [II], 267, VI с.

Комментарии для сайта Cackle