Николай Петрович Остроумов

Приложение 6-е

Личность Александра Македонского, столь известная на Востоке, не осталась незамеченною и Мухаммедом, который не замедлил записать его имя в число проповедников ислама. Как это ни странно для каждого, хотя мало знакомого с историей, однако же мухаммедане не отказываются от ложного представления Корана. Впрочем, в последнее время и мухаммедане готовы отказаться от веры в такую историческую ошибку Мухаммеда. Когда указываешь мухаммеданину, что Александр Македонский был язычник, то они говорят, что упоминаемый в Коране Александр жил во время Моисея, а не тот, которого знает под этим именем история. Кто этот другой Александр, мухаммедане, очевидно, никогда не скажут, потому что такого лица история не знает.

Без всякого сомнения, личностью Александра интересовались современники Мухаммеда. В одном предании рассказывается, что Мухаммеду был предложен вопрос специально, кто был Дву-ль-карнайн? Икрима, Даххак, Катада, Мукатиль и Кальби рассказывают: «Гавриил не тотчас был послан к пророку, как ему люди предложили вопросы о семи спящих, Дзу-ль-карнаейне и святом духе. Он (Мухаммед) сказал при этом случае: я отвечу им завтра, но забыл прибавить: «Если Богу будет угодно». Гавриил не приходил и пророк очень опечалился. Когда же наконец он пришел, Мухаммед сказал: «Почему ты не приходил? Я очень опечалился». Гавриил отвечал: «Я желал придти κ тебе, но я – только слуга и могу приходить только тогда, когда меня пошлют». Поэтому был обнародован 19 гл. 65 ст. Корана».

Бяйзави к имени Александра прибавляет прилагательное: «греческий», и называет его царем персидским и греческим. Другие говорят, что он владел Востоком и Западом и потому назван двурогим (Дзу-ль-карнайн), а иные утверждают, что у него самого были два рога759. В этом мнении слышится намек на двурогий головной убор жрецов Юпитера Аммона. Редслоб думает, что выражение: «двурогий" было названием, какое иудеи на основании гл. 8, ст. 2. Даниила прилагали к Киру, потому что он владел Мидией и Персией. Это название перешло и к Александру. Это прозвание прилагал к себе также какой-то король Хира760. Бяйзави приводит и другие мнения о личности Александра Македонского. Не имея нужды и времени разбирать все эти взгляды, приведем из Шпренгера следующий рассказ:

«Дзу-ль-карнайн был не только завоеватель и пророк, но и философ; он исследовал все тайны природы и в самом деле любознательность побудила его предпринять военные походы. С этим намерением отправился он к горе Каф, окружающей землю. Он нашел там также и очень маленькие горы и спросил главный хребет: «Кто ты?». Хребет отвечал: «Я – Каф». Он продолжал спрашивать: «А что значат вот эти маленькие горки вокруг тебя?» Хребет отвечал: «Это мои жилы». Нет никакого города, в котором бы не была протянута одна из этих жил. Когда Бог хочет испытать землю потрясением, то Он повелевает мне двинуть соприкасающимися ко мне жилами. Я слушаюсь повеления Его и происходит землетрясение.» Дзу-ль-карнайн попросил теперь гору Каф дать ему понятие о величии Бога. Каф сказал: «Никакое описание недостаточно для того, чтобы изобразить Его и самое смелое воображение не в состоянии обнять Его. Так сообщи мне хоть неудовлетворительное изображение. Кроме земли, – сказала гора Каф, – есть некая пустота в 500 лет длины и ширины, а ее покрывают снеговые горы. Если бы не было этих гор, то земля сгорела бы от адского жара».

Эта легенда и легенда о путешествии (Моисея) к соединению двух морей, говорит Шпренгер, родственны между собою, и рассказывает по этому случаю еще третью, в которой встречается Хызр и которая есть дитя того же самого духа. Может быть, что поход Александра к Юпитеру Аммону продолжался отсюда до пункта соединения, однако же фантастические идеи этого рода очень тесно связаны с ложью сказания о походе без всякого внешнего побуждения быстро увеличивались и распространялись.

«Дзу-ль-карнайн, – сообщает Таляби761, – имел между ангелами друга, имя которому было Рафаил; этот последний рассказал Александру, что ангелы и дух (т. е. Дух Святой) постоянно занимаются поклонением Богу». Дзу-ль-карнайн сказал: «Я желаю жить (вечно) и служить Богу так, как должно, служить Ему». «Ладно, – продолжал ангел, – если ты хочешь этого, то знай, что на земле есть один источник, который называется источником жизни и Бог определил, что если кто однажды напьется из него, то не умрет до тех пор, пока не попросит своего Господа о смерти». «А вы, ангел, знаете, где этот источник?», – спросил Дзу-ль-карнайн. «Нет, – отвечал Рафаил, – но у нас на небе рассказывают, что у Бога на земле есть одно место, в которое не проникал ни человек, ни гений, а мы догадываемся, что этот источник находится в этом мрачном месте».

«Дзу-ль-Карнайн собрал мудрецов земли знающих, писания и тех, которые знали предсказания пророческие и спросил: «Находили ли в книгах, которые вы читаете, и в преданиях, которые остались от пророков и древних, мудрецов, что Бог устроил на земле один источник, который называется источником жизни?». Все отвечали: «Нет», – только один сказал: «Я читал в Завете Адама, что Бог устроил во вселенной некое мрачное место, в которое не проникал ни человек, ни гений, и в этом-то мрачном месте есть источник бессмертия. Где я найду это мрачное место?», – спросил он. Мудрец отвечал: «На роге солнца». Дзу-ль-Карнайн послал послов, чтобы они позвали к нему мудрецов, знаменитых мужей и королей; потом собрался и пошел на восход солнца. На 12 году этого похода он достиг края того мрачного места. Это был не мрак ночи, нo густой дым, как чад. Он расположился там лагерем, позвал к себе ученых своего лагеря и сказал: «Я думаю войти в это мрачное место». Мудрецы советовали Дзу-ль-карнайну оставить свое намерение, но он настоял на своем намерении и, подумав после этого, что молодые кобылицы из всех вьючных животных видят ночью наилучшим образом, приказал привести их шесть тысяч и выбрать столько же воинов из своей армии, которые отличались храбростью и умом. Хызра он назначил командиром передового отряда, который состоял из 2000 всадников, а сам следовал позади их с остальными 4000-ми.

При вступлении он приказал остающемуся лагерю своему ждать его 12 лет с тем, что по прошествии этого срока они могут воротиться в свое отечество, если он не возвратится. Хызр сказал: «Король! Мы не знаем, как далеко прошли мы в темноте и не можем видеть один другого; что мы будем делать, если некоторые из нашего войска заблудятся?». Хызр выступил и двигался вперед, между тем как Дзу-ль-карнайн расположился лагерем. Хызр наткнулся на ущелье и догадался, что живой источник находится в этом ущелье. Ему пришло на мысль, что он стоял на краю ущелья и он приказал своим людям остановиться и чтобы никто не оставлял своего места. Потом он бросил ракушку в это ущелье. Много времени прошло, прежде чем достиг Хызра звук от ракушки. Он пошел на этот звук и понял, что находится на краю этого источника. Тогда он снял с себя платье и вошел в источник. Этот источник был белее молока и слаще меда. Он напился, выкупался, совершил предписанные омовения и вымыл свои одежды; потом он бросил ракушку по направлению к своим воинам; она упала и он пошел на ее звук. Придя к своим людям, он приказал им готовиться к походу и сказал: «Вперед, во имя Божие!».

«Дзу-ль-Карнайн прошел мимо и не попал к ущелью. Они шли 40 дней и 40 ночей, пока наконец пришли к какому-то свету, который однако же не был похож ни на свет солнца, ни на свет луны. Зелень была там красная и покрыта песком. Они увидели замок, который был длиною с Фарзанг и столько же шириною. Однако же Дзу-ль-Карнайн вошел внутрь его» и проч.

«В этой легенде о Александре веет, – говорит Шпренгер, – тот же самый дух, что и в легенде, какую Мухаммед рассказал о Моисее с Хызром. В обоих них встречается один и тот же мистический Хызр; следовательно, не подлежит никакому сомнению, что Мухаммед был виновником этого смешения. Его противники требовали, как сказано выше, у него отчета в этом, а предание прибавляет, что он очутился в большом затруднении и долго откладывал дать ответ. Наконец, он получил рассказ о Дзу-ль-карнайне и знание этого рассказа противники его должны были считать доказательством его вдохновения, а вдохновение – доказательством того, что он не находится в заблуждении»762.

* * *

759

Sprenger, B. 2, S. 473, Anmerk. 1.

760

Толков. на гл. 18, ст. 82 Корана. V.1, p. 372.

761

Proph. Cesch fol. 145.

762

Sprenger, B. 2, S. 469–475.



Источник: Остроумов Н. Критический разбор мухаммеданского учения о пророках. – Казань: Унив. тип., 1874. – 286 с.

Вам может быть интересно:

1. Новый год, или предъуготовительные к покаянию поучения от нового года до святой Четыредесятницы архиепископ Евлампий (Пятницкий)

2. На чём основывается церковная юрисдикция в брачных делах? профессор Николай Александрович Заозерский

3. Св. София Царьградская по описанию русского паломника конца XII века Измаил Иванович Срезневский

4. Простые и краткие поучения. Том 11 протоиерей Василий Бандаков

5. Греческие жития святых VIII и IX веков Хрисанф Мефодиевич Лопарев

6. Восемь греческих описаний святых мест XIV, XV и XVI вв. Афанасий Иванович Пападопуло-Керамевс

7. Речи христолюбивому воинству Донскому архиепископ Игнатий (Семенов)

8. Библейский словарь профессор Николай Никанорович Глубоковский

9. Благонравие христиан или о том, как подобает и как не подобает поступать христианам преподобный Никодим Святогорец

10. Библейская история при свете новейших исследований и открытий. Новый Завет – Книга четвертая. Юсиф и его время профессор Александр Павлович Лопухин

Комментарии для сайта Cackle