Библиотеке требуются волонтёры

IV. О Божественном промысле

Здесь мы полагаем привести ряд примеров, ясно указывающих на действие Божия Промысла в человеческой жизни. Все построение мира (мироздание, миропорядок), все движения, все события удостоверяют наличие действенного Божия Промысла. Людям с твёрдой верой, с богомудрым рассуждением, с чистым и проницательным взглядом на мир не требуются какие-то особые и исключительные примеры, подтверждающие существование Божественного Промысла. Ощущают они себя окружёнными и пронизанными такими свидетельствами со всех сторон. Не ради них, а ради тех, у кого вера ещё слаба и шатка, приводим мы данные [ниже] примеры.

О мертвеце перед домом

Читаем мы сообщение покойного священника Лемаича об исповеди некоего осуждённого преступника (см. журнал «Малый Миссионер»). Тот рассказывал, как в своей злобе устроил дебош и испортил чью-то свадьбу. После скандала он бросился наутёк, а дядя невесты погнался за ним. Потеряв [негодяя] из вида, дядя где-то заблудился, и брат невесты, 15-летний юноша, пошёл его искать, окликая по имени. Увидев в ночной темноте фигуру [какого-то] человека, он подумал, что это его дядя. А на самом деле, это был тот [самый] бандит. «Остановись! Подожди! Вернись!» – кричал юноша. Бандит подумал, что эти слова адресованы ему, возвратился и ножом зарезал мальчика. Просидев у мёртвого тела до полуночи, он затем взял труп и отнёс его под окно дядиного дома, а окровавленный нож забросил через окошко к нему в комнату. На основании этих вещественных доказательств, дядя убитого юноши был приговорён к 10-летней каторге. А бандит продолжил умножать свои злодеяния. Но однажды ночью случилось такое: кто-то убил человека, а его труп принёс и положил под окном дома, где жил сей преступник. Наутро тело обнаружили, и злодея привели в суд. Но что удивительно – на суде он не защищал себя, но признался в этом убийстве, хотя и не был виновен. О себе он говорил так: «Если не виноват я в этом убийстве, а виноват в том – всё равно». И таким образом, был приговорён к каторжным работам.

О чудесно сохранившейся иконе Богоматери

Вот какой случай произошёл 8 марта 1898 года в городе Курске, в храме, где пострадал образ Божией Матери «Знамение». Четыре студента-революционера (дабы доказать, что святыня – якобы ничто) подложили адскую машину под самую эту икону. К счастью, взрыв произошёл ночью, когда в церкви никого не было. Земля сильно сотряслась, и было много разрушений. Двери, окна, железная решётка перед иконой, а также подсвечники и паникадила – всё разнесло вдребезги. Деревянный кивот с куполом, в котором стоял образ Пресвятой Богородицы, разлетелся на мелкие кусочки, словно его перемололи. Нетронутым осталось только одно – сама икона Божией Матери. Похожий случай с образом Пресвятой Богоматери рассказал нам и генерал Цолович. Ниже привожу его воспоминания.

Повествование об иконе на Святой Горе Афон

Генерал Цолович поведал нам следующую поучительную историю. Кто-то из солдат с Солунского фронта отправился на Святую Гору на поклонение святыням. Вернувшись, он привёз генералу небольшую деревянную икону Пресвятой Богородицы. Этим образом генерал очень дорожил. Как-то раз болгары внезапно напали на сербские части. Их артиллерийский огонь был ужасен. Генерал приказал срочно отступать. Своему ординарцу он велел быстро упаковать вещи в палатке и на телеге отвезти их в тыл. Солдат побросал всё множество вещей в большой ящик. Чего тут только не было – и посуда, и консервы, и масса других мелочей! Вместе с ними положил он в ящик ту икону. Когда телега двинулась в путь, снаряд попал прямо в ящик, а ординарец успел соскочить наземь, а затем убежал. В дальнейшем сербы оттеснили болгар и вернулись на исходные позиции. Когда нашли тот ящик, он весь обуглился от огня. И всё содержимое превратилось в золу и пепел. Но когда их разгребли, то нашли ту деревянную икону Божией Матери целой и невредимой!

Об обращении к Богу

В монастыре Тавна публично исповедался Велько Тадич из Йегинова Луга. «Не ведал я Бога. Когда служил в армии, за моё неверие соблазнила меня нечистая сила – и я украл с государственного склада несколько пар новых солдатских башмаков. Но после этого меня быстро арестовали, судили и приговорили к тюремному заключению. А когда срок окончился – отпустили домой. Так мне было стыдно из-за этого позорного поступка, что решил я свести счёты с жизнью. Выстрелил в себя из ружья – и промахнулся. Поразился я тому, как это мог я сделать промах, и пришёл к убеждению, что сохранил меня Сам Бог. Он, Создатель мой, хотел не смерти моей, а моего покаяния. Раскаялся я во всём и со слезами исповедался. Моё покаяние вернуло меня к Богу и к собственной душе. Оно стало для меня вторым рождением. Это новое рождение принесло мне свет и радость жизни. Да будет Богу слава и похвала присно и вовеки. Аминь».

Повествование о человеке, зарекшемся не чествовать память святителя Николая

Некий брат из Пожаревца чтил память святителя Николая как свою крестную славу. Даже в изгнании, на острове Корфу, не отступал он от этого правила. Когда же сербскую армию переправили на Солунский театр военных действий, то многие солдаты и далее продолжили отмечать дни своей крестной славы, а некоторые отказались от этого. Тогда-то и сей брат-пожаревлянин перестал славить своего небесного покровителя, святого Николая [Чудотворца]. Перед друзьями он оправдывался [так]: «Что мне его чествовать, если он мне не помогает? Когда вернусь домой, то буду славить святого, который приведёт меня домой в свободную страну, того, чья память придётся на дату моего возвращения». В 1918 году наша армия перешла в наступление, и ещё до зимы солдаты вернулись на родину. Прибыл в родной дом и тот брат из Пожаревца. Запамятовал он считать дни и вообще перестал думать о времени. Но когда ночью переступил порог родного дома, то увидел, что перед иконами горит праздничная свеча. «Что это?» – спросил он жену. «Да наш святитель Николай, – ответила она. – Разве не знаешь, что завтра его память?» Сильно удивлённый брат-пожаревлянин устыдился, что не отмечал день святителя Николая на фронте. И убедился в том, что жив Господь и что святой Николай [угодник] тоже жив – и что всегда и всюду надо праздновать [в серб. букв.: соблюдать. – Пер.] свою крестную славу.

Поколебавшийся, а затем утвердившийся в вере

Как необычна и драматична жизнь каждого человека, мужественно борющегося за свою душу. Монах Пахомий из обители Пресвятой Богородицы в Сливнице (Преспа) рассказал нам о том, как жил с самого детства. Его мать осталась вдовой, а он мальчиком ходил в храм и любил Церковь. Кто-то посоветовал ему лучше заняться ремеслом, чем учиться в школе, потому что людей образованных, дескать, и так много. И он стал помогать в лавке у одного католика, который вообще ни во что не верил. Люди, с которыми ему приходилось непосредственно общаться, утвердили юношу в неверии. Они говорили ему: «У тебя своя торговля, а у попов – своя! Вот и вся вера». И он им доверился. И четыре года ни в храм не ходил, ни Богу не молился. Как-то раз, придя домой, застал он какого-то сектанта-баптиста, беседующего с его матерью о вере. Уходя, тот оставил Библию – мол, читайте! Принялся юноша читать, и чем больше углублялся в текст, тем сильнее пламенело в нём сердце, вещая ему, что всё это – живая правда. Вскоре опять пришёл тот баптист, чтобы завлечь его в свою секту, но юноша опомнился и отверг его притязания. «Любовь у нас крепче, чем у православных», – сказал ему сектант. «А если так, то почему не причащаетесь вы из одной чаши, но каждый – из своей отдельной чаши?» – прямо спросил его юноша. Когда сектант приглашал его креститься, он ответил, что уже однажды крещён.

О болезни как средстве духовного оздоровления

Тот самый монах Пахомий рассказал нам, что вскоре после случившегося он ослеп. Прилёг на кровать. Когда лежал, зрение к нему вернулось, но лишь попытался встать – свет очей опять угас. Он надолго слёг в постель. Ослаб и исхудал. Родственники ухаживали за ним небрежно. Тогда возопил он к Богу, чтобы Господь вернул ему здоровье, и обещал посвятить Ему всю оставшуюся жизнь. «Всего себя отдам я Тебе, Боже!» – сказал он, хотя, как признаётся, в ту пору ещё не ведал, что это значит. Но как бы то ни было, Бог вернул ему здоровье. После этого пришёл он к некоему священнику за советом. В частности, сообщил ему, что Бог возвратил ему здоровье, и теперь не знает он, какую жертву должен принести. Священник посоветовал ему отнести милостыню в какой-нибудь монастырь. Купил юноша елея и свечей и отправился в монастырь Хóпово. Но заблудился и долго проплутал. Однако, наконец, вышел из леса к обители Рéмета. Когда передавал он своё приношение, монахи сказали ему, что как раз в этом терпели они тогда оскудение. Настоятелем был русский. После длительной беседы с юношей он сказал ему: «Почему ты всецело не посвятишь себя Богу? Почему всего себя не предашь Господу?» То есть повторил те самые слова, которые юноша изрёк некогда в молитве к Богу, когда просил здоровья и дал подобный обет! Это и определило выбор Николы (так его звали в миру), и он поступил в обитель и стал монахом.

О действии Божия Промысла

В житии блаженного Иеронима мы читаем о случае, который привёл сего великого мужа в Христову веру. Иероним был язычником и не думал менять веру. Он хотел стать адвокатом и с этим намерением отправился в дорогу из Аквилеи в Галлию, в городок Трев. Перед отъездом из Аквилеи его товарищ Руфин (который уже был крещён) попросил его приобрести в Галлии две книги знаменитого богослова, святителя Илария Пиктавийского: Толкование псалмов и Книгу о Соборах. Иероним купил этим книги для своего друга. Начал их читать – и настолько воодушевился изложенным там христианским учением, что переписал для себя обе книги и решил креститься. И действительно, возвратившись из Галлии, Иероним принял крещение.

О кончине в день любимых святых

Святой царь Константин изрядно ревновал по истинному учению о Святой Троице. И упокоился в день Святой Троицы в 337 году.

Святой Климент Охридский сильно любил святого великомученика Пантелеимона. Даже построил ему храм в Охриде. И что удивительно – преставился святой Климент как раз в день памяти святого Пантелеимона, 27 июля (по православному календарю).

В монастыре святого Иоанн-Владимира [князя Сербского] показывают гробницу некоего Бóшковича, православного прихожанина из Скáдара. Сей Бошкович долго страдал каким-то тяжким недугом и не мог излечиться ни одним из земных снадобий. Посоветовали ему отправиться к мощам святого Владимира (его память совершается 22 мая), ибо он великий чудотворец и непременно поможет. И действительно, святой князь ему помог: Бошкович полностью выздоровел. Тогда решил он ежегодно ездить в монастырь святого Владимира на престольный праздник. Что и делал постоянно. Наконец, в старости захотел он и умереть в самый день памяти Святого, и Бог дал ему это. В тот год, прибыв в обитель на праздник, Бошкович до полудня прислуживал за монастырской трапезой, а после полудня упокоился в Господе.

О том, как один врач стал набожным

Поведал нам один доктор из Али-бунара о том, как Божиим Промыслом стал он набожным и принял веру как бесценный дар. Никогда, как признавался, он не постился. Попоститься хотя бы один день ему и в голову не приходило. Но случилось так, что однажды в пятницу упал он и сломал руку. Едва вправил и вылечил руку, как – опять в пятницу – снова упал и сломал ногу. Не успела эта беда миновать, как вновь – именно в пятницу – ударила его ветка в лесу и повредила глаза. Затем в пятницу у него заболел голова. Спустя некоторое время – и снова в пятницу – поразила его какая-то лихорадка. И так, в конце концов принялся он размышлять о том, отчего все эти злоключения бывают с ним по пятницам. Когда спросил он об этом свою мать, та сразу же ему ответила, что всё это наверняка оттого, что в пятницу он не постится. И тогда доктор начал регулярно поститься каждую пятницу. Затем к его посту добавилась и среда. Вскоре после этого стал он ходить в храм на богослужение. Потом засел за благочестивые книги. И в завершение вступил в Христианский Союз и, оказавшись среди самых набожных людей в родном краю, стал открыто проповедовать Божию веру как нечто необходимое и спасительное.

Решение вопроса с помощью Евангелия

Милка Шéчерова из Санада, [что] в [области] Банат, рассказывала во время нашего путешествия на Святую Землю, кáк получила он разрешение от матери на паломническую поездку. Милка – вдова, и у неё есть маленький сын. Из её семьи никто никогда не ездил в Иерусалим. А она очень хотела побывать там. Однажды в храме Милка услышала священника, объявившего, что в 1930 году будет организована паломническая поездка на Святую Землю. Возгорелось её сердце желанием отправиться туда. Вернувшись из храма домой, Милка сказала матери, что хочет ехать в Иерусалим. «А как же ребёнок?» – спросила её мать. Милка задумалась, а затем пошла к священнику и поинтересовалась, может ли она взять с собой в дорогу трёхлетнего сына. Священник ответил, что это очень рискованно, так как путь далёк и труден. Возвратилась Милка домой в печали и снова начала разговор с матерью об этой поездке; просила она мать позаботиться о дитяти до её возвращения. Мать опасалась такой ответственности и отказывалась. Тогда Милка взяла Евангелие и сказала матери: «Посмотрим, какова воля Божия!» Помолившись кратко про себя, открыла она Евангелие. И сразу же её взор пал на следующие слова, которые громко прочитала она пред матерью: Кто примет одно такое дитя во имя Мое, тот Меня принимает (Мф. 18:5). Мать, услышав эти слова как бы из уст Самого Христа, устрашилась и тотчас сказала, что [она] будет оберегать ребёнка, а Милка пусть едет на Святую Землю. Так Евангелие решило это дело.

О человеке, ненавидевшем монастыри

Во время [Первой] мировой войны один наш чиновник как беженец встретился во Франции с каким-то монахом, тоже беженцем. Монах в крайней нужде взял взаймы у чиновника несколько золотых монет. По окончании войны и чиновник, и монах живыми вернулись на родину. Тот монах никак не хотел возвратить долг чиновнику, отчего сей последний ужасно возненавидел всех монахов и все монастыри. Но случилось [так], что спустя некоторое время здоровье чиновника пошатнулось и врачи порекомендовали ему лечение на Овчарских водах. Старый и больной чиновник был вынужден жить в монастыре, чтó поначалу было ему вовсе не по душе. Однако вежливость и доброта настоятеля обители покорили его и пробудили в нём уважение к инокам и монастырям. По Божию Промыслу, сей чиновник скончался в том монастыре во время курортного лечения. Жена похоронила его близ обители, намереваясь вскорости перевезти его останки в Белград, в фамильный склеп. Когда она уже всё подготовила к транспортировке гроба, то увидела во сне своего мужа, приказавшего ей ни в коем случае не уносить его от стен обители. «Оставь меня здесь, где я лежу, – сказал он ей. – Ведь это святое место».

Повесть о том, как священник спасся от гибели

Протоиерей Данило Шиляк из Приеполья поведал нам удивительную историю о том, как однажды малое зло избавило его от зла большого. «Мой родственник, – рассказывал отец Данило, – священник Игнатий Шиляк, иногда заходил в трактир и любил выпить. Дело было в Плевле. В 1921 году, накануне дня святого апостола Фомы, в городе была ярмарка. Меня пригласили в село Милошичи к одному прихожанину на крестную славу. Из Плевле мне надо было выехать во второй половине дня. Однако на торговой площади встретил меня отец Игнатий, с которым я редко общался, а уж тем более в трактир с ним никогда не ходил. А он именно туда меня и пригласил. И сам не ведаю, как я с ним пошёл. Пристал он ко мне – давай, мол, пить вино. Любил он это занятие. Начали мы пить, и продолжилось это до самой ночи. Встали мы [из-за стола], разгорячённые вином, и разошлось восвояси. Придя домой, начал я собираться в дорогу, чтобы ехать ночью, а утром уже быть в доме прихожанина, праздновавшего крестную славу. Но моя мать решительно возражала против моей ночной поездки, и я лёг спать. А назавтра, в день святого Фомы, донеслась до нас недобрая весть, что известный разбойник Хусейн Бошкович останавливал путников, возвращавшихся с ярмарки, грабил и отнимал деньги и все купленные вещи и всё расспрашивал обо мне. И вот [выходит], если б отец Игнатий и его трактир меня не задержали, то я бы [, несомненно,] погиб!»

История с найденным полтинником

В книге о д-ре Джоне Мотте напечатано письмо русского студента о необычном событии, происшедшем с ним в то время, когда д-р Мотт посещал Россию. Вот содержание письма: «Хотел я приехать на лекции г-на Мотта, однако моя бедность никак этого не допускала. Хотя цена входного билета была невысокой, всё-таки для меня это было недоступно. Не было у меня денег даже хлеба купить, не говоря уже о том, чтобы оплатить входной билет на лекции. Но Провидение помогло мне услышать из уст г-на Мотта [его суждения] об истине. «Духовная и моральная немощь», – повторял я, читая программу лекций в витрине книжного магазина. Настолько погрузился я в свои думы, что склонил голову к земле – и нá тебе! У моих ног, в гуще талого грязного снега, сверкал полтинник. Сперва мне показалось, что у меня обман зрения – но нет, это самая настоящая монета! Обрадовался я и тут же решил накупить хлеба, но вдруг пришла мне на память евангельская мысль: Не хлебом единым будет жить человек (Мф. 4:4). Вошёл я в кассу и купил четыре входных билета на четыре лекции. Потратил я на это 45 копеек, а на остальные 5 копеек купил хлеба. Это случившееся со мной необычайное происшествие настолько меня взбудоражило, что решил я оставить все земные заботы и всего себя, душой и телом, посвятить на служение Христу».

Повествование о жребии

В житии святого Тихона Задонского (он почил 13 августа 1783 года) сказано, как таинственным Промыслом святитель был избран во епископа. В тот день, когда в Санкт-Петербурге Священный Синод выбирал епископа на Воронежскую кафедру, архимандрит Тихон служил Литургию в Твери. Была архиерейская служба. Но когда архимандрит подошёл к проскомидийному столику и сказал епископу Афанасию: «Помяни мя, Владыко святый», – архиерей помянул его словами: «Епископство твое да помянет Господь Бог!» Но тут же, опомнившись и видя, что обмолвился, добавил: «Дай вам Бог быть епископом!» А между тем в Священном Синоде бросали жребий. Всего было семь кандидатов. Но вдруг митрополит сказал: «Давайте включим [в число кандидатов] и тверского ректора, архимандрита Тихона». Другие члены Синода поначалу возражали, мотивируя это тем, что [архимандрит] Тихон ещё слишком молод. Но всё-таки согласились и вписали его имя в качестве восьмого кандидата. Трижды тянули жребий – и три раза выпадало имя архимандрита Тихона. Не есть ли это прямое действие Промысла Судьбодавца Господа? Именно его в тот день архиерей на богослужении как бы случайно назвал епископом и [именно] его имя как бы между делом попало на восьмое место – и как раз на это имя трижды указал жребий!

Священное писание не сгорело в огне

В селе Орашье, что в Моравской бановине [губернии. – Пер.] одному юноше, внимательно читавшему Священное Писание и старавшемуся соблюдать закон Божий, отец строго воспрещал идти по пути благочестия. Пылая ненавистью к набожности, он однажды собрал всю его духовную литературу, включая и наш общественный листок, и бросил в огонь, полагая тем самым отвратить сына от Бога. [После этого,] в марте, он нашёл у него и Священное Писание и бросил его в раскалённую кухонную плиту. Прошло десять дней. Плиту каждый день зажигали, пекли в ней хлеб, готовили на ней пищу и т.д. На одиннадцатый день сноха того юноши, очищая плиту от сажи, вынула из неё [книгу] Священного Писания, которая не сгорела, а лишь немного опалилась, и её вполне можно было читать. Бог захотел и видимым образом удостоверить, что Его святое слово никто не способен подавить и истребить.

Бачина, Божин Ракич («Христианский Союз» – Крагуевац), №6, июнь 1932, с. 12–13.

Библия и Промысл

Библия, или Божие Священное Писание, – это от начала [и] до конца книга Божия Промысла. И если бы нам захотелось привести примеры Божия Промысла из этой книги, то мы должны были бы переписать её от корки до корки. А насколько ясны и поразительны действия Божия Промышления! Не знает человек, чему больше дивиться: Божию ли Промыслу при сотворении мира, или в руководстве народов через историю, или в искуплении людского рода, или же Божию попечению о самых мелких делах и событиях. Поистине Библия – это наиболее красноречивое свидетельство «перста» Божия в судьбах людей и народов, в бытии и движении природы, в драматичных завязках и развязках событий и обстоятельств. Зримое Божие присутствие всюду налицо: чему-то Господь помогает, от чего-то отвращает, кого-то одобряет, а кого-то наказывает и осуждает. Это наглядно проявляется как в Ветхом, так и в Новом Завете. Везде Бог, и всюду Божие Действие. Разница лишь в том, что в Ветхом Завете проречён, предусмотрен (пред-ýзрен) и предызображён Тот, Кто в Новом Завете явился во плоти, среди людей. Тот, Чьё имя Еммануил.

Еммануил! С нами Бог!


Источник: Перевод с сербского Сергея Фонова.

Комментарии для сайта Cackle