святитель Николай Сербский (Велимирович)

Ношение креста

Почему сейчас в нашей стране измученной столько самоубийств? Почему их не было тогда, когда она была покрыта многовековой тьмой рабства и кровью? Это позор для нашей страны и народа. Это нельзя оправдать ничем, для самоубийства нет оправдания. Один известный профессор недавно через прессу обратился к иерархам Православной Церкви с вопросом – почему Церковь так строга к самоубийцам и не позволяет даже отпевать и хоронить их, как других людей? Он спросил так, как будто был на стороне тех, кто защищает самоубийц. Церковь не может согласиться с этим, ибо Господь больше смотрит на сердце, чем на тело. Если один человек убьет другого в гневе, или от зависти, или еще из каких-то побуждений и будет приговорен к заключению, то он горько раскается. Думаю, что в 99 случаях убийцы раскаиваются в совершенных убийствах и многолетним покаянием и страданием омывают свой грех.

Убийца покушается на человека, а самоубийца покушается на Самого Бога Творца, он ненавидит жизнь, презирает ее Творца. Поэтому Церковь считает самоубийство более тяжким грехом, чем убийство. Я говорю это для того, чтобы не упала тень на тот народ, который переносил и многие более тяжкие испытания, и бремена на протяжении своей истории, и не помышлял о самоубийстве. Во времена турецких султанов в сербском народе не было самоубийств. Когда остался один единственный монах во всем скопском крае, народ приходил к нему и звал его: «Помилуй, святый отче, вот пришли к тебе дети и новобрачные!» И он без требника и книг отвечал им: «Да будут крещены рожденные во имя Отца, и Сына, и Святого Духа, аминь!» И даже тогда не было самоубийств в сербском народе. Во времена нашествий султанов на Черногорию не было там ни одного самоубийства. И почему самоубийства происходят сейчас, когда наш национальный идеал достиг такой вершины, и мы такими жертвами и кровью оплатили свою свободу? Почему люди стали убивать себя? Почему не хотят нести свой крест? Почему каждый хочет изменить свой крест и взять чужой? Но не дается ему. Ибо Господь каждому идущему по Крестному полю определил свой крест. Он знает, для чего Он дал именно такой крест каждому, знает и то, заменит ли его, и нужно ли его менять. Он хочет, чтобы Его Воля была, а не наша, по молитве: «Отче наш... да будет воля Твоя... Пусть мы умрем под тяжестью креста, да будет воля Твоя. Пусть распнут меня на этом кресте, да будет воля Твоя, ибо грешна моя воля, а Твоя – свята!»

Представьте себе, если бы звезды, как люди, имели волю, и каждая бы старалась двигаться по собственной воле. На что был бы похож золотой Рай, простирающийся над нашими главами? Думаю, что в один миг все бы разлетелось в осколки. Но всем механизмом вселенной управляет одна Высшая Воля. Что бы было, если бы каждый взял крест по своей воле и оставил свой? Наступил бы хаос, ибо нет сомнения в том, что в жизни общества должен существовать порядок, не видимый порядок, который царит в движении звезд, но порядок внутренний, в наших душах, который всем управляет и все регулирует. Потому не нужно стремиться к тому, чтобы человек мог снять свой крест и искать другого, ибо без своего креста никто не может пройти по этому Крестному полю. Это жизнь, и мы здесь не для наслаждения и удовольствия, наслаждение – второстепенный предмет и никак не цель жизни. За пределами Крестного поля начинается Жизнь Вечная, Царство Божие. Наш народ хорошо это понимает. И звенит народная песня о грусти, страдании и радости и счастье, но крест с себя не слагает. Он знает, что должен нести крест. Почему образованные люди не понимают, как умен простой народ? Почему европейская и наша интеллигенция не несет терпеливо своего креста? Разве не было бы тогда между всеми и между нами, и здесь, в Белграде, больше порядка, мира и радости?


Источник: Творите дела правды: проповеди / святитель Николай Сербский (Велимирович). – М.: Сибирская Благозвонница, 2010. – 365, [3] с.

Комментарии для сайта Cackle