архиепископ Никон (Рождественский)

145. Тоже «русские» патриоты!

Думаю, не я один, а многие старые люди в наше странное время нередко задают себе вопрос относительно некоторых явлений в общественной жизни: что это – сон или действи­тельность? Нормальное явление или бред расстроенного воображения?.. С первого взгляда как будто дело самое обыкновенное, даже симпатичное, а как приглядишься к нему, то и становишься в тупик: так оно противоречит всем правилам нашей русской логики. Я при­веду здесь один документ, рассылаемый всем видным государственным и общественным деятелям, и затем, поименовав рассылающих, попрошу читателей решить: что это такое?..

Вот этот документ:

“К празднованию трехсотлетия царствования Дома Романовых и Отечественной войны 1812 года”. По сторонам заголовка два портрета: Барклая де Толли и Голенищева-Кутузова, ниже цинкография с картины Верещагина: “Наполеон на Бородинских высотах”, а далее следует приглашение:

“Настоящим позволяем себе пригласить вас принять участие в предположенном поздравлении Его Императорского Величества Государя Императора по случаю 300-летнего юбилея Царствующего Дома Романовых. По поводу это о радостного для Императорского Дома и народа события, возникла мысль о поднесении Его Императорскому Величеству роскошного альбома с портретами всех современных деятелей России, в котором и вы имеете полное право занять место среди ваших достойных сотоварищей, заслуги коих признаны Государем Императором и родиной.

С этой целью покорнейше просим вас не отказать в своевременной присылке вашей фотографической карточки, если возможно, то с обратной почтой, самое же позднее к 15 августа с. г.

Отсутствие вашего портрета очень опечалило бы нижеподписавшихся, а еще больше ваших уважаемых сослуживцев, школьных товарищей, друзей детства и знакомых.

Обращая ваше внимание на помещенные на обороте сего строки, честь имеем быть с совершенным почтением, д-р философии И. Симонсен”.

А “на обороте сего” следует довольно обширное рассуждение о том, что “сердце народ­ное не может не стремиться выразить свое радостное участие (в) этом торжественном собы­тии, и, согласно своей природе и своему обычаю (?), народ предпочел бы, быть может, выра­зить свою радость в шумных празднествах; с другой стороны, Царствующий Дом и Его народ чувствуют себя настолько связанными узами верности и любви, что едва ли в данном случае нуждаются в блеске показной торжественности».

Из этого рассуждения видно, что авторам приглашения как будто нежелательны проявления народной любви к Царю своему в “шумных торжествах”, что они озабочены заме­нить эти торжества чем-то иным. “Вследствие этого, – говорят они, – некоторые лица из образованных слоев общества, (список коих, по-видимому, и приводится ниже), принялись за поиски (sic!) более подходящей, скромной, но красноречивой формы выражения своих чувств исконной любви к обожаемому всеми Монарху и Его Дому”.

“Форма эта найдена!” – восклицают пригласители – “Предположено от имени народа торжественно поднести Государю Императору, неусыпному блюстителю блага нашего оте­чества, в великую и славную для Дома Его годовщину, 21 февраля 1913 года, большой рос­кошный альбом, художественно исполненный, заключающий в себе фотографические порт­реты современных представителей духовной и материальной культуры России. Оказанное поднесением этим Государю лучшими сынами народа Его (читай ниже список инициаторов альбома) благоговейное уважение, несомненно, вызовет в сердце Его чувство глубокого удовлетворения скорее, нежели всякие, предпринятые с этою же целью, шумные всенародные торжества и увеселения”.

Авторы, как видите, заранее читают в сердце Царском, что шумные народные выражения любви в торжествах Царю не будут Ему столь приятны, как изобретенный ими альбом, который они называют “национальным”, и который, по их уверению, будет иметь “громад­ный интерес и величайшее значение для настоящего и будущего, как в общеисторическом, так и в биографическом отношении!..

Кто же инициаторы этого предприятия? Кто “от имени народа” (не сказано: какого, но надо думать Русского?) будет подносить этот альбом Государю Императору?

Словом, кто эти сердцеведы, которые заранее знают, уверены, что этот подарок будет Государю приятнее всяких народных восторгов, народных торжеств?

Приходится просить у читателя терпения, чтобы прочитать фамилии этих “русских” людей, которые привожу целиком, для большей убедительности в их “русском” происхож­дении. Боюсь только, чтобы кто-либо не сломал язык об эти фамилии якобы русских людей.

“Мы, нижеподписавшиеся, обращаемся к вам с покорнейшею просьбой не задерживать присылку фотографий. Р. Бауман, секретарь Кабинета Государя. Барон Кейннерид, Обер-Гофмаршал. Ботмер, Дворцовый Комендант. Граф Берген, Министр Внутренних дел. Др. Эргардт, Лейб-медик, Канцлер. Др. Плеве, Председатель Обер-ландгерихта. Граф Др. Матушка, Советник Обер-ландгерихта. Др. Кле, Прокурор. Др. Михель, профессор универ­ситета. Барон Дернберг, предводитель дворянства. Князь Липпе, Императ. Легацион. Совет­ник. Др. Браск, Епископ. Е. Биндгорст, протоиерей. Др. Брюксель, генерал-суперинтендант. С. Гроссгейм, главный врачебн. инсп. Гросскурт, член военнаго совета. Барон Динклаге Камие, генерал-лейтенант. Крозигк-Мербиц, генерал-майор. Л. Молинеус, коммерции совет­ник. Барон Люттвиц, генерал-лейтенант. Дуляц, генерал от артиллерии. Фон Брюзевиц, гене­рал-майор. Вернер, контр-адмирал. Нитек, капитан I ранга. Дитмар, капитан II ранга. И. Пинтш, инженер. Клейн, действ. тайн. сов. Шредер, главный интендант. Штульфельд, опер­ный певец. Махенс, градоначальник (?). Гаген, прокурор, тайн. советник. Фольрен, присяж­ный поверенный. Гейнель Зиген, профессор академии. Е. Ауэрбах, присяжный поверенный. Уонен, кассир Государст. Банка. Р. Висскот, банкир”.

Уф! Устал, перечисляя этих “русских” людей!.. А вы, читатель, едва ли имели терпение произнести вслух все эти имена.

Что же это такое? Сонный бред или действительность? Какой-то граф Берген – министр внутренних дел. Да позвольте: у нас, кажется, министр не Берген, а самый настоящий русский человек, почтеннейший А. А. Макаров? Какого же это государства министр? “Обер-ландгерихт”. Да у нас, слава Богу, такого учреждения еще не бывало. Правда, есть немало очень почтенных генералов, носящих иностранные фамилии, но не верится, чтоб они дали свою подпись на таком документе.

Ни одного русского имени! Одно, впрочем, будто звучит по-русски: “др. Матушка”, ну, да это, конечно, случайное, скажу больше – несчастное для сего доктора совпадение русских звуков с его фамилией.

Вы, конечно, догадались, что все эти имена – чухонския, что вся эта затея – проделка финнов, что эти господа собирались ни больше, ни меньше как подделать депутацию от имени Русского народа, если только вся эта затея не есть... злая анкета – узнать, сколько на Святой Руси (слово это в приглашении имеется) таких недоумков, которые пойдут на удочку гг. Микелей и компании... и пожелают поставить свои портреты рядом с ними. Уж слишком подчеркнуто тут полное отсутствие русского духа: будто, в самом деле, во всем Петербурге не нашлось ни одного русского человека, который пожелал бы присоединиться к такому, по-видимому, нехудому начинанию! Очевидно, финны не подпустили ни одного русского к инициативе дела: если хочешь – присылай свой портрет и свои деньги, а распоряжаться будем мы, мы за тебя Царю альбом поднесем. Как будто не Финляндия присоединена к России, а великая Россия покорена Финляндией.

Когда я показывал приглашение русским людям, то от многих слышал негодующий возглас: “Да это насмешка над нами!”

А как думаете, читатель: ведь, найдутся “русские” люди, которые и 20 рублей пошлют, и примут эту затею чухонскую за дело почетное и еще – чего доброго! – поблагодарят чухон, что изобрели такую “скромную форму выражения своих чувств исконной любви к Госу­дарю”.

Подумаешь, ну и времена же мы переживаем! Все перепуталось, перемешалось: над нами прямо издеваются, а мы молчим да утираемся.

Сей дневник был уже набран, когда мне сказали, что вся эта история есть простое мошенничество аферистов, что финны тут ни при чем, да и никакого альбома никто не думал издавать, а просто мошенники придумали способ карманы доверчивых людей опустошать.

В наше время все может быть. Но вот что заставляет задуматься: первое, почему эти мошенники набрали столько фамилий финских, именно финских, и ни одной русской не выдумали? Второе: почему настоящие-то финны решительно не протестовали против такой на них клеветы, тем более, что в дело впутаны имена действительно существующих людей, стало быть уж не вымышленные, вот им-то и следовало бы громко протестовать против мошенничества? Невольно думается: а не было ли тут чего-нибудь побольше, чем простое мошенничество, да только сорвалось, и пришлось все прикрыть, ссылаясь на мошенников?..


Источник: Мои дневники / архиеп. Никон. - Сергиев Посад : Тип. Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, 1914-. / Вып. 3. 1912 г. - 1915. - 190 с. - (Из "Троицкого Слова" : № 101-150).

Комментарии для сайта Cackle