архиепископ Никон (Рождественский)

150. Помним ли мы великий урок 1812 года?

С нами Бог! – ликуя, воспевает святая Церковь, прославляя Бога, явльшегося плотью и яко Отроча младо пеленами повиваемого. С нами Бог! – вместе с Церковью торже­ственно восклицает стомиллионный православный Русский народ, благодарственно воспо­миная избавление Церкви и державы Российской от нашествия галлов и с ними двадесяти языков.

Да, Церковь на Руси всегда была нераздельна с Русью: когда страдал и страдает Русский народ, – с ним болела и болеет сердцем и Церковь, как нежно любящая мать; на ее груди отдыхала душа народная во дни великих бедствий; она утешала его в невыносимых скорбях; она предстательствовала за него пред Богом, испрашивая ему прощения и оставления грехов и отводя грозную, карающую руку Божию во дни великих испытаний. За то и радовалась она радостями народа, как счастливая мать, радовалась и учила народ радоваться радостью о Господе, всё радости достойное, приписывая единому Богу-Милостивцу и влагая в уста народа слова Песнопевца: не нам, Господи, не нам, а имени Твоему даждь славу!

Трогательны восторженные песни, коими в день Рождества Христова святая Церковь прославляет Господа за спасение России от нашествия великого корсиканца – завоевателя всего мира. Трогательна и поучительна молитва Церкви, коленопреклонно чтомая в заклю­чении молебна в этот день. Необычна эта вечная память Императору Александру Первому среди светлого торжества великого праздника Христова.

Слава в вышних Богу и на земли мир. Как благоприлична эта ангельская песнь при воспоминании о конце великой брани за Царя – любимца всего народа Русского! Слава богу, ибо Агнец Вифлеемск, льва и змия нами поправ, миру мир дарова. Велики скорби, тяжелы подвиги, понесенные народом Русским в эту великую годину испытаний, но Богу было бла­гоугодно соделать нас орудиями низложения и покорения жестокого врага веры христиан­ской, хитрого и гениального в своем деле воинском, врага всех народов земных; Богу было угодно, чтобы к великому празднику мира, воспетого Ангелами, не осталось ни одного врага на Русской земле: тем со Ангелы Младенцу миродержавному боголепну славу принесем: слава в вышних Богу, и на земли мир, в человецех благоволение!

А когда вспомнишь все грехи народные, коими Русь прогневала Божие правосудие в те времена, когда вспомнишь, что Господь не по беззакониям нашим сотворил есть нам, ни же по грехом нашим воздал есть нам, но и в годину искушения, пришедшую не на нас одних, но на всю вселенную, избавил нас и внегда обышедше обыдоша нас врази наши, явил есть нам спасение Свое: мало сего – нас же соделал орудием избавления всех народов, покоренных врагом нашим и, из повиновения ему, воевавших против нас – когда вспомнишь все сии милости Божии, то как не повергнуться во прах пред священными яслями Богомладенца с сердечным умилением, как не воскликнуть: видехом, Господи, видехом, и не мы одни, но вси язы́цы видеша в нас, все народы были свидетелями тому, все видели, яко Ты еси Бог и несть разве Тебе: Ты убиеши и паки жити сотвориши, Ты поразиши и исцелиши, и несть иже измет от руку Твоею!.. Благодарим Тя, Господи, яко наказуя наказал еси ны вмале, да не смерти во веки предаси нас!.. О, премилосердый Господи! Пробави, продли милость Твою ведущим Тя! Но и неимущим Тебе явлен буди!..

Минуло ровно сто лет с того дня, как Русь торжествовала и благодарила Господа за спасение свое. В могилу сошли все свидетели сего торжества. Немного осталось и детей их, которые внимали их сказаниям, проникнутым великим умилением сердечным, великою к Богу-Благодетелю благодарностью. И вот мы, внуки и правнуки их, спустя сто лет перено­симся мыслию к их подвигам, вспоминаем милости Божии... и как хотелось бы спросить свою совесть: а поняли ли мы великий урок, данный нам Провидением Божиим в истории наших дедов и прадедов? Прислушаемся к словам молитвы, составленной великим святи­телем Филаретом, на молебне в праздник Рождества Христова:

Ты глаголал еси, Господи, древле сыном Израилевым, яко аще не послушают гласа Твоего хранити и творити вся заповеди Твоя, наведаши на них язык безстуден лицем, иже сокру­шит их в градех их, дóндеже разорятся стены их, и мы видехом, яко прииде глагол страш­ный сей на ня и на отцы наша. Обаче прещения Твоего не убоявшеся, и о милосердии Твоем вознерадивше, оставихом путь правды Твоея и ходихом в волях сердец наших... еще же и отеческая предания ни во чтоже вменивше, прогневахом Тя о чуждих. ихже ради и нас объят лютое обстояние, и о ихже ревновахом наставлениих, сих врагов имеяхом буих и зверонравных.

Вдумаемся в эти слова, особенно в последние слова богомудрого святителя, нашего русского златословесного учителя: о ихже ревновахом наставлениих, у кого ревностно, как школьники, перенимали все худое, сих врагов имеяхом буих и зверонравных. те самые, у которых мы заимствовали разные безбожные учения – они-то и явились нашими лютыми, жесточайшими врагами. Воистину, чем согрешили наши предки, тем и были наказаны! В конце восемнадцатого столетия русские люди сильно увлекались безбожными учениями, коими была уже тогда заражена Франция, и вот за это увлечение последовало Божие попу­щение: наши же учители, французы, сами того не сознавая, явились как бы бичом Божиим к вразумлению наших предков. Счастливы эти предки наши, что поняли ниспосланный им урок и, хотя тяжкою ценою, но все же искупили свой грех, смыли его слезами покаяния и были помилованы милосердием Господа. Исповедуя сию милость Божию, они, в умилении сердца, взывали: посетив жезлом неправды наша, якоже щедрит отец сыны, ущедрил еси нас, Господи! Но урок, данный отцам, не должны забывать и дети, и внуки, и правнуки, до последнего рода, если не хотят, чтобы этот грозный урок повторился на них самих. А мы – помним ли мы этот урок?..

Не в такой светлый, радостный праздник говорить бы о печальных явлениях нашей русской жизни, но что же делать? Ведь если мы, пастыри будем молчать об этом, то – камни возопиют! Увлечение наших предков вольнодумством, вольтерьянством, масонством ХVIII века можно бы называть детскими шалостями в сравнении с тем, что творится теперь у нас на Руси! Тогдашнее безбожие проистекало больше из легкомыслия, из тайного желания как-нибудь успокоить совесть, которая протестовала против грехов плоти. Нынешнее безбо­жие есть какая-то бессмысленная вражда на Бога, выражающаяся в страшных кощунствах; тогдашние пороки были общечеловеческие. Нынешние носят характер извращенности, про­тивоестественности; тогда простой народ грешил, но грех грехом называл, а ныне и дере­венские парни, начитавшиеся иудейских “Копеек”, хвалятся своими вопиющими беззакони­ями как славными подвигами. Понятия извратились, совесть убита, люди становятся хуже диких зверей. Страшно становится жить на свете! Боишься громов небесных, которые вот- вот возгремят над грешною землей.

А в небесах пока еще слышится сладостная песнь небожителей: Слава в вышних Богу и на земли мир. А в пещере Вифлеемской еще возлежит Божественное Отроча и с такою любовью улыбается Своей Пречистой Деве – Матери.

Мати Божия, Заступница усердная рода грешного! Не имеем мы сами никакого дерзно­вения к Сыну и Богу Твоему: Ты помолись о нас, Ты смилуйся над немощью нашей духов­ной, Ты покрой нас теми пеленами, которыми повивала Ты Свое Дитя Божественное, да воз­зрит Он и на нас с благоволением и мир Его премирный да снидет в наши немирные сердца, и да согреет их любовью к Себе, да и мы с дерзновением святым воспоем с небесными пев­цами: слава в вышних Богу, и на земли мир, в человецех благоволение!

Блестки и изгарь

Наша современность так полна всяких неожиданностей, несообразностей, иногда прямо нелепостей, что дня не проходит, чтоб не наткнуться на такие явления, которые вызы­вают в душе чувства удивления, протеста, негодования. Редко-редко, будто золотая бле­сточка в куче мусора, мелькнет отрадное явление, и как рад бываешь отметить его! Доселе я это и делал, и буду делать, по мере сил, в своих дневниках, откликаясь на более или менее крупные факты того или другого рода. Но не всегда есть время и возможность делать это сколько-нибудь обстоятельно по каждому, обратившему на себя внимание случаю. А отметить этот случай, хотя краткой заметкой, стоит. И вот, мне припомнились в “Домаш­ней Беседе” 1860–70-х годов “Блестки и изгарь” покойного борца за идеалы Православия В. И. Аскоченского, и явилась мысль: не открыть ли и мне в своих дневниках страничку для подобных летучих заметок на злободневные вопросы текущей церковной и общественной жизни и литературы, да и под тем же заглавием: зачем придумывать новое, когда есть старое хорошее? В сущности, это будет продолжение тех же “Моих дневников”, но в более кратких статейках, когда нет времени писать большую статью. Надеюсь, мне помогут в этом и мои читатели. Лучше хоть маленький отклик, чем равнодушное молчание. А иногда, Бог даст, можно будет отметить и хотя малую некую блесточку добра: ведь если бы на земле вовсе не было добра, то и мир потерял бы весь смысл своего бытия. Итак, благослови, Господи!

I

Было время, когда преимущественным чтением русского народа служили такие духовно-назидательные книги, как Четьи-Минеи, Прологи, Патерики и отдельные жития святых. В этих житийных сказаниях наш благочестивый народ видел не только то, что нужно делать для получения вечной жизни и спасения, узнавал не только учение веры и нравственности христианской, но видел также и то, как нужно жить по заповедям Христовым, как следует прилагать нравственные и вероучительные истины христианства к жизни.

Исконная любовь нашего народа к житейным повествованиям начинает, по-видимому, в последнее время ослабевать под влиянием все шире и шире распространяющейся светской литературы, часто довольно сомнительного свойства, особенно со времени так называемых “свобод”. Вновь воспламенить и усилить эту любовь народа к церковно-повествовательным произведениям можно не иначе, как только противопоставив широкому распространению дешевых светских сочинений не менее широкое распространение как житий древних свя­тых, так в особенности сказаний о жизни и трудах русских подвижников позднейшего вре­мени.

Эти жизнеописания новейших подвижников должны показать народу, что спасение возможно и в наше время; что благодать Святого Духа неизменно действует в Церкви до наших дней; что изумительная и победоносная борьба благочестия с духом тьмы происходит и ныне; что Христос, обещавший вечно пребывать с нами, творит Свои чудеса неоскудно и в Русской земле чрез Своих верных учеников и подвижников; что наша Русская земля, несмотря на широкую волну неверия и порока, несущуюся к нам из западных стран, пребы­вает и на долгие века пребудет Русью Святой.

Эту высокую задачу – ознакомить народ с жизнью и трудами новейших подвижников, и берет на себя Тобольское Епархиальное Братство святого Димитрия Солунского, приступая в настоящем (1912) году к изданию составленного священником Александром Юрьевским “Нового Святорусского Патерика”.

Сей обширный труд Братство печатать будет частями, в виде небольших книжек (в 30–40 страниц каждая), в коих дано будет около 560 жизнеописаний тех новейших русских подвижников, блаженная кончина коих последовала в XIX веке, начиная с 1800 года. Всех таких книжек, весьма доступных народу по своей цене, Братством будет выпущено не менее 150 номеров.

Пока выпущено три книжки ценою по 5 копеек. В них содержится краткое жизнеописа­ние монахини Маргариты Кирсановской, Митрополита Петербургского Гавриила, блажен­ной Ксении Петербургской, Архимандрита Феодосия Софрониевского, Архиепископа Варлаама Тобольского, иеромонаха Иоакима Саровского и благочестивой крестьянки Пелагии. Очерки написаны живо, тепло и читаются с духовным утешением. Отмечаем эти небольшие, дешевые, но поучительные книжечки, как святые “блесточки” в нашей народной литературе, заваленной мусором вредных развращающих изданий.

Получать книжки можно в Тобольске, в Совете Братства святого Димитрия Солунского.

II

Легкомыслие или масонщина?

Всякого рода кощунство, даже богохульство – в иудейской печати дело обычное. Но печать, которую мы привыкли считать порядочною, доселе избегала этого. В большой про­стыне, именуемой “Новое Время”, изредка появлялись статьи Меньшикова с выходками, граничащими с кощунством, но такому большому барину в газете, видимо, делалось снис­хождение.

Но вот, в № 13167, от 6 ноября, помещен маленький фельетон под заглавием “Бабье лето в танцах”, подписанный некиим М. К., а над сим фельетоном стоит эпиграф:

“Танцы – единственное занятие ангелов на небе,

и блажен тот, кто может подражать им на земле”.

Затем в скобках, курсивом, стоит якобы цитата:

(Из послания Василия Великого к Григорию Богослову).

Судите сами: что может подумать читатель? Если он никогда не читывал творений св. Василия Великого, он смутится. Как? Ужели так писал святитель Божий? Но стоит цитата: стало быть, у Василия Великого есть такие строки. Или это подделка? Вероятнее всего. Но что же это? Неужели мы дошли до того, что у нас на глазах подделывают письма святых, приписывают им то, что подумать было бы кощунственно?.. А если читатель знаком с писа­ниями Василия Великого, то он должен возмутиться духом, должен громко крикнуть: доколе же это будет терпимо? До чего же мы дойдем, наконец?!.

Знающие люди говорят, что в греческом тексте стоит слово “хоревин”, что и значит: “петь хором”, а г. М. К. хочет читать: “хорографин” – “плясать”. Так ли? Но вернее, автор и в глаза не видал подлинника, а просто припомнил, что писал лет пять-шесть назад один “профессор” (слава Богу, ныне изгнанный из Духовной академии) в одном духовном журнале о плясках религиозных. Этот экс-профессор, действительно, хотел оправдать все сектантские пляски и подтягивал к своей теме все, что можно было подтянуть, хотя бы при помощи искажения текста святоотеческих писаний.

Так или иначе, но серьезной газете стыдно выкидывать такие колена. Ведь надо помнить, что ее читают сотни тысяч людей разного возраста, всякого образования, разных испо­веданий: среди них найдутся и такие, которые, прочитав кощунственную цитату и дав ей веру, подумают о великом учителе вселенской Церкви, будто он был так невежествен, что способен был написать такую нелепость, граничащую с вымыслами Магометова Корана.

Хотелось бы думать, что это только легкомысленная выходка газетного болтуна, а не семечко из кошницы масонской.

III

Еще вопрос: легкомыслие или масонщина?

В № “Колокола” (от 10 ноября), в статье: “Легкомыслие или масонщина?” владыка Никон справедливо возмущался тривиально-кощунственным переводом слов св. Василия Великого, помещенным в одном из фельетонов “Нового Времени”. Но вот есть “духовный” журнал – “Русский Паломник”, как значится в подзаголовке, – “одобренный всеми ведом­ствами” (значит, и ведомством православного исповедания?), издающий приложения самого назидательного содержания: и “Богословскую Энциклопедию”, и “Творения св. Григория Богослова”, и “Земную жизнь Иисуса Христа”, и кроме того ежемесячный журнал-прило­жение “Светоч”. Случайно я просмотрел ноябрьскую книжку этого “Светоча” и вот прошу вас полюбоваться, что я там нашел.

В первой статье “Голуби Святого Младенца” (легенда), на ст. 1700, читаем: (голуби) “пребывали с Ним в пещере (во гробе), и их распростертые крылья и взъерошенные перья показались обезумевшей от горя Марии Магдалине светлыми ангелами, спросившими ее: – Жено, о чем плачешь?.. – Когда ученики Его собрались, спустя пятьдесят дней, – подобно буре, с высоты неба, в быстром шуме, слетели к ним те же самые голуби. Светящимися кры­льями, как будто раздвоенным пламенем, коснулся каждый из них головы апостола, и в виде этих гонцов Иисуса сошел на них Дух Святой, горячая вера в ожидавшее их апостольство, которому они предались единодушно”.

Как видите, Дух Святой совсем не сходил на апостолов, а только “горячая вера в ожидавшее их апостольство”. Совсем было все просто и ничего сверхъестественного. При этом еще не так удивительно, что “обезумевшая от горя Мария” приняла на рассвете, в полумраке пещеры, “взъерошенные перья” голубей за ангела; – удивительно то, каким образом апо­столы среди белого дня могли принять обыкновенную стаю голубей за сошествие Св. Духа, а белые голубиные крылья – за огненные языки? Оставалось бы только добавить, что предпо­ложение еврейской толпы, будто апостолы “напились вина”, вполне основательно. И такое кощунственное объяснение евангельских событий мы читаем не в какой-нибудь масонской “библии для развлечения” (La Bible amusante), а в духовном журнале, “одобренном всеми ведомствами”.

Но это еще не все. На последней странице той же книжки в отделе “Смесь” есть заметка “Легенды о создании женщины”, и эта заметка заканчивается так: “Ассирия, Вавилон, Еги­пет, а за ними и Иудея (т. е. прибавим от себя, – наша св. Библия) сохранили самую непоэ­тичную легенду о происхождении женщины... из ребра мужчины!” (многоточие и знак вос­клицания – “Светоча”).

Вспомним, что “Русский Паломник” рассчитан на благочестивую русскую семью, еще не потерявшую связи с Церковью, а, в частности, “Светоч” будет читаться преимущественно, детьми среднего и старшего возраста. Каких же плодов ожидать от такого чтения? По моему мнению, лучше уж дать прямо Ренана “Жизнь Иисуса” и т. п. Там систематиче­ское искажение божественного Лика Спасителя и открытое глумление над верой способны скорее вызвать отвращение в чистой верующей душе и, во всяком случае, сразу дают понять, что за книга лежит пред вами. Здесь же яд подносится скрыто и как бы случайно, среди дру­гого совсем неподозрительного материала; здесь искуситель застает доверчивую душу как бы врасплох и незаметно может забросить в нее семена сомнения, которые дадут ростки, когда уже поздно будет их искоренять. Вот где уместно спросить: легкомыслие ли это или масонщина, т. е. сознательное и планомерное стремление подорвать веру и там, где она еще сильна и куда с открытыми нападками на нее проникнуть нельзя?

Позволительно также спросить: неужели и в самом деле “Русский Паломник” с его приложениями рекомендован и духовным ведомством для разных библиотек и читален, например, церковно-приходских?..

IV

Да не будет сего!

Замечаете ли вы, читатель, что наша так называемая “порядочная” печать постепенно все левеет, мельчает, уходит в сторону от добрых преданий еще недавнего старого времени?

“Новое Время” уже не то, чем было при покойном А. С. Суворине; “Свет” стал сумерками после смерти своего основателя – В. В. Комарова; от одной газеты пахнет каким-то нерусским “национализмом”, от другой несет “октябризмом”, не говорю уже о тех, которые продали себя “кадетизму” и прямо жидовству.

Некто “Вопрошающий” отметил вредные поползновения редакции “Русского Паломника” угощать своих читателей “легендами” в еретическом, рационалистическом вкусе. А этот журнал “рекомендован всеми ведомствами” для школ и назначает себя для семейного чтения. А вот еще журнал, очень распространенный, проникший особенно в семьи священ­ников и до последнего времени державший себя порядочно, хотя когда-то и напечатавший “Воскресенье” гр. Толстого, конечно, в сокращенном виде. Это – известная “Нива”, издава­емая Марксом вот уже 40 лет. Теперь этот журнал рекламирует, что в будущем году он дает полное собрание... мерзостных сочинений “знаменитого” Леонида Андреева! Как вам пока­жется это? Кто руководит теперь этим изданием? Кто угадывает вкусы своих читателей? Не должны ли все порядочные люди дружно крикнуть редакции: если хотите отравлять наши семьи Андреевым, то – прощайте! Мы уходим от вас!

Но случится ли это? Увы, не надеюсь! Наша интеллигенция – какое-то безличное существо: чем его угостят, то и будет кушать, хотя бы пришлось и поморщиться. При жур­нале, видите ли, прилагаются разные “выкройки”, “моды”, олеографии... все это пригодится барышням, детям, да и вообще, журнал дает много для чтения интересного, к нему привыкли за 30–40 лет... как-то уж отставать не хочется. Ну, а Леонид Андреев... да его можно ведь и не читать.

Так, вероятно, рассуждают наши интеллигенты, обсуждая вопрос, на какой бы жур­нал подписаться. Но не так должны рассудить пастыри Церкви. Те из священников, кото­рые доселе выписывали “Ниву”, должны бы решительно отказаться от дальнейшей выписки этого журнала, обещающего внести отраву в их семьи. Этого мало: должны бы не пожалеть открытки, чтоб заявить редакции столь же решительный протест против такого “при­ложения”, сказать твердо, мужественно: если вы так, то и мы больше не ваши читатели! Стыдно, позорно порядочному изданию размазывать леонидовскую грязь по лицу родной земли! Пусть уж этим ремеслом занимаются жиды и масоны, которым так хотелось бы раз­вратить наши семьи, наш народ, но доселе почтенной редакции “Нивы” это как-то уж не к лицу!

Предупреждаем наших читателей, какая опасность грозит их семьям от выписки “Нивы”. Если хотят уберечь своих детей от отравы нравственной, то пусть откажутся от выписки этого издания. А священникам властно повелевает это их долг: что же это, в самом деле, будет: пастыри Церкви будут выписывать для своих семей порнографа Андреева и поддерживать своими грошами издание, распространяющее его сочинения?

Да не будет сего!..

Моим читателям

“Мои дневники”, печатающиеся частью в “Церковных Ведомостях”, частью в газете “Колокол”, а главным образом в “Троицком Слове”, вызывают со всех сторон добрые отклики моих читателей: мне пишут и миряне, и пастыри, и простые, и интеллигентные люди. От всей души приношу им мою сердечную благодарность за ту нравственную поддержку, какую они мне оказывают такими письмами. Мы живем в боевое время для Церкви Божией, когда ее враги, иудеи и масоны, а также и ослепленные ими наши полуинтеллигенты-либералы всяких закалов стремятся напустить тумана в сознание русских людей и увлечь их на путь гибели для родной земли чрез измену святой вере православной и заве­там родной старины. Обличать всю ложь этих проповедников духовной смуты, раскрывать красоту и истинность наших родных идеалов, предостерегать русских людей от увлечения лживыми учениями, как политическими, так и религиозными, – вот задача, какую должны мы, пастыри, ставить себе в наше время и какую я ставлю для себя в “Моих дневниках”. Чтобы сделать доступными такие статьи для всех, Троицкая Сергиева Лавра и издает, под моею редакцией, “Троицкое Слово”, выходящее 50 раз в год (раз в неделю), по цене 1 рубль в год с пересылкою. В этом “Слове” я и печатаю все “Мои дневники”, а в следующем году буду вести, кроме того, еще отдел мелких заметок, под названием “Блестки и изгарь”, в коих буду отмечать и отрадные, и печальные явления в нашей литературе и жизни, освещая их светом церковных воззрений. Я крепко верю в святость наших идеалов; я знаю силу благо­дати Божией, в нашей и только в нашей Православной Церкви действующей; я убежден в животворности тех заветов, какие оставила нам наша матушка – старая Русь; верую, темже и глаголю, и не перестану глаголати, пока Бог даст силы и возможность к тому. Счастлив, что в этом святом деле пришла мне на помощь родная моя обитель, Троицкая Сергиева Лавра, почему “Троицкое Слово” является, действительно, голосом православного инока, напоми­нающим тот голос, который раздавался в смутные годы междуцарствия, триста лет назад, в виде известных “Троицких грамот”, рассылавшихся преподобным Дионисием и келарем Авраамием Палицыным, и призывал православных русских людей к единению во имя веры и спасения Родины от тяжкой усобицы и смуты того времени. Смута нашего времени опас­нее той, хотя и кажется, будто наступило умиротворение: враги поняли, что пока Русь пра­вославна, дотоле ее не сдвинуть на распутия политических бредней, а значит, надо все уси­лия направлять против Церкви Православной и ее устоев. Вот почему я призываю всех моих читателей не только откликаться на мой голос, но и присылать мне вырезки из местных газет, помогать в распространении нашего издания среди родных и знакомых. Приходится слышать жалобы на то, что я не печатаю в газетах своих объявлений, но патриотические газеты, спасибо им, такие объявления печатают, да распространены такие газеты слишком мало, в иудейских же изданиях берут дорого, а читатели их не обращают внимания на подобные объявления. Знаю, что меня некоторые осудят за такую саморекламу, но думаю, что добрые русские люди согласятся со мной, что в таком приглашении нет ничего худого. Русь, наша матушка-Русь в опасности: все, что может, хотя в малейшей степени, предупредить эту опасность, есть наш долг, и мы должны исполнить его.

Вместе с “Троицким Словом” издается, вот уже одиннадцатый год, и “Божия Нива”, ежемесячный педагогический журнал, имеющий задачею содействовать воспитанию сердца русского дитяти в духе веры Православной и благочестия христианского. “Божия Нива” имеет и ежемесячное приложение для детей под названием: “Зернышки Божией Нивы”, коих вышло уже 120 книжек. Цена “Божией Нивы” тоже 1 рубль в год с “Зернышками”, а книжки “Зернышек” можно выписывать и отдельными номерами по 5 коп. за книжку, полный же их набор высылается за 4 р. 25 к. с пересылкой. Книжки удобны для подарков детям в шко­лах, на актах, на елке, в дни ангела и т. п. Все статьи и стихотворения (числом всего до 400) содействуют воспитанию в душе русского дитяти русского народного миросозерцания, и потому в них нет переводных статей: все принадлежат авторам, живущим среди народа.

Можно подписываться на оба издания вместе, высылая 2 р. в год, по адресу: Сергиев посад, Московская губерния, в редакцию “Троицких Листков”.


Источник: Мои дневники / архиеп. Никон. - Сергиев Посад : Тип. Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, 1914-. / Вып. 3. 1912 г. - 1915. - 190 с. - (Из "Троицкого Слова" : № 101-150).

Комментарии для сайта Cackle