священномученик Онуфрий (Гагалюк)

СКОРБИ ЗА ЦЕРКОВЬ

(Письмо к Другу)

Пишу Тебе, Дорогой Друг из глухой деревушки Р., где живу я второй месяц. Ты слышал о моей болезни? Да, я довольно тяжко болел. А какая причина сего? Не столько физические лишения, сколько духовные скорби. О них я и хочу побеседовать с тобою, Дорогой Друг, после долгого моего молчания... Меня прежде всего потрясло поведение священника той церкви, где я молился в течение почти полутора лет пред настоящим местом моей ссылки. Этот священник раньше открыто говорил о гибельности обновленческого раскола: заявлял это и в храме, пред верующими, и в частных беседах. И вдруг перешел сам в обновленчество и стал его защитником. Какими бы мотивами он не оправдывал себя – извинений ему не может быть. Сказать, что он познал истину в обновленчестве, нельзя, так как всякий ребенок теперь знает, и сами обновленцы тоже все понимают всю ложь раскола и ужас отпадения от Церкви Божией. За полтора года бесед со мною и другим православным святителем (Е.Ф.) этот священник мог вполне уяснить себе все зло обновленчества. Притом, он был раньше в обновленчестве, раскаялся в нем и был принят в лоно Церкви Божией, а теперь опять перешел в раскол (ср. 2Пет. 2:20–22). Такое наглое, открытое посмеяние над правдою Божиею меня страшно возмутило. Я не находил слов для выражения своего негодования и решил, что этот человек совершенно не верит в Бога и будущую жизнь, несмотря на то, что окончил православную духовную семинарию и служил в сане священника более 20 лет... Когда читаешь или слышишь о подобных печальных явлениях в прежней, прошлой жизни или современной – очень тяжело надругание над святою верою со стороны того, кто был служителем Христовым, тут уже начинается ощущение боли нравственной и физической. К этой скорби присоединилась большая печаль и вообще о нашей Церкви Православной, благодаря ложному и вредному для Божьего дела поведению современных церковных оппозиционеров, порвавших с законным Зам. Патр. Местобл., М. Сергием Нижегородским и Патриаршем при нем Синоде. Порвав с М.С., они перешли уже в раскол... Горе здесь усиливается тем, что среди этих оппозиционеров есть много искренних и ревностных святителей и пастырей. Есть, конечно, среди них и враги Церкви, под личиною святителей веры, они опираются на свой бывший авторитет, сеют большую смуту в нашей многострадальной Церкви, раздирая ее хитон на радость обновленцев, самосвятов, григорианцев, сектантов и неверов и других. А в чем тут дело у оппозиционеров? Почему они неверы? Оппозиция выступила против православных святителей за то, что М.С. открыто заявил, что наша Православнвя Церковь не может питать те настроения, которые мечтают о возвращении прежнего дореволюционного внешнего строя; что Православная Церковь будет помогать современному правительству во всех его гражданских делах, кроме идеологически-религиозного дела; что Церковь Православная скорбит и болеет о неудачах и внешних опасностях для Государства и Правительства нашей страны. М.С. и все согласные с ним святители (подавляющее большинство), и все верующие миряне имеют тут полное свое оправдание в учении Церкви Божией о подчинении предержащей власти, даже и неверной (Рим. 15:1–7). Оппозиция, конечно, тогда всегда покорная предержащей власти, и отнюдь не идущая против нее, соблазняется, однако, близостью Церкви Божией к современному правительству неверующему; боится, что тут смешиваются вера с безбожием. Оппозиция впадает здесь в фарисейство: неужели может допустить, что М.С. и другие святители так пали низко, что предают и Церковь Божию и веру и переходят в неверие. И М.С. и все согласны с тем, что все верные сыны Церкви Поместной Православной – и на свободе, и в узах, и ссылках – не менее православны и служат Церкви, чем оппозиционеры, как они об этом стараются подчеркнуть. Отрываться от М.С. и святителей, не укорив их в ереси или расколе (чего, конечно, нет) – это значит потерять всякий минимум церковного послушания и легкомысленно относиться к делу своего спасения душевного... Недавно узнал я, что один из священников моей епархии (Одесской, г. Ал. А.К) публично с амвона объявил Экзарха Украины М. Михаила (солидарного с М.С.) и всех прав. святителей Украины – обновленцами и присоединился к последователям некоего епископа Воронежского Алексия, запрещенного в священнослужении М. Сергием... Какая жалкая авантюра, достойная лишь слез... Но есть еще одно глубокое непонимание у оппозиционеров. Они не считаются с идеей богоснисхождения, идеей Царства Божия на земле. В чем же Царство Божие на земле? В сообщении людям Божественной жизни, принесенной на землю Воплотившимся Богом. Задача слуг Христовых, пастырей Церкви Христовой – привлекать как можно большее число людей к этой жизни Божественной, для счастья и блаженства вечного возможно большего числа людей. Православная Церковь Божия есть та спасительная ограда и тот дом, где подается эта Божественная жизнь. Открывать все пути для вовлечения в лоно верующих современных неверов, значит препятствовать делу Божиему, п.ч. Бог всем людям желает спастись и в разум истины придти (1Тим. 2:1–6).

Конечно, Церковь Божия тут не поступается истиною, как это видим в католичестве и обновленчестве, допускающими принципиально и ложь, и насилие для привлечения в свою гибельную для души человеческой ограду всех, всех, не принадлежащих к ним. Оппозиционеры, ревнуя о чистоте святой веры, идут против Божьего домостроительства спасения всех грешных, идеи снисхождения Божьего к людям и земле, и лукавым, и неверным – в надежде на их спасение (Рим. 7:16). Одного из таких оппозиционеров, прежде верного и ревностного пастыря Церкви, я знаю из своей епархии (О.Н.П.). Я много, насколько мне позволяло положение ссыльного, писал ему уже почти год: вразумлял, просил, умолял, – сначала он соглашался, а потом порвал со мною и М.М. и М.С. и всеми православными святителями и всею Церковью нашей. И мало того, старается посеять свои заблуждения и среди других, в чем имеет и успех. Как же не скорбеть и не мучиться при виде такого вреда для Церкви Божией уже не со стороны злых пастырей, а ревностных: и тот, и другой уже враги Божии. Самой большой скорбью Церковной, которая, можно сказать, повергла меня на одр болезни, для меня является раскол в заграничном Православном духовенстве – и вообще, и по отношению к М.С... Из обновленческого харьковского журнала я узнал, что уже несколько лет, как за границей произошел раскол между М.А. и М.Е. Конечно, трудно разобраться, кто прав, так как мы не информированы полно. Но, судя по данным и по отношению М.С. к М.Е., прав не М.А. с большинством иерархов, а именно прав М.Е., получивший церковную власть от пок. П. Тихона, и святит., и подтверждается М. Сергием, управлять всеми православными приходами заграничными. К выступлению М.С. – М.А. с большинством своих сторонников; М.Е. и несколько святителей подчинились М.С., а М.А. даже запретил с своими сторонниками в священнослужении М.Е. Какой соблазн, какое страдание для души христианской! А думалось: как хорошо должно было быть всем святителям на чужбине; общее горе соединить их должно было, свобода дела Христова – воодушевить на труды благовестничества святого Православия в среде иноверцев. По моему глубокому мнению, М.С. дал всем заграничным святителям прекрасное руководство. В тех странах, где уже существует Православная Церковь, русское Православное духовенство подчиняется церковной юрисдикции местного первого епископа (34 прав. Апост.) – как, например, в Югославии, Иерусалиме, Греции и других. Там же, где нет самостоятельной Православной Церкви, М.С. благословляет создать самостоятельную Православную Церковь Поместную, с чадами православными и русскими, и иностранцами, т.е. местными жителями: например, в Париже – для французских православных граждан, в Германии, Англии и других... Что лучше для дела Божия? Но нет, заграничные святители наши русские тоскуют все по нашей стране, не допуская мысли, что они могут умереть на чужбине, хотя смерть вырывает немало русских за границей... Я не осмеливаюсь судить о сем, но все же мне кажется, что здесь – узость понимания церковного дела: лелеяние Родины паче церковного дела. Ведь знаменитый японский Архиепископ Николай (Касаткин) оставил свою дорогую Родину – Россию и пошел на опасности, труды и болезни – ради новой христианской области в Японии. Он мог поехать опять в Россию, тоскуя по Родине, но он остался и умер в Японии, так как верил, что Господь вывел его, как некогда Авраама из земли его, из родства его, из дома отца его в землю чужую, и был святитель Николай Японский послушен Богу, как и Авраам, переселившийся из Харрона в землю Ханаанскую (Быт. 12:1–5). Не призвал ли Господь и всех нынешних заграничных святителей к великой миссии – нести истину святую православия к современным иноверцам Западной Европы, задыхающимся, при высокой внешней культуре, в схоластике и такой лжи и рабства латинства, лютеранства, англиканства... Вот те мои скорби за Церковь, которыми я, слабый и душою и телом, мучился в последнее время, и о чем я хотел поделиться с Тобою, Дорогой Друг, хорошо зная, что Ты не осудишь меня за все это, не подумаешь обо мне ложно, как о каком-то страдальце за Церковь, но поймешь, что епископ Православный, пусть и самый убогий, не может не отвечать на все, окружающее его, особенно в Церкви, так или иначе...

А что утешило меня в этих печалях моих? Как и всякого христианина: преданность воле Божией... Господь все видит и творит Свое дело на земле и в наши дни (Ин. 5:17). Он знает все извилины человеческой мысли и силен вразумить и направить на истинный путь всякого человека, а тем более ревнителя! Я верую, что всякий искренний ревнитель, который иногда зайдет и далеко от истинного пути, Господом будет направлен на верный путь, если не воспротивится Господу по гордости. А лукавый и хитрый, кажущийся друг Божий, выведен будет Господом, рано или поздно, для выявления своей лжи, и наследует должное, как и учил нас Христос Бог Спаситель наш: «Я есмь виноградная Лоза, а Отец Мой – Виноградарь; всякую у Меня ветвь, не приносящую плода, Он отсекает; и всякую, приносящую плод, очищает, чтобы более принесла плода» (Ин. 15:1–2).

Комментарии для сайта Cackle