архимандрит Палладий (Кафаров)

Морское сообщение между Тяньцзинем и Шанхаем

Вследствие затруднений в плавании по Императорскому каналу, китайское правительство начинает пользоваться другим путем сообщения, морем. Уже немаловажная часть южного хлеба доставлена нынешним годом в Тяньцзин, на морских торговых судах; можно думать, что со временем главный запас хлеба будет доставляем в столицу этим же путем. Правда, что, как ни обременительно для китайского правительства содержание канала в должном порядке, оно никогда не покинет вовсе этого внутреннего и, по мнению китайцев, самого безопасного пути; но с другой стороны, выгоды доставки морем, относительно удобства, скорости и дешевизны, столь ясны, что самые закоренелые предубеждения против моря начинают исчезать перед очевидными фактами. Не касаясь всех сторон этого вопроса, я ограничусь здесь указанием способа перевоза хлеба с юга на север морем и некоторыми подробностями о плавании по малоизвестному Северному Китайскому морю.

Шанхайский порт служит главным местом сбора речных барок с хлебом, предполагаемым к отправке морем. Правительство нанимает здесь морские суда, принадлежащие частным лицам и во множестве стоящие в шанхайской гавани. Эти суда обыкновенно употребляются для перевозки купеческих товаров по Северному Китайскому морю, а так как это море мелководно и усеяно песчаными отмелями, то суда не слишком велики, с плоским и выгнутым дном; самое большое из них может поднять до 6000 пуд. хлеба. Судохозяева, с большой охотой, вызываются на выгодную для них перевозку хлеба, потому что правительство не устраивает торгов, а платит им за провоз ту же плату, какую берут они с товаров купеческих, и, кроме того, не взимает с них пошлины за вывоз купленных ими в Тяньцзине товаров. По принятому в Китае обычаю, плата при перевозке тяжестей производится за каждую дань, или 100 гинов (3 пуда 17 фун. 89 зол. 3612/29 дол.); за доставку каждой дани из Шанхая в Тяньцзинь обычная плата 7 чин серебра (1 руб. 5025/29 к. сер.); но при этом надо заметить, что в прежнее время в Шанхае плата эта была только номинальной; действительно же платили по разсчету медной монеты, полагая каждый чин, в 70 болыпих чохов, так что при нынешней ценности серебра, если предположить даже, что в Шанxaе оно гораздо ниже, чем в столице, за каждую дань приходится не более 5 чин 2 фын (1 р. 741/58 коп.); существует ли и ныне такая замена, неизвестно. Но в том и другом случае ни правительство, ни судохозяева не остаются в убытке. Правительство не в убытке, потому что провоз каждой дани по Императорскому каналу обходится ему 5 чин серебра да полдани хлеба, что вместе (если принять самую низшую ценность хлеба, какая существует на месте его сбора) составит 1 лану и 1 чин серебра 2 р. 37 1/29 коп. сер.). Судохозяева не в убытке, потому что каждый из них, владеющий судном в 1800 даней, получает за двухнедельный перевоз хлеба, при самой умеренной плате, свыше 2000 р. сер. В сложности, провозная плата восходить до огромной суммы. Весь годовой запас южного хлеба, доставляемого в столицу, простирается свыше четырех миллионов даней из этого количества, в нынешнем году доставлено морем 1,600,000, а в следующем будет доставлено тем же путем до 2,500,000 даней. Плата за провоз последнего количества будет превышать сумму 3,700,000 руб. сер., а по низшей цене восходит до 2,800,000 р. сер,, или, как принято в Китае, на весь – в первом случае свыше 3,700, а в последнем 2,800 пуд наличного серебра. Если бы европейские кораблехозяева знали в подробности вышеописанные обстоятельства и нашли подобную перевозку выгодной, то, вероятно, не преминули бы предложить китайским береговым властям учреждение торгов; но трудно решить, согласилось ли бы китайское правительство, при всей скудости своих финансов, в настоящее время, принять их услуги, даже под условием залогов.

Морские сообщения между Шанхаем и севером производятся разными путями; есть плавание каботажное, по береговым заливам и бухтам; есть путь средний по островам Шаньдунского моря; наконец есть путь восточный, по открытому морю. Торговые суда следуют предпочтительно этим последним путем, описанием которого я и должен ограничиться. К сожалению, показания китайских мореходцев о местностях и разстояниях морских не могут быть слишком верными, при неточных способах определения: по времени плавания, компасу, цвету и глубине воды; сообщаемые ими сведения скорее верояты, чем несомненны. Китайские мореходцы все пространство пути, от Шанхая до устья тяньцзиньской реки, разделяют, по морским и географическим особенностям, на шесть неравных частей. Плавание начинается с устья шанхайской реки Хуанпу в реку Усунцзян; до впадения этой последней в море считается 50 ли; выйдя в море, суда огибают с севера пески Фубаоша и следуют по южному берегу острова Чунмина до восточного края его, пристают к берегу в ожидании попутного ветра, для отплытия в океан. Пройденный доселе путь от устья Усунцзяна полагают 180 ли. Отсюда один переезд, по открытому морю, на восток до необитаемого острова. Шэшань в 180 ли; этот остров не имеет удобной пристани; у него можно только остановиться на якоре. Он служит для мореходцев указательным маяком и считается в одной долготе с пиком шаньдунского мыса Течашань (вероятно Cap. Macartney), поэтому и носит у них название Наньча (южный пень), в противоположность помянутому мысу, который они називают Бэйча (северным пнем). Вероятная долгота (восточная пекинская) Шэшани 6° не вступно. От Чунмина до Шэшани глубина воды, по измерению свинцовым лотом, отъ 10 до 20 то, считая каждое то в 5 футов.

От Шэшани вплоть до Шаньдуского мыса простирается открытое море, на котором не встречается ни одного острова; поэтому китайские мореходцы определяют местности этого морского пространства сомнительной параллельностью с некоторыми географическими пунктами берега материка. При попутном ветре, главное направление принимается S. N. магнитной стрелки, с небольшим склонением на восток. При юговосточном ветре направление склоняется к востоку на один знак компаса, т. е. на 15°, потому что китайцы делают на компасе 24 деления. При югозападном ветре, направление S. N., без склонения. Первую местность морскую, на север от Шэшани, по описанию китайских мореходцев, приблизительно можно положить под 32° 3 широты. Она замечательна тем, что отселе суда вступают в Черноводный океан, так названный по цвету воды; эта черная вода продолжается до местностей, прилегающих к шаньдунскому мысу. Глубина этого места 20 то; здесь можно остановиться на якоре. Другая местность, самая замечательная во всем переезде, простирается против устья Желтой реки. Переезжая это пространство, китайские мореходцы весьма боятся восточного ветра, который может загнать их суда на запад и осадить на пятиполосные пески, – так называются песчаные бугры, находящиеся в море, несколько на юг от устья Желтой реки. Другая особенность этой местности есть подводная песчаная полоса, в ширину до 50 ли, простирающаяся с 3. Ю. 3. на В. С. В., от пятипо лосных песков вплоть до параллели западных Корейских островов, где она оканчивается песчаной горой Шатоушань. Китайцы называют ее Даша (большими песками). К западу она опаснее, а чем восточнее, тем глубже. Считают два дня пути по Черноводному океану до этой мели. Средняя глубина всего пройденного от Шэшани пространства 30 то; по приближении же к песчаной полосе лот показывает только 10 то; по прошествий 50 ли мели, глубина будет увеличиваться до 50 то. Проходя мелью, суда направляются на один знак склонно на восток, т. е. на 15°, а по прошествии песков снова на S. N.; некоторые суда уклоняются далее на восток, к Шатоушани, откуда, усмотрев на севере Корейские острова, направляются более на запад, к чэншаньскому мысу. Между большими песками и шаньдунским мысом, китайские мореходы обозначают другую небольшую песчаную полосу подводную, при глубине 15 то, называемую ими Сяоша, или малыми песками. С приближением к шаньдунскому мысу, вода из черной делается зеленой; этот цвет замечается на всем пространстве Шаньдунского и Чжилийского морей, по сему оно и называется мореходцами Зеленоводным океаном. Через день плавания по Зеленому морю, на глубине 20 то, усматривают в темной дали верхи гор Течашани и острова Шидао; путь лежит мимо горы Течашань и губы морской Матоуцзуй. Остров Шидао весьма населен и владеет хорошей пристанью жаль только, что гавань открыта на Ю. В., отчего весной, когда преимущественно дуют юговосточные ветры, войти в гавань легко, но выйти из нее трудно. От острова Шидао, путь идет мимо островов Водао и Лидоа, удобных к пристани, к чэншаньскому мысу, по прежнему направлению S. N. склонно на восток; все помянутые места считаются чрезвычайно важными пунктами на море.

От Чэншани путь лежит на запад, склонно на север, к острову Люгундао, потом на запад к береговой крепости Вэйхайвэй; далее в том же направлении к острову Чжифоудао. По этому пути много удобных пристаней; самые же безопасные у островов Чжифоудао и Яньтай. От Чжифоудао на северозапад, простираются подводные камни; для избежания их суда держат на севере и потом на запад, мимо острова Шамыньдао к острову Мяодао, владеющему доброй пристанью; перед этим островом, на востоке, есть песчаная мель. Глубина воды на пройденном пути от 15 до 20 то. Самый попутный ветер в плавании по этому Шаньдунскому морю есть юго-восточный.

От острова Мяодао, минуя небольшой остров Сяошидао, суда вступают в Чжилийский залив и идут на запад склонно на север; глубина воды сначала в 14 или 15 то, потом, мало по малу, уменьшается; на глубине шести то вода из зеленой делается желтою, дно морское из мягкой глины, и вдали усматривается Чжигу, или устье тяньцзиньской реки. Когда глубина воды окажется в 6 то, суда становятся на якоре, в ожидании морского прилива, для вступления в реку. Невдалеке от устья оной, на китайских картах обозначаются две мели, из коих одна идет от устья на юг, другая простирается поперек несколько на восток. По вступлении в реку, суда тянутся бечевами, с помощью багров, вплоть до самого Тяньцзиня, на разстоянии 180 ли. От впадения в море на протяжении внутрь 38 ли, река шириною от 1000 до 700 футов. Выше она еще съуживается до 200 футов; у самаго же Тяньцзиня, где пристают суда, ширина ее за 300 футов. По разгрузке судов, в те из них, которые должны возвратиться порожними, втаскивается, вместо балласта, грязь с речного дна, чем русло реки значительно очищается.

Надобно заметить, что самым удобным для плавания с юга на север, по описанному выше пути, временем считаются весна и начало лета, когда дуют южные пассатные ветры.

Все вышеизложенные сведения заимствованы из оффициальных документов по делу о доставлении казенного хлеба морем.


Источник: г. Пекин. Типография Успенского монастыря при Русской Духовной Миссии. 1910. 5-го Февраля 1910. Печатать разрешается. Епиекоп Иннокентий

Вам может быть интересно:

1. Комментарий архимандрита Палладия (Кафарова) на путешествие Марко Поло по Северному Китаю архимандрит Палладий (Кафаров)

2. Профессор Евгений Евстигнеевич Голубинский Пётр Иванович Цветков

3. Подспудный материализм: по поводу диссертации-брошюры г-на Струве Николай Петрович Аксаков

4. Самозащита, усиливающая обвинение: (По поводу ст.: Бердников И. С. Ответ на критическую заметку проф. Заозерского) профессор Николай Александрович Заозерский

5. Первое посещение Троицкой Лавры и Академии Высокопреосвященнейшим Леонтием (Лебединским) профессор Василий Александрович Соколов

6. Рецензия на книгу И. Андреева «Константинопольские патриархи от времени Халкидонского собора до Фотия» профессор Николай Фомич Красносельцев

7. Пособие к изучению и преподаванию второй части православно-христианского Катехизиса протоиерей Сергий Соллертинский

8. Из переписки об удостоении инородцев священнослужительских должностей Николай Иванович Ильминский

9. Древний диаконат и его восстановление священник Пётр Кремлевский

10. Из сердца источники жизни Евстафий Николаевич Воронец

Комментарии для сайта Cackle