архимандрит Павел Прусский (Леднев)

Беседа с православным священником о том, что нужно для успешного действования в обращении глаголемых старообрядцев к православной церкви

Некогда посетил меня православный священник одного села, имеющий в своем приходе много раскольников разных сект или толков, – и поповцев и беспоповцев. Сознавая свою обязанность пещись об обращении заблудших на путь истины и имея к тому ревность истинного пастыря, он желал посоветоваться со мною, как и чем лучше можно действовать на старообрядцев, чтобы расположить их к соединению с православною церковью.

У меня в приходе, говорил он, – есть много именующихся старообрядцев; принадлежат они к разным сектам или толкам, друг с другом разделяются и даже одни других перекрещивают. Это мне прискорбно видеть; а еще прискорбнее, что они покушаются и православных совращать в раскол. Мне напоминает совесть о моей ответственности за них пред Богом, о лежащей на мне обязанности пещись о их обращении ко св. церкви, и особенно пещись об ограждении православных от их лжеучения, дабы не погибла по моей небрежности ни едина от овец Христовых, вверенных моему пастырскому попечению. А я в этом деле мало опытен, или справедливее сказать, совсем почти неопытен. Поэтому я и решился прибегнуть к вам за советом и попросить у вас наставления: как мне вести дело, – с чего начать его, чтобы и самым началом по неопытности не повредить ему, как продолжать, и как вообще с наибольшим удобством и православных предохранить от раскола, и зараженных расколом привести к сознанию своих заблуждений, расположить к церкви?

Я ответил: Священнику, хотящему потрудиться в деле обращения раскольников, во-первых, нужно самому тщательно изучить заблуждения раскола и основательные против них доказательства, заимствуемые из старопечатных книг, которым раскольники вполне доверяют.

Священник: Изучить в точности заблуждения раскола и все против него доказательства из старопечатных книг – дело трудное для не получившего в семинарии нужных сведений о расколе и едва ли исполнимое.

Я ответил: Действительно, это был бы труд тяжелый и даже, как вы сказали, едва ли исполнимый, если бы не имелось для желающего им заняться достаточных руководств и указаний. Чтобы самому практически узнать заблуждения раскола и их основания, на это нужно было бы употребить долговременное и не каждому доступное испытание; а потом, чтобы против каждого раскольнического мнения подыскать в старопечатных книгах основательные доказательства, и для этого изучить внимательно старопечатные книги, – какое нужно было бы употребить долгое время и какой великий труд! Но теперь для православного священника, который пожелал бы исполнить свою обязанность противодействовать расколу, не предстоит уже такого непосильного труда в изучении раскольнических мнений и доказательств против них: теперь уже имеются для этого готовые, хорошие и полные руководства. Такова особенно книга: «Выписки Озерского». Здесь собраны и приведены все те места из старопечатных книг, которыми опровергаются важнейшие погрешительные мнения старообрядцев, и которые необходимо знать вступающему в собеседования с старообрядцами. Здесь указано и то, где именно приведенные места находятся в подлинниках, и по этому указанию удобно, в случае надобности, отыскать потребное для собеседования свидетельство и в самих старопечатных книгах. Нужно только иметь усердие воспользоваться готовым трудом. Эта книга издана теперь Св. Синодом и продается по дешевой цене. И это сделано Св. Синодом именно с тою целью, чтобы дать священникам готовый материал и избавить их от непосильного труда – самим копаться в старопечатных книгах, искать в них доказательства против раскольников. А как эти материалы в собеседовании с именуемыми старообрядцами приложить к делу, для того изданы Св. Синодом в руководство другие книги: митрополита Платона «Увещание в познание истины», митрополита Филарета «Беседы к глаголемому старообрядцу», митрополита Григория «О древлеистинной церкви» и проч.96 Эти книги показывают, как следует прилагать свидетельства старопечатных книг в собеседовании с старообрядцами, и как вообще вести беседы с ними в духе кротости, согласно наставлению Апостола: рабу Господню не подобает сваритися, но тиху быти ко всем... с кротостию наказующу противныя (2Тим.2:24), – с кротостью, требующею воздерживаться даже от укорительных изречений, которые могут раздражить собеседника и сделать невнимательным к слову священника. Итак, теперь священнику, чтобы исполнить свою обязанность относительно старообрядцев, хотя бы он и не получил на то подготовления в семинарии, не требуется большого труда, не нужно многие лета употреблять на чтение и изучение старопечатных книг; нужно только со всем вниманием прочесть и чаще прочитывать «Выписки Озерского»: в них он найдет весь наиболее нужный материал для собеседования с старообрядцами, и по указанию книги Озерского удобно может отыскивать что потребуется и в самых старопечатных книгах; а для удобного приложения собранных здесь свидетельств в собеседованиях с старообрядцами может найти практические указания, или образцы в названных мною полемических книгах97.

Священник: Да, этим сделано большое для нас облегчение; но все же, чтобы заниматься обращением раскольников, нужен не малый труд.

Я ответил: Конечно; без труда ничего не совершается. Но теперь священнику труд посильный и удобоисполнимый: нужно только воспользоваться указаниями других, добытыми многолетним опытом. Теперь даже люди, не получившие никакого образования, при руководстве названных мною книг, являются искусными собеседниками с старообрядцами и успешно действуют на обращение старообрядцев в православие. А священнику, получившему семинарское образование, кольми паче удобно по оным книгам научиться с пользою и успехом вести дело обращения раскольников в православие. Нужны только с его стороны охота и старание, или, иначе сказать, ревность к делу, которой требует от него и самый долг пастыря церкви. И приобретенные таким образом познания о расколе он должен прежде всего сообщать самим православным, своим духовным детям, чтобы предохранить их от влияния раскольников. Следует особенно показать и разъяснить им неповинность церкви православной в тех предметах, в которых обвиняют ее раскольники, а потом заблуждения от истины самих раскольников. Это весьма нужно. Разъяснив им это, священник не только предохранит их от совращения в раскол, но будет чрез них действовать на вразумление и самих раскольников: ибо православные прихожане, живя вместе с раскольниками, по житейским обстоятельствам всегда имеют с ними сношения, а при сношениях легко входят и в религиозные с ними беседы. Когда священник дает старообрядцам вопросы о религии, они имеют обычай притаиваться, делаться как бы безгласными, говорят: мы люди простые, ничего ответить не можем; а что содержим, то приняли от родителей! Без священника же, при встречах с православными мирянами, они любят заводить речь о вере и всегда делаются великими ораторами, вообще не упускают никакого случая действовать на совращение православных в раскол, – и не только мужчины, а и женщины, не только старые, даже и молодые, являются проповедницами и считают себя великими начетчицами, хотя не понимают ничего в христианском вероучении, а только упражняются в некоторых обрядностях, например: как держать лестовку, как кланяться на подручник, как полагать начал; и все это они считают непреложным догматом веры. И вот если православные получили от священника надлежащие сведения о расколе, они при всяком столкновении с раскольниками в религиозных беседах не останутся безответными, и не только будут отвечать им, но и сами предлагать вопросы, служащие к обличению их неправых мнений, и таким образом способствовать их обращению в православие. При том же совокупное действие многих сильнее может повлиять на раскольников, чем одноличное действие. Наконец, и при ведении священником бесед с раскольниками православные, если имеют уже предварительные сведения о расколе, будут к собеседованию более внимательны, ибо в состоянии будут следить за ходом беседы и всякое слово, приведенное от писания священником, будут понимать; а без предварительного вразумления беседа может быть для них мало вразумительною, а иное в ней и вовсе непонятным, почему и пользы желаемой не принесет.

Видите, сколь полезно внушать православным понятия об истинности православной церкви и заблуждении раскола: это предохранить их от колебания в православии, колеблющихся утвердит и даже сделает их сильными не только отразить нападения раскольников, но и способствовать их обращению в православие.

Священник: А как удобнее вразумить православных о заблуждениях раскола?

Я ответил: Для удобнейшего вразумления православных о истине церкви и заблуждениях раскола нужно священнику иметь у себя вышеупомянутые книги, особенно книгу Озерского, – иметь не по одному экземпляру, и давать их читать грамотным из своих прихожан с тем, чтобы они читали и прочим (и если не будут отказываться, то давали бы оные книги и самим именуемым старообрядцам). Никаким иным способом нельзя так удобно православных прихожан вразумить о правоте церкви и о заблуждениях раскола, как посредством чтения этих книг, в которых все спорные предметы вполне объясняются. В этом я убедился опытом. Сколько я видел и знаю людей, от чтения этих книг сделавшихся искусными собеседниками среди раскольников! И много я получал от бывших старообрядцев, обратившихся в православие, писем, в которых они уведомляли меня, что рассмотрением заблуждений раскола и присоединением к св. церкви они обязаны чтению названных мною книг. Притом же научать народ вере посредством распространения оных книг священнику так удобно и легко! Поэтому было бы весьма несправедливо и неразумно, приобретши книги для пользы православных, блюсти их в библиотеках неприкосновенными, не давать их читать желающим, дабы только сохранить их в целости; напротив, нужно священнику всячески тщиться, чтобы книги принесли пользу и для того раздавать их желающим читать, и убеждать своих прихожан, чтобы читали их.

Эту меру – действовать на вразумление православных раздачею книг я указываю, как самую удобную и легкую для священника; но это совсем не значит, что сам он может и не входить уже в словесные беседы со своею паствою о заблуждениях раскола: нет, – то и другое необходимо соединять, и одно другому должно помогать.

Нужно, чтобы священник предварительно и не раз поговорил с православными, как нужно им знать, что такое раскол, и сообщил о нем главнейшие сведения, а потом для ближайшего с ним ознакомления и снабдил их книгами; о прочитанном ими также должен спрашивать их и, что нужно, объяснить им. Тогда он и приготовит из своих же прихожан способных и полезных ему помощников в деле обращения старообрядцев к православной церкви.

Но и это еще не все, что священник должен делать в отношении к своей православной пастве, чтобы приготовить в ней людей, способных благотворно действовать на раскольников, и вообще достигнуть того, чтобы православные имели на раскольников влияние, располагающее их к церкви. Раскольники всегда гордятся пред православными тем, что аки бы они живут лучше православных, а потому пренебрегают и присоединением к православной церкви. Уничижая православных, они говорят обыкновенно: зачем присоединяться к церкви! разве быть такими же пьяницами, как церковные, или научиться у них плохо в церкви стоять, да молиться без воображения креста! Я говорю это совсем не в осуждение православным; я знаю, что сами раскольники еще и более подвержены разным порокам, нежели православные, но, по Евангельской притче, видят и сучец в чужом глазе, а в своем и бревна не примечают98. Однако же священнику нужно стараться, сколько возможно, отнять у них и этот предлог к уклонению от церкви, то есть нужно поучать православных (что и без того он обязан делать), чтобы исполняли Господни заповеди, церковные предания о постах, часто посещали храм Божий, в храме Божием стояли с благоговением и между собою не беседовали, особенно же благочинно полагали бы крестное знамение, как требует устав церковный, т.е. вознося руку на главу, на живот, на правое и левое плечо: ибо нетщательное изображение крестного знамения всего более соблазняет старообрядцев; нужно также внушать православным, чтобы полагали поклоны в назначенное время, как то: на Святый Боже, Приидите поклонимся и на Аллилуиа в кафизмах, не возбраняя, конечно, и произвольные поклоны по усердию класть; еще сколько возможно следует заботиться, чтобы пение в церкви было истинно церковное, не новое, а близкое к столповому99. Добрыми нравами, соблюдением постов, посещением храма Божия, и благоговейным стоянием за службою, истовым совершением крестного знамения православные не только устранят то, что отталкивает раскольников от православной церкви, но будут содействовать и их обращению в православие.

Священник: А в училищах детям следует ли говорить о заблуждениях раскола? Особенно, если в училище совокупно с детьми православных учатся и дети раскольников, можно ли при них разъяснять о заблуждении раскола? Не может ли это раскольников оттолкнуть от училища, так что они будут брать детей назад и не отдавать больше в училище?

Я ответил: Это опасение весьма справедливо. Если в училище учатся и дети раскольников, и если при них раскрывать заблуждения раскола, это действительно может раскольников оттолкнуть от училища. Нужно детям объяснять только положительные христианские истины, обращая притом особенное внимание на те из них, которыми раскол и без указания на него ясно обличается. Так нужно вразумительно разъяснить общее учение о церкви, т.е. что она основана Христом и сам Христос учредил в ней священство или иерархию, имеющую три чина, что священство сие во св. церкви должно существовать преемственно, непрерывно и вечно; что сам же Христос установил в церкви своей таинства и они должны непрерывно существовать и совершаться в истинной церкви Христовой; что которое общество христианское не имеет преемственной иерархии и всех богоучрежденных таинств не совершает, то общество не может быть богосозданною церковью. Притом необходимо разъяснять детям различие между обрядами, и догматами веры, чтобы они хорошо поняли, что догматов веры нельзя изменять ни в малейшей черте, а относительно обрядов церковь имеет власть изменять их по требованию обстоятельств и исправлять на лучшее. Все эти и другие положительные истины необходимо раскрывать детям со всею ясностью; а прямо касаться раскола не следует, – даже, по-моему, нужно строго блюстись, дабы в изложении вышеуказанных истин не указывать детям старообрядцев на их отступление от сих истин, на заблуждение их родителей: иначе и в них самих можно посеять нерасположение к священнику и родителей их отвратить от училища. А если они усвоят себе положительно изложенные христианские истины, то, когда возрастут и войдут в совершенные понятия, тогда, если они будут не от числа ожесточенных, сами примут в рассмотрение, что их общество от тех истин отступило и постепенно придут к сознанию неправды раскола. Таким образом посеянное школою в детском уме семя принесет зрелый и надежный плод100. Притом еще всеми мерами нужно стараться о научении доброй нравственности детей раскольнических, как и православных.

Священник: Теперь вы скажите мне, как нужно действовать на самих раскольников?

Я ответил: Именуемые старообрядцы по большей части, можно сказать и все почти, выше и паче внутренних нравственных, добродетелей, паче исполнения Христовых заповедей почитают внешние телесные подвиги благочестия и обряды, как то: пост, поклоны в определенной форме, такой, а не иной покрой одежды, и прочее тому подобное. Этими внешними подвигами (многажды без внутренних, которые состоят в исполнении Господних заповедей) они гордятся, возвышая себя над православными, и многажды эта гордость закрывает им глаза, лишает возможности видеть истину. По этим же причинам и из православных некоторые, смотря на их внешнее благоговение, уклоняются в раскол. При таковом понятии именуемого старообрядца все вразумления православного священника могут быть тщетными. А посему и нужно ему прежде всего, при всяком удобном случае, самому непосредственно, или чрез иных православных, внушать именуемым старообрядцам надлежащее понятие о высоте и о необходимости нравственных добродетелей, необходимости хранения Божиих заповедей и удаления от внутренних пороков, как то: самолюбия, самонадеяния, осуждения, и прочих тому подобных, – внушать им, что без соблюдения сих заповедей Божиих, при всех телесных подвигах, мы не можем угодить Богу и спастись невозможно101. Такое поучение священника, как не касающееся спорных вопросов, удобно может быть принято старообрядцами. И о том нужно прилежать, чтобы такие поучения им чаще говорились, пользоваться всеми удобными к тому случаями. Ибо это есть врачевание их главной болезни, которая паче всего удаляет их от соединения с церковью; а исцеление от сей болезни отверзет внутренние их очи, и тогда они уже удобно усмотрят прочие свои недостатки. Еще, если когда случится кому-либо из старообрядцев обратиться к священнику за каким-либо советом, священник не должен от него отвращаться, но должен с кротостью принять его и с любовью дать ему полезный совет; а если требуется какое-либо за него ходатайство, состоящее не вне приличия священника, то помочь ему. Такие действия священника внушат старообрядцам доверие и любовь к нему, или по крайней мере угасят вражду и неприязнь. Такими действиями священник сделает и слово свое для них доступным.

Таким образом предуготовивши старообрядцев, можно начать с ними собеседование и о причинах разделения их от церкви. Прежде всего следует разъяснить им учение о вечности св. Евангелия и о незыблемости его обетований; нужно потом разъяснить им, что есть существенное в вере, т.е. догмат веры, или богооткровенная истина, никогда не изменяемая, и что есть обряд, который установлен церковью и общею властью церковною может быть изменяем: объяснить это очень нужно потому, что именуемые старообрядцы отождествляют обряды с истинами или догматами веры, и отсюда истекает большая часть их погрешительных мнений. Необходимо также доказать старообрядцам, что церковь, созданная Богом, должна иметь всю полноту иерархии и все богоучрежденные семь таинств; что старообрядцы, не имея существенных принадлежностей церкви Христовой, трех чинов иерархии и полноты таинств, не могут составлять собою Богом созданную церковь, без которой спастись невозможно; что предметы, за которые они отделяются от церкви, не суть догматы веры, не подлежащие изменению, но только обряды, которые властью церковною могут быть изменяемы, и что обряды, ими отвергаемые, существовали в церкви много прежде их отделения, почему их отделение от церкви есть грех раскола. И в подтверждение всего этого нужно привести доказательства из старопечатных книг, которым старообрядцы доверяют несомненно. Беседовать же необходимо в духе кротости и любви христианской, тщательно избегая порицаний, как на них самих, так и на содержимые ими обряды102. Священнику тем удобнее воздержаться от таких порицаний, что существенное зло раскола составляют не обряды сами по себе, из-за которых они отделяются от церкви, но это отделение их от церкви. Еще нужно священнику знать и ту хитрость раскольников, что они, когда видят затруднение ответить на какой-нибудь вопрос, обыкновенно спешат уклониться от него, и начинают говорить о другом предмете: нужно всячески удерживать их от таких уклонений в сторону.

Священник: А ежели именуемые старообрядцы не захотят беседовать о предметах, разделяющих их от церкви? – тогда что же делать?

Я ответил: Старообрядцы вообще весьма охотно беседуют о религиозных предметах; отвращаются они от собеседований только тогда, когда увидят, что не могут оправдать себя и что беседы не приносят им пользы; а иногда случается и так, что в одно время откажутся, а в другое соглашаются на собеседование. Потому и не должно оскорбляться на них, когда они отказываются. Это люди больные: здравым людям на капризы больных сердиться неприлично. Если же они и вовсе откажутся от собеседования со священником, и тогда ему не должно оставлять заботу о их обращении, действуя чрез своих духовных детей, разъясняя им правоту церкви и заблуждения раскола. Тогда раскольники хотя не лично от него, но чрез посредство православных будут все-таки слушать его проповедь: ибо они не утерпят, чтобы не беседовать с православными мирянами. А ежели бы они до того ожесточились, что и с православными мирянами отказывались бы от собеседования (что не думается), то и тогда священник уже достигнет большой пользы: значит он так оградил и вооружил свое стадо, что противники церкви не смеют и приблизиться к нему с своими соблазнами.

Священник: Ныне в некоторых семинариях обязательно преподается учение о расколе: посему от будущих священников можно ожидать большего успеха в борьбе с расколом.

Я ответил: Да, это преподавание в семинариях необходимо, потому что раскол есть наша внутренняя болезнь, в глухих местностях и по сие время еще сильно распространяющаяся, требующая поэтому большего попечения об ее исцелении. А преподавание в семинариях учения о расколе не только приготовляет имеющего быть священником к борьбе с расколом, снабжая его нужными для того познаниями, но, что еще важнее, может внушить ему и ревность действовать на пользу церкви обращением старообрядцев. Однако же одного преподавания науки о расколе в семинариях тех епархий, где раскол существует, по моему мнению, еще недостаточно для успешного действия на обращение раскольников: в каждой из таких епархий необходимо нужно иметь двоих, или, по скудости, хотя одного миссионера-священника, свободного, т.е. необязанного приходом, и хорошо знающего раскол, который бы, ездя по епархии, занимался собеседованиями с именуемыми старообрядцами, для чего должен быть снабжен всеми нужными старопечатными и иными книгами. Такой миссионер везде подаст собою приходскому священнику, самым опытом, пример того, как вести беседы с старообрядцами; а привезенными им книгами заверил бы подлинность приводимых местным священником свидетельств из книги Озерского: ибо не всем священникам можно иметь старопечатные книги и не все священники могут иметь одинаковую опытность, от миссионера же священника они могут ею заняться. И приходскому священнику приличнее принять к себе миссионера-священника, нежели миссионера из простолюдинов.

Священник: Вы говорили, что для удобнейшего вразумления православных нужно иметь противораскольнические указанные вами книги, и не в одном экземпляре: удобоисполнимо ли это? Не всякий священник, да и не всякая церковь имеет средства купить названные вами книги не в одном экземпляре, чтобы давать их для чтения прихожанам.

Я сказал: Св. Синод уже начал доброе, можно сказать, великое дело, – издал нужнейшие противораскольнические книги и назначил им самую дешевую цену, так что всякому желающему можно приобрести их без труда и обременения. Посему и невозможно отказываться бедностью церкви или прихода от приобретения сих книг. Нужно только, чтобы у священника было желание заняться делом. А притом Св. Синод напечатал книги не только для дешевой продажи, но и для безмездной раздачи деятельным священникам повсюду, где потребуется. Каждый епископ в своей епархии, по долгу звания, есть первый миссионер, проповедник слова Божия и наставник заблудших от пути истинного: священник, не имеющий на что приобрести книги, должен о том отнестись к своему епископу, как первому миссионеру епархии, и епископ попечется о Приобретении книг для священников в те зараженные расколом приходы, в которых по бедности невозможно приобрести их в таком количестве, сколько требуется. А если и епископ не имеет на то епархиальных средств, то он должен отнестись в Св. Синод или в Хозяйственное Управление Св. Синода, а душеполезное дело не оставлять в неисполнении. И Св. Синод, начавши оное доброе дело безмездной раздачи напечатанных им книг, не только не откажет ему в требовании, но и с полною готовностью исполнит оное; надобно только, чтобы книги были употребляемы в дело, а не лежали без пользы неразрезанными.

Священник: Позвольте мне еще спросить вас: почему вы находите, что наибольшего успеха относительно вразумления и православных и старообрядцев о неправоте раскола можно достигнуть распространением книг, а не беседами священника?

Я ответил: Я признаю и словесные собеседования священника с православными и раскольниками о правоте св. церкви и заблуждении раскола необходимо нужными: ими полагается начало к возбуждению и в православных и в старообрядцах желания узнать истину о церкви и расколе; ими же иногда и довершается это дело. Но в словесном собеседовании ово по краткости времени, ово по немощи человеческой и забвению, многажды и сам проповедник не все полезное может передать, многажды и у слушателя иное, даже очень важное, ускользает от слуха, или остается недостаточно понятым. При чтении же книги каждый желающий понять, обсудить и выразуметь дело, может удобно проследить все многочисленные приведенные в ней доказательства по каждому предмету: и полнота, равно как основательность доказательств, необходимо произведут на читателя свое действие; притом непонятное он может прочесть несколько раз, сомнительное проверить. Без помощи книг и сам беседующий обойтись не может: они дают ему нужный материал для беседы, и чем больше он начитан, тем успешнее может и беседовать. Вот почему я усвояю особенную важность распространению по всем приходам, где есть раскол, изданных Св. Синодом противораскольнических сочинений.

* * *

96

Архимандрита Павла «Воспоминания и беседы», «Опыт сличения потребников» иеромонаха Филарета. Сюда же следует причислить и все издания Братства св. Петра митрополита. Ред. Бр. Сл.

97

И в прежнее время наши священники, желавшие заняться святым делом вразумления глаголемых старообрядцев, не были лишены необходимых к тому пособий: кроме известных поле­мических сочинений XVII и XVIII ст., которыми могли они поль­зоваться, были еще в прошлом столетии составлены и изданы со­чинения, специально назначенные в пособие и руководство им, – таковы «Розыск» святителя Димитрия, составленный в начале XVIII века, и «Наставление правильно состязаться с расколь­никами», составленное под руководством Симона, архиепископа Рязанского, в конце того же столетия (обе книги имели по не­скольку изданий). Но тем не менее замечания достопочтеннейшего автора вполне справедливы: никогда прежде наши священники не имели столько и таких пособий для борьбы с расколом, как теперь. Достоинство изданных и распространяемых теперь Св. Синодом сочинений о расколе, кроме их общедоступности, за­ключается главным образом в наиболее верной постановке дела, в приведении всех важнейших и наиболее сильных доказа­тельств или свидетельств против раскола, заимствованных преимущественно из уважаемых старообрядцами старопечатных книг, и в указании вернейших способов их приложения к делу. В этом последнем отношении наибольшую важность имеют изданные Св. Синодом сочинения самого о. архимандрита Павла: они представляют лучший, самым опытом оправданный в таком своем достоинстве, образец того, как следует бе­седовать со старообрядцами, – в каком духе и с какими прие­мами. Вообще же, указанные автором книги: «Выписки Озерского», «Беседы к глаголемому старообрядцу», «Истинно-древняя и истинно-православная Христова церковь», «Собрание сочинение архимандрита Павла», труды иеромонаха Филарета и другие, изданные Братством св. Петра митрополита сочинения должны быть настольными книгами у каждого священника тех приходов, которые более или менее заражены расколом (а много ли не зараженных?). Ред. Бр. Сл.

98

У старообрядцев-федосеевцев все женатые отлучены от моления и совокупного ядения, и находясь в отлучении, ведут жизнь разгульную, никогда не исправляя христианских обязанностей и самой по их обряду исповеди. У Спасовых, или у Глухой Нетовщины принимаются и составляют их общество почти одни старики и старухи и старые девы; а прочие члены их общества живут совокупно с православными: это общество стариков и старух и требует, чтобы и все православные внешнюю жизнь во всем, даже в покрое одежды, вели по их образцу, и удалялись даже от невинных удовольствий. Это им и надобно: указывая, что православные не исполняют их строгих требований, они этим оправдывают свое отделение от церкви, не боясь прещения 10 правила Гангрского собора, которое законополагает: «аще кто осуждает, иже с благоговением брачные ризы носящия, или во ины во общия и обычныя ризы облачающияся, да будетъ проклятъ».

99

Именуемые старообрядцы употребляют пение столповое, уни­сонное – одноголосное, хотя и с подголосками, которому каждый грамотный понаслышке может научиться удобно: потому у них все грамотные, даже дети, участвуют в хоре, и это их очень утешает, а вместе и располагает быть за службою. У православ­ных же, где поют пение четырехголосное, прихожане грамот­ные, без научения пению, в хоре участвовать не могут, хотя бы и желали, и это иногда охлаждает их тщание чаще бывать за службою; старообрядцы же, как и любящие старину из самих православных, относятся к новому пению очень неблагосклонно.

100

Это правило, совсем противоположное общепринятому у рас­кольников: их учители, в особенности учительницы, напротив, более всего стараются о том, чтобы детям и старообрядческим и православным (если таковых отдают им в научение гра­моте), – этим последним даже по преимуществу, внушать отвра­щение к церкви разными лживыми о ней толками, и более всего поселить отвращение к троеперстному сложению всякими хулами и насмешками над ним. Этим путем дети православных, действи­тельно, совращаются в раскол, что бывает очень легко при равнодушии к тому их родителей, не имеющих надлежащего понятия о церкви и расколе. Но учитель православной школы никогда не должен подражать этому худому примеру. Действовать по изложен­ному досточтимым автором правилу должно побуждать его и опа­сение в противном случае оттолкнуть старообрядцев от школы и достойное православного учителя желание – дать возможность юному старообрядцу свободно и самостоятельно дойти со временем до убеждения в неправде раскола и истине православия, и тем сде­лать его обращение к церкви наиболее искренним и прочным. Справедливость и целесообразность этого правила давно уже признана людьми высокого ума и оправдывается самым опытом. Около пятидесяти лет тому назад, когда при Троицкой Сергиевой лавре учреждено было училище для мальчиков и в числе учеников оказался один старообрядец, то бывший тогда наместником архимандрит Антоний спрашивал митрополита Филарета, не следует ли требовать от мальчика, чтобы крестился троеперстно. Мудрый архипастырь ответил: «От двуперстного сложения надобно приводить к церковному крестному знамению. Но сие надобно делать с рассуждением и с рассмотрением обстоятельств. Вразумясь в учении, отрок исправится легко и прочно; а если вдруг потребуете перемены, может случиться, что родители раскольники исторгнут из училища и лишат его случая узнать истину» (пис. от 20 нояб. 1838 г., т.I., стр.303). В известной, образцовой и лучшей из существующих ныне народных сельских школ, основанной на православно-церковных началах и именно этим располагающей и самих старообрядцев отдавать в нее детей, соблюдается в отношении к ученикам-старообрядцам то же разумное правило, и плоды его примечаются даже в самом училище, – и здесь уже ученики-старообрядцы сродняются с церковью. Высокоуважаемый учредитель и руководитель этой замечательной школы в прошлом году писал к одному из близких к нему лиц: «У меня в школе живут два старообрядца (австрийского священства) по желанию родителей – 12-летний мальчик и юноша лет 21. В ту минуту, как они шли в церковь (в первое воскресенье по открытии учения), я заметил, что маленький раскольник сидит на лежанке и не одевается. Я смолчал; мне пришло в голову, что, быть может, отец запретил ему ходить в нашу церковь. Но не прошло и двух минут, как старший раскольник привел маленького в церковь (сам же он давно привык молиться с нами)». Вот что значит разумно и, главное, с искренней, сердечной любовью относиться к ученикам! Подобное утешительное явление представляет еще Поимская школа, основанная трудами о. Ксенофонта Крючкова; старообрядцев в ней большое количество и родители охотно отдают их в школу. Ред. Бр. Сл.

101

При этих наставлениях старообрядцам весьма полезно про­читать им, или указывать, чтобы они сами прочитали, в книге Никона Черногорца, в главе 50-й, поучение, взятое у Василия Ве­ликого, из его постнических книг. Оно положено и в Прологе месяца Августа 18 дня. Когда я ездил по Донской епархии и в прочие места для беседы с именуемыми старообрядцами, ста­рался, сколько возможно, при каждом случае разъяснить старо­обрядцам превосходство исполнения Господних заповедей пред телесными подвигами, и при этом всегда указывал им на слова Василия Великого в книге Никона Черногорца.

102

В доказательство того, какие последствия могут иметь уко­ризненные отзывы священника об уважаемых старообрядцами обрядах, приведу пример. В одном селении старообрядцы под­готовив к совращению в раскол православных, душ около ста, конечно и прежде молившихся двуперстно, с умыслом при­гласили при них православного священника, и показав ему на­ходящиеся в полемических книгах поречения на двуперстное сло­жение, спросили, так ли он разумеет о двуперстии, как на­писано в сих книгах: священник не только утвердил сказанное в полемических книгах, но и сам выразился такими же пори­цательными словами о двуперстии. Старообрядцы поблагодарили его за это объяснение, которым колеблющиеся окончательно утверди­лись в расколе: и отступило от православия душ около ста.


Источник: Собрание сочинений Никольского единоверческого монастыря настоятеля архимандрита Павла – Издание Братство св. Петра митрополита – М: Тип. Г. Лиссера и А. Гешеля, 1888. / Часть. 3. - 519 с.

Комментарии для сайта Cackle