протоиерей Петр Смирнов

Поучение на Святую Пасху56. Преподобного аввы Дорофея57

В древности сыны Израилевы во время праздников или торжеств по закону приносили Богу дары, как то: жертвы, всесожжения, начатки и тому подобное. Сыны Израилевы совершали Пасху, когда исходили из Египта. Ныне эту Пасху совершает душа, когда исходит из Египта мысленного, т. е., греха, и переходит от порока к добродетели. Ныне – Пасха Господня, день Светлого праздника Воскресения Христа, распявшего грех на кресте, умершего за нас и воскресшего. Принесем же и мы Господу дары, жертвы всесожжения не из бессловесных животных, которых Христос не хочет: ибо жертвы и приношения бессловесных Он не восхотел и о всесожжении тельцов и овнов не благоволил (Пс. 39:7; Евр. 10:6, 8). Но поскольку Агнец Божий заклан был за нас, по слову Апостола: Пасха наша за ны пожрен бысть Христос (1Кор. 5:7), да возьмет грех мира, и соделался за нас клятвою (поскольку написано: проклят всяк висяй на древе), да искупит нас от клятвы законнныя, да всыновление восприимем (Гал. 3:13; 4:5): то и мы должны что-либо угодное Ему принести в дар от себя.

Какой же дар или какую благоугодную Христу жертву мы можем принести в день Воскресения, – тогда как Он не хочет жертвы из бессловесных животных? – «Принесем, как некий плод, самих себя». Так говорит и святой Апостол: представите телеса ваша жертву живу, святу, благоугодну Богови, словесное служение ваше (Рим. 12:1). А как мы можем принести тела свои Богу в жертву живую и святую? Не исполняя более воли плоти и помыслов наших (Еф. 2:3), но поступая по духу и не исполняя вожделений плоти (Гал. 5:16): ибо это и значит умерщвлять уды наши яже на земли (Кол. 3:5). Такая жертва называется живой, потому что бессловесное (животное), ведомое на жертву, коль скоро возносится на жертвенник, то и умирает; а святые, приносящие себя Богу, живые ежедневно закалают себя, – как говорит святой Давид: зане Тебе ради умерщвляемся весь день, вменихомся яко овцы заколения (Пс. 43:23). Итак, принесем самих себя в жертву, подражая всем святым, будем каждый день умерщвлять самих себя для Христа Бога нашего, – для Того, Кто умер за нас. Каким же образом святые умерщвляли себя? Они не любили мира, ни того, что в мире, но, отрекшись от похоти плоти, похоти очес и гордости житейской (1Ин. 2:15), т. е., сластолюбия, сребролюбия, тщеславия, – взяли крест и последовали Христу, распяли себе мир и себя миру (Гал. 6:14). О них говорит Апостол: а иже Христовы суть, плоть распяша со страстьми и похотьми (Гал. 5:24). Вот как святые умерщвляли себя. А как они приносили себя в жертву? Живя не для себя, но поработив себя заповедям Божьим и оставив свои пожелания, ради заповеди и любви к Богу и ближнему, как сказал святой апостол Петр: се мы оставихом вся, и вследе Тебе идохом (Мф. 19:27). Апостол не имел ни денег, ни имущества, ни серебра, ни золота (имел одну сеть и ту ветхую, как заметил святой Иоанн Златоустый), и, однако же, оставил, сказано, все, т. е. все свои пожелания, всякое пристрастие к этому миру, так что если бы он имел деньги или богатство, то, очевидно, презрел бы и их и, взявши крест, последовал бы Христу, по сказанному: живу же не ктому аз, но живет во мне Христос (Гал. 2:20). Вот каким образом святые приносили себя, как некий плод! Они умерщвляли в себе всякую привязанность к миру, как мы сказали, и жили для одного Христа и Его заповедей. Так и мы принесем в жертву самих себя: «ибо нас хощет Бог, как драгоценнейшее стяжание Свое». Поистине, человек драгоценнее всех видимых тварей: ибо Создатель привел их в бытие словом Своим, сказав: да будет это, и бысть, – и опять: да прорастит земля то и то, и бысть,да изведут воды..., и тому подобное (Быт. 1:3, 11, 20); человека же Бог образовал и украсил Собственными руками. Притом все устроил Творец для пользы и служения человеку, а его самого поставил царем над всем и дал ему наслаждаться райским блаженством, а что еще удивительнее, когда земнородный пал через свой грех, Бог опять восстановил его кровью Единородного Сына Своего. Итак, человек, воистину, есть самое драгоценное стяжание Божие, и не только самое драгоценное, но и самое близкое, свойственное Богу: поскольку сказано: сотворим человека по образу нашему и по подобию, и еще: сотвори Бог человека, по образу Божию сотвори его (Быт. 1:26, 27; 2:7). И Сам Господь наш, низшедши к нам, принял образ человека – тело и душу человеческие, кратко сказал: соделался по всему, кроме греха, а через это еще более уподобил Себе человека и, так сказать, сделал его Своим.

«Воздадим же образу сотворенному по образу». Как это? Этому поучает нас святой Апостол, говоря: очистим себе от всякие скверны плоти и духа (2Кор. 7:1), – соделаем образ наш столь же чистым, каким получили его, – сотрем с него греховную нечистоту, чтобы открылась красота его, исходящая от добродетелей. Итак, очистим в себе образ Божий: поскольку Бог требует от нас представить этот образ не имеющим ни пятна, ни порока, ни чего-либо подобного (Еф. 5:27), каковым и даровал его. «Возвратим образу сотворенное по образу»: познаем свое достоинство, – познаем, каких великих благ мы удостоились, – вспомним, по чьему образу мы сотворены, – не забудем сих великих благ, дарованных нам от Бога единственно по благости Его, а не по нашему достоинству, – уразумеем, что мы созданы по образу Бога, сотворившего нас. «Почтим первообраз»: не обесславим образа Божия, по которому мы созданы. Кто, намереваясь написать царское изображение, осмелится употребить на это изображение худые краски и через то нанести бесчестие царю и на себя навлечь наказание?... Напротив, он употребляет для этого краски драгоценные и блестящие, достойные изображения царского, – иногда прилагает и самое золото к изображению царя и старается все одежды царские, если возможно, представить на изображении так, чтобы каждый, смотря на изображение, заключающее в себе все отличительные черты царя, думал, что он как будто смотрит на самого царя, – на самый подлинник (ибо изображение величественно и прекрасно). Так и мы, созданные по образу Божию, не будем обезображивать своего первообраза, но соделаем свой образ чистым и славным, достойным Первообраза: ибо если обесчестивший изображение Царя видимого и подобострастного нам человека подвергается наказанию, то, что должны потерпеть мы, пренебрегшие в себе Божественный образ и не возвращающие этот образ в чистоте?... «Итак, почтим Первообраз, уразумев силу таинства и то, за кого Христос умер». Сила таинства смерти Христовой такова. поелику мы грехом помрачили в себе образ Божий и потому чрез падение и грехи соделались мертвыми, как говорит святой Апостол (Еф. 2:1), то Бог, сотворивший нас по образу Своему, умилосердившись над Своим созданием и собственным образом, соделался нас ради человеком и подъял смерть за всех, чтобы нас мертвых уже возвести к жизни, которую мы потеряли чрез свое преслушание. Он Сам, восшедши на святой Свой крест и распявши на нем грех, за который мы изгнаны были из рая, пленил плен, как сказано в Писании (Пс. 67:19; Еф. 4:8). Что значит «пленил плен»? То, что со времени преступления Адамова враг пленил нас и держал в своей власти, так что души человеческие, по разлучении с телом, отходили в ад, ибо рай был заключен. Когда же Христос Господь возшел на высоту Своего святого и животворящего креста, то Он Своей кровью избавил нас из плена, в который враг посредством преступления увлек нас, т. е., снова исхитил нас из руки врага и, победив и низринув пленившего нас, пленил нас Себе, так сказать, обратно; потому и говорится в Священном Писании, что Он (Господь) пленил плен. Вот сила этого таинства: Христос умер за нас для того, чтобы нас умерщвленных возвести к жизни... Таким образом, человеколюбием Христовым мы исхищены из ада, и теперь от нас зависит идти в рай: потому что ад уже не владычествует над нами, как прежде, и не содержит нас у себя в рабстве.

Только не будем, братья, беспечны: будем сохранять себя от греховного действия. Всякое греховное действие ввергает нас опять во власть ада, так как мы добровольно сами себя предаем ему и порабощаем. Но не стыд ли это и не великое ли бедствие, если мы, после того как Господь Иисус Христос избавил нас из ада Своей кровью, и после того как мы слышим все это, – опять пойдем и сами ввергнем себя в ад? Не достойны ли мы, в таком случае, еще сильнейшего и жесточайшего наказания? Человеколюбец Бог да помилует нас и подаст нам неусыпное тщание разуметь все это и помогать самим себе, чтобы обрести нам, хотя малую милость! Аминь58.

* * *

56

Поучение это, как говорится в его надписании, представляет из себя «изъяснение некоторых изречений святого Григория Богослова, которые поются с тропарями на Святую Пасху».

57

Сконч. в 620 г.

58

См. Слова аввы Дорофея – рукоп. Московск. Синод. Библиот. (№ 37 – XXXVIII); сравн. Душеполезн. поучен. аввы Дорофея, изд. Козельск. Оптин. пустын., 1895 г., 204–210 стр.; Христ. Чтен. 1830 г., май, 165–174 стр.; Церк. Ведом. 1898 г., №№ 14–15.


Источник: Церковная проповедь на двунадесятые праздники : Слова, беседы, поучения святых отцов и учителей Церкви и известнейших писателей церковных. Части 1-2. / сост. П. Смирнов.– Киев : Лито-Типография И.И. Чоколова, 1904. / Ч. 1. – XII, 862, XII с.

Комментарии для сайта Cackle