митрополит Платон (Левшин)

Катехизис одиннадцатый

Дошли уже мы до того, что мне неотменно должно в таинство Божие сокровенное проникнуть, и слова, человеческим языком не могущие истолковываться, открыть, и как бы некоторым образом другим стать Моисеем, всходить на самой горы верх, иметь дело с огнем, и облаком покрываться; а вам, слушатели, таких тайн высоту или глубину надобно будет внутрь ушей принимать, мыслью созерцать чудная, и умом ходить по самым небесам. Так ты мой гугнивый язык очищайся, а вы свои ушеса и мысль уготовайте, чтоб она достойным таких тайн соделалась домом. Мы приступаем к учению, в котором трисиянный Святейшия Троицы открывается свет. О велия благочестия тайна! Тайна уму неприступная, философам неведомая, Иудеям и Магометанам ненавистная, суеверных людей мудрствованиями затрудненная, многих еретиков и древних и новых учениями похуленная! Сия, говорю, тайна нам предлежит в толкование. Опускаемся в бездну, как Петр: но не боимся потопления, когда Христос, попирая волны, нам свою простирает руку: сия тайна человеческому уму совершенно непостижима. И потому-то Павел хочет, чтоб такие тайны только тем вверены были, которые во учении Христианском не младенцы, но совершенные мужи, то есть, которые чрез долгое время в размышлении Божественных вещей разум свой углубляли. И для того хотя я теперь вам светом троическим на основании слова Божия озарю; только так, что большую того сияния часть предоставлю богословам: для того, чтоб нам не случилось тоже, что и тем, которые долгое время во тьме пребывши нечаянно на полуденное выводятся солнце. И так мы приступим к слову Божию, где, что касается до Бога, первая С. Троицы тайна открывается.

Вопросишь. Как уже сказано, что Бог есть существо единое и пр. в трех состоящее лицах, Отца и Сына и Святого Духа, из которых лице каждого есть Бог, так кажется должно принять трех богов?

Отвечаю. Никак: Бог есть един существом, един естеством, числом един, но тот же существом, естеством и числом единый троичен есть в лицах, то есть, Бог Отец, Сын и Дух Святой. И в сем состоит все православного учения сокращение, что едино только Божественное существо и естество, общее трем лицам, чрез необщительные свойства различающимся, то есть, Отцу нерожденному, Сыну от Отца рожденному, и Духу Святому от того же Отца происходящему. Но чтоб сколько-нибудь лучше сие объяснить, должно некоторые слова наперед протолковать, а именно, что есть существо? И что есть лицо, или ипостась, или персона? Отвечаю. Существо здесь то ж, что и естество, и оно есть вещь сама чрез себя стоящая, от другого несодержимая, хотя со многими есть общительная. Общительное или сообщенное называется, которое многим есть обще или сообщиться может. Не сообщительное есть, которое ни с какою вещью не сообщается. Существо человеческое по виду (Specie) многим человекам есть общительно, а не по лицу (non individuo). А Божие существо есть общительно самим собою (individuo), понеже божество или божественное естество есть в трех лицах тоежде и вся например человек человека рождает, естество и существо ему сообщает, а не свою особу (perfonalitatem). И так естеству Божественному приличествует общительность, необщительность лицу.

Лицо или персона, и ипостась есть особа чрез себя стоящая (individuum fubfiftens) живущая, разумная, несообщительная, несодержимая в другом.

Отсюда уже видно, какое-то различие есть между существом божественным, и лицами естества божественного. Под именем существа Божьего разумеется то, что Отец, Сын, и С. Дух, просто об них рассуждая, суть, и что им трем обще есть. А под именем лица разумеется то, что всякое из них лицо между собою сравняемо есть. Бог Отец есть то, что Бог есть, да не от инова; Сын есть то ж, что Бог есть, да не от себя, но от Отца; Дух Святой есть то ж, что Бог есть, да не от себя, но от Отца ж. И так Божие существо есть сих трех тоже и одно числом.

Сие учение должно наипаче памятовать против двух знатных еретиков, Ария, говорю, и Савеллия, чтоб и единство Божества трех лиц сохранить, и лица не слиять. Арий учил, что Сын и Дух Святой не того же с Отцом существа: а Савеллий одно только принимал лицо, которое, де, по разным случаям и действиям то Отец, то Сын, то Дух называется.

Вопр. Сколько есть лиц в божестве?

Отвечаю. В едином Божием существе три лица, свойствами своими по самой вещи, то есть, не по нашему только умствованию, различенные, единосущны и единсвечны, Отец, Сын и Святой Дух, из которых всякое есть истинный и вечный Бог. Сие из явственных Священного писания доводится мест: бытия (Быт.1:26) «Сотворим человека» и пр., псалом (Пс.32:6) «Словом Господним» и пр., (Мф.27:19), (1Ин.5:7) «Трие суть» и пр., (Еф.2:18). Сие ж самое доводится из светлого откровения, которое показалось при крещении Христовом (Мф.3:16), и на Фаворе (Мф.17:5), других доводов премногих не воспоминаю. Сия Троица лиц никаким подобием точно не может представиться. Можно несколько показать в солнце, которое состоя в самом себе имеет свет, от которого света с теплотою происходит сияние; хотя свет и сияние то ж, что и самое солнце. Или и душа будучи сама в себе имеет ум и волю; и хотя ум и воля несколько разнствуют от души, только самою вещью ничто иное, как душа.

Вопр. Чем доводится, что всякое С. Троицы лицо совершенный Бог?

Отвеч. Что первое лицо Отец есть Бог, то никто не усомнится, разве кто совсем Бога не признает. А что Сын есть Бог, то явно говорится в С. Писании (Ин.1:1), (Евр.1:10), (Фил.2:6), (Ин.20:28): «Господь мой и Бог мой», (Рим.11:5) и пр. Здесь надобно вспомнить то, что ходатаю надобно, чтоб был Бог, как мы учили. А что и Дух Святой есть Бог: (Мф.28; Деян.5:3; 2Кор.3:17). Но более о сем, как дойдем до второго и восьмого члена.

Вопр. Что убо есть Бог Отец?

Отвеч. Есть первое лицо в Божестве, которое предвечно родило Сына, созидающее, сохраняющее и управляющее вся.

Вопр. Что есть Бог Сын?

Отвеч. Есть второе лицо Божества предвечно от Отца рожденное, которое принявши естество человеческое Христом искупителем и ходатаем нашим сотворися.

Вопр. Что есть Дух Святой?

Отвеч. Есть третье лицо Божества, предвечно от Отца происходящее, которое нас отраждает и освящает чрез слово и тайны. О сих двух после пространнее в своем месте. Три убо лица в Божестве не суть три бога, как например три человека называются Петр, Иаков, Иоанн; понеже лица Божественные одно числом имеют существо, а мы видом.

Вопр. Как различаются три Божественные лица?

Отвеч. Свойствами: только надобно знать, что свойства иные суть существенные, иные суть личные. О свойствах существенных в прошедшую неделю говорили: и такие свойства всем лицам общи, и ими не различаются. Личные свойства в Божественных суть те, которыми лица святой Троицы так разделяются, что одно не может быть другое, то есть, лицо Отче не может быть Сыновне и пр. А оне суть Отца нерождение, Сына рождение, Духа Святого происхождение. И сие нам довольно: понеже язык мой далее изнемогает, и мысли такую разбирая высоту томились: притом должен помнить, что я говорю тем, которые еще млеком, а не твердою пищею питаются. Сия тайна такая, о которой говоря должно помышления низлагать, и разум пленить в послушание веры.

Нравоучение одиннадцатое

При случае сего учения удивляться надобно гордому человеческого ума любопытству. Он все исследовать и все понять и самые тайны Божие стремиться, хотя многих под ногами лежащих вещей не понимает, и сам человек есть земля и пепел. Такие были высокомудрствующие Епикурские и Стоические философы, о которых нам деяния Апостольские знать дают. Они послушавши Павла, на Ареопаг тогда представленного, который светло им проповедовал воскресшего Христа, и что потому всем нам воскреснуть надобно; они сие Павлово учение осмеивали, а самого проповедника суесловом не стыдились называть. И здесь-то сбылась оная Божия гроза: «погублю премудрость премудрых, и разум разумных отвергну; ...и обезуми Бог премудрость мира сего» (1Кор.1:19–20). Такие-то были оные безумные Иудеи, которые видя и слыша Христа, небесное учение проповедующего, говорили: откуда сей книги знает не учившись? И соблазнялись о нем, и на них сбылось то Христово слово: «Аз в мир приидох, да слепии видят, и видящие слепи будут» (Ин.9:39). Сих же сообщники были и Капернаумские жители, которые как послышали, что Христос им и всем верующим в Него хочет дать плоть свою ясти, и кровь свою пити: начали между собою прения иметь, роптать, и сии слова говорить: «Како может сей нам дати плоть свою ясти?» (Ин.6:52). И еще: «жестоко есть слово сие, и кто может послушати?» (Там же, Ин.6:60). Так и сии безумные ропотники послышали сие Христово обличение: «дух есть, иже оживляет, плоть не пользует ничто же. Глаголы, яже аз вам глаголах, дух суть, и живот суть» (Там же, Ин.6:63). Что, де, я вам, несмысленные, ни говорю, вы того не должны одну только смотреть поверхность и плотским умом рассуждать: о Божиих вещах надобно особливое иметь понятие, и духовного держаться разума: «глаголы, яже аз глаголах, дух суть, и живот суть». В сие пагубное любопытство впал было оный у Евангелиста Иоанна помянутый Никодим, один из ученых фарисеев Князь Жидовский. Он познавши, что Христос есть учитель, который от Бога пришел, просил его показать себе ко спасению путь: Христос на сие ему подтверждением сказал: «аминь, аминь, глаголю тебе, аще кто не родится водою и духом, не может внити в царство небесное» (Ин.3:5). Вам известно, что здесь говорится о крещении. Тот Никодим на Христово слово сей подлинно фарисейской предложил вопрос: «како может человек родитися будучи стар? (Там же, Ин.3:4) Уж ли, де, опять может внити в утробу матери своей и родиться?» О вопрос сам чрез себя немощный! но не меньше суетны и все те, которые в Христианских догматах хотят быть судьями. Христианское учение есть камень, на котором ежели кто падет, сокрушится, а на которого камень падет, сотрет его. Вера есть для нас святое убежище, безопасное пристанище, а неверствие или пустое любопытство есть опасное зло, которое прямо ведет к развращению. Таковые развращающие путь Господень всегда были и будут: нельзя быть пшенице без плевел; всегда церковная роза терниями была окружена: «подобает и ересем в нас быти» (1Кор.11:19), как негде слово Божие говорит; зачем? «Да искуснии явятся». Надобна тьма, чтоб лучше узнать превосходства света: злато во огне светлейшим становится. Мы от сей опасности удалены, мы Христиане, наша вера, наша церковь есть утверждена на камени Христе. «Аз глаголю тебе, говорит глава наша Христос в лице Петровом церкви своей, яко ты еси Петр, и на сем камени созижду церковь мою, и врата адова не одолеют ей» (Мф.16:18). Где теперь вооружавшиеся на разорение церкви? Исчезли, и только что оставили заблуждения своего смрадные следы, и свое имя на вечное всем потомкам бесчестие: а церковь Христова между такими терниями процвела, церковный корабль между такими непогодами, имея управителя Христа, безвредно выше волн носился, и славно в тихое достиг пристанище. Мы с нею вкупе исповедуем единого Бога, Отца и Сына и святого Духа: Исповедуем; а далее не испытуем, к неприступному не приступаем, непостижимого не наследуем, бесконечного не досягаем, не выступаем из своих границ, и знаем повиноваться Богу. Когда же так, слушатели, то надобно тех примером казниться, чтоб и нам любопытством каковым в подобное не впасть заблуждение. Смотри, не высокомудрствуй, не бойся: ты у Бога в руке так, как у скудельника глина. Но скажет ли глина своему художнику: «Почто меня так ты создал?» (Ис.45:9). Мы Христовою кроткою идя стезею и Божьего Его учения руководствуеми светом, «веруем видети благая Господня на земли живых» (Пс.26:13). Аминь.

Сказывано Января 18 числа.


Источник: Катехизис или первоначальное наставление в Христианском законе. / сочинение Платона, митрополита Московского. / Том 8. Печ.: в Сенатской типографии Гиппиуса. 1781. – 373 с.

Комментарии для сайта Cackle